Все для ребенка, или Как вырастить эгоиста

Поделиться



Все для ребенка. ЭТО ПЛОХО ИЛИ ХОРОШО?

 

Самая распространённая форма родительского воспитания заключается в том, что родители стараются дать своему ребёнку всё, что могут. Они не жалеют ни своего здоровья, ни времени, ни любви. Родители считают, что для ребёнка это очень хорошо. Но так ли это на самом деле?





Заботиться о ребёнке можно двумя способами, но поговорим мы только об одном из них.

Первый способ подразумевает воспитательную позицию родителей, а второй основывается на эгоизме детей. В семье, как мы знаем, самый высокий уровень эгоизма, но рождающийся ребёнок способен всю его силу сосредоточить на себе.Выглядит это так: ребёнок рождается, и у родителей сразу появляется установка «мы живём ради тебя». Родители работают и тратят деньги только ради своего чада. Потом бабушка с дедушкой тоже начинают в этом участвовать. Дни рождения ребёнка празднуются с особым вкусом, дарится много подарков, лишь бы порадовать ненаглядную малютку. Элитный детский сад, куда так просто не попасть. Престижная школа и университет, оплата которых заставляет родителей работать на нескольких работах. Высокооплачиваемая работа, куда ребёнок устраивается через друзей мамы и папы. «Мы живём ради тебя».

Всё делается для ребёнка, и в результате он вырастает с пониманием жизни, что всё вокруг вращается вокруг… кого?





Родителям кажется, что они занимаются благим делом, потому что самоотверженно трудятся для счастья своего ребёнка. Но это оборачивается серьёзными проблемами в будущем. Сначала ребёнок начинает требовать от родителей.

Девочки начинают чуть раньше мальчиков, в возрасте 9–10 лет, но не менее активно. Ребёнок может потребовать машину или даже квартиру, будучи ещё совсем юным. Многие дети подают в суд на своих родителей, которые после этого хватаются за голову со словами: «Это твоя благодарность?! Мы жили для тебя всю твою жизнь, всё делали, а ты теперь нам так решил отплатить?» И ребёнок требует не просто какого-то материального блага себе, а он губит жизнь родителей таким образом. Такое своеобразное жертвоприношение: «Вы живёте ради меня? Тогда отдавайте мне квартиру и отправляйтесь в дом престарелых, чтобы мне не мешать».

Всё происходит потому, что родители сами вырастили таких детей. Они жили для ребёнка всю жизнь, а всех остальных не подпускали к его воспитанию ни на шаг.

Нужно понять, что происходящие события должны быть адресованы не ребёнку. Не нужно жить ради него, потому что он впитывает эту идею как губка и будет проецировать её на всю свою жизнь.

Будет лучше, если он будет видеть высшую цель в действиях родителей, более глобальную, чем его радость и счастье.

Делается это очень просто. С самого детства все дни рождения праздновать не для ребёнка, а для его гостей, для его друзей. Он должен участвовать в приготовлении еды, сам дарить подарки, а не принимать их. Идею, связанную с подарками, очень сложно понять, потому что, скорее всего, у родителей уже сформировано мнение на этот счёт, которое было заложено бабушкой с дедушкой. Просто нужно начать следовать этой традиции, которая помогает развить способность жертвовать, чтобы прервать эту цепочку в воспитании. В Индии, например, до сих пор именно так празднуют дни рождения, поэтому именинник сам дарит подарки своим гостям.Папа строит дом для мамы, а не для того, чтобы ребёнок там жил потом. Пошло чадо в школу – это милость для получения знаний.

Идея в том, что ребёнок не должен чувствовать себя центром семьи, иначе из него вырастет настоящий монстр, о чём родители потом сильно пожалеют.Не нужно бояться, что ему будет плохо, потому что он вырастет хорошим и счастливым человеком, которого все будут рады видеть в любом месте. У вас есть шанс научить его многим важным качествам личности, которые будут очень цениться среди окружающих его людей. опубликовано 

 

По материалам лекции Сергея Серебрякова «Сила детского эгоизма»

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.facebook.com/Sattvamama/posts/1874905089417562:0

Все для ребенка, или Как вырастить эгоиста

Поделиться



Все для ребенка. ЭТО ПЛОХО ИЛИ ХОРОШО?

 

Самая распространённая форма родительского воспитания заключается в том, что родители стараются дать своему ребёнку всё, что могут. Они не жалеют ни своего здоровья, ни времени, ни любви. Родители считают, что для ребёнка это очень хорошо. Но так ли это на самом деле?





Заботиться о ребёнке можно двумя способами, но поговорим мы только об одном из них.

Первый способ подразумевает воспитательную позицию родителей, а второй основывается на эгоизме детей. В семье, как мы знаем, самый высокий уровень эгоизма, но рождающийся ребёнок способен всю его силу сосредоточить на себе.Выглядит это так: ребёнок рождается, и у родителей сразу появляется установка «мы живём ради тебя». Родители работают и тратят деньги только ради своего чада. Потом бабушка с дедушкой тоже начинают в этом участвовать. Дни рождения ребёнка празднуются с особым вкусом, дарится много подарков, лишь бы порадовать ненаглядную малютку. Элитный детский сад, куда так просто не попасть. Престижная школа и университет, оплата которых заставляет родителей работать на нескольких работах. Высокооплачиваемая работа, куда ребёнок устраивается через друзей мамы и папы. «Мы живём ради тебя».

Всё делается для ребёнка, и в результате он вырастает с пониманием жизни, что всё вокруг вращается вокруг… кого?





Родителям кажется, что они занимаются благим делом, потому что самоотверженно трудятся для счастья своего ребёнка. Но это оборачивается серьёзными проблемами в будущем. Сначала ребёнок начинает требовать от родителей.

Девочки начинают чуть раньше мальчиков, в возрасте 9–10 лет, но не менее активно. Ребёнок может потребовать машину или даже квартиру, будучи ещё совсем юным. Многие дети подают в суд на своих родителей, которые после этого хватаются за голову со словами: «Это твоя благодарность?! Мы жили для тебя всю твою жизнь, всё делали, а ты теперь нам так решил отплатить?» И ребёнок требует не просто какого-то материального блага себе, а он губит жизнь родителей таким образом. Такое своеобразное жертвоприношение: «Вы живёте ради меня? Тогда отдавайте мне квартиру и отправляйтесь в дом престарелых, чтобы мне не мешать».

Всё происходит потому, что родители сами вырастили таких детей. Они жили для ребёнка всю жизнь, а всех остальных не подпускали к его воспитанию ни на шаг.

Нужно понять, что происходящие события должны быть адресованы не ребёнку. Не нужно жить ради него, потому что он впитывает эту идею как губка и будет проецировать её на всю свою жизнь.

Будет лучше, если он будет видеть высшую цель в действиях родителей, более глобальную, чем его радость и счастье.

Делается это очень просто. С самого детства все дни рождения праздновать не для ребёнка, а для его гостей, для его друзей. Он должен участвовать в приготовлении еды, сам дарить подарки, а не принимать их. Идею, связанную с подарками, очень сложно понять, потому что, скорее всего, у родителей уже сформировано мнение на этот счёт, которое было заложено бабушкой с дедушкой. Просто нужно начать следовать этой традиции, которая помогает развить способность жертвовать, чтобы прервать эту цепочку в воспитании. В Индии, например, до сих пор именно так празднуют дни рождения, поэтому именинник сам дарит подарки своим гостям.Папа строит дом для мамы, а не для того, чтобы ребёнок там жил потом. Пошло чадо в школу – это милость для получения знаний.

Идея в том, что ребёнок не должен чувствовать себя центром семьи, иначе из него вырастет настоящий монстр, о чём родители потом сильно пожалеют.Не нужно бояться, что ему будет плохо, потому что он вырастет хорошим и счастливым человеком, которого все будут рады видеть в любом месте. У вас есть шанс научить его многим важным качествам личности, которые будут очень цениться среди окружающих его людей. опубликовано 

 

По материалам лекции Сергея Серебрякова «Сила детского эгоизма»

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.facebook.com/Sattvamama/posts/1874905089417562:0

Михаил Литвак: Как человек съедает самого себя

Поделиться



Мой рассказ о психологическом вампиризме был бы неполным, если бы я не рассказал, как человек съедает самого себя.

Эта история уходит в глубокое детство. Весь процесс воспитания является процессом привития определенных правил (принципов, наставлений), которые потом начинают съедать человека, если он слепо следует им.

Фактически мы находимся в прокрустовом ложе писаных и неписаных правил. Мало того, мы так привыкаем к ним, что принимает их за свою суть. И думая, что живем для себя, на самом деле живем для этих правил, отдавая им всю свою душевную энергию.





Правила (принципы, наставления) — эти аутовампиры — не дают нам покоя даже во сне. Вся современная психология и психотерапия направлены на выявление и уничтожение аутовампиризма.

Ученые дают ему разные названия:

  • Эдипов комплекс (3. Фрейд),
  • комплекс неполноценности (А. Адлер),
  • интроекция (Ф. Перле),
  • внутренний Родитель (Э. Берн),
  • система отношений (В. Мясищев),
  • сверхценная идея (многие психиатры).
 

Вампиры, живущие в человеке, высасывают из него все соки. И все психотерапевтические системы направлены на то, чтобы изгнать из человека этих вампиров, помочь ему стать самим собой.

Дорогие читатели! Изгоняйте из себя этих чудовищ! Это несложная, но перспективная работа.

Нужно только набраться мужества и заменить слова вампира («должен», «неудобно», «считаться») на слова разума («вынужден», «можно», «учитывать»).

  • «Я не должен, а вынужден делать это».
  • «Мне можно, вокруг умные люди, поймут, не осудят».
  • «Я не считаюсь с мнением окружающих, но учитываю его».
 

Помните, что только став самим собой, можно стать полезным и себе и людям!

А для того, чтобы вдохновить вас, я приведу полностью отрывок «О трех превращениях» из книги Ф. Ницше «Так говорил Заратустра».

«Три превращения духа называю я вам: как дух становится верблюдом, львом верблюд и, наконец, ребенком становится лев.

Много трудного существует для духа, для духа сильного и выносливого, который способен к глубокому почитанию: ко всему тяжелому и самому трудному стремится сила его.

Что есть тяжесть? — вопрошает выносливый дух, становится, как верблюд, на колени и хочет, чтобы хорошенько навьючили его.

Что есть трудное? — так вопрошает выносливый дух; скажите, герои, чтобы взял я это на себя и радовался силе своей.

Не значит ли это: унизиться, чтобы заставить страдать свое высокомерие? Заставить блистать свое безумие, чтобы осмеять свою мудрость?

   Или это значит бежать от своего дела, когда оно празднует свою победу? Подняться на высокие горы, чтобы искусить искусителя?

Или это значит: питаться желудями и травой познания и ради истины терпеть голод души?

Или это значит: больным быть и отослать утешителей и заключить дружбу с глухими, которые никогда не слышат, чего ты хочешь?

Или это значит: опуститься в грязную воду, если это вода истины, и не гнать от себя холодных лягушек и теплых жаб?

Все самое трудное берет на себя выносливый дух: подобно навьюченному верблюду, который спешит в свою пустыню, спешит и он в свою пустыню.

Но в самой уединенной пустыне совершается второе превращение: здесь львом становится дух, свободу хочет он себе добыть и господином быть в своей собственной пустыне.

Своего последнего господина ищет он себе здесь: врагом хочет он стать ему, и своему последнему богу, ради победы хочет бороться он с великим драконом. Кто же этот великий дракон, которого дух не хочет более называть господином и богом? «Ты должен» называется великий дракон. Но дух льва говорит «я хочу».

Чешуйчатый зверь «ты должен», искрясь золотыми искрами, лежит ему на дороге, и на каждой чешуе его блестит, как золото, «ты должен».

Тысячелетние ценности блестят на этих чешуях, и так говорит сильнейший из драконов: «Ценности всех вещей блестят на мне».

«Все ценности уже созданы, и каждая созданная ценность — это я. Поистине „я хочу“ не должно более существовать!» Так говорит дракон.

Братья мои, к чему нужен лев в человеческом духе? Чему не удовлетворяет навьюченный зверь, воздержанный и почтительный?

Создать новые ценности — этого не может еще лев; но создавать свободу для нового созидания — это может сила льва.

Завоевать себе свободу и священное нет даже перед долгом — для этого, братья мои, нужно стать львом.

Завоевать себе право для новых ценностей — это самое страшное завоевание для духа выносливого и почтительного. Поистине оно кажется ему грабежом и делом хищного зверя.

Как свою святыню любил он когда-то «ты должен»; теперь ему надо видеть даже в этой святыне произвол и мечту, чтобы добыть себе свободу для любви своей: нужно стать львом для этой добычи.

Но скажите, братья мои, что может сделать ребенок, чего не мог бы даже лев? Почему хищный лев должен стать еще ребенком?

Дитя есть невинность и забвение, новое начинание, игра, самокатящееся колесо, начальное движение, святое слово самоутверждения.

Да, для игры созидания, братья мои, нужно святое слово утверждения: своей воли хочет теперь дух, свой мир находит потерявший мир.

Три превращения духа назвал я вам: как дух стал верблюдом, львом верблюд и, наконец, лев ребенком».

Много раз читал я этот отрывок своим ученикам и пациентам, и каждый раз все были глубоко взволнованы. В аудитории наступала какая-то особая тишина, и мне уже не надо было долго объяснять, как это важно, найти свой мир.



А теперь несколько слов на прощание и донорам и вампирам. Никакие вы не доноры и не вампиры. Вы просто «психологические дети», эмоционально незрелые люди. Об этом я уже говорил в начале данной главы.

Вот некоторые показатели, по которым можно отличить зрелую личность от незрелой.

  • Незрелая личность пытается изменить других людей, приспособить их к себе.
  • Зрелая личность пытается изменить себя, переходит на саморегуляцию.
  • При конфликтахнезрелая личность говорит: «Надо мной издевались!».
  • Зрелая личность утверждает: «Я позволил над собой издеваться».
  • Незрелая личность пытается изменить обстоятельства,
  • зрелая — приспособиться к ним.
 

Два человека одновременно отдыхали на Черном море. Один приехал с убеждением, что отвратительно отдохнул, так как на море все время были волны, второй был убежден, что отдохнул отлично, так как на море все время были волны. Понятно, что второго можно отнести к зрелым личностям.

  • Незрелая личность часто знает, но не умеет.
  • Зрелая не только знает, но и умеет.
 

Поэтому незрелая личность критикует, а зрелая делает.

  • Незрелая личность пытается устроить в первую очередь свою личную жизнь, а потом дела. В результате не устраивается ни то, ни другое, и такой человек попадает в зависимость от других людей.
  • Зрелая личность в первую очередь устраивает свои дела и приобретает независимость. Личная жизнь устраивается сама по себе.  
  • Потребности зрелой личности вытекают из ее успехов, из ее дел.
  • Незрелая личность, не делая дел, копирует потребности зрелой личности, увеличивая их размеры. (Вспомните потребности великовозрастных детей, сидящих на шее своих стареющих родителей.)
  • Незрелая личность думает о результате,
  • а зрелая - о деле.
  • Незрелая личность хочет больше, чем имеет и заслуживает, а в результате нередко теряет и то, что имеет.
  • Зрелая личность довольна тем, что имеет, и тогда к ней прибывает.
  • Незрелая личность хочет, чтобы ее дела ей устроил кто-то,
  • зрелая устраивает их сама.
  • Незрелая личность надеется,
  • зрелая действует.
  • Незрелая личность пытается управлять другими людьми,
  • зрелая управляет собой.
  • Незрелая личность — декорация, которая хочет стать фигурой.
  • Зрелая личность — фигура, которая не задумывается, как она выглядит.
  • Незрелая личность вначале принимает решение, а потом подгоняет факты под выбранное решение (отсюда подозрительность незрелой личности).
  • Зрелая личность вначале собирает факты, а потом на их основании принимает решение. Отсюда открытость зрелой личности.
  • Незрелая личность хочет занять высокое положение, не занимаясь личностным ростом.
  • Зрелая личность заботится о личностном росте. Высокое положение приходит само по себе.
Так что созревайте! Отцепляйтесь и отцепляйте! опубликовано 

Автор: Михаил Литвак

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: litvak.me/statyi/article_post/vampiry-vnutri-nas-autovampirizm

У каждого из нас есть свой голод

Поделиться



Читала как-то статью, где были приведены результаты исследования на предмет:

«Почему одни люди в опасных ситуациях склонны предпринимать действия по спасению себя, а другие парализуются и в большинстве случаев погибают?».

Выжимка этих исследований:

  • люди парализуются или успокаиваются (!) (например, когда самолет горит или когда цунами, тайфун, землетрясение и пр.), потому что в их представлении, они не могли попасть в такую ситуацию;
  • люди же, которые допускали возможность попадания в такую ситуацию, заранее продумывали свои действия и благодаря этому спасались, ибо знали что делать.


Я не специалист в области чрезвычайных ситуаций, я работаю в сфере психического здоровья, поэтому мне кажется, что знать о своих «тонких местах» и задавать критерии собственной безопасности очень важно.

Начну по порядку, не торопясь.

У многих из нас (если не у каждого) есть свои «тонкие места». Формируются они в силу многих обстоятельств — типа нервной системы, травматического опыта, среды, в которой росла и формировалась личность.

Если ребенок рос в семье, где было много насилия, то для него это насилие было нормой — это та среда, в которой он формировался и адаптировался к ней. 

Под насилием я имею в виду не только физическое насилие, но также и обесценивание, неуважение, игнорирование, не обозначение тех базовых вещей, о которых должен знать каждый человек, чтобы успешно интегрироваться в среду обитания (напр., что дорогу нужно переходить на зеленый свет или напр., рассказ о сексе в безопасной и понятной ребенку форме).

Так вот, «тонким местом» для такого уже выросшего ребенка будет вопрос распознавания и безопасного для себя и окружающих отстаивания границ. 

Люди, выросшие в таких семьях, как правило, и во взрослой жизни склонны позволять в отношении себя недопустимо много. Например, остаются в отношениях, в которых рушатся, не решаются отстаивать свои права на работе, оказываются в ситуациях и отношениях, где их используют. 

Там, где человек, выросший в уважительных и принимающих отношениях, встает на дыбы или бежит из отношений, такие люди не успевают распознать опасность для своего психологического благополучия, и тревога начинается лишь тогда, когда обнаруживаются внутренние разрушения. 

Или еще есть вариант — при первых похожих даже отдаленно признаках нарушения границ, поднимается ярость (накопленная за все годы несправедливости в семье), и сила ярости  -неадекватна ситуации. И снова получается разрушение — обнаружив после своего выплеска ярости выжженное до тла пространство отношений, возникает чувство вины и/или стыд. 

Или еще эту ярость можно обращать на себя и соматизироваться, уходить в депрессии. 

В общем, вариантов масса и все они в большинстве случаев грустные.

Есть еще одна «фишка» — формирование сверхценностей.

Личностная ценность — это некое базовое убеждение человека, сформированное из его опыта (не интеллектуальных соображений) и личностной ориентации.

Ценности, как правило, формируются на основе печального опыта. 




Например, если человек однажды был предан и очень поранился в этом опыте, он может сформировать для себя ценность — верность. 

Если прошел, например, через голод — еда станет ценностью. 

Если хорошо знакомо одиночество, то близость будет ценна. И так далее.

Если какая-либо базовая потребность была не удовлетворена длительное время, то речь уже заходит не о ценности, а о сверхценности. Особенно это касается детского опыта.

Например, если ребенку в детстве не довелось переживать телесную близость с родителями, то этот дефицит выразится в сильнейшем голоде по телесной близости, которая во взрослой жизни, скорее всего, перерастет в важность телесной близости с партнером по отношениям.

Если детско-родительские отношения были дистантные, где родители заботились функционально (одет-обут-накормлен), но не дружили с ребенком, не замечали его как личность, не интересовались и не поддерживали его в переживаниях (особенно в случае неудач), то, вероятнее всего, во взрослой жизни голод по близости будет столь велик, что могут возникнуть трудности во взаимоотношениях с партнерами по отношениям — многим людям столько и на столько глубоко не надо быть в близости.

Если ребенка часто и внезапно бросали (ясли, внезапное переселение к бабушкам-дедушкам), интернаты и пр., то вероятнее всего это в будущем может выразиться в контроле и желании постоянной совместности с партнером.

Ну и так далее. Думаю, схема понятна.

Так вот, мне кажется, в той или иной степени, у каждого из нас есть свой голод. И если мы о нем не знаем, то это может привести к неприятным, на мой взгляд (и опыт) последствиям.

Например, увлекшись утолением своего голода, можно обнаружить себя (но уже когда по самые уши) в зависимых отношениях (а это, между прочим, не просто «я без тебя не могу», это такое же попадалово, как обнаружить себя в запое, хотя долгое время казалось «я в любой момент могу остановиться», и на кону стоит собственная личность, психическое и физическое здоровье), можно регулярно себя обнаруживать в каких-то неприятных историях, связанных с насилием и обманом и недоумевать «как опять такое со мной могло произойти?», можно ходить по одному и тому же кругу, повторять одни и те же сценарии в отношениях, обнаруживая себя уже истощенным в этом круге, но не успевать осознавать — как же я зашел(ла) на этот круг?

Так вот, обнаружение и осознание своих личностных дефицитов, на мой взгляд, чрезвычайно важное для собственной безопасности занятие. 

Ибо если есть ясное знание про себя, что «вот в этом месте я голоден», то есть возможность это место бдить с особым вниманием. 

Ибо если его не бдить, то голод застилает глаза и разум, тянет непонятно куда как магнитом, все потенциальные угрозы уходят в фон и понеслась. 

Это похоже на то, как опухший от голода человек видит еду и все — если у него не вспыхивает тревога «если сейчас обожрешься — умрешь», то все, привет. 

Если вы заранее знаете о таких своих голодных местах, то этот голод не уменьшится. Однако его можно, что называется, контейнировать на время (приостановить), чтобы проверить ситуацию на предмет — чем за это нужно будет платить, на сколько это для меня безопасная «пища», в каких количествах ее можно начинать пробовать и сколько времени бдить, чтобы, опираясь на реальность, проверить полезность для себя происходящего.

Такая внимательность к реальности и время позволят, что называется, просканировать поле, оставить себе больше ресурсов на распознание возможных опасностей и неприятностей.

Еще один, на мой взгляд, полезный момент, касающийся ощущений полезности. Самооценка даже очень устойчивого в этом смысле человека — это непостоянная характеристика. В смысле, она меняется то в ту, то в другую сторону постоянно. У кого-то больше, у кого-то меньше. Не суть. Важно то, что когда у нас не самые лучшие времена, то даже небольшая приятность начинает нами очень цениться. И за этим можно не увидеть возможные НЕприятности.

Поэтому, на мой взгляд, полезно в неголодном состоянии поразмышлять и создать для себя критерии того, чего вы в отношении себя не готовы позволять. И самое главное — почему?

Чем более реальные, честные для себя обоснования вы найдете, тем проще их в себя интегрировать, присвоить в опыт и опираться на них, защищая себя от неприятностей.опубликовано

 

Автор: Аляева Ксения

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: alyaeva.livejournal.com/85917.html

Психологическая сила нарратива: 3 уровня нашего автобиографического «Я»

Поделиться



Научный журналист Дженнифер Оуллет рассказывает, как мы создаём своё автобиографическое «Я», какую роль в нашей жизни играет нарративная идентичность и что нам даёт жизненный сценарий «искупления».

«В конечном итоге, все мы — истории».
Доктор Кто, «Большой взрыв»






В 2003 году Джеймс Фрей опубликовал книгу автобиографических мемуаров «Миллион маленьких кусочков», в которой он в деталях описал свой путь по преодолению зависимости.

Где-то три года спустя, во время появления на шоу Опры Уинфри, он признал, что некоторые якобы фактические детали были сфабрикованы или приукрашены.

Все последующие издания книги включали предисловие автора, в котором он признает, что приукрашивал многое, но отмечает, что его главная ошибка была:

«писать о человеке, которого  я создал в своём уме, чтобы помочь мне справиться, а не о том, кто прошел через этот опыт».

Это был интересный выбор слов, учитывая роль, которую история играет в персональной идентичности.

В глубине души мы все хорошие рассказчики, опирающиеся на прошлые воспоминания и объединяющие их в единое повествование, чтобы выстроить своё автобиографическое «Я».

Дэн Макадамс, психолог Северо-Западного университета, который специализируется на автобиографическом «Я» и нарративной психологии, отмечает:

«Метафора истории подходит к жизни. Она имеет начало, середину и конец. Она включает в себя характеристики времён и сцен. Это о том, какой является жизнь на самом деле и какой ее видят люди».

В своей модели автобиографического «Я» Макадамс выделил три отдельных уровня.

1. В возрасте двух лет большинство из нас может распознать себя в зеркале и понять, как мы вписываемся  в отношения с другими. На данный момент мы актеры в наших личных нарративах, определяющие себя через конкретные черты и роли, которые мы играем. Мы можем быть застенчивыми и добрыми учениками, в то время как другие являются смешными и общительными.

2. Примерно в возрасте 8-ми лет мы добавляем ещё один слой: «Я» как представитель себя. Теперь, в дополнение к существованию в качестве актёра в собственной жизни, мы также воспринимаем нашу собственную деятельность: мы можем посмотреть на наше прошлое, проекты на будущее и поставить перед собой цели —  хотим ли мы стать космонавтом, писателем или просто найти лучшего друга.

3. И, наконец, когда мы приближаемся к началу взрослой жизни, мы начинаем воспринимать себя как автора, развивающего нарративную идентичность, которую мы будем продолжать оттачивать на протяжении своей жизни, чтобы описать, какими актерами мы являемся и почему в качестве представителей своего «Я» мы делаем то, то делаем.

Его выводы основаны на сотнях историй о личной жизни, услышанных им во время интервью со взрослыми из разных слоёв общества, проводимых им на протяжении многих лет. Каждое интервью длилось два часа, их записывали и расшифровывали, после чего Макадамс работал с письменной транскрипцией.

Субъектов просили представить свою жизнь в виде книги с главами — так же, как пишется роман. 

Затем Макадамс просил их сосредоточиться на ключевых сценах: высших точках, нижних точках, точках поворота, негативных ранних воспоминаниях, положительных воспоминаниях и так далее – на всех универсальных элементах хорошего повествования.

Широкие мазки были у всех одинаковы: все мы испытываем много таких ключевых моментов в течение нашей жизни и сплетаем их в нашу историю и её развитие.

После этого Макадамс просил интервьюируемых определить тех людей, которые играли роли героев и злодеев. Субъектов также просили думать о будущих главах — целях и чаяниях, а также о том, как их ценности и убеждения отражаются во всей картине личной истории.

Наконец, Макадамс просил испытуемых определить основные темы, проходящие через их истории. Одной общей темой оказалось искупление, особенно среди людей, которых он называет «высоко генеративными», — тех, которые выступали добровольцами в бесплатных кормлениях или политических кампаниях, начинали свою собственную благотворительную некоммерческую деятельность или иным образом стремились оказать положительное влияние на мир. Их истории неизменно включали в себя лишения и страдания, но с оптимистическим мотивом: они одержали победу над своими несчастьями, извлекли ценные жизненные уроки из боли и стали после всего этого сильнее.

Это не означает, что «негенеративные» люди обязательно оказываются худшими сказочниками; просто в их истории не выражена ярко тема исцеления/искупления. Для того, чтобы стать «генеративным человеком», нужно многое пережить и выполнить много тяжелой работы; не легче ли просто остаться дома и посмотреть American Idol? И Макадамс считает, что наличие мощного искупительного повествования служит мотивирующим инструментом.

Например, этот инструмент был у бывшего президента США Джорджа Буша. Так, в 2011 году Макадамс опубликовала первый всеобъемлющий психологический портрет бывшего президента Джорджа Буша и его искупительной мечты. Как показывает психолог, Буш демонстрирует классический искупительный рассказ: достижение трезвости и буквальное перерождение в добропорядочного христианина. По мнению Макадамса, это дало Бушу мощную мотивацию попытаться навязать свое собственное повествование остальной части страны.

Фрей тоже позаимствовал искупительную тему в «Миллионе маленьких кусочков».

В конце концов, конечно же, все истории — об изменении. Никто не рассказывает историю о том, как он всегда был одним и тем же. В этом и заключается психологическая мощь повествования.

Мы можем изменять наши истории, тем самым изменяя себя, хотя ядро нашей личности остается неизменным.опубликовано

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: monocler.ru/zhiznennyie-stsenarii/

Джейн Фонда: Я не стану сдаваться, только чтобы порадовать мужчину рядом

Поделиться



О патриархате, силе женщин и способности сказать «нет».

Актриса Джейн Фонда в интервью с Бри Ларсон для журнала The Edit рассказала о своих самых личных причинах быть активисткой женского движения. Тем, что ее изнасиловали и сексуально преследовали в детстве, Джейн поделилась впервые.





О патриархальной системе

 

Я росла в 1950-е, и мне понадобилось много времени, чтобы сделать феминизм правилом моей жизни. Мужчины, встречавшиеся мне на пути, были потрясающими, но все же жертвами системы патриархальных убеждений, и я чувствовала себя униженной. В итоге я решила, что не стану сдаваться только для того, чтобы порадовать мужчину рядом.

Могу на своем примере показать, какие потери несет патриархат женщинам: меня насиловали, сексуально домогались еще в детстве, меня уволили, потому что я отказалась переспать с боссом. И я всегда думала, что это моя вина – то, что я не дала отпор.

Я знаю, что молодые девушки были изнасилованы и даже не знают, что это было насилие. Они думают: «Наверное, это случилось потому, что я сказала «нет» неправильно, непонятно».

Женское движение сделало для нас одну очень важную вещь – заставило осознать, что насилие и домогательства не являются нашей виной. Нас насиловали, и это неправильно.

 

Об активной позиции

 

Я стала активисткой в 31 год. Когда я выяснила, что происходит во Вьетнаме, мне уже было все равно, буду я еще когда-нибудь работать или нет. Я думала оставить бизнес и полностью перейти к деятельности активиста. Мой отец был страшно напуган, он еще помнил 1950-е, когда карьеры многих людей были разрушены, думал, что черные списки Голливуда вернутся снова.

Активную жизненную позицию можно привнести в кино разными путями. Я начала сниматься в тех проектах, которые отражали мои ценности, я стала продюсировать такие фильмы. Думаю, мои актерские способности благодаря активизму улучшились, потому что я стала видеть вещи шире.

 

О здоровье

 

Мне почти 80 лет. Если мыслить стратегически и рассчитывать на длительную перспективу, то нужно заботиться о себе. Я сплю более восьми часов каждую ночь, медитирую по полчаса дважды в день, ем правильную пищу, делаю упражнения.

Я всегда говорю активисткам: «Это длительная борьба, поэтому нужно быть сильными». Одна из причин запуска моей фитнес-программы заключалась в том, что я знала – для полноценной борьбы нужно, чтобы мое тело было сильным.

Однажды мне написала женщина, которая занималась по моей программе: «Как-то утром я чистила зубы и нашла мускул на руке, которого раньше не было. В тот день я пошла на работу и впервые говорила с шефом на равных». Быть смелой легче, когда чувствуешь себя сильной.





О возрасте

 

Я боялась становиться старше, но осознав мой страх, я приняла его и попыталась понять.

Потом я оставила работу на 15 лет и думала, что единственное, кого никогда не сыграю — это женщину в возрасте, но это все же случилось, когда я снялась в сериале «Грейс и Фрэнки».

Люди думают о возрасте, как о некой дуге – ты рождаешься, достигаешь среднего возраста и затем скатываешься в дряхлость. Но вместо аркистарение может быть представлено как лестница вверх: чем старше ты становишься, тем в более развитую и уникальную личность превращаешься.

Я жалею, что не была хорошей матерью. Я не знала, как это делать. Но этому можно научиться, и я училась, как быть родителем. Это никогда не поздно делать – я всегда стараюсь восполнить недостаток знаний.

Когда я умру, то хочу, чтобы моя семья была рядом. Хочу, чтобы мои близкие любили меня, но такое нужно заслужить, и я все еще работаю над этим.

 

О Голливуде

 

Думаю, это просто кошмар – быть сейчас молодой актрисой. Так часто нужно раздеваться, и на это делается даже больший упор, чем на внешность. Если ты выглядишь такой же сексуальной и сильной, как Бэтт Дэвис, Барбара Стэнвик или Мэй Уэст, вовсе не обязательно оголяться.

Если бы меня, когда я начинала карьеру, спросили: «Что это на тебе надето?», я бы подумала, что эти люди безумны. Джули Кристи сама сшила чертово платье для церемонии «Оскара», когда она получила статуэтку за фильм «Дорогая».

 

О разнице в оплате труда

 

На вершине актерской карьеры в 70-80-х мне никогда не платили много денег – и я никогда не думала, что достойна их. Я просто думала, что таково положение вещей, парни получают больше, и все. И я так рада, что сейчас люди все чаще говорят об этой проблеме и искренне возмущаются этим неравенством.





Я всегда очень плохо справлялась с ситуациями, когда мною пользовались. Мне понадобилось 60 лет, чтобы научиться говорить «нет». На любые предложения я соглашалась и не знала, как постоять за себя. Теперь я могу сказать: «Нет, это кусок дерьма. Мне не нравится, как ты со мной обходишься», и уйти. Все было бы иначе, если бы я знала это в молодости.опубликовано

© Джейн Фонда

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: womo.ua/dzheyn-fonda-ya-ne-stanu-sdavatsya-tolko-chtobyi-poradovat-muzhchinu-ryadom/

ТЕЛО И ХАРАКТЕР: Мне досталось чужое тело

Поделиться



Несмотря на то, что френология и физиогномика признаны лженауками и канули в Лету, мы продолжаем пользоваться той же логикой, по которой френологи сто лет назад «определяли» склонность к преступлениям у людей с определенной формой черепа.

Нелепо? Вспомните, как часто, глядя на полную женщину, вы приписывали ей те или иные качества – например, предполагали, что она ленива, или говорили, что «толстушки добрые и веселые».

Быть может, вы и сами становились объектом подобного «анализа» — например, вашу грудь связывали с вашим сексуальным темпераментом, или же телосложение – с инфантильностью.





В культурном пространстве параллель внешность/характер является ведущей для создания персонажей, что насаждает и укрепляет стереотипы. 

С определенной точки зрения мне очень повезло с культурным багажом. Во времена моей юности в фантастических книгах и фильмах, которыми увлекалась моя мама, были сильные женские героини, тогда как множеству девочек демонстрировались в основном нежные диснеевские принцессы. Они были на обложках – прекрасные женщины в кольчужных бикини или мудрые ведьмы в облегающих платьях.

У меня до сих пор хранится несколько книг Андре Нортон, благодаря которым я не выросла с ощущением, что с девочками не происходит ничего интересного. Происходит. Женщина может обладать умом, личностной силой и властью. Она может победить злого короля или коварного колдуна, спасти себя, своих близких и целое королевство. 

Если, конечно, она не толстая. 

Ни в моем детстве, ни в моей юности я не видела и не читала описаний героинь, похожих на меня. Мои образцы для подражания не обладали круглым лицом или коротким широким телом, которым обладала я.

Прочная связка «полнота – безволие, тупость, лень» становится причиной, по которой нам очень тяжело существовать в телах, которые «нам не подходят». Нам начинает казаться, что вот это громоздкое тело или это слишком «простое» лицо, этот маленький рост или эти круглые щеки достались нам «по ошибке», с таким телом должна была родиться другая женщина.

Полным женщинам в культуре отведено место забавной подружки главной героини, заботливой мамочки, мерзкой ведьмы или стереотипной «тупой толстухи». Среди и без того небольшого числа изображаемых ученых, художниц, музыканток, активно действующих, интеллигентных, интеллектуальных и сильных героинь толстых женщин практически нет. А если они есть – к финалу истории им надлежит «осознать свою женскую природу» и стать прекрасными и худыми. 

Несмотря на то, что градус фэтфобии высок, и она действительно задевает оба пола, у мальчиков и юношей найдется больше примеров для подражания. Взять Портоса из романов Дюма. Крупное тело не мешает ему жить на полную катушку, быть не «страшненьким дружком» главного героя, а равноправным, автономным участником событий, получать женское восхищение и секс, проявлять остроумие. Когда он действует храбро, никто не говорит – надо же, толстяк может быть крутым. Он не воспринимается окружающими как аномалия, он в своем праве, он не доказывает окружающим, что «тоже человек», он сильный и уверенный в себе. Была ли в нашем детстве хоть одна подобная героиня?

Принято считать, что тело – отражение личностных качеств, и соотношение «внешность – характер» является четким и нерушимым. 

Вы можете сказать, что толстые женщины могли бы, вообще-то, похудеть, чтобы окружающие поняли, что они не безвольные, а интеллектуальные и творческие. Но почему-то Лужин из романа Набокова «Защита Лужина» не вынужден был сесть на диету, чтобы мир признал его великим шахматистом.

Женщины маленького роста, очевидно, должны вырасти, чтобы окружающие обнаружили, что они не инфантильные девочки, а взрослые компетентные специалистки, женщины с большой грудью должны ее уменьшить силой мысли или путем хирургии, чтобы в них перестали видеть «легкомысленных», и так далее.

Вот эта порочная ситуация, когда на основании наших тел нам приписывают личностные характеристики, никак не связанные с нами и оскорбительные для нас, порождает наше желание отречься от наших тел – не «той» формы, не выражающих нас как личность. 

При этом, если мы откажемся от попыток характеризовать людей по форме их тел (в том числе и следовать этим идеям применительно к себе), внезапно окажется, что наши тела вполне выражают нашу личность. Женщины, занимающиеся музыкой или изобразительным искусством, знают, как тело задействовано при игре на музыкальном инструменте или при станковой живописи, когда работает не только кисть ведущей руки, но и мышцы пресса, нога, на которую опираешься для устойчивости, и так далее.

Инструмент, выражающий наши творческие идеи – это тело. Тело, играющее на гитаре, тело, рисующее фантастический пейзаж. И размеры этого тела практически не имеют значения. Было бы странным предположить, что худые писательницы создают более качественные произведения, чем толстые, или работают над ними эффективнее. Вес ученой никак не влияет на эффективность ее исследований. 

Потому что связь между размерами тела и личностными характеристиками – ИСКУССТВЕННА. Ее придумали люди, как придумали определять склонность к насилию по форме лба, а затем поняли, что это ерунда. Размеры вашего тела ничего не говорят о вашей личности. Форма груди ничего не говорит о вашей личности. Обхват талии ничего не говорит о вашей личности. Точка. 

Избавиться от этой идеи – значит, понять, что у вас никогда не было тела, «доставшегося по ошибке». Это всегда было ваше тело, справлявшееся по мере возможностей со своими функциями – вы читали этими глазами, вы ходили этими ногами. Вы были собой от макушки до пят.

 

Автор: Софья Егорова

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: vk.com/positivebody?w=wall-57529824_282821

Мужская харизма: в чем же СЕКРЕТ

Поделиться



Вы замечали, что когда мы встречаем незаурядного, уверенного в себе человека, нас тянет как магнитом к его мощной энергетике?!

Чувство защищенности, острота ума, способность разобраться и найти выход из любой ситуации, с первых же минуты подталкивают к дальнейшему общению с ним, с его харизмой.

И, как ни странно, у мужчин особенно ярко выражено это качество. Она проявляется не только в умении мыслить, виденья жизни и поведении, но и в воспитании, манере держаться, или внешнем облике, который его выделяет.



В чем же секрет притягательности такой личности, и можно ли ею стать, воспитать в себе эти качества? Или это генетический фактор, с которым невозможно поспорить? Пишет Елена Державец, специально для .

Закономерный факт, что в каждом человеке изначально заложены врожденные и наследственные способности. Но также многие качества прививаются через образование, личностный рост, формирование собственных ценностей. Со временем они уже становятся характерными чертами, персональным брендом, который без сомнения является важной составляющей харизматичной персоны. Эти «приобретения» становится личным успехом.
А люди всегда стремятся к тем, кто успешен!

Создание персонального бренда — тема не менее популярная, чем развитие бренда компании, а, возможно, и более востребованная. Поэтому его строительство требует осознанности, контроля и управления. Иначе, отпустив ситуацию, за это возьмутся сторонние наблюдатели. В век Интернет-технологий, социальных сетей, когда информация распространяется мгновенно, в интересах человека самому формировать о себе правильную репутацию и следить за ее развитием.

А вот для создания и поддержания имиджа работают дизайнеры стилисты; они помогут завершить работу, добавят атрибуты, по которым будет считываться ID, идентификационный код своего обладателя. Это и голос, и походка, умение говорить, стиль в одежде, — все является индивидуальным отражением.





Российские мужчины зачастую игнорируют внешнюю составляющую своего образа. В то время как мировые модные дома позиционируют свой продукт именно для такого типажа, подчеркивая в своих коллекциях брутальность, избирательность и статус клиента. 

Безусловно, человек, наделенный от природы особой, недоступной для других, внутренней силой, является лидером. Но уверенность в себе и смелость преображения, возможно, намного ценнее, чем подлинные качества.

Создавая себя, в первую очередь, добиваешься власти над новыми навыками. Стараясь выйти за границы привычного мира, знаний о себе, раскрывается собственный потенциал, человек достигает больших успехов, и это неизменно вырывается наружу, транслируя окружающим харизматичную личность.

 

Автор: Елена Державец, специально для 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: Елена Державец

9 этапов разрушительной любви

Поделиться



Первая красотка университета из жалости принимает ухаживания однокурсника-ботаника. Через три года она рыдает перед ним на коленях, умоляя не бросать ее, соглашаясь на роль третьей любовницы, лишь бы ей было позволено видеть его раз в месяц.

Счастливый бизнесмен, успешно скрывающий свои связи на стороне и не собирающийся разрушать семью, заводит интрижку с женщиной, которая уступает по всем параметрам не только его жене, но и предыдущим любовницам. К полному изумлению окружающих, он вскоре подает на развод и выселяет семью из квартиры. Его бизнес медленно разваливается, как и здоровье самого хозяина, и через пять лет молодой мужчина превращается в настоящую развалину.

Думаете, такое возможно только в параллельной Вселенной? Ошибаетесь. Все законы мироздания встают с ног на голову, когда в дело вступает он – представитель «темной триады».





К «триадникам» канадские психологи Делрой Паулус и Кевин Уильямс относят:

  • психопатов (склонны к антисоциальному поведению, импульсивны, бессердечны и бессовестны, неспособны формировать искренние привязанности),
  • нарциссов (предаются постоянным фантазиям о собственном величии, чередующимся с периодами самоуничижения, не обладают эмпатией),
  • макиавеллистов (манипуляторы и интриганы, стремятся достичь своих целей любой ценой).
 

Существуют определенные этапы деструктивного сценария, в который оказывается вовлечена жертва «триадника».

 

ЭТАП 1 – РАЗВЕДКА

На этом этапе хищник собирает информацию о жертве. Месяцами изучаются страницы в социальных сетях, ведутся расспросы знакомых и родных – агрессор пытается проникнуть в самую суть человека. Он хочет понять, о каком партнере мечтает жертва, чтобы сыграть перед ней этот идеальный образ.

Если хищник общается непосредственно с жертвой, та ничего особенного в нем не видит – тому важно не выдать свое настоящее «Я», чтобы в будущем умело превратиться в сказочного принца.

 

ЭТАП 2 – СОБЛАЗНЕНИЕ

Поняв, какую роль нужно играть, хищник переходит в активное наступление. Он боготворит и восхваляет партнера, попутно унижая других или унижаясь сам, читает мысли и предугадывает малейшие желания.

У жертвы создается иллюзия полного единения, возникает невиданное ощущение родства душ. Она впадает в эйфорию: мечты сбываются!

 

ЭТАП 3 – ДЕБЮТ

Сложно носить маску и притворяться искренне любящим 24 часа в сутки. Перверту побыстрее уже хочется перейти к эксплуатации партнера, и время от времени он устраивает проверки – плотно ли тот подсел на крючок?

На этом этапе жертва замечает первые тревожные звоночки. Странная вспышка агрессии, внезапное исчезновение на пару дней без объяснения причин, подозрительное общение с противоположным полом.

Впрочем, на любые претензии всегда находятся убедительные оправдания, и идиллия восстанавливается.

 

ЭТАП 4 – «ЛЕДЯНОЙ ДУШ»

Убедившись, что жертва влюблена по уши и сбежать ей будет сложно, хищник сбрасывает все маски. «Ледяной душ» – это резкое потрясение, которое выбивает почву из-под ног жертвы и переворачивает ее мир с ног на голову.

Прекрасный принц, который неделями пел о том, как они будут жить в домике у моря, растя чудо-сыночка и лапочку-дочку, оказывается глубоко и не впервые женат, оброс детьми и менять положение дел не собирается.

Самая преданная из девушек заявляет, что пора расстаться, – на ровном месте, без объяснения причин, после романтического вечера. Нежный и ласковый котенок избивает свою зайку до черепно-мозговых травм. «Она была чиста, как снег зимой», а оказалось самой востребованной женщиной области.

 

ЭТАП 5 – «УЖЕСТОЧЕНИЕ РЕЖИМА»

Жертва в прострации от ужаса и боли: сказка обернулась полным крахом. А может, не обернулась?.. А может, показалось?.. Ведь еще вчера все было так хорошо, не может же человек резко измениться за один день? Видимо, плохой период: проблемы на работе, геомагнитная активность и конъюнкция Сириуса с Марсом. «А может, я и правда виновата? Не надо было повышать голос из-за разбитой тарелки. Он же такой у меня чувствительный, такой обидчивый, вот и не сдержался. Дура я, хорошего человека до рукоприкладства довела».

Так рассуждает жертва, хватаясь за любую соломинку, которая поможет доплыть к воротам потерянного рая.

Хищник и жертва меняются ролями: теперь последняя готова на все, чтобы быть рядом, а он лишь позволяет себя обслуживать.

Перверт празднует победу и расслабляется: он наверху, он в сильной позиции, он диктует свои условия. Конечно, абьюзер (от ангийского abuse — насилие) периодически возобновляет былые романтические времена, чтобы поддерживать у жертвы иллюзию: своим должным поведением она вернет счастье в отношения, и кошмар закончится. 

 

ЭТАП 6 – «ВЫЖИМАНИЕ СОКОВ»

Счастье наступило! Для триадника, конечно. Жертва полностью деморализована и напоминает медленно умирающее раненое животное. Ведь сколько бы она ни старалась наладить отношения, сколько бы «любимый» ни подбрасывал ей ложных надежд на будущее счастье, все становится только хуже.

Со временем абьюзер перестает утруждать себя иллюзиями возврата былой любви – жертва на крючке, зачем напрягаться?

Цель данного этапа – выжать из несчастного партнера максимум ресурсов (душевных, эмоциональных, материальных и т. д.).

 

ЭТАП 7 – «УТИЛИЗАЦИЯ ОТХОДОВ»

«С паршивой овцы – хоть шерсти клок», – рассудительно думает «триадник» и поэтому сам отношения разрывает редко. Вложений – никаких, прибыль – сто процентов и выше. Хищник снисходительно примет все, чем вы захотите его одарить: деньги, похвалы, бытовое обслуживание, внимание и сочувствие… Любой ресурс, который жертва не в состоянии предоставить, он легко найдет на стороне.

Однако если жертва обесточена настолько, что взять с нее нечего, перверт безжалостно оставляет ее на произвол судьбы. Даже если она продала свою единственную квартиру, чтобы вложить деньги в его бизнес. Совести, напомним, у этих людей нет.

 

ЭТАП 8 – САМООЧИЩЕНИЕ

Перед окружением перверт разыгрывает невероятный спектакль имени себя, великого, и только вступившие с ним в близкие отношения знают его истинную сущность. Такие вещи, как расставания, имеют для него существенный недостаток – опасность огласки. Если жертва начнет слишком много болтать, его репутация может пошатнуться.

И хищник начинает слезно плакаться в жилетку окружающим, расписывая ужасы жития-бытия с такой дурной и испорченной особой, трактовать факты на свой лад, чтобы заручиться поддержкой общественного мнения. Особо искусным под силу даже перевербовать окружение жертвы, так что та остается без моральной поддержки родных и близких.

 

ЭТАП 9 – ВЕНДЕТТА

Иногда случается чудо: жертва находит в себе силы, чтобы уйти первой. Ярость агрессора в таких случаях безгранична, ведь удар пришелся по его главной страсти – самолюбию, а жестокие планы разрушены. Он жаждет лишь одного – мщения.

Зная болевые точки партнера, мстит он просто блестяще. Он может помнить самую незначительную обиду много лет. Сталин, например, свел счеты со всеми своими недругами, припомнил все, начиная с детских обид.





Хищники: виды и разновидности
 

Со времен доктора Хауса все виды -патов прочно вошли в моду. Социопат или психопат – это звучит гордо! Первертами всех мастей кишит популярная «Игра престолов» – тревожный звоночек. Даже такие поклонники Конана Дойла, как Стивен Моффат и Марк Гэтисс, перенеся своего Шерлока Холмса в XXI век, превратили его из чистого шизоида в высокоактивного социопата. Неужели психопатия стала признаком современности?

Нарциссические черты в той или иной мере присутствуют почти в каждом из нас, однако чистых «триадников» – около 4 % (три четверти из них – мужчины). Каждый из нас хоть раз в жизни сталкивался с представителем этого темного царства, иногда даже не подозревая, от какой опасности его уберегла судьба.

Возникает закономерный вопрос: зачем они это делают? Грань между разными типами триадников тонка, в одном человеке могут присутствовать черты и макиавеллиста, и психопата, и нарцисса.

В самом грубом обобщении можно сказать так:

Маккиавелисты влезают к нам в сердце и душу, чтобы использовать для каких-то своих целей: добыть прописку, отнять часть бизнеса, получить помощь в учебе или круглосуточный домашний сервис. Ради таких плюшек они готовы продаться даже Сатане, не говоря уже о том, чтобы немного польстить доверчивому человеку.

Социопатический Герман в «Пиковой даме» рассуждает так: «Почему ж не попробовать своего счастия? Представиться ей, подбиться в ее милость, – пожалуй, сделаться ее любовником, – но на это все требуется время – а ей восемьдесят семь лет, – она может умереть через неделю, – через два дня!» А если жертве не 87, а хотя бы 78, дело упрощается в разы!

Нарциссы могут испытывать легкое чувство влюбленности. Важно, однако, понимать структуру его личности. Истинное «Я» нарцисса атрофировано, зато с избытком присутствует «Я» грандиозное: скопление фантазий о себе. Он представляет себя красавцем, суперменом, будущим лидером списка «Форбс».

Для нарцисса партнер – всего лишь средство для укрепления грандиозного «Я». Главное – чтобы трофей был признан общественно значимым (первая красавица деревни, обладатель красного «Лексуса» или красного диплома).

Часто хищник ищет в партнере те качества, которыми хотел бы обладать сам, – веселый нрав, интеллект, обаяние. Вступая в связь, он как бы поглощает часть этих качеств. Поэтому многие жертвы уже после разрыва чувствуют себя высосанными, как будто у них забрали важную часть личности.

Настоящие искренние чувства кажутся нарциссу пресными и скучными – ему обязательно нужна драма с выбрасываниями вещей из окна и намерениями выброситься туда вслед за вещами: так он имеет шанс хоть что-то почувствовать. Простые «человеческие» чувства приводят вампира в ужас и ярость – ведь они обращены к его истинному, а не грандиозному «Я».

Прекрасная золотая статуя растворяется в воздухе, и на ее месте возникает маленький скрюченный карлик – такие чувства испытывает нарцисс, когда вы говорите: «Ты такой же человек, как и все, но я тебя люблю». Он бы предпочел услышать: «Такого, как ты, никогда не рождало человечество и никогда больше не родит», даже если единственный его талант – мастерское завязывание шнурков.

Психопатам скучно жить – они адреналинозависимы. Именно поэтому они гоняют на 200 км/ч по центру города, затевают потасовку перед отделением полиции или пробуют все более изощренные наркотики.

Одновременное обольщение нескольких девушек, да еще и под носом у их мужей, может ненадолго взбодрить психопата и внести в его жизнь интригу. А самооценку как поднимает!

Разумеется, «триадники» хорошо маскируются, иначе не было бы такого количества разбитых сердец и судеб. Как распознать, что ваш возлюбленный – хищник? Что делать, если вы попали в деструктивные отношения? 

 

Мнение эксперта Ирины Соловьевой, практического психолога:

Чудовищная практичность

В современном мире размывается грань между нормой и патологией, здоровьем и нездоровьем в самых разных его проявлениях. Это касается как индивидуальных личностных особенностей, так и сферы отношений, в том числе любовных.

Непорядочность стала именоваться «практичностью», использование – «целесообразностью».

Если больной становится личность, это ее индивидуальная трагедия. Если общество теряет нравственные ориентиры и четкие границы, это трагедия глобальная.

Беда нашего времени не в том, что есть нарциссы, психопаты, асоциальные психопаты и др. Беда в том, что их поведение зачастую воспринимается обществом как норма.

Здоровый организм должен обладать достаточным иммунитетом, чтобы отторгать то, что может причинить ему вред. Так и обществу важно удерживать свои границы.

Напоминание о том, что «больше никто не подаст руки», может удержать от многих неблаговидных поступков. Тех, кто непорядочно ведет себя в личной жизни, никогда не принимали «в приличном обществе».

Но если окружающие люди готовы прощать, оправдывать, игнорировать неблаговидное поведение, они тем самым его поощряют. И тогда мы сами порождаем чудовищ, которые нас пожирают.опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.psyh.ru/rubric/9/articles/2515/

УДОБНЫЙ ребенок: Самая распространенная цель воспитания

Поделиться



Воспитание «по- новому»: что делать с детьми?

 

«Шесть лет назад моя дочь ждала рождения своего первого ребенка, моего внука.

Она ответственно подошла к подготовке к родам — посещала школу мам, чтобы знать, как формируется ребенок и какой он на разных стадиях беременности. Она делала специальную зарядку и слушала на ночь спокойную и красивую музыку. Она правильно питалась и училась правильно дышать и распределять нагрузку при родах. Она выбрала очень хороший роддом, который так и назывался — «Роддом бережного отношения к ребенку». Понимая, как важны первые минуты и часы жизни ребенка для его мироощущения, они с мужем выбрали платную палату, в которой ребенок все время находился с мамой и которую могли посещать родные.





И когда я спустя несколько часов после родов пришла к ней, я увидела их вместе — маленького Никитку и счастливую дочь. Все прошло хорошо и легко, так как она, подготовленная к родам, и ожидала. И дочь, смеясь, рассказала мне, как столкнулась с первой трудностью:

— Представляешь, мам, я его родила, его забрали, чтобы помыть, обследовать, меня в палату привезли. Я все жду, что его принесут, а его все нет и нет. И я говорю медсестре — где же мой ребенок? Мне же нужно, чтобы он со мной был, чтобы не оставался в одиночестве...

А она смеется:

 - Сейчас принесу вашего ребенка… Успеете еще с ним натетешкаться…

И правда, через несколько минут приносит, вернее привозит, его в прозрачной такой каталочке и оставляет меня с ним.

Она уходит, а я смотрю на него: он спит — такой маленький, такой хорошенький.

И тут я с ужасом думаю: «И что мне теперь с ним делать?»

То, что нужно было делать до родов, чтобы родить его здоровым, чтобы роды прошли хорошо, чтобы грудь была готова к кормлению, — все это я сделала. И вот он родился. И я сижу наедине с ним и не знаю — а дальше-то что? Что теперь-то мне с ним делать?

Я, мам, выхожу в коридор и кричу вдогонку медсестре:

— Вернитесь, пожалуйста.

Она приходит такая озадаченная — говорит:

— Что-то случилось?

— Нет, — говорю, — ничего не случилось, только вы мне скажите: теперь-то что мне с ним делать?

Она не сразу поняла, спрашивает:

— Как — что? Заплачет — к груди приложите. Или — пеленки посмотрите, может, сменить нужно. Или покачайте, или животик погладьте…

 Мне, мам, конечно, легче стало, потому что хоть что-то стало понятно. Но вообще — какой ужас! Родить-то я его родила, но вот что дальше с ним делать, как его воспитывать — ничего же не знаю…

Мы посмеялись тогда над этим страхом. Но мне кажется именно это чаще всего и чувствуют родители оставаясь один на один со своим ребенком.

Особенно в первые дни, когда он такой маленький. Когда нет еще никакого опыта. Когда, даже беря его на руки, испытываешь опасение — как бы ему не навредить.

Но приходит время, и все налаживается, становится понятным, входит в какую-то систему, как ряд пузырьков и баночек стоящих на комоде. Вот бутылочка с водой. Вот присыпочка. Вот ватные тампончики. А тут — стопка подгузников. Тут — чистые пеленки. И появляется какой-то навык ухода за младенцем.

И мы, гуляя с колясками, общаемся с такими же родителями, делясь своими впечатлениями или опасениями, делясь первым опытом родительства.

Этот период, если можно так сказать, «начального» общения с ребенком, — очень интересен родителям. Появляется много новых атрибутов — бутылочки сосочки, погремушки, присыпочки, салфеточки… Появляется много новых занятий — купание и пеленание, кормление, укачивание. Это так интересно и волнующе сначала — уход за ребенком. Это уже известно женщинам — из их детского опыта игры в куклы. Только вот кукла стала живой.

И первые год-два жизни ребенка проходят в этом интересном волнующем взаимодействии. Ребенок растет, вот он уже сидит. Вот он ползает. Он начинает ходить, он произносит первые слова. Он сам, его действия вызывают столько эмоций! И опять молодые родители обсуждают это с другими родителями, вышедшими на прогулку со своими малышами.

И, как правило, в первые несколько лет жизни с ребенком родители уже наигрываются этой ролью — быть родителем. И даже немного устают от этой роли. Она становится привычной. И сама роль — быть родителями — становится понятной. И появляется ощущение, даже уверенность, что родители теперь знают, что нужно делать с ребенком. И тесное общение с другими родителями прекращается: зачем, когда и так все понятно?

И на фоне этой иллюзорной уверенности и возникают все новые и новые вопросы.

Потому что — если бы все и заканчивалось тем, что — к груди приложи, пеленки смени, протри яблочко, покорми из ложечки, сложи вместе с ним пирамидку…

Но ребенок растет и исследует мир вокруг себя — начинает брать в руки какие-то предметы или тянет пальчики к розетке. Или поднимает с земли какую-то гадость и тащит ее в рот, чтобы попробовать на вкус. И надо как-то его воспитывать, надо что-то с ним делать.

Ребенок растет, и в процессе его роста постоянно возникают ситуации, требующие нашего реагирования, иногда — мгновенного. Возникают проблемы, требующие разрешения. И на смену одной проблеме — плохо ест или не убирает игрушки, — приходит другая, посложнее: не хочет идти в сад, не слушается, вредничает. И опять возникает вопрос — что с ним делать?

И с ростом ребенка проблем становится больше. Пишет как курица лапой. Не усидчив. Плохо учится. Что с ним делать?

А дальше — дерется с детьми, а дальше — дерзит учительнице, а дальше — дружит с плохим мальчиком… А дальше — на дискотеку хочет, а ему еще рано. А дальше — требует купить дорогую вещь. А дальше — домой не дозовешься. А дальше — учебу забросил… И что с ним делать? Что со всем этим делать?

Этот вопрос красной нитью проходит во всех наших отношениях с детьми. И это совершенно нормальный вопрос, потому что нас действительно не научили, что делать с детьми, когда они рождаются. Что делать с ними, с их поведением, с их нежеланием что-то делать, или желанием делать то, что делать не нужно.

И при этом мы не только должны как-то реагировать на поступки и поведение детей, мы сами должны для них что-то делать. Мы должны научить их пользоваться ложкой, складывать одежду, чистить зубы, быть вежливым и опрятным. Мы должны их воспитывать. Но как? Какими способами, методами?

И я опять обращаю твое внимание, что именно тогда, когда ребенок, вырастая, начинает совершать поступки, взаимодействовать с другими детьми и получать свой опыт жизни, когда и начинается серьезный этап воспитания — мы, родители, уже успокоенные тем, что знаем, что такое быть родителем, и сталкиваемся со множеством ситуаций и проблем, требующих действительно нашего осознанного и грамотного реагирования. И мы остаемся наедине с ребенком в окружении всех проблем, связанных с его ростом и меняющимся поведением. И начинаем приобретать свой новый опыт.

И этот первый опыт нас «воспитателей», как правило, содержит огромное количество ошибок. Потому что нас действительно никто не учил, как воспитывать ребенка.Мы это делаем так, как получается. Мы делаем это так, как нам подсказывают наш социальный опыт, социальные правила и нормы.

Начинают работать вложенные в нас (и чаще всего совершенно не осознаваемые нами!) убеждения и представления о том, что такое воспитывать ребенка, что такое быть родителем.

Эти убеждения и представления и создают целый ряд действий, которые мы предпринимаем в ответ на все наши «Что с ними делать?»





Жизнь есть то, во что ты веришь

Наша картина мира, представления о мире и его возможностях полностью определяют наше место в этом мире, отношения с миром, использование или не использование его возможностей.

Это представления обо мне самом, как о части отношений. Кто я? Чего я стою? Что я должен? Что я могу и не могу? Это представление о другом человеке, с кем я вступаю в отношения. Кто такой другой человек? Какое место в отношениях я ему отвожу? Какую роль? Что он может делать? Что он должен делать?

В систему моих убеждений о себе как родителе, входят представления — что такое вообще — быть родителем? 

В систему моих убеждений о ребенке входят представления — кто такой ребенок? Это отдельное от меня существо, или — часть меня, моя собственность, которой я должен управлять? Какой он — маленький или большой? Самостоятельный или беспомощный? Слабый или сильный? Зачем мне ребенок? 

 

Все эти представления и определят все мои «Что с ним делать?», приведут к конкретным результатам воспитания.
 

Что такое воспитание?

Воспитание для большинства родителей и есть поиск недостатков в ребенке и искоренение их. Именно так воспринимается большинством родителей ребенок — как что-то несовершенное, «недоделанное» или уже испорченное.

Поэтому и воспитание зачастую понимается как «переделывание» ребенка, «искоренение» того плохого, которое в нем есть. (Интересно только — откуда оно в нем появляется, ведь в новорожденном ребенке еще нет ничего плохого?!)

Сколько ограниченных, злых, неумных родителей встречала я на своем веку психолога-практика! И сколько мудрых, умных, добрых в своем понимании, принятии и всепрощении детей я узнала!

Ах, если бы все это было действительно так — взрослый, мудрый, умный и добрый человек воздействует на маленького человека, и в итоге получается еще один взрослый, мудрый, умный и добрый человек.Одна совершенная личность воздействует на другую, менее совершенную — и в результате получается еще одна совершенная личность.

Но вот только возникает вопрос: совершенны ли мы, взрослые? И так ли мы всегда умны, не говоря уже о мудрости! И что получается в результате нашего «воздействия», если у нас откуда-то появляются (и как они только такими становятся?!) вредные, противные, капризные, трудные, иногда — отвратительные дети?

Но это отношение к воспитанию как к воздействию большой, знающей, важной и значимой личности на маленькое, незнающее, бестолковое и беспомощное существо — типично для большинства родителей. Именно так распределены роли:

Есть я — взрослый, умный(?), знающий (?), главный(!) — который и воздействует.

И есть он — маленький и бестолковый, и он должен подчиняться моему воздействию, слушаться меня, главного.

И такое распределение ролей потребует определенных методов воспитания, в которых мое главенство будет возможно и смыслом которых будет — подчинить ребенка, добиться его послушания. Мне просто необходимы будут именно такие методы воспитания.

С таким отношением к воспитанию я просто не могу (мне незачем это делать!) пользоваться методами, в которых ребенок — равная мне личность. Личность, которую я уважаю, и сам, в процессе нашего взаимодействия, расту вместе с ней. Зачем мне это надо, когда я и так уже умный и знающий?

Как воспитывать детей, знает каждый, за исключением тех, у кого они есть. ©Патрик О’Рурк

Кого ты хочешь получить?

Эти вопросы всегда вызывают у родителей ступор. Еще ни разу в жизни, проведя десятки тренингов для родителей, я не услышала ни одного нормального ответа на эти вопросы.

Потому что часто об этом вообще не задумываются. Мы рожаем детей, не успев осознать — для чего мы это делаем, какими их хотим вырастить. Ребенок просто появляется, заводится (как моль в шкафу — именно такие ассоциации вызывает у меня это слово!). А потом — надо же что-то с ним делать?!

Это удивительно, но когда я покупаю мебель, я имею четкую картинку, — какую мебель хочу видеть в своей квартире. Когда я приобретаю машину, у меня есть четкая картинка — какой марки машину хочу видеть в своем гараже. Но когда меня спрашивают: «Какого ребенка ты хочешь видеть рядом с собой?» в ответ — тишина… Потому что об этом чаще всего вообще не думают.

Но если ты не думаешь о цели, ты никогда не получишь то, что ты хочешь. Потому что ты не знаешь, чего ты хочешь! И мы воспитываем, даже не задумываясь — что должны получить как результат.

На самом деле, это действительно очень важные, глобальные по значимости вопросы — мне дана жизнь другого, отдельного от меня человека — что я с ней сделаю? Что я сделаю с ним? Каким его сделаю? Как это отразится на всей его жизни?

Нам нужно ответить на эти вопросы, чтобы перейти к осознанному осмысленному воздействию на наших детей.

 





Мне не нравится в ребенке…

Каждый раз, начиная тренинг для родителей, я даю родителям простое задание. Я прошу разделить лист бумаги на две половинки и на одной из них написать, перечислить все, что нравится в ребенке, на другой — что не нравится, что хотелось бы исправить, чем они, как родители недовольны.

И знаешь, что всегда происходило? Список того, что не нравится в ребенке, всегда был больше, объемнее, подробнее, чем список того, что в нем нравится.

Что же нам не нравится в наших детях?

Нам не нравится, что они нас не слушают, что они шумят, мусорят, не хотят есть, пачкают одежду, клянчат деньги, тратят их на глупости, дружат не с теми детьми, плохо учатся, не хотят учиться, не хотят ходить в детский сад и в школу, их не добудишься по утрам и не уложишь по вечерам, они бегают, топают, суют нос не в свое дело, дерутся — или не дерутся, когда надо дать сдачи, мямлят, орут благим матом в самом неподходящем месте, предъявляют претензии, обвиняют нас, что мы им что-то не купили, все время чего-то хотят, хотят глупости, не дают нам спокойно отдохнуть, не дают спать, чего-то боятся, скулят, ноют, бегают за нами, как привязанные на веревочке, норовят уйти из дома, их не загонишь домой с улицы или наоборот, не выгонишь на улицу, они создают столько проблем, они постоянно болеют, требуют внимания, не оставляют нас в покое и т. д. и т. п.

Первые двенадцать месяцев мы учим наших детей ходить и говорить, а следующие двенадцать лет — сидеть и помалкивать. ©Филлис Диллер

Меня всегда поражал этот список наших претензий к детям. Слушая все эти «не нравится», я всегда думала: «Интересно, в детях вообще хоть что-то хорошее есть?!»

Давай еще раз подробнее, как под микроскопом, рассмотрим эти наши «не нравится». Что нам не нравится? Почему не нравится? Кому не нравится?

Мне не нравится, когда мой ребенок шумит, топает ногами или кричит, громко поет песни или слушает громкую музыку. Почему мне это не нравится? Потому что я хочу тишины. А он хочет — топать, бегать, петь или слушать громкую музыку. И мне не нравится, что он не делает того, что хочу Я.

Мне не нравится, что он не ест кашу, которую я ему приготовила. Почему мне это не нравится? Потому что я хочу, чтобы он ел эту кашу. А он не хочет. Он не хочет делать то, что хочу Я.

Мне не нравится, что он не хочет убирать за собой игрушки, или наводить порядок в комнате или делать генеральную уборку. Почему мне это не нравится? Потому что я хочу, чтобы он это сделал. А он не хочет. Он хочет играть, или читать, или слушать музыку. Он не хочет делать то, что хочу Я.

Мне не нравится, когда он клянчит деньги на мороженое или на игрушку, или на диск. Почему мне это не нравится? Потому что я не хочу на это тратить деньги. Я не хочу, чтобы он покупал то, что он хочет.

: Хотим мы этого или нет, но наши дети не нравятся нам по двум причинам:

Нам не нравится, когда они делают то, что мы не хотим, чтобы они делали.

Нам не нравится, когда они не делают того, чего мы хотим, чтобы они делали.

Мне нравится в ребенке…

Нам нравятся искренность и открытость ребенка. Нам нравится его естественность, способность по-детски чисто и наивно что-то рассказывать, выдавать какие-то свои секреты. Мы умиляемся, слушая наших детей, их забавные высказывания, наивные рассуждения.

Умиляемся… Но до поры до времени. Пока их рассуждения и рассказы не переходят границы, которые мы устанавливаем.

И рамки эти устанавливаем мы сами.

Нам нравятся искренность и открытость детей, выраженная только нам. Нам не нравится, когда они так же открыты с другими.

Нам нравится искренность и открытость наших детей, когда они говорят приятные нам вещи. А когда они искренне и естественно выражают свои чувства, говоря о приготовленной тобой каше: «Фу, какая каша невкусная!..» Или: «Ты меня опять обманула… Ты — плохая мама…» Такая искренность и открытость нам совсем не нравится. За такую «искренность» хочется дать по губам!

Нам нравится, когда наши дети веселятся, хохочут, заливаются смехом, радуются. Они такие милые, когда открыто выражают свои эмоции. Нам нравится это естественное выражение эмоций. Но опять в определенных рамках!

Нам нравятся их хорошие эмоции, приятные нам эмоции. А когда он орет в магазине, выражая свое возмущение тем, что ему что-то не покупают? А когда он ноет или капризничает, выражая свое недовольство чем-то? Такие эмоции нам не нравятся. Такой ребенок — вредный и противный!

Нам нравится, когда они естественно выражают свои чувства. Но только те чувства, которые нам нравятся!

Нам нравится доброта наших детей, способность делиться с другими. Но опять же — до определенного предела. Кто установил этот предел? Мы, взрослые.

И они нравятся нам, когда они нас понимают. А когда не понимают? Когда не хотят соглашаться с нашими объяснениями? Когда не хотят жить по нашим правилам?

Такие дети нам не нравятся. Таких детей мы отвергаем, ругаем, критикуем.

Нам нравится, когда они стоят за себя, дают сдачи в драке, защищают себя в споре, отстаивают свою позицию в разговоре со сверстниками. А когда они спорят с нами? Когда отстаивают свою позицию, а не поддерживают нашу? Когда они защищают себя от нашего самоуправства? Такие дети нас бесят и раздражают! Такие дети нам не нравятся!
 

Нам нравится их любознательность, их вопросы, их интерес к миру. Но только до тех пределов, которые мы сами для них устанавливаем. Нам не нравится, когда они начинают интересоваться тем, чем, по нашему мнению им не нужно интересоваться, когда суют нос не в свои дела, спрашивая, например, почему мы с папой поссорились.
 

Нам нравится, когда они соглашаются с тем, что мы для них выбираем. И мы запихиваем наших детей (именно это слово иногда полностью отражает наше отношение к ним!) в группу изучения английского языка, спортивную секцию или в музыкальную школу, не интересуясь, хотят ли они этим заниматься. Мы считаем, что лучше их знаем, что им нужно. И нам совсем не нравится, когда дети не соглашаются с нашими выборами, протестуют, бунтуют, когда они сами хотят выбирать себе занятие.

Нам нравятся наши дети, когда мы им нравимся. Мы просто обожаем таких детей, которые говорят: «Моя мама — самая красивая! Мой папка — самый сильный!»

Нам нравятся, когда они оценивают нас хорошо. Мы любим таких детей.

А когда они оценивают нас плохо? А когда они нами недовольны? Когда они выражают нам свои претензии? Когда обвиняют нас? «Так нечестно… Ты обещала… Ты обманщица…» Таким отношением к нам мы возмущаемся до глубины души. Такие дети нам не нравятся.

Нам нравятся дети, которые нас прославляют. Нам нравится хорошее поведение наших детей, когда нам завидуют знакомые, говоря: «Какой у вас замечательный ребенок!» Нам нравится, когда их хвалят, когда они где-нибудь выступают, теша наше самолюбие. Когда примерно себя ведут, хорошо учатся и нас хвалят на родительском собрании. Нам нравится, когда они хорошо выглядят, — чистые, аккуратные, красивые. Нам нравятся нарядные и чинные дети, похожие на кукол.

А когда они нас позорят? Когда плохо себя ведут или плохо учатся? Когда приходят домой чумазые, притаскивая в дом песок или грязь с улицы? Нравятся нам такие дети? Нет, не нравятся.

Нам не нравятся такие дети. Нам не нравятся свободные дети. Не нравятся неуспешные дети. Нам не нравятся дети со своими взглядами, со своими желаниями.

Нам не нравятся неудобные дети. Нам не нравятся непослушные дети. Но что такое неудобный и непослушный ребенок?

Это ребенок, который делает то, что хочет делать. Который естественно выражает свои мысли и чувства. Который активно исследует мир, поэтому приходит домой грязный, в испачканной одежде. Который не живет по нашим правилам и ограничениям.

Это ребенок, который далеко не всегда слушает наши советы, а делает так, как сам считает.

Который не делает того, что мы ему говорим, а делает то, что сам хочет делать.

Который не соглашается с нами, а сам решает.

Как неудобны такие дети для родителей! И как удобны послушные и исполнительные!

Поэтому нам так нравятся удобные для нас дети. Нам нравятся послушные дети.

Но что такое удобный и послушный ребенок?

Это ребенок, беспрекословно выполняющий наши требования, понимающий наши ограничения, соглашающийся с нашими выборами. Делающий то, что мы хотим, чтобы он делал. Не делающий того, что мы не хотим, чтобы он делал.

 

И это действительно — самая распространенная цель воспитания — воспитать послушного, удобного ребенка.

 





Ребенок должен…

— Что должен уметь твой ребенок? Каким должен быть твой ребенок после твоего педагогического воздействия на него? — спрашиваю я родителей, чтобы помочь им осознать — каким они хотят воспитать своего ребенка?

И начинается интересный, и всегда одинаковый поток ответов:

Он должен быть аккуратным

Должен хорошо себя вести

Должен уважать других

Должен быть вежливым

Должен быть хорошо воспитанным

Перечень этих «должен» длинный, разнообразный — и всегда одинаковый.

 

Этот перечень — всегда про поступки, поведение ребенка, и никогда — о нем самом.

Этот перечень всегда о том, как он должен себя вести, а не про то, каким он должен быть.

Хотим мы этого или нет, но наши неосознанные представления и убеждения о цели воспитания чаще всего направлены на достижение хорошего внешнего поведения детей.

Но первое и самое важное, что мы должны сделать для наших детей, это не научить быть аккуратными или вежливыми — этому их научит сама жизнь, социум.

Надо научить их быть сильными и уверенными в себе. Надо научить их стоять за себя, занимать свое место в жизни, иметь свою позицию. Быть таким — чтобы в его жизни все получалось. Но эта важная цель — научить ребенка быть сильным, уверенным, ценящим себя, стоящим за себя, — практически не ставится большинством родителей.

И эти мелкие цели, становясь главными целями воспитания для многих родителей, разбивают, уничтожают, делают невозможной достижение главной, высшей цели воспитания — формирование ЛИЧНОСТИ». опубликовано 

 

Автор: Маруся Светлова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.svet-love.ru/vospitanie-po-novomu.html