Тщеславие — возвеличенная низость

Поделиться



Сегодня рассмотрим тему унижения через призму гордыни и тщеславия. Как говорит толковый словарь, тщеславие – это потребность в доказательствах собственного превосходства над другими людьми. С одной стороны, это – признак болезненного самолюбия. С другой стороны, желание быть лучше других – превосходная, а порой и единственная мотивация для саморазвития. Возможно, с этим инструментом эволюции природа слегка перестаралась. 

Соревновательный дух и самоутверждение как мотивация отлично работают, если не доходят до откровенного унижения и тирании. Стараться быть лучше других, играя по правилам и развивая личные навыки – это вполне здоровая мотивация.





Возможно, все дело в том, что природа поощряет человеческое развитие, награждая успешных в этом деле людей чувством удовлетворения. А человек – существо хитрое – научился обманывать самого себя, и переживать удовлетворение от псевдоразвития.

Это – самообман, в котором, чтобы «держать марку», не надо расти самому, достаточно всего лишь унижать других людей. Чтобы оставаться на уровне – куда проще опускать окружающих, нежели реально продвигаться в собственной эволюции. Но суррогат «развития» путем принижения других людей – это фейк, имитация развития, мертвый муляж, который на деле является скорей деградацией.

Тщеславие ничтожества

Тщеславие – это способ обмануть себя, получив удовлетворение от иллюзии собственного величия. На запущенных стадиях тщеславие перерастает в звездную болезнь и далее в манию величия – самодовольную паранойю, с которой человеку на пустом месте мерещится собственное могущество, красота и гениальность. Все это – обратная сторона унижения. Тщеславие – это возвеличенная низость.

Порой, когда мы просим о помощи, или когда нам эту помощь предлагают без нашей просьбы, мы можем переживать унижение, потому что в наших головах сидит штамп, что помощь требуется слабым, беспомощным, или неполноценным членам общества. Иной гордец не попросит о помощи, даже если от этого зависит чья-то жизнь.

Нас унижают не столько «короли», сколько люди равные нам, но в своем тщеславии, возомнившие себя королями. И если так происходит, значит, наше положение – ниже среднего, в нашу сторону можно плевать и выливать помои, пока мы это позволяем. В определенном смысле желание быть «выше» других – это и есть низость, которая пытается возвыситься за чужой счет.

Тщеславное ничтожество радуется чужой боли, становится «энергетическим» вампиром, который питается чужим страданием. Ничтожество выискивает больные места людей, чтобы почувствовать власть над ними. Отсюда растут ноги в том числе: у эгоизма, снобизма, честолюбия, гордыни, звездной болезни и чувства собственной важности. Надевая все эти напыщенные маски, мы бравируем перед собственным унижением внутри себя. Возвеличиваем себя до небес, втаптывая в грязь собственное подавленное ничтожество. Так мы создаем и поддерживаем внутренний психический раскол, в котором наше величие является обратной стороной нашей ничтожности.

Когда человек переживает унижение длительное время, он теряет самоуважение, а самооценка становится заниженной. Он закрывается от окружающих, прячет свою боль, защищаясь маской ложной личности, которая искусственно сконструирована, чтобы спрятать психическую травму. По мере нарастания внутреннего раскола, психика становится все менее устойчивой, и человек пребывает в непрерывном напряжении, потому что не может быть собой, не может раскрыть ни другим, ни даже самому себе свое нутро, изуродованное кровоточащей раной унижения.

С такой раной в душе человек болезненно воспринимает любую критику, случайно услышанный посторонний смех принимает на свой счет, как насмешку, и даже невинное замечание ему напоминает о подавленном унижении.

Сторонний критик при этом иногда воспринимается так, словно он раскусил униженного, выявил его тайну о психической ране в душе, залез под кожу, и, узнав слабое место, уколол в самый его эпицентр.

Все это – персональные галлюцинации раненой души. Именно поэтому психотерапевт, выслушивая клиента, в какой-то подходящий момент может задать вопрос о сходных случаях из прошлого. Быть может, в далеком детстве, когда ребенок был не в силах переварить унижение, это переживание было вытеснено в его бессознательное. А в бессознательном душевные раны не заживают, а продолжают кровоточить. Чтобы исцелиться, необходимо терпеливо раскрываться, устраняя все ложные личины, смотреть в лицо собственным страхам.

Неудивительно, что даже невинная критика может вызывать в раненой душе ненависть. Униженный и тщеславный человек падок на лесть, и крайне зависим от мнения окружающих, чем окружающие иногда сознательно, или бессознательно пользуются. Некогда униженный человек часто перестраховывается, защищаясь даже там, где нападением и не пахло, от чего кажется безосновательно резким и агрессивным.

Чем более запущенная «ситуация», тем сильней человек напряжен, тем сложней ему общаться с другими людьми,  тем более одиноким, порой, человек себя чувствует. В такой ситуации роль психолога может оказаться незаменимой. Страдающему человеку необходимо, чтобы его просто выслушали, позволили быть собой, приняли без всяких оценок, чутко и с уважением к его сущности.





Любовь тщеславного ничтожества

Влюбленность с такой раной в душе может стать крайне болезненным опытом, наполненным каскадом труднопреодолимых иллюзий. Болезненное самолюбие проецирует на возлюбленного радость возможного приятия израненной души. На расставание, или невозможность быть в обществе возлюбленного проецируется душевная рана. Иными словами человек, живущий с раной подавленного унижения, склонен приписывать боль от этой раны разлуке с объектом своей «любви». По этой теме на progressman.ru имеется ряд статей под тегом «привязанность».

На противоположном полюсе болезненной психике удобно приписывать внутреннее самовозвеличивание «победам» на любовном фронте. Такой человек в отношениях не столько строит отношения, сколько самоутверждается, пытается доказать себе очередной победой, что он – не жалкое ничтожество. И если этому самоутверждению сопротивляются, «любовь» внезапно обращается в ненависть.

За что мы ненавидим возлюбленного? Он не стал тешить наше самолюбие, не стал возвеличивать нашу персону, показал, что мы недостойны такого отношения, и поэтому наше тщеславное величество впадает в другую крайность – унижение. К любви примешивается ненависть, потому что отказ во взаимности растаптывает гордыню, которая на деле была всего лишь прикрытием для собственного внутреннего ничтожества.

И кстати, чем сильней возлюбленный втоптал нашу гордыню в грязь, тем сильней мы его «любим»! Помните? Одна крайность поддерживает и укрепляет другую. Такая разновидность болезненной «любви» идет рука об руку с тщеславием, ненавистью и унижением.

Напомню, что речь идет вовсе не о какой-то реальной ничтожности, а всего лишь о его противоречивых чувствах и догадках на свой собственный счет. Все это мы делаем сами с собою. Так работают психические механизмы двойственности. Мы сами втаптываем себя в грязь, чтобы затем возвеличиться. От таких душевных «ран» в разной степени страдает большинство из нас.





Тщеславие цивилизации

Вся наша цивилизация держится на самоутверждении собственной никчемности. Вспомните свое детство. Нам всегда нравились герои, которые тешили свое самолюбие особенно искусно. Чем круче герой, тем виртуознее он возвеличивает свое эго: нерушимый терминатор, или могущественный Нео, побеждающий невротика Смита, Золушка, пробившаяся из низов общества прямиком к принцу, Барби, рожденная в богатстве и роскоши розового гламура.

Чего стоит одна сказка Пушкина о волшебном зеркале! Гордой царице лукавое зеркало внушило, что она «на свете всех милей». И вот, вокруг заниженной самооценки царицы завязалась целая заварушка! «Жестокую» правду о том, что молодая царевна красивее, болезненная психика царицы не смогла воспринять разумно, и чтобы удержать свой имидж на высоте, царица была готова пуститься «во все тяжкие». Перечислять можно бесконечно. В каждой истории найдется подходящий пример.

А величайшими мастерами в этом нелегком деле тщеславного самовозвеличивания мы становимся на духовном пути, когда, отрекаясь от гордыни, мы тешим именно ее – гордыню на все более изощренных и утонченных уровнях. Полагаю, и к этому стоит относиться со спокойным пониманием.





Тщеславие и унижение

Продолжительный опыт унижения не означает, что на личности можно поставить крест. Наоборот, преодолевая дисбаланс, мы обретаем мудрость и становимся сильней, чем могли стать без этого закаляющего опыта. Все психические «болезни» преодолимы. Наши слабости – просто те психические «мышцы», над которыми необходимо поработать в первую очередь, обращая слабость в силу.

Часто, когда мы видим, как критикуют других, то можем легко распознать субъективность критика.Но если критикуют нашу персону, то начинаем принимать критику всерьез. Происходит своеобразная «сцепка», когда галлюцинации критика как бы совпадают с галлюцинациями унижающегося.

Например, доминирующий босс отчитывает подчиненного, доходя до самодурства, возвышается над человеком, который от него зависит. А подчиненный, активно участвуя в «игре» не на равных, унижается, утверждаясь в позиции слабого менеджера младшего звена. Подчиненный воспринимает это как «объективную» реальность, «общее» пространство, в котором происходит этот единый процесс унижения и возвышения между двумя субъектами. Все это ощущается настолько реалистично, словно действительно является объективной реальностью. И ответная ненависть к боссу, также, кажется оправданной и уместной.

Однако вся эта ситуация происходит в голове подчиненного. Нет никакой «объективной» реальности, где босс в роли альфа-самца унижает подчиненного. Все это – субъективное восприятие, двойственные игры разума, которые большинство людей проигрывают ежедневно в своих головах.

Что реально происходит в голове босса – не имеет значения. Субъективные переживания босса не выходят за пределы его головы. Если босс прилюдно мастурбирует тешит свое самолюбие – это его «национальная» проблема. Подчиненный лишь слышит тембр голоса, видит мимику, и характеризует все это сообразно своему жизненному опыту. И если в его опыте есть психотравма унижения, она закономерно проецируется в новой сходной ситуации.

В психологии существует термин «классическое обусловливание», которым обозначают процесс выработки условного рефлекса. Возможно, Вы слышали анекдот про лабораторных обезьян?

 

Беседуют две обезьяны в клетке:
– Подруга, а что такое условный рефлекс?
– Ну, как бы это тебе объяснить… Вот видишь этот рычаг? Как только я его нажимаю, так вот этот человек в белом халате сразу подходит и дает мне кусочек сахара!


 

Условные рефлексы проявляются, когда, например, мы реагируем на нейтральную ситуацию конкретной эмоцией только потому, что эта она ассоциируется в нашей голове с другой ситуацией из прошлого, в которой мы уже проявляли именно эти эмоции.

То есть, когда подчиненный ненавидит Босса, возможно, на самом деле он ненавидит своего отца, или хулигана-одноклассника, который в прошлом подчинял нашего подчиненного, подавляя его психику. Возможно, замечания босса были невинными, но какие-то неуловимо схожие оттенки его действий пробудили подавленные чувства в подчиненном, и вызвали неадекватную реакцию.

Именно поэтому целесообразно поддерживать здоровую самооценку у ребенка, потому что детское сознание еще не в силах осознавать в полной мере иллюзорность психической двойственности. Травмы, нанесенные в раннем детстве подавляются в бессознательное, и могут преследовать личность всю жизнь.Ведь именно в детстве вырабатываются наши базовые представления о мире и обществе, которые поменять в будущем крайне сложно.

 

Унижать других — гораздо худший вид гордости, чем превозносить себя не по заслугам.
Франческо Петрарка


Гордыня — эхо былого унижения.
Степан Балакин


Не унижайся ни перед кем: не смотри ни на кого свысока!
Леонид С. Сухоруков


Если ты не унизил себя сам, ничто не в силах тебя унизить.
Ричард Юхт


 

 





Сознательное унижение

Иногда унижение выбирают сознательно по разным причинам. Для некоторых унижение – это своего рода психологический экстрим, который дает освобождающее ощущение раскованности, преодоления границ и свободы от страха.

Что-то схожее, с характерным приливом адреналина ощущают любители экстремальных видов спорта, например, во время прыжков с парашютом. Раскованность чувств дает ощущение, когда «море по колено».

В иных случаях некоторым людям нравится чувствовать себя подчиненной вещью, с которой хозяин сделает все, что захочет. Это, я полагаю, является искаженной потребностью в приятии и доверии, в чем-то аналогичного доверию ребенка по отношению к родителям.

Выше я уже говорил, что унижение является обратной стороной тщеславия. Возможно, люди, наделенные большой властью над другими (начальники, боссы и пр.), чтобы сгладить самооценку и разрядить напряжение, могут сознательно выбирать унижение.

В нашем обществе даже существует отдельная психосексуальная субкультура «БДСМ», которая основывается на унижении и господстве в сексуальных отношениях. Последователи «БДСМ» возбуждаются и разряжают эмоциональную напряженность, нарушая в своих ролевых играх социальные условности и табу.

Иногда унижаются, чтобы манипулировать тщеславием другого человека, которого своим унижением возвышают. Например, унижаясь, человек в роли слабого просто стремится снять с себя ответственность, чтобы оставить все сложные дела для «сильной» личности, падкой к лести и тщеславию. Унижающийся при этом, может считать себя умней, коль ему удалось своими «хитрыми» манипуляциями добиться желаемого. Или унижающийся просто хочет жалости, и жаждет вечно оставаться в зоне комфорта, где ему удобно быть беспомощным и слабым.

Нищие и попрошайки, также, играют на жалости к их унизительному положению. Говорят, некоторые из этих «нищих» зарабатывают унижением куда приличней своих благодетелей.

Иногда люди приходят к сознательному унижению, чтобы избежать наказания от господствующего авторитета. Если авторитет ведется на «игру», он также, в своей психике увеличивает раскол, раскачивая маятник тщеславия и унижения.

Еще один, достаточно редкий вариант сознательного унижения – с духовной целью усмирения гордыни и тщеславия. Но с такой целью человек не столько унижается, сколько учится проявлять смирение. И такое смирение, я считаю, не следует смешивать с унижением. Обыденное унижение – это всегда определенного рода самообман и неприятие происходящей ситуации. Смирение на духовном пути, напротив, связано с приятием происходящей жизни. Унижение отличается от смирения – так же, как невроз от святости.

 

Инерция

Понимание того, как действует наша психика, как мы привязываемся к маятнику унижения и тщеславия, помогает привлечь внимание к этим психическим механизмам. Но даже их сознательное понимание еще не гарантирует полного освобождения от этих переживаний. Могу судить по своему опыту.

Инерция – словно один из ключевых законов ума. Ум без привычек – это ум Будды. А если человек утверждает, что у него нет гордыни и чувства собственной важности, скорей всего, это значит, что гордыня у него развита столь сильно, что мешает человеку признать ее же наличие.

Выход из этой болезненной двойственности – самопознание, усердная систематическая осознанность, чуткость и внимательность к проявлениям собственной психики. Чтобы не включаться в эту игру, будьте честны с собою. Так ли важно, что руководит другими людьми? Что руководит Вами?

Если вы не играете в тщеславие и унижение, вас становится скучно унижать. Не получая желаемого результата, мелкий тиран перестает доставать своим болезненным самолюбием.

Если вы умеете смеяться над собой, никто не сможет посмеяться над вами. Человек унижается не когда кланяется, а когда ощущает унижение. Само переживание унижения – признак внутреннего раскола.

 



Михаил Лабковский: Полюбите себя в бездействии

О духовных и материальных долгах

 

Сильный – не тот, кто возвышается, а тот, у кого в этом более нет потребности. Вполне можно быть успешным и преуспевающим человеком, не становясь при этом тщеславным идиотом. Такие импульсы в себе стоит внимательно исследовать, чтобы те гасли на корню. Тщеславие – это лишь игра в силу и реальный внутренний раскол. Истинная сила – это наша здоровая психика, созидательная воля, наработанные способности и таланты.опубликовано 

 

© Игорь Саторин

 



Источник: progressman.ru/2011/08/vanity/

Реальная причина, убивающая отношения

Поделиться



Ум со своими представлениями подобен архиву, на полках которого хранятся древние справочники и договора. В справочнике, например, может быть дано относительно четкое с нюансами определение дружбы, а в договоре регламентированы права и обязательства абстрактного друга.

И если человек по каким-то частным признакам зачисляется в друзья, ум начинает экстраполировать – делать далеко идущие выводы из этих частных свойств. Сначала приписывает живому человеку все прочие мнимые качества друга (из своего справочника), а затем и мнимые обязанности (из договора), которые настоящий друг «обязан» исполнять. В противном случае наш внутренний «судья» фиксирует нарушение и от такой творящейся несправедливости негодует – хочет нарушителя наказать и принудить к исполнению договора.

 





Человек рядом может даже не подозревать, что стал чьим-то другом. В его уме дружеский договор может описывать совсем иные принципы.

И в такой ситуации, когда вместо ожидаемой «дружбы» получают что-то неожиданно неприятное, дабы не обижаться, полезно признавать, что проблема возникла вовсе не потому, что человек повел себя неправильно, а конкретно из-за собственных нереалистичных ожиданий – сам очаровался – самому и расхлебывать. Такое осознание – чистое проявление ответственности, выводящее из позиции жертвы.

В архивах ума таких договоров – обилие, на все случаи жизни. Там «прописаны» права и обязанности близких, любимых, приятелей, сослуживцев и даже незнакомцев. Ум содержит в себе богатый свод личных законов, которым жизнь якобы должна соответствовать. В итоге общаются не люди, а ментальные шаблоны – выясняют, кто из них важней и реальней.

 

В отношениях

В любовных отношениях тема таких формальностей звучит еще пронзительней. Сам факт пребывания в отношениях для большинства партнеров уже подразумевает подчинение целому своду обязательств.

Как только партнеры навешивают на происходящее между собой и друг на друга какие-то ярлыки, сразу начинаются выяснения «отношений», попытки определить, какому договору они соответствуют и где нарушаются.В итоге двое участвуют не столько в живых, реальных отношениях, сколько в таких разбирательствах и тяжбах.

Субстанция, которую по ошибке так часто принимают за отношения – вовсе не то реальное, что между двумя людьми уже происходит, а лишь очередной свод прав и обязанностей – нечто искусственное, подразумеваемое и ожидаемое.

Только то, что между людьми уже происходит и есть их реальные отношения. Как только они вгоняются в формальный порядок, из них уходит вся легкость и постепенно проникает вынужденность. Чем больше затвердевших представлений о том, какими отношения должны быть, тем мучительней притирка – ломка собственных убеждений. А вероятность обрести согласие и мир с партнером близится к нулю.

 

То живое и спонтанное, что реально объединяет людей само по себе может быть чем-то прекрасным. Но если нечутко нестись впереди паровоза со слепой убежденностью в том, как отношения должны развиваться, можно ненароком эту хрупкую субстанцию растоптать.

 





 

Поверка реальности

Еще один пример. Представьте такую ситуацию, где волк, желая эффективней охотиться за зайцами, решает договориться с орлом, чтобы тот с высоты помогал жертву выслеживать. В качестве оплаты наемного орлиного труда, волк делится добычей. Орла сделка устраивает, но иногда ему обидно от формального черствого отношения волка. Орел, сотрудничая с волком, принимает его за близкого человека друга, и ждет каких-то ответных чувств. А волку все это не нужно. Он хочет исключительно эффективного добывания зайцев, и капризы орла встречает с раздражением.

Полезно понимать, что работодатель не обязан любить. Он нанимает помощника не для душевного товарищества, а для сухой обоюдной выгоды. А пока удерживается шаблон, каким должен быть начальник – добрым, вежливым, одаряющим, – постоянное недовольство обеспечено.

От волка бесполезно ожидать повадок верного домашнего пса. И обижаться тут, как правило, просто бесполезно, да и не на что – волк ведет себя по волчьи не из вредности, а потому, что такова его волчья природа.

Если кто-то повел себя неприемлемо, приписывать причину собственного недовольства чужому поведению – это сбрасывание ответственности. Реальная причина внутри – ломка собственного шаблона, не прошедшего поверку реальности.

В реальных отношениях не может быть чарующей сказки, которую рисуют ожидания. Но если отпустить притязания на невозможное, идею правильных и неправильных отношений, может оказаться, чточеловек рядом нравится таким, какой он есть – неидеальный, со своими заморочками, настоящий.опубликовано  

 

Автор:  Игорь Саторин

 

​P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: progressman.ru/2016/07/rr/

Любимые песни нашего ЭГО

Поделиться



Каждый имеет полное право воспринимать этот текст наиболее удобным для своего ЭГО образом. А иных «образов» у ЭГО и не бывает.

Я знаю, что ничего не знаю, но знаю это гораздо лучше других.

Я ношу маску высоко духовной личности, за что ожидаю уважения и почитания.

Я – необычный человек, хотя бы потому, что все люди – необычные, но я – особенно необычная личность и даже где-то избранная, как Нео из «Матрицы».





Я занимаюсь саморазвитием, чтобы эффективней гордиться собой.

Я иногда избегаю местоимения «я», чтобы казаться отрешенным.

Я снисходительно соглашаюсь с другими, как бы показывая им, что и эти простые смертные, наконец, доперли до «истины», которая мне уже давным-давно известна.

Я с высокоталантливой усердной внимательностью выискиваю и нахожу изъяны и ошибки других людей, чтобы на фоне их неудач порадоваться своему несомненному превосходству.

Я раздаю самодовольные советы, как всезнающий Гуру, чтобы показать другим неучам, как я высок и как низки они со своими низкосортными переживаниями.

Я выражаю свое мнение как вселенскую истину, чтобы простые смертные узрели, как я велик и как низки они в своей бессмысленной смертной возне.

Я грежу о золотом троне и заслуженных великих почестях для своей соответственно «великой» персоны.

Я ною о том, как нелегка жизнь, чтобы другие уразумели, как велики мои «святые» страдания и, наконец, догадались, какого высокого уровня уважения я заслуживаю.

Я порой становлюсь всезнающим генератором концепций, почерпнутых из текстов, которые перемешавшись в моей голове в случайном порядке, вываливаются из меня в форме «собственных гениальных прозрений».

Я где-то недавно вычитанную истину, знаю чуть ли не с рождения, о чем старательно даю понять всем окружающим, чтобы окружающие поняли, какой я мудрый человек.

Я уже давно все понял, а остальные колбасятся, ибо еще недопоняли и недопросветлели.

Я отбираю лучшие рекламные модули своего «я», и размещаю их на общественных витринах социальных сетей.

Я выхожу в свет, тщательно замаскировав все личные изъяны модным в данном конкретном «свете» камуфляжем.

Я брезгливо рассуждаю о том, как глупы и низки другие люди, чтобы почувствовать себя лучше и выше «серой массы».

Я иногда использую деловые виджеты и дорогие гаджеты, чтобы другие знали, какая я важная персона.

Я играю в игры, чтобы ощутить свое величие хотя бы понарошку.





Я читаю, чтобы стать невероятно продвинутой личностью, и научиться себя дурачить с утонченностью духовных мастеров.

Я знаю путь со всеми его этапами, и каждый раз, заходя в тупик, я возмущаюсь наглой глупости жизни, не разделяющей моего «великого» знания.

Я читаю книги и смотрю фильмы, чтобы ощутить себя причастным к великим иллюзорным достижениям героев фильмов и книг.

Редкие «успехи» в духовной практике раздувают мое эго до небес, от чего я порой фантазирую, как стану модным Гуру, которому все поклоняются и платят бабло на халяву.

Иногда я хочу быть просто скромным и отрешенным человеком, которого за его скромность и отрешенность заметят, и вознесут на небесный золотой трон, где окажут все величайшие почести, которых я заслуживаю.

В глазах других людей я подспудно стремлюсь затесаться где-то между Буддой и Христом, или в команде других высокоуважаемых сущностей, для чего использую саморазвитие как превосходное прикрытие собственного тщеславия.

Я щедро делюсь своим мнением, как великим информационным даром, который я свято жертвую простым смертным невеждам, чтобы возвыситься над ними.

Я духовный человек и потому автоматически по велению самого Творца должен иметь допуск к небесной халяве, проявленной, в том числе и во всевозможных земных благостях и прелестях.

Если какой-то человек смеет не соответствовать моим ожиданиям, он должен по справедливости поплатиться, перенеся все необходимые для этой процедуры побои, которые окупят мои «святые» мучения.

Если жизнь упорствует, продолжая противоречить моему мировоззрению, я становлюсь на путь «святого мученика», и начинаю добивать себя наиболее подходящим для ситуации разрушительным методом, при этом как бы приговаривая: «посмотрите, что вы все со мной делаете!»

Я готов подписаться под словами уважаемых мною людей, чтобы таким образом стать с ними в один ряд.

Иногда я, будучи профаном и любителем, даю советы профессионалам, чтобы сразу на халяву практично возвыситься до высокоавторитетных сфер.

Когда мои поверхностные советы информационные жемчужины не принимают с должным почтением, я понимаю, что эти глупые людишки попросту не дозрели до моего божественного сверхзнания, хлопаю дверью, и, задрав нос, удаляюсь.

Иногда я хочу стать добрым и святым, чтобы тешить свое эго по-мастерски изящно.

Я следую по «правильному» пути, потому что он оправдывает мой образ жизни.

Если кто-то считает меня красивым человеком, я, безусловно, рассчитываю на халяву в отношениях с поклонниками этой своей «красоты».

Иногда я ношу неброскую одежду, чтобы ощутить какой я крутой и отрешенный человек.

Иногда я как бы нехотя трачу два часа на прихорашивание, чтобы как бы непроизвольно выставить себя в лучшем свете, и завоевать всеобщее внимание.

Я создаю красивый образ себя, чтобы извлекать из него максимальный профит.

Я коллекционирую продвинутые теории, каждый год, откладывая практику на следующий год.

Я на самом деле – жадина, а редкие порывы «щедрости» идут от желания ощутить свое снисходительное величие перед прочими слабыми и падшими.

Хоть в глубине души я и люблю всех, но если копнуть еще глубже, мне на всех начхать.

Я спокойно могу пропагандировать «высокие» ценности, идеалы и принципы, то и дело бесстыдно и «отрешенно» нарушая их.

Я практикую свинство под маской гибкости и раскованности.

Иногда мое самолюбование самозабвенно зашкаливает до таких невероятных высот, что мне начинает мерещиться, будто я – чрезвычайно особенный человек, прям – ребенок Бога.





Я хочу казаться умным, и получать за это признание и бабло на халяву, чтобы не работать как все смертные по сорок часов в неделю.

Я занимаюсь духовной практикой, чтобы стать крутым человеком и добиться всех высокосортных благ на халяву.

Я занимаюсь духовной практикой, чтобы снять с себя ответственность за свою жизнь под предлогом святой отрешенности.

Я – божество, а все прочие – коричневато-серая масса невежественных мирян.

Мой путь – лучший, а все прочие невежды бродят в бессмысленных потемках.

Я, безусловно, знаю истину, а мнение других людей – лишь выпячивание их эго.

Иногда считаю себя особенно крутым и продвинутым, когда вскрываю какие-то свои поверхностные самообманы.

Я дурю себя настолько эффективно, насколько возможно, и надеюсь научиться это делать еще более изощренными методами, чтобы потом просветлеть и стать таким же крутым как Гаутама Будда, или даже еще круче!

Я иногда оцениваю поведение других, как арбитр, ибо уж я то знаю как надо…

Я доказываю свою правоту, чтобы защитить свое величие истину.

В споре я ожидаю поддержки от других, чтобы и другие подтвердили мое превосходство над оппонентом истина и справедливость восторжествовали!

Мой гнев – праведная защита истины и справедливости, а гнев других – бесноватое эгоистичное зло.

Чужие идеи и мнения, не совпадающие с моим глубоко продвинутым и возвышенно одухотворенным мировоззрением – просто идиотские иллюзии.

Мое мнение – авторитетное выражение вселенских законов, а человечишка, посмевший высказать иную точку зрения – просто самодовольный глупец, который должен по справедливости поплатиться и осознать, как я мудр и велик, и тогда, быть может, я великодушно прощу его темноту и невежество.

Я продолжаю думать, что текст «Любимые песни ЭГО» в основном – о ком-то другом…опубликовано 

 

© Игорь Саторин

 

Также интересно: Режим умеренного эгоизма — ВАМ ПОНРАВИТСЯ!  

Эгоистами называют эгоисты других эгоистов

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: progressman.ru/2012/07/songs/

Сила мысли притягивает в жизнь ТО, о ЧЕМ мы думаем

Поделиться



Сила мысли – одна из центральных граней нашей жизни. В этой статье речь пойдет о том, как силой мысли создается реальность, события, люди и все-все явления. 

Сила мысли и «я»

Существуют проявления «я». Но самого «я» нет. Проявления «я» существуют сами по себе. Они как бы говорят о «я», как о некой отдельной сущности, проявлениями которой они являются. Но сущности этой нет. Есть лишь пучок этих проявлений. Силой мысли создается «я». Мысли вращаются вокруг пустышки, которую человек не видит, но полагает, что именно там находится его «я». Когда человек говорит «мои мысли», происходит парадоксальная вещь: череда мыслей «претендует» на обладание другими мыслями.





 

Сила мысли и переживания

У страхов нет реальных объектов. Страхи, так же, как и мысли существуют сами по себе. Когда кажется, что у страха есть реальный объект (причина страха), – это иллюзия. Страх существует как самостоятельное явление без реального «объекта», которого можно было бы бояться. Объект страха создается силой мысли. Когда кажется, что причиной страха является событие – это иллюзия. «События» высвобождают страх, который сидит в бессознательных слоях психики, как тонкая «сознательная» энергия, которую человек переварить в данный момент жизни еще не способен. То же самое касается и других переживаний, как приятных, так и неприятных.

Если вы освобождаетесь от дурных переживаний, следует помнить, что их разоблачение методами развития сознания, ведет также и к разоблачению мирских радостей. Если сила мысли лишается негативного заряда, ее позитивный заряд, также, достаточно быстро сгорает, что ведет к недвойственности и просветлению сознания.

Сила мысли и события

Существуют проявления событий. Но самих событий нет. Проявления событий существуют автономно, сами по себе. Не существует никаких событий за пределами мыслей. Все, о чем повествует мысль, происходит в рамках ее проявления. Любое событие вообще имеет лишь мысленную окраску. За пределами мыслей – неописуемая реальность, имеющая запредельную мысленному описанию волновую природу.





Сила мысли и физические переживания

Физические переживания вызывают страдание или удовольствие в силу привычки реагировать на них мысленно и эмоционально. Без мысленных оценок происходит нечто за пределами описания. Жизнь – это движение частиц на фоне сознания (чувства «я есть»). Однако и движение частиц, из которых состоит жизнь, также, создается силой мысли. За пределами мысли – жизнь не поддается никакому выражению.

Сила мысли и закон притяжения

Связь между физическими ощущениями (которые проецируются в сознании при помощи силы мысли) и нашими мыслями – прямая, поэтому можно говорить о законе притяжения (событий к мыслям) в практическом применении. Как правило, человек считает, что мысли являются следствием событий. Однако это иллюзия. Происходящие «события», как уже было упомянуто выше, создаются силой мысли. Человек разделяет «мысль-событие» и «мысль-реакцию». «Мысль-событие» человек считает чем-то абсолютно реальным, что подкрепляется соответствующей энергетикой мысли, несущей серьезный настрой. Это связано с тем, что «мысль-событие» возникает как отражение физической реальности.

Суть в том, что физическая реальность подстраивается для каждого конкретного человека именно таким образом, чтобы соответствовать его «мыслям-событиям». Сила мысли притягивает в жизнь то, о чем мы думаем. Если человек способен воспринять собственные «мысли-события» как иллюзии, он может влиять на свою жизнь. Визуализация желаемого способствует реализации. Сила мысли притягивает физическое воплощение того, о чем человек думает. Уже поэтому не стоит уделять внимания дурным мыслям. Стоит обратить внимание на свои помыслы. Уравнение с ответом «жизнь» складывается относительно заряда вашего состояния. Так работают законы кармы. По этой теме на progressman.ru имеется ряд статей под тегом «карма».

Автономная сила мысли

Все, что происходит в этой жизни – это мысли о мыслях. Текущая мысль появляется в след за предыдущей, потому что одна повествовала о другой. Это – бесконечная череда образов, навевающих сон сознанию. Когда я говорю об иллюзорной природе мысли, я хочу сделать акцент на том, что основной иллюзией является заблуждение человека о природе мысли. Саму же природу мысли и природу происходящего можно условно назвать реальной. Реальная энергия создает миражи – нереальные объекты, события и отношения. Любые оценки происходят на уровне мыслей. Сила мысли создает то, что мы знаем. За пределами мыслей – недвойственная реальность, не поддающаяся никаким описаниям.опубликовано 

 

Автор: Игорь Саторин

  P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©  

 

Источник: progressman.ru/2009/09/sila/

Выбор партнера, выбор жизни

Поделиться



Если гоняться за чужим одобрением, жизнь становится сплошным прокрустовым ложем, где человек в страхе не оправдать свой имидж, напряженно изгибается в уместную одобренную позу и продолжает выбирать любой доступный жизненный сценарий, где его хоть как-то в этой изогнутой позе принимают.

И такое существование повсеместно принимается как нечто должное и правильное. И больно так жить и страшно такую жизнь потерять…

И ходят люди с выкрученной психикой по своим изъезженным на сто раз дорожкам, и думают, что окружающая нас бесконечность – это такое унылое болото. А между тем, если не бояться критики и отказов, становится ясно, что в жизни полно дверей с самыми разными сценариями.

Где-то нас будут стараться прогнуть еще сильней в угоду тамошним нормативам и прихотям. Где-то не понравится нам. А где-то наша персона, со своими уникальными качествами, сможет вписаться как нельзя удачно. Но, чтобы в эту дверь пройти, потребуется смелость быть собой.

Статья получилась немного сумбурная. Акцентируюсь я здесь на отношениях, но, в целом, описываемый механизм можно проследить в любой деятельности.





Любовь и одобрение

Так уж получается, что самих себя мы толком не знаем и в своей реальности не уверены, а потому рисуем самооценку на основе чужого мнения. Если кому-то не понравился, самооценка падает. Если в работе и делах что-то не клеится, не уважает работодатель или недовольны клиенты – самооценка снова колеблется. Могут опуститься руки и прийти дурное чувство, будто ничего хорошего ты не достоин. А если эта негативная оценка исходит от значимых и любимых людей, колебания могут зашкаливать в крайности – от истеричной радости до депрессивной хандры. А где же истина?

Пока держится уверенность, что счастье – это следствие всеобщей любви и одобрения, жизнь не может быть счастливой. Это даже логически понятно, ведь угодить и понравиться всем невозможно. Такая жизнь – одна сплошная двойственность торжества и ненависти к себе, заполненная осторожным невротично-угодливым поведением.

Невозможно, да и не нужно, нравиться всем. Как у актеров есть свой узкий круг фанатов и почитателей, так и отдельный человек может быть по душе – своей узкой аудитории. А вот надрываться в попытках понравиться тем, кому наша персона не по нраву, зачастую попросту непродуктивно.

Обычная неприметная личность с обыденными интересами найдет много общего посреди такого же обычного неприметного большинства. А чем оригинальней интересы и взгляды на жизнь, тем меньше с окружающими взаимопонимания, но тем оно ценней. Связь между единомышленниками с уникальными интересами может быть глубже и крепче. Это правило работает и в дружбе, и в отношениях.

Но иной человек в поисках отношений после первого же неудачного свидания готов на себе крест поставить. Это происходит так, словно сам себя он совсем не знает и определяет свое место в жизни исключительно по чужому мнению об этом месте. При таком раскладе первый же отказ в любви и уважении от «значимых других» воспринимается, как полный жизненный крах – провал на экзамене судьбы, после которого на лбу появляется рельефный штамп бракованной личности.

Этот механизм срабатывает как в неформальных отношениях, так и в профессиональной среде. Везде и всюду нам страшно лажать, каждый шаг хочется совершать идеально, будто где-то за спиной за нашей маленькой персоной зрит небесная комиссия, распределяющая существ в своей небесной иерархии – от неудачников до успешных.





Не надо ставить на себе никаких крестов. Если наша персона кому-то не нравится, в этом нет никакой великой проблемы. Окружающие имеют право думать, что хотят. Иногда необходимо пройти через десяток неудачных знакомств и совершить сотню ошибок, чтобы найти нечто действительно ценное.

Да и каждая «неудачная находка» – будь то знакомство или работа, – это не какая-то ошибка и вовсе не символ собственной ущербности. Это просто такое вот маленькое приключение и ценный опыт. И никаких реальных штампов личной неудачливости такие события поставить не могут.

Здесь следует сделать одну оговорку. Если отношения стабильно не клеятся, безусловно, полезно анализировать причины. Очень часто личная грубость, инфантильность, необоснованные запросы и ожидания действительно могут оказаться причиной неудач. И в этом ключе полезно либо пообщаться с психологом, либо как-то самостоятельно дойти до понимания собственных заблуждений.

А если вы на стадии знакомства и никаких требований предъявить не успели, то здесь большая часть всех переживаний о собственных качествах, правильных или ошибочных действиях – пустая трата энергии.

Нелюбовь и неприятие





В идеале во всех потенциально длительных неформальных отношениях с первой же встречи имеет смысл налаживать контакт без всяких вымученных потуг выставить себя в лучшем свете. Собственное естественное поведение – это идеальный фильтр для реальных близких отношений. Рыбак рыбака увидит издалека.

А если партнер вас изначально не принимает как есть и хочет, чтобы вы ради него совершенствовались – это такой «мистический» знак, что человек попросту не ваш, и, как бы вам того ни хотелось, наладить отношения будет проблематично.

Точно также и в вашем случае – насиловать мозг партнеру, ожидая от него каких-то личных сказочных или типа «реальных» трансформаций, чтобы он начал устраивать – это капризная эгоистическая иллюзия, которая ни к чему путному не приводит.

Такие вот запросы партнеров друг к другу – это, в общем-то, патологичная норма нашего общества. То есть, почти каждый надеется, что партнер будет как-то расти над собой и улучшаться в угоду нашим прихотям. Собственно, поэтому так много разводов. Чем сильней ожидания и надежды, что партнер станет лучше, тем быстрей отношения приходят к краху.

Очень уж мы любим надеяться на авось, что все как-то само собою сложится. Невротично хватаемся за партнера, который хоть как-то соответствуют идеальным фантазиям, в период влюбленности закрываем глаза на разногласия, да, в общем-то, даже и не пытаемся узнать и понять человека рядом с нами – его реальные взгляды на жизнь и возможное совместное будущее. А потом, вдруг, оказывается, что человек-то вообще чужой, а уже и добро совместное, и дети…

Отношения утоляют самые значимые невротические потребности, поэтому за них так крепко держатся. А если партнер эти потребности утолять перестал, на него сыпятся обиды – он вдруг становится виноватым во всех несчастьях только потому, что его поведение вышло за рамки наших требований.

И, кажется, все бы наладилось и стало отлично, если бы только человек понял, что надо вести себя не так, а немного иначе. И может даже стать удивительно – как это партнер сам не видит и не понимает таких простых вещей?! Будто уж наша-то персона истину знает, и остается только это знание как-то партнеру в голову внедрить. Но на деле такая «истина» – ничто иное, как безосновательные, инфантильные требования к судьбе.

У партнера в голове своя «истина», и ему точно так же может быть непонятно, почему это мы так упорно настаиваем на каких-то своих «идиотских» требованиях. Ему точно так же тяжело прогибаться против своей «истины» в угоду нашим – с его точки зрения глупым притязаниям. На progressman.ru эта тема уже поднималась в статье о серьезных отношениях.

Когда отношения наполнены требованиями и притязаниями, тогда кайф от них перемежается противоположной стороной – обидой, раздражением, ревностью, тревогой. Удовлетворение ожиданий – радость, любое отклонение от них – боль.





А началась вся эта «сансарная» драма в тот самый момент, когда стало страшно за свое место в этой жизни, когда появились сомнения – а заслуживает ли наша персона в этой реальности чего-то хорошего… Большая часть всех наших требований к судьбе – это неявная попытка подтвердить собственную ценность в иерархии существования.

До тех пор, пока личное счастье базируется на основе чужого одобрения, отказ в любви и последующее одиночество вызывают страшное переживание собственной ущербности. И этот страх побуждает вцепляться мертвой хваткой даже за очевидно бесперспективные отношения, чтобы не упустить хотя бы то доступное, что есть.

Эта невротичная хватка, словно шоры на глазах, закрывает обзор жизненных возможностей. Она же лишает легкости, свободы и обращает потенциально гармоничную связь в очередную пантомиму, где радость обладания перемежается с гримасой притеснения и страха одиночества.

 



Мужчине отношения гораздо нужнее, чем женщине...

Одиночество учит многому...

 

Возвращаясь на круги своя, повторюсь: в жизни – полно возможностей. Да, где-то нас будут пытаться прогнуть и запрячь в упряжку чужих прихотей – необязательно принимать такое отношение за чистую монету. Где-то нам попросту скучно. Но выбор при этом никогда не сужается. Все ограничения вызваны страхом ошибиться и ощутить свое безволие перед лицом непредсказуемой реальности. Но нечто свое, нечто ценное, находит только тот, кто не боится открывать двери неизвестного.опубликовано 

 

© Игорь Саторин

 



Источник: progressman.ru/2014/04/loveandlife/

Поверхностные понты жизнь беспощадно обламывает

Поделиться



Возвращаюсь к одной очень важной, даже сказал бы – «величественной», и при этом предательски скользкой теме. Это – чувство собственной важности – то самое, коварное ощущение, раздувающее нашу персону до грандиозных размеров, чтобы потом сдавить ее до смехотворного ничтожества.

Это – извечная центральная проблема практически каждого человека, приводящая к постоянным беспокойствам о чужом мнении, побуждающая к вечной гонке за «лучшим», к негодованиям и обидам на судьбу за ее «несправедливость» в адрес нашей уникальной персоны.

О симптомах этого явления сказано уже немало. Большинство из нас способны более-менее различать свои поверхностные понты, особенно в такие минуты, когда жизнь их беспощадно обламывает.

Но что дальше? Как усмирить гордыню и освободиться от неврозов? Как прекратить эту нескончаемую игру в величественное ничтожество, и начать радоваться реальной жизни? Как разорвать эту чудовищно-невыгодную сделку с дьяволом?!

Предыстория





Каждый хочет счастья. Мы жаждем наилучшего исхода для нашей многострадальной персоны. Все наши ожидания, все самые светлые надежды – это устремление к идеалу, который воплощает наши мечты.

А где он, этот идеал? Так уж получилось, что эту жизнь мы понимаем своим маленьким умом. Другой понималки для нас не существует. Идеал, к которому все мы стремимся находится в нашей голове…

Устремление к идеалу формирует искусственное идеальное «я» – нафантазированный красивый образ, где наша персона становится самим совершенством, или просто кем-то очень продвинутым – таким человеком, который может по праву почувствовать свою как бы «реальную» важность, или даже – величие.

Здесь начинается первая стадия самообмана. В какой-то момент мы в этот идеальный образ начинаем верить, мы начинаем полагать, будто придуманное нашим умом идеальное «я» – это нечто реальное, и в своей реальности является самым прекрасным вариантом нашей жизни на этой планете.

Мы верим, что в тот самый момент, когда мы сольемся с идеальным «я», все наши проблемы, словно по волшебству, начнут автоматически разрешаться, и наступит долгожданное счастье. По этой самой причине мы крепко вцепляемся в иллюзию идеального «я», и расходуем все возможные душевные силы на ее поддержание и укрепление.

Это и есть сделка с дьяволом, на которую мы простодушно ведемся, и продолжаем всю жизнь верить в ее условия. Мы полагаем, что пик самоутверждения, где мы тешим чувство собственной важности наивысшим и наилучшим образом – это момент нашего личного триумфа – момент воссоединения с идеальным «я». Беда в том, что по наивности вступая в эту дьявольскую сделку, мы не понимаем ее реальных условий и последствий.

Сделка с дьяволом – это психологический трюк, который приводит ко всем разновидностям невротичного самообмана. Это – наивная слепая вера, которая начинается, когда невинный ребенок замечает, что его любят не за то, какой он есть, а за то, каким он нравится. И пожалуй, в этой злополучной манипуляции нет виноватых – таковы механизмы душевного взросления, когда мы учимся различать правду, продираясь через дебри лжи.

Подвох сделки





Идеалу мы приписываем все самые выдающиеся, первоклассные качества и способности. По мере формирования идеального «я», рядом формируется еще одно «я»… – такое «я», которому достаются одни лишь объедки с барского стола – все то, что не согласуется с нашим воображаемым идеалом. Это – наше презренное «я».

Презренное «я» формируется с такой силой, с какой формируется идеальное. Фактически они созревают и кристаллизуются одновременно, потому что являются двумя полюсами одного и того же явления – внутреннего раскола.

Возникновение презренного рядом с идеальным – неизбежный процесс. Как бы мы этого не хотели, идеальное «я» не может существовать само по себе в отрыве от презренного «я». В этом и заключается подвох сделки с дьяволом.

Мы можем только обманывать себя иллюзией будто идеал может и должен существовать самостоятельно – без вытесненных презренных качеств. Сама эта вера в совершенный идеал без посторонних уродливых примесей является одной из опор идеального «я», которая раскалывает психику напополам, и создает болезненную двойственность, из-за которой мы всю жизнь убегаем прочь от себя по направлению к выдуманному совершенству.

Идеальная работа, идеальный супруг, качественные друзья, первосортные родители, высококлассные дети, перворазрядные добродетели, непревзойденные таланты, правильное поведение – этот экзамен сдать просто невозможно.

Когда наша жизнь и последствия наших действий откровенно не вписываются в сверхъестественные нормативы идеального «я», нам тут же делается до тошноты дурно, потому что в этот самый момент мы отождествляемся со своим недоброкачественным презренным «я» – с ненавистным переживанием собственной совершенной несостоятельности.

Просто, как ни крути, а жизнь всегда отличается от наших заоблачных фантазий об идеальном положении вещей. И никаких других проблем, у нас в этой реальности по сути – нет.

Просто мы очень-очень хотим слиться со своим идеальным «я». Мы верим, что эта сделка гарантирует наш успех и спасение от всех невзгод. И поэтому, когда кто-то пробует нас отрезвить, мы начинаем сопротивляться, порой, настолько отчаянно и даже агрессивно, словно нас пытаются лишить спасительного билета в рай.

На деле же мы лишаемся только иллюзорной веры в такой билет. Но поначалу по неопытности «приманка» выглядит настолько чарующе, что отказаться от этого дьявольского лохотрона просто невозможно.

Извороты лукавого





Образ идеального «я» может меняться. Вчера мы представляли себя красивыми и богатыми, сегодня – великими просветленными – обладателями сверхспособностей, завтра это может быть какой-нибудь чуть более реальный – продвинутый профессионал, мастер своего дела. Все это – лишь гардероб идеального «я».

Смена деятельности, порой, ничего не решает – все та же ментальная мастурбация; просто раньше для возбуждения сигнальной системы использовался гламур, а теперь – бизнес и духовность.

Даже путь по становлению собой в какой-то степени почти неизбежно диктуется все той же потребностью – слиться с идеальным «я». Иллюзии утончаются, и на следующем этапе идеальное «я» может обрядиться в так называемое настоящее, реальное «я», свободное от невротичных заскоков – в общем-то, этим оно и идеально.

Презренному «я» в такой ситуации приписывается наша как бы «негодная» потребность в самоутверждении. И тогда, замечая за собой признаки чувства собственной важности, мы проделываем очередной изворотливый трюк, и снова пускаемся в самообман – начинаем себя грызть и ненавидеть за свои «презренные» потребности в понтах.

Идеальное «я» от таких маневров только растет, накачивается красивыми фантазиями о качествах здоровой, свободной от понтов личности. А по факту, именно эту свою свободу от понтов, личность как раз для того и генерирует – чтобы понтоваться наиболее эффективным методом – уверенно и реалистично, в образе психически здоровой, близкой к просветлению особы.

Хитросплетения ума – многогранны. Каждый шаг к свободе – с оглядкой на все возможные способы сохранить максимум иллюзий о собственном величии. Мы просто не можем иначе! Мы стремимся к лучшему. А лучшее мы ожидаем от будущего. Но живем-то мы сейчас. И в этом «сейчас» у нас кроме лживых ожиданий – нет иных представлений о вероятном будущем.

По тем же принципам работает влюбленность – мы проецируем черты идеального «я» на объект страсти, и создаем драматическую привязанность. Без любимых – мы презренные ничтожества, а с ними – ощущаем торжество, граничащее с опустошающим пониманием, что где-то в самом начале этого спектакля, мы себя крепко одурачили.

«Святая» вера в сделку с дьяволом





Психолог Ирвин Ялом считает, что мы верим в собственную необыкновенность и конечное спасение, чтобы закрыться от осознания собственной смертности. То есть, таким образом мы прячемся от правды и начинаем развивать иллюзию.

Феномен идеального «я» как сделку с дьяволом рассматривает психолог Карен Хорни – ее представления о неврозе легли в основу этой статьи. В погоне за безграничным величием, человек «продает» свою душу, то есть, предает себя и отправляется в ад бесконечных терзаний и неистощимого презрения к себе.

Помимо нарастающих терзаний, наши нездоровые запросы к судьбе, лишают побуждений действовать своими силами. Свои силы при таком раскладе попросту истощаются, а способность принимать решения и следовать им – постепенно атрофируется; такова цена сделки. В итоге мы злимся на судьбу, когда она не выполняет свои обязательства по контракту, который мы с ней в своем воображении заключили.

Мы верим в сделку с дьяволом, как дети верят в волшебство. Выигрыш от такого контракта – минимальный и совершенно непредсказуемый. Реальный шанс осуществить что-либо – взять ответственность за свою жизнь на себя. А пассивные требования исключительных привилегий ничего ценного не дают, потому что это – самые что ни на есть пустые невротичные иллюзии.

Мало понимать все это умом. Даже осознавая непоследовательность своих умозаключений, на бессознательном уровне невротик продолжает полагать, что он сам – не такой как все – особенный человек, для которого провидение все-таки обязано сделать уникальное исключение; надо лишь продолжать и дальше убежденно верить. А пока мечты не сбываются, невротик полагает, что он просто пока недостаточно упорно настаивает на своих притязаниях, или его вера в чудо собственной уникальности – еще недостаточно крепка.

Иногда все же невротичные требования к судьбе могут сопровождаться номинальными действиями, и приводить к какому-то результату. И тогда несчастный невротик полагает, что его запросы по волшебству, вероятно, силой его визуализации, сбываются! И он укрепляется в своей вере в награждающую «справедливость», потому что, как бы видит, что судьба, наконец, воздает ему по заслугам.

При таком раскладе подавляющая часть личной силы уходит на пустые надежды, воображаемые усилия, мольбы, стенания, истеричную радость – в общем, на болезненные фантазии, где невротик, словно дитя, убежден, будто общается с какой-то высшей инстанцией, ответственной за выгодную для него справедливость. Причем на уровне поверхностного ума он может быть сухим скептиком, а в душе, в тайне от всех, и даже где-то от себя – скрывать свои простодушные притязания к судьбе.

Невротик без всяких оснований ждет от жизни чуда, потому что именно так он воплощает свое идеальное «я». Ведь все наивысшие привилегии, как он верит, – это реальные права его идеального «я». Верой в свои требования к судьбе, он создает иллюзорную реальность идеального «я», где он – выше законов жизни, которым подчиняются лишь простые смертные.

А когда невротик видит, что его запросы не воздаются, и законы жизни распространяются и на его персону, в этот момент, казалось бы, уже нельзя продолжать и дальше себя дурачить. Но и здесь изворотливое самолюбие находит лазейку. В такой ситуации невротик верит, что его не сбывающиеся желания доказывают лишь одно – жизнь несправедлива! И надо просто продолжать настаивать на своих идиотских требованиях к судьбе. Ведь эти требования – это «гарантия» грядущего успеха!

А когда эту «гарантию» подвергают сомнениям, невротик злится. Он не хочет замечать ущербность своего напряженного самообмана. Он может догадываться, что дурачит себя, но тем не менее, упоенно продолжает следовать «сделке», потому что вред от нее – ничего не значащая мелочь в сравнении с будущей славой!

Слава идеального «я»





Иногда сделка с дьяволом разрастается до государственных масштабов, где «эгрегор» страны позиционирует мечту для миллионов людей. Причем неважно – американская это мечта, или мечта советского гражданина, ее образы – одинаково лживы, и в равной степени раскачивают двойственность душевного провала и успеха.

Когда невротик продолжает верить в чудо, которое ему задолжала судьба, он пренебрегает реальными возможностями, приводит свои дела в запущение, и теряет интерес к реальной жизни. А жизнь в силу такого наплевательского отношения действительно начинает напоминать мрачное болото, в котором несчастный фантазер продолжает лелеять свои сказочные надежды.

Когда невротик ошибается, он, чтобы сохранить ощущение своей непогрешимости, сваливает ответственность за свои ошибки на внешние обстоятельства, – дескать, он то – идеал, а мир – несправедлив и несовершенен.

Когда невротик начинает понимать, что с ним происходит, то по инерции продолжает цепляться за идеальное «я». И попытка излечиться от невроза может стать проекцией устремления – прийти к совершенству таким, как бы истинным и правильным способом. При таком раскладе невротика интересует не столько реальное исцеление, сколько возможность посчитать себя исцеленным – и потому продвинутым. И в таком ключе, он то и дело будет имитировать образ здоровой личности в ущерб реальному психическому здоровью.

Именно так адепты всевозможных гуру рано или поздно и сами начинают примерять на себя роль просветленного учителя. Ведь именно этого изначально они и хотели. А реальная истина искателей славы интересует постольку, поскольку ее концепция является удобнейшим средством – потешить самолюбие – осуществить на практике сделку с дьяволом. Даже путь становления собой в какой-то степени почти неизбежно будет продиктован все той же потребностью – слиться с идеальным «я».

Сделка с дьяволом может принести славу. Но напряжение никуда не уйдет. Идеальное «я» – бездонная пропасть, пределом которой становится тирания в мировых масштабах, как это случалось с некоторыми правителями государств.

Безнравственная нравственность





Казалось бы, если человек стремится к идеалу, то именно такое устремление должно было бы привести к чему-то светлому и благому. Однако на деле происходит обратное. Самые невинные эмоции и качества, которые не вписываются в идеальный образ, с раннего детства силком без разбора подавляются в бессознательное, где скапливаясь годами, дорастают до размеров исполинского чудовища.

И тогда сквозь маску милого человека, ко всеобщему удивлению, вдруг, начинает выглядывать презрительное страшилище, обладателю которого потом делается непереносимо стыдно за себя. И чтобы избежать этого стыда, человек блокирует свое нутро с удвоенной силой, и создает в каналах течения своей жизненной энергии «кармические узлы» – непробиваемые блоки и заторы.

Мораль и нравственность побуждают нас к совершенно аморальной и безнравственной лжи. Подделывая себя под рамки красивой морали, мы только прикидываемся хорошими людьми, а на деле себя настоящих мы совсем не знаем. Чем сильней устремление к идеальному «я», тем больше в жизни искусственного, когда все действия диктуются ложными идеалами, а не реальными чувствами. И если человек не способен следовать таким идеалам, он начинает себя презирать – отождествляясь с презренным «я». И ведь каждый знает – быть идеальным невозможно, но все равно – очень-очень хочется!

Мы страдаем не столько от проблем, сколько от ощущения бессилия, от ощущения своей никчемности, просто потому, что не можем решить все свои проблемы сразу, не совершая унизительных для идеального «я» просчетов и ошибок. Поэтому мы не хотим решать свои проблемы, а хотим халявного совершенства. В итоге нам проще закрыться от жизни, и наслаждаться видимостью совершенства.

Иными словами, нас на самом деле беспокоят не реальные проблемы, а качество иллюзии, что с нами все – ОК, степень реалистичности нашего раздутого на пустом месте совершенства. Поэтому мы стараемся не столько решать проблемы, сколько умело пудрить друг другу мозги, изображая из себя продвинутых ребят.

Мы с дрожью в руках вцепляемся в свои попугайские маски, и смотрим друг на друга, и видим неловкость, замечаем дрожь голоса, легкий румянец на щеках, и где–то глубоко подспудно пониманием – все мы одинаковые.

Следуя за рабскими рамками идеального «я», мы начинаем себя ненавидеть, и в этой ненависти совершаем над собой насилие в попытках стать пределом собственных мечтаний. Презренное «я» становится жестоким погонщиком, подгоняющим наше нутро к невозможному.

Невроз рушится, когда мы проживаем всей душой, насколько наши ожидания и требования к судьбе необоснованны и неадекватны. Судьба нам ничего не должна. Долг людей и долг жизни перед нами – это товар нашей невротичной сделки с собою…

 



Как все успеть — джедайская техника пустого инбокса

Язык жестов: 8 сигналов, на которые люди больше всего реагируют

 

Здесь есть только один выход – просто наблюдать за тем, как все это происходит. И главное – не ждать от себя каких-то «великих» результатов, потому что с большой вероятностью именно эти ожидания и продиктованы устремлением к идеальному «я», и приведут к разочарованию.

В конечном итоге остается лишь принять себя со всеми потрохами – со всеми персонами и тенями, смириться и позволить себе быть именно собою со всеми своими качествами здесь и сейчас в этот самый миг, от которого мы так старательно бежим к нашим бесчисленным целям.опубликовано  

 

© Игорь Саторин

 



Источник: progressman.ru/2013/04/dd/

Когда не боишься ничего потерять...

Поделиться



Легкость приходит в дела и отношения, когда не делаешь больших ставок на жизнь и не боишься ничего потерять. Это – смирение. Это – обычная честность с собою. Завтрашний день непредсказуем. Следующая секунда непредсказуема. Ожидать чего-то – значит обманывать себя. Все ожидания приводят к мучительному пониманию той разницы, которая неизбежно возникает между фантазией и реальным положением дел.

Легкость, о которой я говорю – это не наплевательская легкомысленность и не свинская раскованность. Это такое состояние, когдавообще ничего не ожидаешь, понимая, что жизнь всегда и все делает по своему, но при этом продолжаешь действовать.





В следующий час жизни может случиться все, что угодно.

Чисто по- человечески – это действительно непростые и неоднозначные материи. А все потому, что на текущем этапе своих жизненных сценариев практически каждый забит до отказа личными представлениями о том, какой жизнь должна быть.

Надежды и ожидания – это те самые психологические желания, которые Будда описывал, как источник человеческих страданий. В этом смысле, легкость бытия – это и есть такая вот духовная просветленность.

Весь драматизм жизни возникает вместе с желаниями. Чем выше ставка на конкретный сценарий, тем сильнее страх, что все пойдет иначе. А это «иначе», между тем, может быть ничем не хуже ожидаемого развития жизненного сюжета. Но желания имеют такое злокозненное свойство – внушать, что любой расклад, выходящий за пределы желанно ожидаемого, ведет к несчастью. Такой вот «Пан или пропал» в психологии называют дихотомическим – то бишь, черно-белым мышлением.

Звучит, как диагноз? А ведь этой «болезнью», в той или иной степени, заражен каждый.

Нет ничего однозначного. Выбор, судьба – все это попытки поймать несуществующее. Откуда мы можем знать, какой должна быть жизнь? Почему так цепляемся за собственные иллюзии? Ошибки неизбежны. Именно они дают тот опыт, который позволяет их же обходить.

Иногда необходимо сломать отношения, ввязаться в проблему, нарожать детей, а потом развестись, по-детски нос задрать, приручить, а потом потерять доверие, хорошенько соврать, напиться, удариться об стену… чтобы понять и увидеть… получить свой, реальный опыт.

Нет дураков. Никто не может и не должен иначе. Есть только опытные и неопытные – каждый в своем жизненном русле.

Как-то мне приснился яркий сон, где я с друзьями летел в большом пассажирском самолете по оживленному дневному городу посреди высоких домов. Полет выглядел очень опасным, крылья самолета с грохотом задевали стены зданий, ощущалась тревога, но вместе с ней доверие к реальности и какое-то радостное волшебство от захватывающего путешествия. Что-то внутри словно понимало: переживать бесполезно, если самолет разобьется, с этим ничего не поделать. Поэтому большая часть внимания была прикована к проносящимся домам, оживленным дорогам и улицам, к осознанию происходящего как чудесного путешествия.

К сожалению, к жизни я пока не умею относиться с такой же легкостью. Но этот сон стал чем-то вроде указательного маяка на пути. Легкость бытия и смирение, о котором я говорю – это не пассивность, а действие вопреки всепоглощающей неизвестности, от которой мы так старательно сбегаем в грезы ума. Это – не наплевательское отношение к судьбе собственного тела, а ясное понимание, что тело смертно и, порой, смертно внезапно. Мне и самому нелегко признавать этот факт – нечто внутри сопротивляется. Но чем глубже понимание этой истины, тем сильнее личная свобода, тем больше легкости по отношению к жизни.





Вспоминается кастанедовский воин и человек знания, главный советчик которого – смерть за левым плечом. Воин действует, не ожидая наград, ищет свободу, ни на что не жалуется, ни о чем не жалеет, не воспринимает себя всерьез. Он смеется над собой и над серьезностью жизни.

«Печальная» новость: мы все умрем; земные накопления и беспокойства в этом свете ничего не стоят. Радостная новость: печалиться и переживать об этом совершенно необязательно; жизнь подобна увлекательному путешествию.

Каждый, словно в таком же самолете – несется в своем настоящем. У нас есть выбор, есть определенная мера контроля, но вся личная свобода обусловлена опытом и окружающей действительностью. В любую секунду может случиться непредвиденное.

Это тревожный факт, но если с ним не смиряться, становится только хуже: действительность оборачивается бессмысленной смертельной битвой против неизбежного. опубликовано 

 

 Автор: Игорь Саторин  

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: progressman.ru/2014/02/lightness/

Правила отношений для продвинутых

Поделиться



Сегодня озвучиваю «правила» и рекомендации, которые время от времени даю клиентам, когда замечаю, как те несознательно свои отношения рушат. Почти все допускают однотипные «ошибки» – ниже их опишу, как вижу со своей колокольни.

Приведенные в статье «правила» – не заезженные попсовые советы в духе женских журналов. Для усвоения непростые. Зато они работают.

Кому-нибудь обязательно покажется, будто я призываю отношения обесценить и из своей жизни выбросить. Это отнюдь не так. Здесь я говорю о том, как научиться сохранять в отношениях обоюдную с партнером радость без последующих психических откатов и ломок.





А первое «правило» отношений будет таким:

Забейте на правила

Я не особенно верю в обязательные для всех правила, исходя из которых можно построить здоровые, гармоничные отношения. В статье буду говорить скорей о том, чего делать не нужно – о распространенных способах, которыми отношения убивают. На этой «карте» наглядно обозначены одни тупики, чтобы их стороной обходить. А свободное совместное движение и спонтанное созвучие в правилах не нуждаются.

Гармоничное взаимодействие партнеров не терпит принудительных шаблонов, какими бы сказочно красивыми те ни были. Чем больше мерок, которым соответствовать не хочется, а приходится, тем меньше легкости.

Кто в семье босс, кто старше, кто больше зарабатывает, кто за что ответственен, будут ли общие дети, сколько времени проводится совместно, какая ориентация у партнеров, какие игры они практикуют в спальне, где и как живут – все это неважно до тех пор, пока обоих устраивает. Что бы ни говорили сторонние наблюдатели.

Смысл – не в том, чтобы создать «правильные» отношения, а в том, чтобы понять, чего ты сам хочешь, и на что реально можешь с человеком рядом рассчитывать.

Конечно, тут все не так просто и однозначно. Грань между раскованностью и свинством – у каждого своя. О нюансах буду говорить ниже.

 

Следующее, второе «правило» отношений:

Не играйте чувствами

Одна из самых распространенных проблем в отношениях – это безответные чувства: почти всегда один привязан и «любит» сильней, второй – меньше. Такая разница в чувствах имеет тенденцию нарастать – в нее заложен свой порочный круг, который, будучи отпущенным на самотек, приводит к развалу отношений.

Здесь как на экономическом рынке: чем выше спрос на внимание возлюбленного, тем дороже «товар» и дефицитней «предложение» – возлюбленный непроизвольно начинает все больше ценить свое свободное от партнера время. Чем предложенное внимание влюбленного партнера насыщенней спроса на него со стороны возлюбленного, тем активней «товар» теряет в цене, вплоть до стадии, когда уже хочется влюбленному «приплатить», чтобы тот со своими предложениями отвязался, хотя бы на время.

Спасти отношения при дисбалансе взаимных чувств – затея изначально непростая. Но все усложняется втройне, из-за одной распространенной психологической игры, где расставляют «ловушки», чтобы поймать чужую «любовь» и почувствовать себя любимым, особенным и важным. А поражение терпит соответственно тот, чья привязанность оказалась сильней.

Большинство людей боятся честно и открыто выражать свои чувства, ведь проще быть «любимым», чем «любить» и томиться – эдакая «выгодная» позиция – «продать» собственное общество как особую ценность, чтобы купившийся на уловку партнер, начал его психологически спонсировать: оказывать знаки внимания, идти на уступки.

В итоге либо влюбленный, наконец, устает от своей унизительной зависимости, словно от наркотической, и решается от нее освободиться по принципу «с глаз долой из сердца вон», либо возлюбленный, измотавшись от принуждений к любви и психического удушья, начинает строить планы побега.

Чтобы отношения не зашли в тупик окончательно, вместо манипулятивных игр чужими чувствами надо бы практиковать открытое общение. У честности, вообще, есть замечательное свойство – прояснять. А чем больше пристрастных эмоций, хитростей и манипуляций, тем масштабней и запутанней паутина взаимного непонимания и недоверия.





Следующие несколько правил отношений будут чем-то вроде рекомендаций для терзающихся от собственной неразделенной привязанности.

Не просите любви

Если вам не хватает общества партнера, проблема вовсе не в том, что у вас какие-то якобы неправильные отношения, а конкретно в собственных нереалистичных запросах. Невозможно востребовать любовь и тепло в конкретных количествах. Искусственно вызванные искренние чувства – это оксюморон – то есть так не бывает. На progressman.ru эту тему я уже озвучивал в статье о долге любви. Здесь немного повторюсь и дополню.

Чертовски важно осознавать абсолютную тотальную тщетность попыток востребовать любовь. Принуждения к любви не работают, а вызывает совершенно противоположную неуправляемую реакцию нелюбви и неприязни. Ни у кого никогда нет никаких прав на чужую любовь – она либо возникает спонтанно, как естественный субъективный ответ на происходящее, либо нет.

Аналогия – цветок. Сколько его не умасливай, не вытягивай насильно, от этого расти и цвести быстрей он не станет, а скорей напротив – угаснет. Можно лишь создавать благодатную почву для его роста – и то ни разу не факт, что сработает.

То же и с теплыми чувствами – они возникают вовсе не потому, что зависимый партнер в них нуждается, а как реакция на его понравившиеся качества и поступки. И среди этих положительных качеств уж совершенно точно нет навязчивой, голодной зависимости.

 

Из этого вытекает следующее правило:

Не ищите безусловной любви

Партнер никогда не любит безусловно, иначе ему было бы безразлично любить вас, или первого встречного. Партнер реагирует на то, что видит. И если в поле зрения попала не зрелая личность, а плаксивый, зависимый ребенок, то к нему в лучшем случае испытают уничижительную жалость, – уж никак не страстное восхищение. Вроде бы очевидно, да?

На progressman.ru уже была статья о жадности, где я косвенно затрагивал эту тему. Ситуация, где мы чувствуем, что нас вовсе не любят, а просто используют – это как правило расчет на ту самую безусловную всеобъемлющую любовь, когда любят не за что-то, а «вообще». Только попробуйте представить, как такое возможно! Что это за субстанция внутри нас, которую могут любить «вообще»?

Если любовь нацеливается на конкретного человека, ни о какой бескорыстной безусловности и речи быть не может. Такая любовь по умолчанию обусловлена набором качеств, которые объекту любви присущи.

А если продолжать себе врать, уповая, например, на такую красивую идею, что дескать во вселенной есть та самая вторая половинка, созданная как раз для того, чтобы принять нашу персону со всеми потрохами, поиски могут оказаться вечными – ни один смертный не пройдет такой фильтр идеалистичных претензий.

Притязание на безусловную, бескорыстную любовь – самое наивное воплощение пристрастного и капризного эгоизма.





Еще одно правило отношений для влюбленных идеалистов:

Не спешите сближаться

Уже не раз наблюдал, как прекрасные отношения рушатся, когда люди съезжаются и пробуют жить вместе. Все мы разные, и чем тесней сближаемся, тем интенсивней притирка – все больше позиций приходится сдавать, порой, с болезненной ломкой. И если с этим поспешить, отношениям быстро приходит конец.

Любые отношения хороши в зависимости от дистанции. Кому-то комфортно в одной комнате. С кем-то гармония возможна лишь на расстоянии в редких встречах. И даже самый светлый и святой человек может показаться невыносимым, если с ним на денек запереться в лифте.

Если партнер отвлекается от вас на друзей, или свои хобби – это не значит, что вы ему надоели. Мы все способны выносить друг друга лишь какое-то время и на определенной дистанции. Никто не сможет заткнуть и насытить себя полностью исключительно чужой личностью.

Если в своих предвкушениях блаженного растворения в партнере забежали вперед, надежда почти неизбежно будет обламываться об реалии. Принцип «все, либо ничего» рушит то прекрасное, что между людьми возможно в реальном взаимодействии.

Иные истории гармоничных отношений – совсем не о тесном сожительстве душа в душу, а, например, – о встречах по выходным.

Чтобы отношения пережили букетно-конфетный период, и, хотя бы с умеренным комфортом продолжились, дальнейшее сближение партнеров должно управляться не порывистыми надеждами на счастливую близость, а исследованием реальной возможной почвы для сближения.

А если почвы такой нет, и дальнейшая притирка обходится слишком дорого, обычно, как водится, начинают друг другу выдвигать претензии и выставлять счета за проваленную сказку. Ответственность за разочарование несет только тот, кто сам своим очарованием себя предварительно одурачил.

Не пытайтесь принуждать партнера к сближению на чуждых ему территориях. В гармоничных отношениях, как и в дружбе, общаются на уже имеющейся почве для общения. Новые способы взаимодействия можно свободно предлагать, но ни в коем случае не навязывать. Иные отношения так и остаются прекрасными лишь на конкретной дистанции, а комфортного сближения может никогда не произойти.

 

И вообще:

Не спешите с серьезными решениями

Самые крупные проблемы в отношениях начинаются, когда партнеры друг друга связывают: брачными узами, совместным имуществом, детьми и др. Я не утверждаю, будто связываться и вовсе не нужно. А вот хорошенько все взвешивать, чтобы не вляпаться в нескончаемые мытарства – как минимум, разумно.

Например, одна из самых распространенных проблемных ситуаций в отношениях – это зависимость женщины с ребенком от мужчины, которому отношения уже опостылели. Даже не стану описывать суть проблемы – она очевидна. Но далеко не все осознают, насколько рискованно само решение – завести детей без глубокого, проверенного временем, взаимного доверия.

И здесь рекомендация такая:

Никуда в отношениях не спешите, не покупайтесь на красивые порывы-обещания, и тем более – не рассчитывайте по-детски на авось (дескать с рождением ребенка все само сладится), а для начала друг друга хорошенько узнайте и опирайтесь, как бы сухо ни звучало, на статистику – реальную надежность, проверенную поступками.

Не зря говорят: «семь раз отмерь, один отрежь». Иначе велика вероятность утонуть в очередной драме теперь уже с головой. Самые серьезные «ошибки» совершаются по неосознанности, на основе временных порывистых эмоций, за которые уже в привычном стабильном состоянии приходится нести ответственность.





Очередное правило, призывающее обуздать идеалистичную романтику:

Не сопротивляйтесь правде

Если близкий человек стабильно ведет себя холодно и черство, можно вечно на него обижаться, а можно просто понять, что человек – не так уж близок, а может и вовсе – чужой. И реальной проблемой все это время был не его холод, а опять же – наши собственные капризные заблуждения на чужой счет.

Мы сами создаем свой психологический фейсконтроль, сами впускаем человека на личную территорию, держим его образ в интимных уголках души. И если «гость» на этой близкой дистанции, вдруг, начинает себя вести небрежно, или даже плюет в раскрытую душу, значит, фейсконтроль оказался дилетантским, и мы сами ошиблись, приняв чужого за близкого.

А если признавать эту правду не хочется, остаются нескончаемые обиды – бесплодные манипуляции с целью прогнуть обвиняемого под нашу убежденность в том, каким ему быть «положено».

Желание что-то доказать и навязать партнеру само по себе уже указывает на пристрастие, когда мотив исходит не от здравого смысла, а от слепой эмоции. 

Если проводить жизнь в обидах все-таки не хочется, можно попытаться приглядеться, с кем имеешь дело в действительности, и взвешенно, исходя из увиденного определить, какая дистанция общения именно с таким реальным человеком устраивает.

 

Сохраняйте свою независимость

Мы не можем контролировать свою симпатию – «сердцу не прикажешь» – так говорят. А вот своей потребностью в чужой симпатии в определенной степени управлять все-таки можно. Вы ведь понимаете, что симпатия (да хоть бы и любовь) и зависимость – это разные вещи?

Если читали статью внимательно, то могли уловить единую канву, пронизывающую все правила – идею о ценности сохранения собственной целостности и независимости, дабы отношения не стали затычкой от собственных страхов.

Значение независимости трудно переоценить – только с ней и возможны хотя бы относительно легкие и радостные отношения. А зависимость отношения убивает целым арсеналом средств. Ниже перечислю лишь самые распространенные. Кое где повторюсь.

Зависимость приводит к ревности и чувству собственника, побуждает душить партнера контролем и мучиться самому от страха оказаться преданным и обманутым лопухом.

Зависимый партнер теряет душевное равновесие, его настроение хаотично выплясывает под дудку внимания и расположения партнера. 

Зависимый партнер теряет свою привлекательность, потому что воспринимается душевно несамостоятельным ребенком, страсти не вызывающим. Именно независимая самодостаточность выглядит сексуально. А интимные отношения с зависимым партнером начинают отдавать оттенком инцеста.

Зависимость обесценивает все прочие радости жизни, на друзей, работу, увлечения и хобби ресурсов остается все меньше.

Зависимость побуждает качать права на любовь и внимание, что обычно приводит как раз к нелюбви и невниманию. Выше об этом уже говорил.

Зависимость приводит к губительной для отношений спешке – хочется партнером насытиться, без оглядки в нем раствориться. В итоге стадии сближения, на которые в комфортном ритме требуются месяцы, попросту пропускают. И соразмерно пылкости поспешного сближения открывается вопиющая несовместимость партнеров. Слишком болезненной может оказаться интенсивная притирка, и все радужные совместные планы с надеждами приходится хоронить заодно с отношениями.

Зависимость погружает в драму, сотканную из страха перед возможной непереносимой потерей. Общество партнера при таком раскладе воспринимается не как собственный выбор и свободная воля, а вынужденной и напряженной сделкой. Примерно так из отношений уходит вся легкость с концами. Здесь зависимость часто заводит в положение, когда и с партнером невыносимо, и без него.





Список можно продолжать.

Как обрести и сохранить собственную целостность и независимость? Об этом – большая часть всех принципов и правил, озвученных в этой статье. Ниже опишу еще несколько.

Принимайте возможные последствия

Чем сложней представить свою жизнь без партнера, тем страшней его потерять. Звучит вроде бы очевидно, но понимает эту закономерность далеко не каждый.

Так, или иначе, как бы гладко отношения ни складывались, полезно на всякий случай держать руку на пульсе, осознавать и находить в себе готовность к любому раскладу. Хотя бы потому, что человек может уйти из нашей жизни не только по своей прихоти, но и по «воле» судьбы – из своего тела в том числе.

Чем больше готовности лишиться отношений, тем больше в них бесстрашной легкости. И это не какая-то наплевательская отчужденность, а всего лишь признание правды – наш контроль будущего – относителен, а если уж совсем честно – иллюзорен.

Тема независимости и непривязанности – крайне непростая материя – обширная, с кучей нюансов. Подумываю в ближайшее время об этом сказать больше.





Научитесь переносить одиночество

Я вовсе не предлагаю выбирать путь одиночки на замену отношениям, а только призываю возможного одиночества не бояться, чтобы этим страхом отношения не были отравлены.

Одиночество для большинства – серьезный вызов. Всплывают подавленные страхи, с непривычки жизнь кажется пустой и бессмысленной, голод по обществу усиливается.

Сложный путь – самопознание, работа со своим бессознательным, очищение от страхов, душевное взросление. «Много званых – мало избранных» – так об этом пути говорят. Двигаться по нему дано не каждому, и принуждать себя к этому никакой необходимости нет.

Простой путь – для большинства – заполнить жизнь иными смыслами, воскресить все свои интересы, продолжать сканировать реальность на предмет новых увлечений. Отношения – не единственный, а только самый распространенный способ почувствовать радость и смысл жизни.

Я рекомендую оба пути – и самопознание, и «потребление» смыслов по возможности совмещать. В паре работают эффективней. И отношения ни в коем случае не стоит искусственно обесценивать – ни к чему хорошему подавленный интерес не приводит, а только добавляет болезненной отчужденности от себя же.

Основной трюк, устраняющий психическую проблему – это не прекращение желаний, а трансформация эмоциональных желаний-требований – в спокойные желания предпочтения.

 

Еще одно (уже последнее, одиннадцатое) правило отношений, призывающее не сливать себя всецело в партнера, а сохранять свою целостность:

Обуздайте надежды

Одна из главных проблем отношений – их идеализация. Как только поверили в сказку, все – встряли – облом обеспечен. Хочу обратить внимание конкретно на эту тонкую материю – надежды и предвкушения. Когда ум норовит в них провалиться, ловить себя за хвост действительно сложно. Просто потому, что совершенно этого не хочется.

Так уж мы устроены, и говорил об этом не раз, что жизнь со всеми своими событиями знаем исключительно по собственным проекциям – мыслям и чувствам. А сладкие надежды – это и есть тот эрзац счастья, который только и доступен большинству. Планируем, грезим, живем горизонтами вечного «завтра», принимая его за надвигающуюся объективную реальность.

А потом вдруг оказывается, что реальность нашим самонадеянным фантазиям беззастенчиво сопротивляется. И на место надежды неизбежно приходит отчаяние.

Когда речь заходит о явлении «обратной стороны медали», в уме возникает синтаксический люфт для отступления от признания очевидной истины. Забудьте о разных сторонах. Надежда и безнадега – это одно и то же явление. Как только почувствовали надежду, можете сразу констатировать безнадегу.

Понимаю, как трудно представить жизнь без надежды. Словно и веру, и любовь заодно предлагают убить. На деле же почти все духовные учения твердят в один голос – по-настоящему счастливым можно быть только сейчас, потому что иного времени для этого у нас нет и никогда не будет. Мы всегда остаемся в вечном «сейчас». А надежда – это избегание настоящего в пользу возможно счастья в абстрактном будущем.

Все же, чем в отношениях меньше ожиданий, тем больше легкости, когда встречаешь именно то, что преподносит настоящее. Без вариантов.

 



Неочевидные причины женских заболеваний

Берт Хеллингер: Тот, кому дали свыше меры, уйдет из отношений

 

Озвученные в статье правила и принципы – универсальны и работают не только для отношений, но и во всех сферах жизни. Можно сказать, что это, вообще, – принципы психологического здоровья – их небольшая часть – в одну статью всего не уместить.

Некоторые рекомендации, пока в жизни все гладко и не прижимает, воспринять и уж тем более реализовать вряд ли окажется возможным, нутро будет сопротивляться признанию непростых истин. Торопиться с этим особой необходимости нет. Решайте проблемы по мере поступления. И ничему на слово не верьте, примеряйте, испытывайте на практике. опубликовано  

 

© Игорь Саторин

 



Источник: progressman.ru/2016/08/prolove/

Наши убеждения – всего лишь сны разума

Поделиться



Тема проекций, убеждений и ментальных программ проходит красной нитью по всем текстам, к которым приложился. Бывали периоды, когда казалось, что больше тут говорить не о чем, а потом вскрывались такие вещи, от которых волосы на голове шевелились. И возможно, способы, которыми реальность себя презентует в наших глазах – вообще, не имеют какой-либо точки конечного понимания.





Обычно мы не замечаем, как именно жизнь меняет свои качества, даже когда это случается буквально на глазах. Только что все было хорошо, и вдруг это «все» испортилось… А спустя еще полчаса опять расцвело и засияло.

И уверенность в каждом новом восприятии – почти стопроцентная, будто жизнь реально вот так кардинально меняется, причем каждый раз всерьез и надолго. Сделалось хорошо – и будущее на десятки лет вперед осветилось лучами успеха. Через пять минут испортилось настроение – и картинка перевернулась – будущее вдруг стало трагичной дорогой во мрак.

Весь комизм ситуации – в том, насколько самозабвенно мы покупаемся на эти сны разума, принимая шаткую иллюзию очередного убеждения за реальное положение дел, протянутое на годы вперед.

При этом упорно не хотим замечать собственной вопиющей непоследовательности. Ну не может реальность ежечасно менять свои планы на десятилетия вперед! Это не жизнь такая капризно переменчивая, а наше восприятие. Все проблемы и радости – в голове.

 





Проблемы

Хочется повысить качество жизни? Можно вечно гоняться за внешними горизонтами, пока внимание не направится на истинную проблему – иллюзии, на которые мы ведемся, каждый раз принимая их за нерушимую реальность. Этот реализм мыслей – их самая коварная черта.

В плохом настроении человек не видит причин работать со своим восприятием, потому что колдовская сила его состояния рисует для него иллюзию проблемной реальности в самых насыщенных живых ощущениях. То есть, когда жизнь кажется хреновой, то в голову не приходит, что все дело – в личных ментальных проекциях, потому что сами эти проекции виртуозно убеждают в существовании неких реальных проблем.

Убеждения – это такие мысленные пузырьки. Их главное свойство – при помощи своего радужного сияния убеждать нас в той реальности, которую эти пузырьки рисуют. Всплывает убеждение, и сознание тут же погружается в виртуальный мир, убежденно веруя в его реальность.

Конечно, существуют физические события. Например, если человек упал в лужу, чтобы вернуться в комфортное состояние, надо встать, сходить в душ и переодеться. А проблемой такое событие становится, когда начинается ментальная пробуксовка, блокирующая прямые действия по налаживанию своей ситуации. По этой теме в сети гуляет популярный мем о мотивации человека, который хочет пописать, но начинает оправдываться – дескать он не может себе этого позволить, потому что занят, или слишком устал, потерял надежду, остановился из-за депрессии, или его кто-то отвлек.

Бывают и такие события, которые в текущих условиях изменить действительно нереально, и с ними остается мириться. Злая ведьма не может в тот же день стать добродушной и святой, дурак – умным, рядовой – генералом, старый – молодым. Точно также, когда нет соответствующей мотивации, невозможно чему-то научиться, наладить с кем-то отношения, заняться здоровьем, разбогатеть. И это совершенно нормально.

Но мы привыкли думать, что надо быть трудолюбивыми, дружелюбными, способными, гармоничными – просто потому что надо. А кто не может – тот виноват и должен стыдиться. Как будто есть какие-то реальные жизненные законы, исходя из которых человеку запрещено мириться с собой, принимать себя и свою жизнь – как есть. Поэтому в нашем обществе принято себя ломать, искривляясь в идеальную позу, либо мучиться от угрызений совести и унижений.

Далай Ламе приписывают классную фразу: «Eсли проблему можно решить, то не стоит о ней беспокоиться, если ее решить нельзя, то беспокоиться о ней бесполезно». И все. В этой реальности нет ни одной достойной причины для беспокойств. Можешь и хочешь что-то сделать – делай. Не можешь или не хочешь – живи дальше.

Убеждения





Вот и получается, что истинные проблемы – не в событиях, а исключительно в переживаниях. Но сколько не говори о бесполезности беспокойств, ум от таких увещеваний медитативным не становится, потому что убеждения продолжают убеждать, а тело всю жизнь гоняется за призрачными горизонтами, в попытках как-то наладить и обустроить…

Убеждения – это все те же ментальные проекции. Их отличие от общего потока мышления в том, что именно эти мысли без всяких сомнений мы послушно принимаем за чистую монету, словно некую основательную опору самой жизни.

Если человек убежден, что счастье заключается в огромном количестве денег, он никогда не будет счастлив дольше пяти минут. Слишком быстро новый уровень жизни становится нормальным и будничным, прекращая доставлять ожидаемый вечный кайф. А главное, что при этом то самое изначальное убеждение, из-за которого и началась вся эта суета, никуда не уходит, а все также коварно влияет и убеждает, что счастья в привычной повседневности нет, потому что оно – в чем-то таком, что эту повседневность превосходит.

Вот и получается с каждым новым апгрейдом жизни – все то же самое, только в десять раз дороже. Когда убеждение снова и снова подгоняет к новым все более шикарным условиям, погоня не утихает. Такие цели – это охота за вечным «завтра», которое по своей природе не может быть здесь и сейчас.

Когда у человека есть убеждение, что он никому не нужен, срабатывают сразу две установки. Первая – можно быть счастливым, только когда ты кому-то нужен. Вторая – если не нужен, значит – ты какой-то некачественный, и должен стыдиться своего присутствия в этой реальности. С таким убеждением «счастье» постоянно меняется местами с тревогой и депрессией. Приближение к значимым людям приносит кайф, любая угроза отдаления – страдание.

Если человек убежден, что его не за что любить, сама жизнь будет восприниматься, как нечто враждебно строгое и проблемное. И сколько бы ты ни достигал, и как бы тебя ни ценила общественность, любая похвала будет восприниматься как нечто абсурдно ложное, а критика – как заслуженная кара.

Если человек убежден, что свою работу надо выполнять безупречно, он становится перфекционистом – заложником совершенства. С одной стороны такое убеждение может привести к впечатляющим результатам, с другой – чревато невротичным самобичеванием за ошибки, а порой и вовсе блокирует любые начинания, чтобы не ощущать унизительного осознания собственного несовершенства.

Человек может быть ошибочно убежден в своей низкой ценности, непривлекательности, никчемности, неадекватности, в какой-то внешней угрозе, в фатальных наказаниях за незначительные ошибки, в запрете на проявление своих мыслей и чувств, эгоизме окружающих, в необходимости тотального самоконтроля, в том, что у людей – перед ним какие-то обязательства.

Таких вот ментальных пузырей может быть сколько угодно. Иногда в сознании одного человека они сплетаются в такие комбинации, что сама жизнь начинает казаться беспробудно мрачным депрессивным безвыходным лабиринтом.

Картинки на экране





 

Все наши проблемы – это такие понимания. Вот, понял человек, что все – «плохо», и ему тут же становится плохо. Энергетика проекции, в которую поверил, как в реальность, мгновенно заряжает пространство сознания соответствующим настроением.

Проекции – это «колдовская» сила, которая может внушить все, что угодно, и даже в сознании вполне адекватного человека, святым убеждением может стать какая-нибудь абсурдная чепуха. Чем сильней мы верим в свои проекции, тем мощней их влияние на жизнь.

Каждый человек – это такой потенциал проекций. Любое событие побуждает нашу психику развертываться в определенном направлении. В нашей власти – принимать это самораскрытие за чистую монету, или начать сомневаться хотя бы в тех убеждениях, которые очевидно мешают жить.

Иногда, чтобы проблема перестала беспокоить, достаточно в нее вглядеться и как-то для себя озвучить. При этом нечто размыто негативное становится ясным, и перестает пугать, или вовсе растворяется в понимании, что никакой проблемы вообще нет.

Вдобавок, конкретизация «проблемы», позволяет от нее отделиться, и взглянуть на происходящее со стороны. Это происходит буквально. Только что сознание было захвачено проекцией и отождествлялось с тем сном, который проекция навевала, и тут же эта вуаль либо спадает, либо стягивается до крохотной идеи, в отношении которой применимы конкретные действия.

Точно также, когда покупаешься на позитивное мышление, заряжаешься хорошим настроем. Но мои сторонние наблюдения показывают, что всевозможные визуализации и аффирмации не могут дать устойчивого эффекта, потому что они несоизмеримо слабей укоренившихся убеждений.

Как бы человек себя не гипнотизировал, глубинные проекции будут брать верх над поверхностными, и все позитивные установки растворяются с таким неприятным осадком, будто позитивная сторона жизни – обман, а негативная – истина. Такой взгляд может стать очередным ложным негативным убеждением. Сама реальность рушит все ложное, поэтому изначально стоит опираться на истину. А негативные и позитивные искажения – непродуктивны.

К счастью, почти все дурные убеждения о жизни – насквозь иллюзорны. Все самые страшные понимания про себя и свою жизнь, вся тяжесть сансары – в мыслях. Судя по всему, даже физическая боль без мыслей не причиняет страданий, потому что страдать при таком раскладе некому. Все проблемы – от ума, они – наши маленькие фантазии.

Не зря у Кастанеды одна из главных практик – остановка внутреннего диалога. И восточные учения пропагандируют медитацию, потому что именно благодаря этой практике можно отвлечься от беспробудного сна, в котором мы увлеченно смакуем мелодраматичные грезы ума. В этом же направлении вполне успешно копает и современная психология – в частности, когнитивные психотерапевты работают конкретно с убеждениями.

Сны разума





Плохое настроение – это такой негативный самогипноз, который в запущенной стадии приводит к депрессии. Иммунный опыт депрессивных состояний полезен, когда начинаешь обращать сознательное внимание на свои автоматические реакции. В этом смысле в депрессию погружаются по неопытности, когда еще не наработан навык ловить собственные негативные проекции за хвост.

Поначалу такой отлов начинается в запущенной стадии – когда негативное состояние уже полностью захватило. На следующей стадии проекции еще успевают создать свой морок, но срабатывает заранее установленный психический «будильник» с напоминанием о коварной природе проекций. На продвинутой стадии – мысли не захватывают, а спокойно проносятся, не развиваясь до уровня иллюзорных драм. Это, разумеется, – сильно упрощенный взгляд на процесс. На практике здесь – море нюансов.

Мы сами себя гипнотизируем и загоняем в такие рамки, когда счастье начинает зависеть от условий. Убеждение, что счастье не может быть просто так, а является следствием обладания чем-либо – причина всех возможных болезненных зависимостей.

Жизнь – это такая увлекательная игра. Но как только в этой игре возникают ставки, приходят проблемы. Чем сильней убеждение, что счастье является следствием обладания определенным доходом, набором вещей, чьим-то обществом, тем сильней в такое счастье примешивается страх лишиться всех этих условий.

Считать, что счастье необходимо заслужить – ошибочное убеждение, повергающее в кармические жернова причин и следствий. Какой бы тяжкой ни казалась карма – это всего лишь набор убеждений, которые в свою очередь притягивают эмоции и настроения.

Иными словами костяк всей этой двойственной сансарной махины, в которой мы так увлеченно увязаем, – иллюзия – всего лишь шаткая еле уловимая мысль без каких-либо реальных оснований. Но силой нашей веры в реалистичность мысли, она воспринимается как истинная реальность.

 



Эллен Хендриксен: научитесь отказывать без чувства вины

Зона комфорта. Входить или выходить

 

Полезно уметь сомневаться в своих убеждениях. Искренне. Мы не знаем, что такое жизнь. Никто не знает. Полезно уметь понимать и принимать этот факт, а не строить из себя уставших от мира зазнаек. Не бывает усталости от жизни, она возникает только от заезженных иллюзий.

Психологическое консультирование в идеале основывается как раз на отлове таких вот, искажающих чистое восприятие иллюзий, и поверке всех этих глюков на реалистичность.

Чем глубже я копаю эту тему, тем больше убеждаюсь в том, насколько всеохватывающе она пронизывают всю нашу жизнь. опубликовано  

 

© Игорь Саторин

 



Источник: progressman.ru/2013/12/belief/