Дворы нашего детства - фоторепортаж

Поделиться



Дворы нашего детства были сосредоточием всего, что было в наших маленьких жизнях — всех забав и игр, всех правил и понятий. Дворы были мерилом отношений и грибницей дружб. Как позже выяснялось — самых крепких дружеских отношений на всю жизнь. Двор жил, как большой единый организм.

Зимой он впадал в спячку. За исключением малышни, что день-деньской крутилась возле большой горки, которую строили и заливали всем миром. С первых весенних теплых дней он просыпался для активной жизни, что затихала только к поздней осени. Двор был Вселенной.



И деревней с патриархальным узаконенным укладом, не смотря на то, что это был центр города и жил здесь пролетариат.



Все всё друг про друга знали, вплоть до сокровенных мелочей. По сути двор был той же коммуналкой в расширенном формате. Шила в мешке не утаишь. Ни радости, ни горя — тоже. Помню несколько шумных свадеб, что справлялись прямо во дворе, куда со всей округи сносились стулья и столы.

Помню громкие скандалы с выносом на публику. Все было обыденно и просто, как в фильме «Брак по-итальянски». Валять ваньку и ломать комедию не было нужды.



Во дворе царила строгая иерархия возрастов и ценностей. Приподъездные скамейки оккупировали бабки. Мужики сидели за двумя большими деревянными столами, мусоля карты, звучно шмякая костяшки домино или мудря над шахматами.

Молодежь группировалась по интересам, и каждая из групп имела свой угол для занятий. Но всё же, все вместе, все на виду. Был также «задний двор», весь в зарослях акаций и густой травы.

Для пацанят, вроде меня, то была полузапретная, влекущая страна, изнанка. Там взрослым дозволялось выпивать и вставлять в речь крепкое словцо, обсуждая насущные вопросы. Во дворе было нельзя.



Любой из взрослых, видя лажу, мог сделать замечание любому младше возрастом, и никто бы не поднял бучу: «Как ты посмел моему, моей чего-то там указывать!?» Наоборот, еще бы поблагодарили, что вовремя одернул.

Картинка из молокососов, пьющих пиво в песочнице или на качелях, как сегодня, была уму непостижима. Даже Куря, главный боец двора и атаман всех пацанов, которому в ту пору было восемнадцать, стеснялся во дворе курить, хотя ему по рангу и по возрасту было можно. Что уж говорить про бухло. Сам Куря накостылял бы любому шкету за одну попытку попробовать запретные плоды.



Не припоминаю бессмысленной толчеи во дворе. Дел было всегда по горло. Помимо футбола, «напильничков», лапты и — разновидность городков — «царя», мы разбивались на отряды, чтоб поиграть в войнушку. Жаркий спор лишь вызывала дележка на «своих» и «немцев».

Быть «немцами», само собою, было западло. Решал все жребий. Вооруженные ружьями из палок и игрушечными пистолетами, мы начинали затяжную операцию по выслеживанию друг друга. Кто первым незамеченным накрыл другого, тот и победил.

Тактика и стратегия требовала рейдов в соседние дворы, хоть это нам не то, что запрещалось, но, скажем, не приветствовалось.



Летом возле каждого дома на асфальте появлялись начерченные мелом клетки. Это классики. Так называлась игра, в которую играли девчонки. А как серьезно относились к «Казакам разбойникам». Ещё усаживались на скамейки, играли в испорченный телефон. Или складывали руки лодочкой и что-то нужно было тайно переложить друг другу.

Девочки постоянно прыгали через резинку, что-то вязали, вышивали и вели свои разрисованные тетрадки с интересными стишками, анкетами для подружек и гадалками.



У мальчишек тоже были свои игры. Характерными их особенностями было использование чего-то запрещенного, неодобрение взрослых и опасность для здоровья. Нет, не наркотики и секс, как подумают многие. Пацанские забавы – это рогатки, самопалы, тарзанки и, конечно, игры с перочинным ножом!

Нож являлся символом причастности к силе и его использовали для игр вне стен школы. Самая известная игра с ножом называлась «Земля». Два игрока рисовали на земле большой круг, разделенный пополам. Нужно было метать нож в кусок земли противника и по его положению определялось, какой кусок тверди будет отходить оккупанту.

Играли до того момента, пока одному из игроков не оставалось на земле места куда можно поставить ногу.



Но стали раздаваться голоса: «Саша, домой», «Лена, домой». Это родители созывали своих детей по домам. Расходились нехотя, но знали, что завтра встретимся опять.



Вечером выходили подростки, собирались в беседках, болтали, хихикали, мальчишки бренчали на гитарах. Появлялись первые симпатии, влюбленности.



Двор был Вселенной в квадрате. Он был площадкой любых игр, которые только могло нам подсказать воображение. «Палки-стукалки сам за себя», «Лапта», «Рыбак и рыбки», «Пятнашки». Также очень популярными были игры с мячом, такие как «Квадрат», «Десяточка» и «Вышибалы».



За основу сюжетно-ролевых игр брали самые «модные» на тот момент фильмы — «Неуловимые мстители», «Чингачгук» или «Три мушкетера». Все эти игры были захватывающие, со сценарием пленения и очень подвижные. А после показа по телевизору «Робин Гуда» весь двор стрелял из самодельных луков.



Когда в соседских садах начинали созревать яблоки, начиналась операция по отслеживанию тех, что уже не вызывают оскомину и судорогу от кислоты. Съедобные плоды тут же становились страшной тайной от соседских конкурентов, яблоню «пасли».

До драк не доходило, но «право собственности» отстаивалось жестко. Так или иначе, яблоки вызревать не успевали, хоть никакого недостатка в витаминах не было. Просто игра и узы братства, плюс охотничий азарт.



Особым мраком тайны, в прямом и переносном смысле, были покрыты набеги на подвалы, где были общие кладовки. Стоило добыть ключ или найти лазейку в зарешеченном окне, как мы тут же становились флибустьерами, берущими дощатые, щелястые кладовки на абордаж. Жильцы складировали там всякий нужный и ненужный хлам.

Верхом пиратского везенья была трехлитровка с компотом или вареньем. Это был пир горой.



Сказать, что взрослые не ведали об очередном набеге и его предполагаемых участниках, нельзя. Но как бы закрывали на то глаза, списывая на нежный возраст. Красть-то, по большому счету, там было нечего.

Гораздо круче могло влететь за несанкционированное проникновение на чердак, откуда «слуховые окна» вели на крышу. Вот тут держись! Только пару раз мы в компании взрослых парней лежали на покатой, теплой крыше, слушая рассказы и млея от страха и восторга.



На пограничной территории между нашим и соседними дворами находился овощной.



Начиная с августа на салабонов, то есть нас, возлагалась огромная ответственность — отслеживать прибытие грузовиков с арбузами. Едва завидев, надо было подорваться и оповестить старших пацанов, покуда не набежали конкуренты.

Пять-шесть ребят помогали двум пьяным грузчикам кидать арбузы, за что нам позволялось откатить столько, сколько унесем. С трудом, короткими рывками, дотаранив бесценный груз до заднего двора, мы усаживались в круг и начинался жор. «Разведке» полагалась доля наравне со старшими.



Красными днями календаря были совместные походы в кинотеатр. Премьеры тогда были не часто, да нас и не на все водили. Поэтому любое посещение киношки сносило крышу напрочь.



Двор жил дальше, каждый день даря сюрпризы и открытия. Вспоминая сегодняшним умом этот уютный мир, невольно сравниваешь с тем, что есть сейчас. Многим он тогда казался тесным, докучал этот коллективный быт и власть «народного контроля». Так хотелось уединенности и личного мирка, куда не сунет нос никто. Ну вот, имеем что имеем.



Только, опять же, сегодняшним умом осознаешь, что никакой бы террорист с авоськой гексогена или педофил — тогда и слова такого никто не ведал — не прошел бы не замеченным. Да что там, мышь не проскочила бы. Все на виду и в курсе. Любовь и ненависть, дружба, зависть — все из одного котла.



Помнишь детство своё… Синяки на коленках…
Руки в свежих царапинах, лица в пыли…
Как всей дружной гурьбой мастерили тележки,
Из тех старых колёс, что на свалке нашли.



И под ветра гуденье летели с горушки,
Непременно в крапиве терялся наш след…
А потом из колонки шипящую воду
Пили быстро, взахлёб…Как был нежен рассвет…



Помнишь яркие краски на наших кроватках,
Между прочим, с высоким наличьем свинца.
Чёрный хлеб за 16 (всего – то!) копеек,
Вентилятор, что летом жужжит без конца.



Мы весь день проводили в немыслимых спорах,
Возвращались домой, как зажгут фонари…
Мы до дрожи, подолгу плескались на речке
И почти до икоты смеяться могли.



Уходили с утра проглотивши свой завтрак,
И никто никогда нас не мог отыскать,
Ведь мобильников не было (это же надо!)…
Мы могли бесконечно во что — то играть!



Мы могли объедаться пирожными вдоволь,
Но никто на толстел – мы носились всегда…
А какой была вкусной, всего за копейку,
В жаркий день в автомате у рынка вода!



Мы в колхозном саду воровали черешню,
Нам от мам доставалось нередко потом.
И, сопя всей ватагой, строгали игрушки,
И играли в футбол нашим дружным двором,



И никто не катался на велике в шлеме,
Мы дрались, руки – ноги ломали порой,
И никто не бежал, если вдруг что случалось,
С грозной жалобой в суд… В общем, мир был другой.



У нас не было видиков, телеприставок,
И компьютеров тоже… Но были друзья…
Мы летели без спросу к ближайшему дому
Посмотреть детский фильм… Мы не знали «нельзя»…



У нас не было в школах, как нынче, охраны,
Домофонов и кодов подъездных дверей…
Как бы выжить смогли мы сейчас в этом мире,
Жизнь отныне не та… что – то треснуло в ней.



Покатилось, рассыпалось, съехало с трассы
И увязло в размытой дождём колее…
У тогдашних, у нас, было право на выбор,
Было право на риск, на ошибку – вдвойне.



Мы учились отстаивать в жарких дебатах
Убеждения, взгляды и мысли свои…
Мы учились творить, восхищались прекрасным,
В рощах пели для нас по ночам соловьи.



Наше детство и юность закончилось раньше
До того как правительство сделку свершив,
Обменяв на свободу — сухарики, чипсы,
Интернет – на порывы ребячьей души.



Нет, сейчас всё для блага и только с согласья…
На экране ТV запрещённого нет…
Я устало смотрю на безбедное детство,
Прижимая к груди мой счастливый билет



































источник:fresher.ru

Источник: /users/1080

Советское детство глазами американского фотографа

Поделиться



Эти фотографии были созданы специально для журнала LIFE, который принимал работы, в которых заключена история. Ностальгия… А вы себя помните в то время? Шубы, в которых было тяжело ходить.


  И обязательно платки, чтобы не дуло.


  Санки- лучший вид транспорта.


  Мишкааа, выходи гуляяяяять!


  Бабушка, которая приглядывает не только за своими внуками.


  Лыжня.


  Самодельные горки.


  Лучшие зимние радости...


  Для больших и маленьких.


  Заметьте, все в шубах.


  Так тепло, что даже на лавочке сидеть не холодно.


  Кормить голубей- приятное занятие не только летом.


  Городская центральная горка.


  Младенцы в мороз гуляли тоже.


  Точно вам говорим


  А вечером становилось особенно волшебно.


  С папой на лед...


  И наперегонки с мамой.


  Румыные щечки...


  И набитые шишки.


опубликовано 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: ru.fenikssfun.lv/kartinki/sovetskoe-detstvo-glazami-amerikanskogo-fotografa-582

Демографическая агрессия ООН: к вопросу о безопасности родительства и детства

Поделиться







В конце 2014 г. Фонд народонаселения ООН (ЮНФПА) опубликовал очередной доклад о положении населения в мире. На этот раз доклад был посвящен молодежной тематике, что отражается в самом названии – «Мощь 1,8 миллиарда. Подростки, молодежь и трансформация будущего» (“The Power of 1.8 Billion. Adolescents, Youth and the Transformation of the Future”).



Как и многие предыдущие публикации ООН, указанный доклад сводится к агрессивной мальтузианской риторике, согласно которой в мире слишком много людей. В данном случае экспертов ООН беспокоит численность молодых людей. Впрочем, авторов доклада беспокоит не столько растущая численность подростков и молодежи, сколько тот факт, что данный рост происходит за пределами т. н. развитых стран. «В нашем мире проживает 1,8 млрд. молодых людей в возрасте от 10 до 24 лет, и быстрее всего молодежное население растет в беднейших странах. В состав этого поколения входят 600 млн. девочек-подростков с их особыми потребностями, проблемами и чаяниями на будущее», – сказано в предисловии к докладу.

Преследуя цели демографического сдерживания посредством расширения т. н. репродуктивных прав (внедрения контрацепции, стерилизации, абортов и растлевающих программ сексуального образования) по всему миру, авторы вызвали массовую критику со стороны независимых экспертов и сторонников традиционных семейных ценностей.

Эксперты нью-йоркского Центра семьи и прав человека (C-Fam) в своих характеристиках рассматриваемого доклада используют словосочетание «сексуальная анархия».[1]

После ознакомления с докладом президент американского Института исследований народонаселения Стивен Мошер обвинил Фонд народонаселения ООН и сочувствующих журналистов в продвижении подростковых абортов, нарушении прав родителей и создании угрозы для детей.[2]

Институт Актона (Acton Institute), расположенный в Риме, опубликовал статью-отзыв на демографические инициативы ЮНФПА, в котором четко ставится вопрос, не является ли позиция ООН в данном случае «патронирующей» и «колонизаторской», когда утверждается, что слишком много людей в развивающихся странах – плохо для всех остальных.[3] Кроме того, на сайте института сообщается, что ряд утверждений в докладе ЮНФПА не содержит никаких ссылок и доказательств.

Половая неприкосновенность детей как «препятствие»

Полностью соглашаясь с утверждениями об агрессивном и ангажированном характере документа, а также однобокой интерпретации реальности, следует отдельно остановиться на его научной несостоятельности и откровенной дезинформации. Буквально с первых страниц в докладе встречаются весьма спорные утверждения, не имеющие научных оснований. Так, на странице 3 англоязычной версии доклада без всяких ссылок и пояснений утверждается следующее: «Исследования показывают, что когда люди имеют выбор, они склонны выбирать маленькие семьи». Аналогичное утверждение без апелляции к каким-либо источникам встречается и на странице 16.

Однако наибольшее возмущение вызывает стремление авторов доклада навязать традиционно ориентированной части человечества, представляющей собой большинство мирового населения, социально-демографические концепты, противоречащие культурным, нравственным и религиозным принципам. Предлагаемые экспертами ООН социально-правовые «инновации» угрожают не только демографической безопасности, но и самому институту традиционной моногамной семьи.

Особого внимания заслуживает третья глава под названием «Препятствия для роста и реализации потенциала молодых людей», в которой специалисты ООН переходят к антинатальной социальной инженерии. Приведем в последовательном порядке несколько цитат:

«Законы, регулирующие возраст сексуального согласия, препятствуют подросткам до 18 лет получать доступ к необходимым услугам и информации в области репродуктивного здоровья» (стр. 35 англоязычной версии доклада);

«Доступ к качественному современному сексуальному образованию остается иллюзорным для большинства подростков. Хотя многие страны проводят политику современного сексуального образования и имеют соответствующие программы, большинство из них не внедряет их в широком масштабе или на уровне, отвечающем международным стандартам» (стр. 37 англоязычной версии доклада);

«В дополнение к этим знаниям молодые люди нуждаются в широком перечне услуг в области сексуального и репродуктивного здоровья, включая предохранение от подростковых беременностей, заботу о беременных подростках, профилактику СПИДа, тестирование, консультации, лечение и уход, обеспечение вакцинами против ВПЧ и безопасные аборты» (стр. 37 англоязычной версии доклада);

«Подростки и молодые женщины, нуждающиеся в безопасных абортах и пост-абортивном сопровождении, сталкиваются с проблемами доступа во многих странах» (стр. 38 англоязычной версии доклада);

«Доступ к презервативам для профилактики СПИДа и болезней, передающихся половым путем, является критически важной стратегией профилактики, но очень мало молодых мужчин и женщин их используют» (стр. 38 англоязычной версии доклада) и т. д.

Итак, начиная с претензии к законам, ограждающим детей и подростков от сексуальных посягательств (педофилы рукоплещут), авторы доклада переходят к необходимости широкого внедрения т. н. сексуального образования, доступа к контрацепции, абортам, вакцинам ВПЧ и т. д.

Маниакальная устремленность авторов любой ценой навязать детям и подросткам то, в чем большинство из них в силу возраста не нуждаются, на наш взгляд, способствует растлению малолетних и носит ярко выраженный лоббистский характер. Многие, наверное, догадываются, что продвижение т. н. сексуального образования имеет определенные коммерческие эффекты. В частности, это автоматически влечет повышение спроса на продукцию порнографического содержания, контрацепцию, аборты, ассортимент секс-шопов, которые сулят немалый доход соответствующим транснациональным компаниям.

Так, в докладе прямо заявляется о необходимости расширения рынка сбыта контрацепции: «Доступ к профилактике контрацепции означает возможность получения контрацептивных услуг. До сих пор девушки-подростки имеют низкий уровень доступа к контрацепции, вследствие чего использование ими контрацепции составляет лишь 22%, в то время как среди женщин старше 30 лет этот показатель составляет 60%» (стр. 37 англоязычной версии доклада). Иными словами, колоссальная и вполне закономерная разница в использовании контрацепции между этими возрастными группами, по логике авторов, представляет собой значительное поле для деятельности. Вне всяких сомнений, прибыль от расширения целевой группы будет ежегодно исчисляться десятизначными суммами в долларовом эквиваленте.

Однако давайте рассмотрим подробнее такие благозвучные словосочетания как «безопасные аборты» и «доступ к презервативам» в контексте «критически важной стратегии профилактики», о которой так убежденно (к сожалению, не убедительно) нам рассказывают авторы скандального доклада ООН.

Что такое «безопасные аборты»?

Что касается абортов и их «безопасности», то весь казус состоит в том, что Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), в компетенции которой находится данный вопрос, не дает трактовки термину «safe abortion» (безопасный аборт), хотя довольно часто использует это словосочетание. При этом ВОЗ активно интерпретирует термин «unsafe abortion» (небезопасный аборт), который определяется как процедура по прерыванию нежелательной беременности, выполняемая лицами, не обладающими необходимой квалификацией и / или в условиях, не отвечающих медицинским нормам.[4]

Дефиниции «безопасный аборт» нет даже в публикациях ВОЗ, в которых этот термин вынесен в название. Как это ни странно, но такое определение отсутствует даже в объемном руководстве ВОЗ под названием «Safe abortion: technical and policy guidance for health systems»[5] («Безопасный аборт: техническое и политическое руководство для систем здравоохранения») от 2012 года. Нет такого определения и в русскоязычной публикации ВОЗ от 2004 года под названием «Безопасный аборт: Рекомендации для систем здравоохранения по вопросам политики и практики», где авторы, уклоняясь от четкого определения понятия «безопасный аборт», навязываемого женщинам по всему миру, ограничиваются весьма витиеватой и крайне осторожной фразой: «Если прерыванием беременности занимаются квалифицированные медработники, используя для этого адекватное оборудование, правильную методику и санитарно-гигиенические стандарты, то аборт является одним из самых безопасных медицинских вмешательств».[6]

Чувствуете разницу? Аборт является не безопасным, а одним из безопасных медицинских вмешательств. Таким образом, ВОЗ, планомерно продвигая идею «безопасности» абортов в тандеме с ЮНФПА и др. международными организациями (USAID, Фондом Билла и Мелинды Гейтс, Международной федерацией планирования семьи и т. д.), и даже помещая этот загадочный термин в название своих официальных публикаций, ни разу так и не отважилась дать соответствующее определение и тем более признать процедуру аборта безопасной. Речь идет в лучшем случае о снижении рисков, но отнюдь не о достижении безопасности прерывания беременности.

На наш взгляд, показательно и то, что в англоязычной версии известной электронной энциклопедии «Википедия» также не содержится раздела под названием «Safe abortion» «Безопасный аборт», зато есть раздел «Abortion» («Аборт») с подразделом «Безопасность» («Safety») и отдельный раздел под названием «Unsafe abortion» («Небезопасный аборт»). Ни в одном из указанных разделов и подразделов всезнающей Википедии нет опять-таки ни одной трактовки «безопасного аборта». Вместо этого в разделе «Abortion» (подраздел «Safety») со ссылками на медицинский журнал «The Lancet», Американский колледж врачей и ВОЗ приводится следующий текст: «Риски для здоровья, создаваемые абортом, зависят от того, выполняется ли эта процедура безопасно или небезопасно. Всемирная организация здравоохранения определяет небезопасные аборты как те, которые выполняют неквалифицированные лица, с применением опасного оборудования или в антисанитарных условиях. Легальные аборты, проведенные в развитых странах, являются одними из самых безопасных процедур в медицине».[7]

Аналогичным образом в разделе Википедии «Unsafe abortion» со ссылками на ВОЗ, ЮНФПА, Институт Алана Гуттмахера, а также публикации индийских и западных экспертов, содержатся следующие сентенции: «Небезопасным абортом является прерывание беременности людьми, не обладающими необходимыми навыками или в условиях, не соответствующих минимальным медицинским стандартам, или наличие того и другого. Например, небезопасный аборт может являться чрезвычайно опасной процедурой, угрожающей жизни, если производится самостоятельно в антисанитарных условиях, или аборт может быть более безопасным, когда производится врачом, который не обеспечивает надлежащий уход после аборта.

Небезопасные аборты являются существенной причиной материнской смертности и заболеваемости в мире. Большинство небезопасных абортов происходят там, где аборты запрещены или в развивающихся странах, где доступность хорошо обученных врачей не всегда имеет место, или где современные контрацептивы являются недоступными. Примерно одна из восьми смертей в мире, связанных с беременностью, ассоциируется с небезопасными абортами».[8]

По сути, вышеуказанные вариации в определенной степени отражает прежнее определение небезопасного аборта ВОЗ, которое появилось еще в 1992 г. и звучит следующим образом: «Небезопасные аборты характеризуются отсутствием или недостаточной квалификацией лица, производящего аборт, опасным оборудованием и антисанитарными условиями».[9] При этом авторы всех упомянутых публикаций ВОЗ усиленно избегают четкой интерпретации термина «безопасный аборт», как бы предлагая отталкиваться от противного, т. е. от определения термина «небезопасный аборт».

Из всего сказанного выше следует вывод о том, что т. н. «безопасный аборт», по мнению сторонников этого термина, – это прерывание беременности, выполненное квалифицированным врачом в медицинском учреждении с применением соответствующего оборудования и правильных методик в стране, где аборт законодательно разрешен. Кстати, весьма схожую интерпретацию мы встретили в разделе «Аборты» русскоязычной Википедии[10], где содержится чуть ли не единственная в русскоязычном Интернете попытка дать соответствующее определение мифическому термину «безопасный аборт». Однако в русскоязычной версии Википедия ссылается не на медицинские или научные источники, а на некую Коалицию за репродуктивный выбор «Гроздья рябины», которая, как сказано на ее сайте, является неформальной сетью, деятельность которой направлена на обеспечение снижения материнской заболеваемости и смертности и т. д.[11] Согласно вышеуказанному источнику, аборт называется безопасным, если проводится при участии квалифицированного специалиста (врача, акушерки, медицинской сестры) с помощью одобренных и рекомендованных методов и в подходящем для этого медицинском учреждении[12]

Так ли это на самом деле? Является ли аборт, совершенный с выполнением всех указанных выше условий, безопасным?

Как ни странно, но ответ на этот вопрос не так давно дали сами специалисты ВОЗ. Ответ был четким и отрицательным. Это произошло весной 2014 г., когда в одном из бюллетеней ВОЗ вышел небольшой, но крайне важный материал под авторством сразу шести представителей Департамента репродуктивного здоровья и исследований ВОЗ. Текстовый материал в форме официального заявления вышел под названием «От концепта до конкретных мер: операционализация определения ВОЗ относительно небезопасных абортов» (“From concept to measurement: operationalizing WHO’s definition of unsafe abortion”). Ниже приводятся цитаты, дающие исчерпывающее объяснение специалистов ВОЗ по поводу т. н. «безопасных абортов».

«Определение ВОЗ небезопасных абортов было принято в рамках возникших руководящих принципов применительно к осложнениям искусственного аборта и было предназначено для интерпретации в этом контексте. Эта связь с техническими принципами по руководству производства абортов имеет решающее значение для его правильной интерпретации. Ничто в определении не предопределяет, кого считать «безопасным» исполнителем аборта или какими должны быть соответствующие навыки и стандарты для выполнения абортов. Такие вещи не являются статичными; они развиваются в соответствии с научно обоснованными рекомендациями ВОЗ.

… Несмотря на то, что небезопасные аборты определяются как рискованные, безопасность не может быть разделена, потому что риск существует всегда. Риск является самым низким, если проверенный метод используется для прерывания ранней беременности в медицинском учреждении; риск наиболее высок, если используется опасный способ, такой как использование каустических веществ перорально или вагинально или самостоятельное введение предметов в матку для прекращения развития беременности. Существует целый спектр рисков между этими двумя крайностями. В этом спектре находятся, например, случаи самостоятельного введения мизопростола в лежачем состоянии или использования устаревших процедур, таких как выскабливание, квалифицированными медицинскими кадрами.

…широкое распространение неформального использования мизопростола добавило новый уровень сложности для понятия «безопасность». В результате назрела необходимость применения многомерного анализа риска для измерения безопасности абортов… Многомерная оценка безопасности абортов, как предложено, делает оценку более трудной…

Существующих оценок безопасности искусственных абортов недостаточно…»

Не имея возможности привести здесь полный текст указанного заявления в силу ограниченного объема данной статьи, укажем также, что из позиции цитируемых выше специалистов следует, что легализация абортов отнюдь не делает их безопасными.

Как выяснилось, «безопасность аборта» – это классическая манипуляция смыслами. Из представленной выше позиции специалистов профильного департамента ВОЗ прямо вытекает, что безопасных абортов не бывает, ибо, как сказано выше, «риск существует всегда». Теперь становится понятно, почему сторонники «безопасных абортов» так тщательно избегают их конкретного определения.

Отметим, что эксперты ЮНФПА в рассматриваемом докладе, содержащем неоднократные призывы к предоставлению «безопасных абортов», 13 раз прямым образом ссылаются на Всемирную организацию здравоохранения. Сомнительно, что при таком пристальном внимании авторов доклада к источникам ВОЗ, им не была известна вышеприведенная позиция ее специалистов, полностью опровергающая безопасность абортов.

Обратный эффект презервативов

Еще интереснее обстоит дело с «доступом к презервативам» для детей и подростков, на котором так неистово настаивают демографические менеджеры ООН.

В 2005–2006 гг. британская мультинациональная компания HBSC совместно с ВОЗ провели исследование поведения детей школьного возраста в области здоровья. Эксперты оценили показатели здоровья детей и подростков и влияющие на него факторы в 41 стране. В отчете, опубликованном по итогам указанного исследования, содержатся ключевые результаты в области здоровья 11, 13 и 15-летних детей. Одним из результатов исследования является определение уровня использования презервативов среди 15-летних. Как сообщается в отчете, самый высокий уровень использования презервативов среди 15-летних наблюдался на тот момент в Испании. Об использовании презерватива во время последнего полового акта в этой стране сообщили 95% девочек и 83% мальчиков.[13] Казалось бы, уровень защищенности от ЗППП в Испании должен быть высочайшим. Давайте посмотрим, насколько оправданы такие ожидания (См. График 1).





Источник: World Health Organization. CISID. Data on sexually transmitted infections (STI)

* Данные по заражению герпесом в Испании за 2008 г. в вышеуказанной базе данных отсутствуют. 

Как видно на Графике 1, высокий уровень использования барьерной контрацепции в Испании не только не уберегает от ЗППП, но, наоборот, провоцирует рост венерических заболеваний. Данное утверждение в различной степени справедливо, по крайней мере, для таких инфекций как гепатит Б, герпес, сифилис и хламидиоз. Приведем мнение профессора в области превентивной медицины и общественного здоровья Хокина де Ирала (Университет Наварры, Испания): «Наиболее частые пациенты врачей-венерологов – это люди, имевшие 20 и более сексуальных партнеров. Роль презервативов, в данном случае, мифологизируется(выделено нами), т. к. они не обладают высокой эффективностью в плане профилактики целого ряда инфекций – хламидиоза герпеса, цитамегаловируса, вируса папилломы человека (ВПЧ) и т. д. Агрессивный маркетинг презервативов, создавая иллюзию защищенности, провоцируют молодежь на более рискованные сексуальные контакты. Между тем, по степени риска, пять сексуальных контактов с презервативом приравниваются к одному сексуальному контакту без него. Наиболее лукавым обманом является миф о «безопасном» сексе, который якобы обеспечивает контрацепция. На самом деле, научные данные говорят нам, что по-настоящему безопасный секс возможен только в браке при условии, что супруги верны друг другу».[14] Например, вероятность заражения ВПЧ для женщин, чей партнер в ста процентах случаев использует презерватив, превышает 37%. Одним из частых последствий этого вируса является рак шейки матки.[15]

Будет не лишним заметить, что именно в Испании наблюдается один из самых низких уровней рождаемости в Европе. Суммарный коэффициент рождаемости в этой стране составляет всего лишь 1,32 ребенка на одну женщину репродуктивного возраста[16], что в 1,6 раза ниже уровня элементарного замещения поколений.

Выводы

В связи с вышеизложенным, на наш взгляд, необходимо не только пересмотреть целесообразность применения вредоносных положений целого ряда международных документов на нашей территории, но и само участие России в целом ряде международных институций. В первую очередь это касается Фонда ООН по вопросам народонаселения, под грифом которого был опубликован скандальный доклад «Мощь 1,8 миллиарда. Подростки, молодежь и трансформация будущего».

Рассмотренный доклад ЮНФПА, щедро финансируемой, в том числе из российского бюджета, открыто продвигает рискованное сексуальное поведение, сокращение рождаемости и разрушение семейных отношений. При этом значительным преимуществом российских и зарубежных оппонентов ЮНФПА является ее грубое невежество в вопросах демографии. Так, утверждая о многочисленности подростков и молодежи на планете, авторы доклада даже не потрудились ознакомиться с хронологией демографической динамики за последние десятилетия, которые убеждают в стремительном падении доли детей и молодежи в общей численности мирового населения. Впрочем, авторов доклада беспокоит не абстрактная «многочисленность» подростков и молодежи, но ее численное превосходство за пределами развитых стран, включая США и европейские государства.

Агрессивная тональность доклада состояла не только в призывах к сокращению численности населения целых континентов, но, что гораздо страшнее, в подрыве детско-родительских и традиционных отношений. Помехами на пути реализации «репродуктивных прав» подростков и молодежи были названы их родители, традиции и религиозные организации. Авторы доклада прямым образом продвигают аборты для подростков (без согласия родителей) и молодых людей, распространение контрацепции среди детей и подростков, вовлечение в ранние половые связи, снижение возраста сексуального согласия (что явно на руку педофилам) и сексуальное образование, неминуемо ведущее к снижению рождаемости, сексуальным девиациям и повышению спроса на порнографическую продукцию.

В целом документ носит ярко выраженный лоббистский характер и преследует цели демографического сдерживания неугодных стран наряду с коммерческими интересами глобальных контрацептивных и прочих корпораций. Словосочетание «репродуктивное здоровье», под маской которого продвигаются вышеперечисленные разрушительные инициативы, встречается в докладе 150 раз.

На этом фоне вызывает немалое удивление систематическое финансирование деятельности ЮНФПА со стороны Правительства Российской Федерации. Если в 1996 г. ежегодный взнос нашей страны в ЮНФПА составлял 150 тыс. долларов[17], то к 2006 г. эта сумма удвоилась[18], а к настоящему времени расходная часть Российской Федерации в финансировании только одного из проектов, реализуемых в Белоруссии по линии ЮНФПА, составляет 900 тысяч долларов.[19] При этом в России действует официальное представительство ЮНФПА, ведущее соответствующую деятельность на нашей территории уже много лет. Кроме того, в конце 2014 г. региональный директор Фонда ООН в области народонаселения по Восточной Европе и Центральной Азии Хэймо Лаакконен сообщил, что ведутся переговоры о финансировании российской стороной проектов ЮНФПА в Таджикистане и Киргизии.[20]

В свете всего вышесказанного возникает неотложная необходимость прекращения финансового и любого другого участия России в деятельности ЮНФПА и других подобных структур.

Полагаем, что на фоне сложившейся ситуации в сфере международных отношений у России имеется уникальный шанс не только для реализации суверенной семейно-демографической политики, но также для внешнеполитической деятельности по защите традиционных нравственных ценностей, одобряемых большинством населения планеты. По указанному кругу вопросов у нашей страны имеется немало союзников, рассматривающих Россию в качестве одного из оплотов семейных основ человеческой цивилизации.

Сегодня непозволительно забывать о том, что наблюдаемое противостоянии России и Запада, равно как традиционного и модернистского мировоззрения во всем мире, имеет несколько измерений, включая демографическое. В данном контексте защитные меры от агрессии в отношении отцовства, материнства и детства, как на национальном, так и на глобальном уровне, не менее важны, чем укрепление обороноспособности в целях отражения возможной военной агрессии. опубликовано 

С полной версией доклада «Мощь 1,8 миллиарда. Подростки, молодежь и трансформация будущего» можно ознакомиться на официальном сайте Фонда народонаселения ООН: на английском языке –www.unfpa.org/sites/default/files/pub-pdf/EN-SWOP14-Report_FINAL-web.pdf ;на русском языке – http://www.unfpa.org/sites/default/files/pub-pdf/RU-SWOP14-Report%20Rev-Web-update%2024%20Nov.pdf

 

Автор: Игорь Белобородов, Кандидат социологических наук

 

 [1] C-Fam. UNFPA: Children have right to sex, drugs, abortion to reduce population. November 20, 2014. URL: https://c-fam.org/friday_fax/unfpa-children-right-sex-drugs-abortion-reduce-population

[2] Media Research Center. Media Commit ‘Cultural Imperialism’ in UN Report Pushing Abortion for Teens. 19 November, 2014. URL:http://www.mrc.org/articles/media-commit-cultural-imperialism-un-report-pushing-abortion-teens

[3] Acton Institute PowerBlog. The Power Of Youth, But Let’s Not Get Carried Away. November 25, 2014. URL:http://blog.acton.org/archives/74249-power-youth-lets-not-get-carried-away.html

[4] World Health Organization. Sexual and reproductive health. Preventing unsafe abortion. URL:http://www.who.int/reproductivehealth/topics/unsafe_abortion/hrpwork/en/

[5] World Health Organization. Safe abortion: technical and policy guidance for health systems. 2012.URL:http://apps.who.int/iris/bitstream/10665/70914/1/9789241548434_eng.pdf

[6] Всемирная организация здравоохранения. Европейское региональное бюро. «Безопасный аборт: Рекомендации для систем здравоохранения по вопросам политики и практики». 2004 г. С. 15. URL:http://www.euro.who.int/__data/assets/pdf_file/0018/125370/WQ440r.pdf

[7] The Free Encyclopedia Wikipedia. Abortion. URL:http://en.wikipedia.org/wiki/Abortion#cite_note-grimes-overview-61

[8] The Free Encyclopedia Wikipedia Unsafe abortion. URL:http://en.wikipedia.org/wiki/Unsafe_abortion#cite_note-1

[9] World Health Organization. Maternal Health and Safe Motherhood Programme. The prevention and management of unsafe abortion: report of a technical working group (WHO/MSM/92.5). Geneva: World Health Organization; 1993. Page 3. URL:http://whqlibdoc.who.int/hq/1992/WHO_MSM_92.5.pdf

[10]Свободная энциклопедия Википедия. Аборты. URL: https://ru.wikipedia.org

[11] Коалиция за репродуктивный выбор «Гроздья рябины» URL: http://za-vybor.ru/ru/2011-07-29-15-36-49/177-vidy-metody-aborta

[12] Там же.

[13] World Health Organization. Inequalities in Young People’s Health. HBSC International Report from the 2005/2006 Survey. WHO Europe, 2008. Page 152. URL:http://www.euro.who.int/__data/assets/pdf_file/0005/53852/E91416.pdf?ua=1

[14] Европейский конгресс семейного образования в цитатах участников. 16.10.2013. URL: http://riss.ru/analitika/2178-evropejskij-kongress-semejnogo-obrazovaniya-v-tsitatakh-uchastnikov#.VL5Nt6PWicw ; Jokin de Irala, MD, MPH, PhD, Cristina Lopez, MD, PhD. Presentation “Prevention and Risk Compensation. Are some public health responses to AIDS and other STI´s failing?”. IEEF-EIFLE congress. Paris. 4-5 October 2013.

[15] Jokin de Irala, MD, MPH, PhD, Cristina Lopez, MD, PhD. Presentation “Prevention and Risk Compensation. Are some public health responses to AIDS and other STI´s failing?”. IEEF-EIFLE congress. Paris. 4-5 October 2013.

[16] Eurostat. Fertility Indicators. Total Fertility Rate. URL:http://appsso.eurostat.ec.europa.eu

[17] Распоряжение Правительства РФ от 20 ноября 1995 г. № 1604-р. URL:http://www.alppp.ru/law/mezhdunarodnye-otnoshenija--mezhdunarodnoe-pravo/73/rasporjazhenie-pravitelstva-rf-ot-20-11-1995--1604-r.pdf

[18] РАСПОРЯЖЕНИЕ Правительства РФ от 07.02.2006 n 141-р «ОБ УСТАНОВЛЕНИИ С 2006 ГОДА ЕЖЕГОДНОГО ДОБРОВОЛЬНОГО ВЗНОСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В БЮДЖЕТ ФОНДА ООН ПО НАРОДОНАСЕЛЕНИЮ». URL:http://www.zonazakona.ru/law/ukaz/449/

[19] РИА Новости. РФ профинансирует демографический проект Белоруссии. 03.12.2014. URL: ria.ru/economy/20141203/1036368943.html

[20] Там же.

 

Источник: www.riss.ru/demography/famille/4149-demograficheskaya-agressiya-oon-k-voprosu-o-bezopasnosti-roditelstva-i-detstva#.VPBUArCsWnH

Потерянное детство

Поделиться







Детство – для многих есть, было и остается наилучшим периодом их жизни: временем беззаботного бытия, миром сказок, открытий и чудес, заботливых молодых родителей. В нелегкие и невеселые будни взрослых, полные проблем и забот, нам могут подарить улыбку воспоминания о детстве. А что делать тем, кому нечего вспомнить?

Корень зла

Причинами же так называемого «потерянного» детства являются крайности в воспитании — то есть либо вседозволенность и не заинтересованность в ребенке, либо авторитарный стиль воспитания, другими словами родительская тирания.

Плохие родители

Родители, которые не справляются с нуждами и потребностями ребенка, не занимаются воспитанием, наплевательски относятся к его развитию и интересам, не могут создать достойных бытовых условий, в случаях, предусмотренных законодательством, лишаются родительских прав. Ребенок предоставлен сам себе, и так как он не в силах обеспечивать свои нужды и свой досуг в полной мере, детство покажется ему не миром с веселыми летающими коровами, вкусными конфетами и розовыми слонами, а миром кошмарным и жестоким. Но лишение родительских прав не сможет вернуть ребенка в детство – ведь детские дома не подарят тепло и заботу, в которых так нуждается ребенок.

Нельзя, нельзя и еще раз – нельзя

Присутствие чрезмерного количества запретов также крадет детство у ребенка. Маленькие дети – исследователи, им просто необходимо для этого пространство и объекты, и взаимодействие с ними методом проб и ошибок. Запрещай малышу только опасные вещи и не ругай его – исследуя, он на своем месте и занимается тем, чем нужно. Запреты в воспитании могут дойти вплоть до авторитарного стиля воспитания. Запомни, ребенок – это уже человек, новая уникальная личность, которая также имеет право голова или право выбора, ты должна помнить это хоть иногда. Ребенок родителей-тиранов никогда не будет ни любить, ни уважать, только бояться – нужно ли тебе такое?

Хочу гения!

Иногда, глядя на некоторых родителей, создается впечатление, что они завели себе ребенка только для того, чтобы он стал шансом на воплощение их собственных нереализованных желаний и стремлений. Еще с рождения они начинают отыгрываться на таком ребенке: приобретать такие игрушки, которые им не достались в детстве, не смотря при этом на пол и возраст ребенка, начинают чрезмерно усиленно развивать ребенка всевозможными методами, приемами, программами, посильными и непосильными для ребенка, пичкают его всевозможными знаниями, заменяя игры на обучение. Умный и развитый ребенок – это прекрасно, но ребенок не робот. Основной деятельностью в раннем возрасте должна оставаться игра. Поэтому, можно достигнуть компромисса со своими желаниями и возможностями ребенка – обучать, играя с ним.

 «Тепличные» дети

Многие родители растят и воспитывают ребенка под лозунгом, известным еще с советского союза: «Все лучшее – детям!». Так как восприятие мира в целом у всех людей разное, так и эта фраза каждым человеком осознается по-разному. В качестве неадекватного представления об этой фразе выступают «балование» или «залюбливание» ребенка. Так можно вырастить в семейной «теплице» «ребенка-растение», эгоистического индивида, который вряд ли сможет нормально существовать в открытом «огороде», то есть обществе. Такое «тепличное детство» не является настоящим и к тому же вредит дальнейшему развитию ребенка.

Дорогие родители, не ударяйтесь в крайности. Гармония живет только в радиусе золотой середины.

Источник: mama.ua/6439-poteryannoe-detstvo-14363/

Лимонад, “картошка” и монпасье: деликатесы нашего детства

Поделиться



И ведь сами эти продукты не запрещены и не исчезли. Но в нынешних своих модификациях – примерно как те бракованные воздушные шарики: ну не радуют! А когда-то……В те далекие дни, когда синие ночи взвевались кострами, трава была в два раза зеленее, а на 1 рубль можно было купить весь мир и еще пупсика на сдачу, никакого пармезана и хамона еще в помине не было. В нашей жизни, по крайней мере. Зато в ней была масса куда более увлекательных для вкусовых рецепторов вещей!

Сладости

Мороженое



ФОТО: WIKIMEDIA COMMONS

Миру – мир, нам – пломбир. Белый, сияющий, распространяющий холодный сладкий сквозняк, с косенько налипшей сверху круглой бумажечкой. Вафельный стаканчик можно обкусывать по кругу, а можно выдавить в себя божественное содержимое – и отдать мокрую вафлю папе. И тут же попросить еще. Да ну ладно “мама запретила”, мы же ей не скажем!

“Мишка на Cевере”



ФОТО: IMGUR.COM

Только на день рождения или Новый год в хрустальной вазочке посреди накрытого стола. Или дядя вернулся из командировки в Москву. В любом случае – праздник-праздник! И обертку не выкидывать, а аккуратненько разровнять ногтем и присоединить к тайнику сокровищ.

Сахарная вата



ФОТО: SHUTTERSTOCK

Выходной. Белые гольфики. Воздушные шарики. Зоопарк. Тетенька с тележкой наколдовывает полупрозрачное восхитительное облачко. “Ма-ам, ну пожа-алуйста!” Сердце материнское не камень, и через минуту ты уже весь в этом облачке отмахиваешься от тучки ос, липкий, сладкий и бесконечно счастливый.

Пирожное “Картошка”



ФОТО: IMGUR.COM

Вещь в себе. Без никаких тебе ненужных дизайнерских изысков. Коричневая бомбочка на бумажке. Такая немного мокренькая – и сладкая как известие “математичка заболела, контрольной не будет!”

Мамины “орешки”



ФОТО: RU.WIKIPEDIA.ORG

Со сгущенкой, разумеется. Выцарапанные из такой специальной тяжелой формочки с ручками. И рядом дымится пузатенький красный чайничек с белыми горохами. И мир совершенен.

Шоколадная колбаса



ФОТО: WIKIMEDIA COMMONS

Самодельная, конечно, круто, но и покупная тоже очень даже! Отцарапать от нее фольгу как следует – вечно не хватает терпения… Но разве ж детскому организму повредит какой-то там кусочек фольги?

Пончик



ФОТО: RU.WIKIPEDIA.ORG

Из заветного окошка, в бумажном пакетике, обсыпанном сахарной пудрой. В следующую секунду обсыпанный сахарной пудрой – уже ты сам. Морда замасленная, запудренная, но такая ж дово-ольная!

Кукурузные палочки



ФОТО: WIKIMEDIA COMMONS

Выходишь с картонной коробкой в обнимку во двор – и залихватски похрустываешь, отправляя в рот одну за другой толстенькие палочки, обсыпанные сахаром. Хрусь – и тает на языке. Хрусь – и тает. Ах!

Морские камушки



ФОТО: RU.WIKIPEDIA.ORG

Внутри у них изюм или орешек, снаружи они раскрашены в несколько приятных глазу природных цветов. Гладенькие, как настоящие морские камушки, начнешь рассасывать – шершавятся. И очень быстро кончаются, оставляя прозаический пакетик из серой оберточной бумаги.

Монпансье



ФОТО: IMGUR.COM

Мелкие желтые и розовые леденцовые монетки, которые, истаивая, режут язык и невероятно приятно грохочут в круглой жестяной коробочке. Коробочка потом служит еще трем поколениям для разных важных целей.

Напитки

Соки из конуса



ФОТО: WIKIMEDIA COMMONS

В магазине “Соки-воды” или отделе гастронома с таким же названием всегда толпились жаждущие. Потому что нет ничего прекраснее сладкого виноградного, кисленького яблочного, прозрачного нежного березового… Впрочем, есть! Обалденный томатный по 10 копеек стакан, к которому полагается щепотка соли, размешанная ложечкой из стакана с мутной водичкой. Вкус – незабываемый…

Молочный коктейль



ФОТО: IMGUR.COM

В том же отделе обычно имелся еще один вид наслаждения. Серебристо-серый миксер волнующе гудел, после чего тетенька вынимала из него большой стакан и наливала две порции белопенного кайфа. У вас тут же образовывались красивенные белые усы, а очередь за вами слушала волнующий гул и, глотая слюнки, ждала своей дозы.

Квас



ФОТО: IMGUR.COM

В жаркий летний день мы идем к заветной бочке, позвякивая мелочью в кармане и эмалированным бидоном с крышкой. Достоявшись в очереди и получив квасу на всю семью, нужно было обязательно побаловать себя дополнительным стаканчиком этой сказочной, слегка щипучей прохлады!

Лимонад



ФОТО: WIKIMEDIA COMMONS

“Буратино”, “Дюшес” и “Колокольчик” –  главные гости каждого детского дня рождения, помимо одноклассников. “Байкал” и “Тархун”, а тем более буржуйская “Пепси” – вообще роскошь и супер-деликатесы. Тот странный случай, когда бьет в нос – и от этого приходит ощущение праздника!

Газировка из автомата



ФОТО: IMGUR.COM

За копейку без ничего – не так интересно, разве что ты набегался по двору как страус и пышешь огнем как дракон. А вот за три с сиропом – о-о! Райское наслаждение. И стаканчик прикольно мыть, надавливая на него и образуя фонтанчик.

Разное

Аскорбинка



ФОТО: RU.WIKIPEDIA.ORG

Вкусноту добывали не только в продуктовых магазинах, но и в аптеках. Сладкие белые круглые таблетки, завернутые цилиндриком в две бумажки, были ничем не хуже леденцов! Правда, мама говорила, что можно только по одной таблетке в день, а цилиндрик как-то незаметно рассасывался за двадцать минут…

Кисель



ФОТО: IMGUR.COM

Нет, не та бурда в стаканах из школьной столовки, годная только на то, чтобы поливать ею  товарищей. А покупной брикет “Фруктовый”, когда стащишь его из кухонного пенала – и тайком грызешь прямо всухомятку! Кто говорит, что так не делал, тот просто боится признаться!

Сушки



ФОТО: WIKIMEDIA COMMONS

Хрустящие колечки – лучшая закусь к чаю, молоку, соку и просто хорошему настроению и аппетиту. Самые вкусные – которые самые “зажаристые”, ванильные или с маком!

Кукуруза



ФОТО: SHUTTERSTOCK

Без зычных воплей “га-аря-чая ку-ку-ру-уза!” любому пляжу будет чего-то очень существенно не хватать. Сейчас ее тоже разносят. Но в детстве, выцыганенная из разомлевшей на солнышке мамы, она почему-то была намного вкуснее…

Пельмени



ФОТО: SHUTTERSTOCK

Слипшиеся и смерзшиеся лапти из картонных коробок – еда студентов и холостяков. А вот те домашние, лепить которые бабушка сгоняла всю семью, да с капелькой уксуса, да с ляпнутой кляксой сметаны погуще… Это совсем другое дело!

Хлеб



ФОТО: IMGUR.COM

Разумеется, возвращаясь из хлебного, донести до дома свежую, пахучую буханку с хрусткой корочкой в целости и сохранности было просто физически невозможно. А еще у детей было два мега-рецепта из минимума продуктов. Первый: черный хлеб, сдобренный растительным маслом и посыпанный солью. А на десерт – белый хлеб с водичкой и сахаром. Зуб даем, это было в тыщу раз вкуснее любого маффина! опубликовано 

Источник: www.pics.ru/limonad-kartoshka-i-monpase-delikatesy-nashego-detstva

Тяжелое детство не отмазка, или у всех высокие подоконники

Поделиться







 кадр из фильма Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна 

«Все мы родом из детсва», «все проблемы идут из детства», «все психологические проблемы взрослого человека вытекают из конфликтов и стрессов, полученных в детском возрасте». Очень часто и на разные лады можно услышать такое утверждение. Насколько справедлива эта позиция?

Полагаю, что современные практики психологического консультирования сильно переоценивают значимость раннего возраста. При этом вовсе не хочу сказать, что это совершенно не важно и не значимо. Разумеется, с тянущимися из раннего возраста обидами и переживаниями можно и нужно разбираться. Но очень часто на практике встречаются ситуации, когда все попытки решения текущих душевных проблем только к «детским конфликтам» и сводятся. И это, по моему убеждению, уже ошибочно, зачастую ведет человека по ложному следу и в итоге снижает конечную результативность работы. 

Действительно, когда мы маленькие, наша жизнь нам не принадлежит. Фактически, несовершеннолетний человек это собственность его родителей и как с ним поступить- решают родители. В прежние времена это заявлялось прямо и недвусмысленно, в современном цивилизованном мире правила сильно изменились (и хорошо, что изменились), но суть все равно осталась прежней. Психика ребенка принадлежит его родителям, они развивают ее по своему усмотрению и они несут ответственность за результат. И это нормально, так всегда было и так всегда будет. 

Человек не выбирает, где ему родиться — во дворце или в хлеву. Человек не выбирает своих родителей. У хороших людей бывают дети, и у плохих людей тоже бывают дети. И мы можем быть этим ребенком. Бессмысленно вопрошать к небесам- «почему я», «почему именно так, почему именно со мною». Ни почему, просто так как карты легли. 

Есть стартовая позиция, повлиять на первичный расклад мы не можем, что выдали тем играем, у нас одна попытка, ходы переигрывать нельзя. Причем дебют за нас разыгрывают другие игроки, они распределяются случайным образом, могут быть умелые или не умелые, компетентны или не компетентны, повлиять на это мы также не можем. С какого-то момента нас начинают допускать к самостоятельным решениям, чем больше мы их совершаем, ты больше способны влиять на события, в любую сторону. К этому моменту у нас на руках уже имеется разыгранный не нами дебют, он нам может нравится, может не нравится, мы не в ответе за эти решения. Хотя они напрямую сказываются на нашей психике и на нашей жизни, не мы их принимали, не мы их реализовывали, мы за них не в ответе. А вот дальше- уже наша зона ответственности. И приходится иметь дело с тем, что есть, а не с тем, как хотелось бы. 

Такие правила у этой игры. Других не будет. Мы подписываемся по факту своего существования, иного согласия не требуется. Инструмент- психика, ставка- жизнь. Развлекайся. Ствол выдали крутись как знаешь. Хотелось пулемет, достался мушкет? Извини, рандом. 

Не все родители по умолчанию хороши. Нет, мы не обязаны по умолчанию быть благодарны. Заботиться и помогать должны, это формальные обязательства по возврату долга. Любить- нет, не обязаны, это уже зависит от. И вполне может так статься, что конкретно наши родители с нашей психикой обращались не самым наилучшим образом. Доминирующая гипреконтролирующая мама и отчужденный безразличный папа. Или наоборот. Кого-то недолюбили и недодали тепла, кого-то перелюбили и удушили в объятиях. Слишком жестко требовали или слишком потакали и баловали. Взрастили завышенную самооценку и заведомо невыполнимые требования к миру или пониженную самооценку и заведомо невыполнимые требования к себе. И так далее и так далее. 

Но в тот момент, когда это происходило, мы были детьми. Мы не в ответе за то, что происходило с нашей жизнью. Наша психика не была нашей собственностью. Но сейчас-то мы взрослые. Наша психика принадлежит только нам, это теперь наша частная и неотчуждаемая собственность. Навсегда. У нас есть документы на право владения своей жизнью, называется паспорт. Что раньше происходило с нашей головой- уже свершившееся событие, мы не может на них повлиять. Но это все было давно, десять лет назад, двадцать лет назад, тридцать лет. А вот на то, что происходит с головой сейчас,- на это мы очень даже можем повлиять. Чем переживать по поводу прошлого, которое мы все равно не можем изменить, не лучше ли переживать по поводу настоящего, которое мы изменить способны? 

И даже если принять, что в прошлом все было плохо и ужасно. Или не совсем ужасно, но не очень хорошо. И предположим, нам сделали психику, которая нас не вполне устраивает. Которая не адаптивна, которая проблемна, не оптимально работает, легко ломается, серьезно портит нам жизнь, мы хотели бы ее исправить. И да, не мы ее такой сделали, это все они. Мы тут не при чем. 

Но все равно это наша собственная психика. Какая разница, как и почему ее сломали в прошлом, гораздо интереснее и важнее, как починить сейчас? Поэтому разбор детских травм- мероприятие глубоко вторичное, не является самоцелью и ценность имеет только и исключительно в плане ответа на вопрос- «можем ли мы извлечь из этого анализа какие-то полезные выводы?». Единственный критерий- результативность. Можно разбирать прошлое, можно не разбирать, все зависит от ответа на вопрос «зачем это мне надо и какую практическую пользу я из этого могу получить?»

В психотерапевтической практике очень часто с этим сталкиваюсь. Терапевтический запрос может быть самый разный, но в целом, человек не доволен работой своей психики, хотел бы решить проблему, но не очень понимает как. Иначе бы не стал обращаться за помощью. Вполне естественно, что перед этим пытается исправить ситуацию самостоятельно, пытается в ней разобраться, читает популярную психологическую литературу. И в поп-психологии массово звучит, что «все проблемы растут из раннего возраста, разбирайтесь со своими детскими психотравмами». Эти воззрения исторически так сложились, происходят из психоаналитической традиции. Психоанализ самое первое и самое древнее из существующих направлений, образ растиражирован массовой культурой, все слышали про Фрейда, все видели в кино психоаналитическую кушетку, в сознании людей до сих пор часто ставится знак равенства психоаналитик=психотерапевт. Это не соответствует действительности, но это не плохо и не хорошо, это просто данность. Что есть, то есть. И в психоанализе понятие «внутреннего конфликта» является одним из ключевых, и традиционно очень пристальное внимание уделяется раннему развитию и его последствиям для взрослой психики. И если для стороннего праздно любопытствующего читателя с этим никаких сложностей, то для человека, который решил разобраться в вопросе не просто для общего развития, но который хочет найти решение своей проблемы, то есть лично заинтересован и эмоционально вовлечен, для него в предложенной модели есть определенные риски. Часто люди избыточно индоктринируются этой «детской концепцией», и весь анализ, все понимание собственной психики сводят к этим самым «конфликтам и психотравмам». В итоге тратят на это много времени и усилий, а видимых изменений в жизни как не было, так и нет. Потому что изначально вопрос был поставлен не корректно. Ну ок, разобрались вы со своими древними проблемами, после чего стало лучше или не стало лучше, но изначально вы чего хотели- прояснить прошлое или изменить настоящее? 

Еще раз хочу подчеркнуть, я вовсе не отрицаю ценности этого подхода и не призываю вовсе от него отказаться. Очень часто он может быть полезен. Например, когда ключевым моментом проблемы является актуальность старых обид, давно прошедшие события сказываются на нас настоящих, мертвый хватает живого, от этого человеку только неприятные переживания и дискомфорт, и никакой пользы. Тогда это задача, с которой следует работать. Но при этом полезно понимать, что анализ детства это не самоцель. Сам по себе ничего не дает, это не решение. Это просто инструмент, один из множества. Бывает полезен, но также часто бывает бесполезен, в зависимости от ситуации. Но полностью погружаться в эту модель и с головой уходить в переживания детских невзгод- заведомо ложный путь. 

Представьте, что вы приобрели с рук машину. Машина б/у. И, предположим, вы не очень довольны тем, как предыдущие владельцы с нею обращались. Масса неполадок и неисправностей. Свечи заливает, ходовая стучит, на двери царапина, стартер заедает. Ну вот такая досталась, не было средств на другую. И что теперь? И можно дальше ездить как есть, масса народу так и делает. И можно бесконечно долго обижаться на прошлых владельцев, что так небрежно обращались и хорошую машину ушатали. Или наоброт, понять и простить. Можно так, можно эдак, только зачем? Какая разница? Машина-то уже ваша. На вас оформлена, ваша собственность, вам пользоваться, вам решать, кому еще доверить управление. Она такая, какая есть. И вместо того, чтобы переживать по поводу эксплуатации прежних владельцев, не полезней ли исправить имеющиеся неполадки? Прошлое не изменится от того, что мы по этому поводу думаем. С этим мы ничего не сможем сделать. Зато с настоящим мы можем сделать все, что угодно. 

У каждого под черепной коробкой сложная непрерывно обучаемая машина по принятию решений. Млекопитающие самые обучаемые из животных, приматы самые обучаемые из млекопитающих, человек самый обучаемый из приматов. 

Система учится и переучивается все время, не только в детстве. Это то, что мы называем «жизенный опыт», это то, почему «с годами люди мудреют». Не все, конечно, и не всегда, но если человек сколь нибудь разумно своей когнитивной машиной пользуется, он гарантированно получает результат на долгой дистанции. Всегда и без вариантов. Что-то делаешь- получаешь результат, хороший или плохой. Ничего не делаешь- ничего не получаешь. 

И если, по любым причинам, нас не устраивает, как система работает, то первичное значение имеет — понять механику происходящего и исправить. Система обучена не правильно? Ответ: перенаучить систему. Это может происходить (и часто происходит) в силу «естественных причин» и за счет «жизненного опыта», просто потому, что с течением времени с нами происходит множество событий, психика на этом событийном массиве обучается и со временем корректирует старые ошибки. Поэтому мы с возрастом умнеем, поэтому наша психика со временем становится более эффективна. Или можно переобучать психику направленно, это требует дополнительных усилий, это требует дополнительных познаний, но и результат получаем быстрее. Можно подождать, пока «жизнь научит», но на это уйдет время. Может 5 лет, может 10 лет. Или можно переучить в форсированном режиме, и тот же результат получим через несколько месяцев, через полгода или год. В любом случае, мы можем с некоторой вероятностью предсказывать, но мы не можем точно знать, что с нами будет в будущем, пока мы не прибудем в это будущее. Мы можем повлиять на будущее, но не можем точно знать. Мы знаем прошлое, но мы не можем на него повлиять. У нас есть только настоящее. 

Именно поэтому всегда говорил и говорю:

Тяжелое детство не отмазка. У всех тяжелое детство. У всех деревянные игрушки, у всех высокие подоконники. 

Это свершившееся событие. Мы его можем оценивать положительно или негативно, но по факту событие уже к нам нейтрально. Полезно понимать, что произошло, но бесполезно переживать. опубликовано 

 

Автор:  Павел Бесчастнов

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: stelazin.livejournal.com/

Куда уходят наши детские воспоминания?

Поделиться



Мои воспоминания — словно золотые в кошельке, подаренном дьяволом:откроешь его, а там сухие листья. Жан-Поль Сартр

Чтобы мы могли расти, нашему мозгу нужно уметь забывать.

Детство. Речка. Переливающаяся вода. Белый песок. Папа учит меня плавать. Вот я держусь на воде (он, конечно, меня поддерживает) и смотрю перед собой: вокруг огромные брызги, непонятные части загорелых тел в воде, вдалеке виднеется лес. Вот меня отпускают, и я ухожу мигом под воду — там, кстати, тоже интересно: лучи света, разноцветные камушки, мальки, до которых, кажется, рукой подать. Но меня тут же вытягивают из воды и несут на берег: песок тёплый, рядом лежит несколько гладких коряг, пряно пахнет речкой. Мне не больше трёх. Или вот ещё: кладики. Наберёшь всякого барахла типа бусинок, цветных стёклышек, фантиков от конфет и жвачек, разроешь в земле небольшую ямку, сбросишь туда свои сокровища, прижмёшь всё это предварительно найденным стеклом от бутылки и засыплешь земелькой. Никто никогда их потом не находил, но мы любили делать эти самые кладики. Кажется, тогда мне было 5-6. Моя память времён детского сада сокращена до вот таких отдельных моментов: рисунок пальцем на запотевшем стекле окна, клетчатая рубашка брата, тёмная зимняя улица, усеянная рыжими огнями, электрические машинки в детском парке.

Когда я пытаюсь вспомнить свою жизнь до момента рождения, получается увидеть только эти проблески в чулане памяти, несмотря на то, что я ведь о чём-то думала тогда, что-то чувствовала и многое узнавала о мире в те дни. Куда ушли все эти детские воспоминания, эти годы?





Психологи называют это неизбежное забывание «детской амнезией». В среднем, воспоминания людей доходят до возраста, когда им было 3-3,5 года, а всё, что происходило до этого, становится тёмной бездной. Ведущий эксперт по развитию памяти из университета Эмори доктор Патриция Бауэр отмечает:

Этот феномен требует нашего внимания, потому что в нём заключается парадокс: очень многие дети отлично помнят события своей жизни, но став взрослыми, они сохраняют малую часть своих воспоминаний.

В последние несколько лет ученые особенно плотно занимались этим вопросом и, кажется, им удалось распутать то, что происходит в мозге, когда мы теряем воспоминания самых первых лет.

А всё началось с Фрейда, который ещё в 1899 году придумал для описанного явления термин “детская амнезия”. Он утверждал, что взрослые забывали о своих первых годах жизни в процессе подавления мешающих сексуальных воспоминаний. В то время как некоторые психологи поддерживали это заявление, наиболее общепринятое объяснение детской амнезии сводилось к тому, что до семи лет дети просто не способны образовывать устойчивые воспоминания, хотя доказательств в поддержку этой теории было ничтожно мало. В течение почти 100 лет психологи предполагали, что воспоминания о детстве не выживают в первую очередь потому, что они неспособны быть долговечными.

Конец 1980-х ознаменовался началом реформации в области детской психологии. Бауэр и другие психологи стали исследовать детскую память, используя весьма нехитрый способ: на глазах ребёнка строили очень простую игрушку и разбивали её после сигнала, а потом наблюдали, сможет ли ребёнок подражать действиям взрослого в правильном порядке, в растянутом временном диапазоне: от нескольких минут до нескольких месяцев.

Один эксперимент за другим показывал, что воспоминания детей 3-х лет и младше на самом деле сохраняются, хотя и с ограничениями. В возрасте 6 месяцев младенцы помнят, по крайней мере, прошлый день; в 9 месяцев события в памяти сохраняются минимум 4 недели; в возрасте двух лет — в течение года. А в историческом исследовании 1991-го года учёные обнаружили, что ребёнок четырёх с половиной лет мог подробно вспомнить поездку в Disney World, которая состоялась за 18 месяцев до этого. Однако около 6-ти лет дети начинают забывать многие из этих ранних воспоминаний. Очередной эксперимент 2005-го года, который проводила доктор Бауэр со своими коллегами, показал, что дети в возрасте пяти с половиной лет вспоминали более 80% опыта, который у них был до 3-летнего возраста, в то время как дети, которым было семь с половиной лет, могли вспомнить менее 40% происходящего с ними в детстве.

Эта работа обнажила противоречия, которые находятся в самой основе “детской амнезии”: маленькие дети способны запоминать события в первые несколько лет жизни, но большинство из этих воспоминаний в конечном счёте исчезают со стремительной скоростью, что никак не похоже на механизмы забывания, свойственные взрослым людям.





Озадаченные этим противоречием, исследователи стали строить догадки: может быть, для долговечных воспоминаний мы должны овладеть речью или самосознанием, — в общем, обзавестись тем, что не слишком развито в детском возрасте. Но, несмотря на то, что устное общение и самосознание, несомненно, укрепляют человеческую память, их отсутствие не может сполна объяснить феномен “детской амнезии”. В конце концов, некоторые животные, которые имеют достаточно большой мозг относительно их тела, но не имеют языка и нашего уровня самосознания, также теряют воспоминания, которые относятся к их младенчеству (например, крысы и мыши).

Догадки длились до тех пор, пока учёные не обратили внимание на самый главный орган, участвующий в процессе памяти, — наш мозг. С этого момента одно за другим стали появляться исследования, объясняющие причину исчезновения нашей памяти.

Дело в том, что между рождением и подростковым возрастом структуры мозга продолжают развиваться. С массивной волной роста мозг обзаводится огромным количеством нейронных связей, которые с возрастом сокращаются (на определённом этапе нам просто необходим этот “нейронный бум” — чтобы быстро адаптироваться к нашему миру и обучиться самым необходимым вещам; больше такого с нами не случается).

Так вот, как выяснила Бауэр, эта специфическая адаптивность мозга имеет свою цену. В то время как мозг переживает затянувшееся после рождения развитие за пределами материнского лона, большая и сложная сеть нейронов мозга, которые создают и поддерживают наши воспоминания, сама находится в стадии строительства, поэтому она не способна образовывать воспоминания так же, как это делает мозг взрослого человека… Как следствие, долгосрочные воспоминания, сформированные в первые годы нашей жизни, являются наименее устойчивыми из всех, которые у нас появляются за время жизни, и склонны к распадаться во время взросления.





А год назад невролог из детской больницы Торонто Пол Франкланд и его коллеги опубликовали исследование «Нейрогенез гиппокампа регулирует процесс забывания в младенчестве и взрослом возрасте», демонстрирующее ещё одну причину “детской амнезии”. По мнению учёных, воспоминания не только ухудшаются, но также становятся скрытыми. Несколько лет назад Франкланд и его жена, которая также является неврологом, начали замечать, что у мышей, которых они изучали, по отдельным видам тестов памяти она ухудшилась после жизни в клетке с колесом. Учёные связали это с тем, что бег на колесе способствует нейрогенезу — процессу появления и роста целых новых нейронов в гиппокампе, области мозга, которая имеет важное значение для памяти. Но в то время, как нейрогенез гиппокампа взрослых, вероятно, вносит свой вклад в способность к обучению и запоминанию, он может иметь отношение к процессу забывания во время роста организма. Так же, как в лесу может вырасти лишь определённое количество деревьев, гиппокамп способен вместить ограниченное число нейронов. В итоге происходит то, что случается в нашей жизни сплошь и рядом: новые клетки мозга вытесняют другие нейроны с их территории или даже иногда вовсе их замещают, что в свою очередь ведёт к перестройке ментальных схем, которые могут хранить отдельные воспоминания.Как предполагают учёные, особенно высокий уровень нейрогенеза в младенчестве частично ответствен за детскую амнезию.

Кроме экспериментов с беговым колесом учёные использовали Прозак, который стимулирует рост нервных клеток. Мыши, которым давали препарат, начинали забывать эксперименты, которые с ними проводили до этого, в то время как особи, не получающие лекарства, всё помнили и хорошо ориентировались в знакомых им условиях. Наоборот, когда исследователи препятствовали нейрогенезу маленьких особей с помощью средств генной инженерии, у молодых животных стали формироваться гораздо более стабильные воспоминания.

Правда, Франкланд и Джозелин пошли ещё дальше: они решили внимательно изучить, как нейрогенез изменяет структуру мозга и что происходит со старыми клетками. Последний их эксперимент достоин самых самых смелых догадок писателей-фантастов: с помощью вируса учёные вставили в ДНК ген, который способен закодировать белок на флуоресцентное свечение. Как показали светящиеся красители, новые клетки не заменяют старые, скорее, они присоединяются к уже существующей схеме.

Эта перестройка схем памяти означает, что в то время, как некоторые из наших воспоминаний детства действительно уходят, другие сохраняются в зашифрованном, преломлённом виде. Видимо, это объясняет ту трудность, с которой нам даётся порой что-то вспомнить.

Но даже если нам удастся распутать клубки нескольких различных воспоминаний, мы никогда не сможем полностью доверять воскрешённым картинам — некоторые из них могут быть частично или полностью сфабрикованы. Это подтверждает исследование Элизабет Лофтус из университета Калифорнии в Ирвине, благодаря которому стало известно, что наши самые ранние воспоминания представляют собой нерастворимые смеси подлинных воспоминаний, рассказов, которые мы впитывали от других, и мнимых сцен, придуманных подсознанием.





В рамках эксперимента Лофтус и её коллеги представили добровольцам несколько коротких рассказов об их детстве, рассказанных родственниками. Без ведома участников исследования, учёные включили одну придуманную историю, которая, по сути, была фикцией — о потере в пятилетнем возрасте в торговом центре. Тем не менее, четверть добровольцев заявили, что они помнят об этом. И даже тогда, когда им сказали, что один из рассказов выдуман, некоторые участники не смогли определить, что это была история о торговом центре.

Научный журналист, заместитель главного редактора журнала Scientific American Феррис Джабр (Ferris Jabr) размышляет на этот счёт:

Когда я был маленьким, я заблудился в Диснейленде. Вот что я помню: был декабрь, и я наблюдал за ходом железного поезда через рождественскую деревню. Когда я обернулся, мои родители исчезли. По моему телу прошёл холодный пот. Я начал всхлипывать и бродить по парку в поисках мамы и папы. Незнакомец подошёл ко мне и отвёл к гигантским зданиям, наполненным экранами телевизоров с трансляцией видео камер безопасности парка. Видел ли я своих родителей на одном из этих экранов? Нет. Мы вернулись к поезду, где и нашли их. Я побежал к ним с радостью и облегчением.

Недавно впервые за долгое время я спросил маму, что она помнит о том дне в Диснейленде. Она говорит, что была весна или лето и что она в последний раз видела меня рядом с пультом дистанционного управления лодок из аттракциона “Круиз по Джунглям”, а не рядом с железной дорогой. Как только они поняли, что я потерялся, они пошли прямо к центру потерянных и найденных. Смотритель парка действительно нашёл меня и привёл в этот центр, где меня, довольно вкушающего мороженое, и нашли родители. Конечно, никаких доказательств ни её, ни моих воспоминаний найти не удалось, однако мы остались с чем-то гораздо более неуловимым: этими маленькими угольками прошлого, встроенными в наше сознание, мерцающими, как золото дурака.

Да, мы утрачиваем наши детские воспоминания, чтобы иметь возможность расти и развиваться дальше. Но, если честно, я не вижу в том большой беды. Самое дорогое, самое важное мы всегда берём с собой во взрослую жизнь: запах маминых духов, ощущение тепла её рук, самоуверенную улыбку отца, блестящую речку и волшебное ощущение нового дня —  все те кладики детства, которые остаются с нами до конца.  опубликовано 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

 

Присоединяйтесь к нам в Facebook и во ВКонтакте, а еще мы в Однокласниках 

Источник: monocler.ru/kuda-uhodit-nasha-detskaya-pamyat/

У дороги чибис

Поделиться



Не кричи, крылатый, не тревожься зря ты,  Не войдём мы в твой зелёный сад. 
Видишь, мы, ребята, мы – друзья пернатых, 
И твоих, твоих не тронем чибисят.
Антон Пришелец

Помните песенку про чибиса? В советские времена это был гимн движения юных натуралистов или, сокращённо, юннатов. Объединение детей и педагогов, любящих природу и осваивающих естественно-научный подход на практике, прошло долгую историю, которая началась ещё в начале прошлого века и продолжается до наших дней. И это не просто «клуб по интересам», а серьёзный образовательный проект.





Охотники за растениями

Преподавание биологии и связанных с ней дисциплин в дореволюционной России ограничивалось тем, что детям в начальных классах сообщали отдельные факты о природе. Углублённое изучение естественных наук по инициативе педагогов сталкивалось с трудностями прежде всего идеологическими – сложно было обсуждать теорию Дарвина в учебном заведении, где на другом уроке дети учили, в какой день что создал Бог. Тем не менее естественно-научное мировоззрение проникало в школы, прежде всего в Коммерческие училища, на которые давление управляющих органов образования оказывалось меньше и где методический контроль был слабее. Вопросы раннего изучения естествознания ставились в сообществах врачей и естествоиспытателей, появлялись новые методики, разработанные учителями-энтузиастами, не терявшими связи с академической средой. В 1907 году было создано Общество по распространению естественно-исторического образования (ОРЕО) – первая в России организация, ставившая своей целью популяризацию научных знаний среди школьников и взрослых. Одной из ключевых методик, продвигаемых ОРЕО, стали биологические экскурсии на природу, а также необходимые для реализации этой идеи экскурсионные станции.

Первая школьная экскурсионная станция была организована Мольденгауэром в городе Павловск в 1910 году. Она существовала как частное учреждение на средства своего заведующего и работала в основном с детьми соседствующих со станцией дачников. Летом с ребятами проводили экскурсии по окрестным лесам и лугам, иногда такие походы занимали целый день и направлены были в первую очередь на осмысленное общение детей с природой. Впоследствии, уже после революции 1917 года, подобных станций было создано довольно много. Вообще, со сменой власти было связано много надежд и чаяний в среде педагогов-новаторов того времени. Они освобождались от гнёта закостенелой школы и глупостей чиновников, а марксистские представления лучше сочетались с естественно-научной парадигмой, чем закон Божий.

В первые годы Советской власти действительно наблюдался подъём в плане новых методов преподавания, на этой волне экскурсионная практика была поддержана Крупской и Луначарским. К 1921 году в окрестностях Петрограда было уже более 10 экскурсионных станций, которые принимали за лето десятки тысяч детей. Методические материалы для работы экскурсоводов разрабатывались в ОРЕО, поскольку большинство активистов станций в нём состояло. На экскурсионных станциях преподавали не только школьные учителя, но и известные учёные – полярный исследователь Виттенбург, ботаники Любименко и Кайгородов, гидробиолог Дерюгин и многие другие. Часто приглашали других специалистов, учёных-исследователей – гостями на экскурсионные станции приезжали со своими лекциями ботаники и почвоведы, зоологи и эмбриологи, геологи и метеорологи. Для многих учёных в те годы работа на поддерживаемых Наркомпросом станциях означала крышу над головой, паёк, понятное положение в новом, строящемся обществе. Так что кроме очевидного педагогического и просветительского смысла биостанции имели огромное значение ещё по одной причине – на них выживало и вело свою деятельность научное сообщество в голодные, трудные и в целом неблагоприятные для науки годы. Работа на биостанциях давала возможность не только преподавать, но и вести исследования, публиковать научные работы по специальности.





Детская демонстрация в защиту полезных птиц, 1934 год.

Занятия на экскурсионных станциях проводились как по биологическим дисциплинам – дендрологические, энтомологические, орнитологические, так и другим предметам, например, по геологии, археологии, этнографии, астрономии – в зависимости от того, каким оборудованием располагала станция, и каким кругом знакомств обладал её заведующий. На Павловской станции был установлен неплохой по тем временам рефрактор, позволяющий наблюдать звёзды, там же велись занятия по метеорологии. В распоряжении Стрельнинской станции, образованной на базе яхт-клуба, был целый флот – 7 мореходных яхт, 3 швертбота, 3 тузика, 2 шлюпки и 8 буеров. Это давало возможность вести наблюдения в море за донной фауной и нерестом рыб, а заодно преподавать детям основы парусной морской подготовки. На многих станциях собирались музеи родной природы – монолиты почв, коллекции лишайников, мхов и грибов, зоологические уголки. На Лахтинской биостанции музей состоял из семи отделов – зоологического, ботанического, болотного, почвенного, геологического, археологического и исторического. Особой гордостью станции был инсектарий с живыми муравьями, показывающий настоящий муравейник в разрезе.

В образовательных проектах, происходивших в то время на биостанциях, принимали участие многие известные деятели культуры – художник и архитектор Бенуа, языковед Бубрих, контр-адмирал гидрограф Шведе, историк Платонов и даже известный всем детский писатель Корней Чуковский. А главным организующим звеном развития экскурсионного движения был Борис Райков, возглавивший ОРЕО в начале 20-х годов. Его трудами начали выходить журналы «Естествознание в школе» и «Живая природа», появилась единая система преподавания на биостанциях, прошли первые съезды педагогов-естественников. Борис Евгеньевич большое внимание уделял передаче опыта, накопленного на станциях, школьным учителям. На Павловской, а затем на Детскосельской биостанции им были организованы курсы для школьных педагогов по проведению экскурсий. Для этих курсов им была написана книга «Методика и техника ведения экскурсий». Работы Райкова по преподаванию естествознания до сих пор считаются классикой советской методики естествознания.





Его же имя дало название «райковщине» – ярлыку, наклеенному на всю питерскую группу педагогов-естественников в 1930 году. Давление на них происходило до этого уже несколько лет – их обвиняли в оторванности от жизни, в противопоставлении юннатам пионерской организации, игнорировании внедряемого в то время производственного уклона в обучении. В итоге Райков вынужден был оставить работу на инструкторской биостанции в Детском селе, ставшей к тому времени всесоюзным методическим центром подготовки экскурсоводов, затем он и его коллеги были арестованы, получили длительные сроки заключения, сам Борис Евгеньевич попал на строительство Беломорканала. В годы войны он преподавал в Архангельском педагогическом институте, в 1945 году вернулся в Ленинград и снова занялся методикой преподавания естествознания. Но центр юннатского движения переместился к тому времени в Москву.

Школа Робинзонов

Грустная судьба ленинградской группы педагогов-естественников коснулась и многих их последователей. Количество биостанций к тому времени насчитывало по стране несколько сотен, но многие из них после судебного процесса над членами ОРЕО были закрыты, остальные срочно перепрофилировались под новый запрос – биология должна была немедленно начать приносить пользу хозяйству страны, вместо исследований теперь приветствовались огороды и разведение домашней птицы. Экскурсионные программы, тщательно разработанные учебные пособия, музейные экспозиции сворачивались и убирались в архив, на их место приходили чертежи сельскохозяйственных машин, рыболовные сети, образцы кормов. По сути, основной задачей биостанций становилось обеспечение кадрами сельского хозяйства, и её, как могли, решали. Вместо квалифицированных педагогов станциями зачастую начинали руководить люди случайные в образовании, хотя и идейно правильные, методическая работа фактически прекратилась.

Эту политическую перипетию пережила и неплохо себя чувствовала московская Центральная биостанция юных натуралистов им. Тимирязева (БЮН) в Сокольниках под руководством Бориса Всесвятского. Собственно, с неё и пошло сокращение «юннаты», и с ней обычно связывают начало массового юннатского движения. БЮН была с самого своего основания в 1918 году более практико-ориентированной, нежели станции под Ленинградом – на ней возделывался огород, работал птичник. На базе Тимирязевской биостанции действовала опытная школа-колония для беспризорников, которую часто посещала Крупская. Всесвятский сам был одним из активистов производственного, агрономического подхода в обучении, поэтому легко адаптировал свою школу к новым веяниям. Работа на станции стала строиться по конкретным практическим направлениям – борьба с малярийным комаром, кружок куроводства, кружок по разведению лис. Систематический естественно-научный подход, правда, при такой организации обучения не мог быть реализован, но БЮН выпустила сотни молодых людей, получивших начальную биологическую подготовку и продолживших образование в этой области.





Программа массового естественно-научного образования в стране продолжала развиваться, в ней появлялись новые люди и новые идеи. Одной из ярчайших фигур в движении юных натуралистов стал Пётр Петрович Смолин. В 1923 году он организовал Клуб юных биологов при Московском зоопарке, год спустя ушёл оттуда и несколько лет работал преподавателем на БЮН им. Тимирязева. В 1930-м Смолин переехал в Архангельск, где основал и возглавил Северную зональную станцию Всесоюзного института пушно-мехового хозяйства. Позже, в 1935 году, он продолжил работу в Крымском природном заповеднике в должности заместителя по науке. Там он был арестован по доносу, но ему повезло больше, чем ленинградским педагогам – его дело пришлось на очередную смену руководства в силовых структурах, при проверке всплыла необоснованность обвинений, и Смолин был освобождён. В 1941 году он ушёл в ополчение, хорошее знание леса помогало ему и в разведке, и при выходе из окружения. С 1943 года преподавал на курсах военного собаководства и почтовых голубей.

После Великой Отечественной войны Смолин вернулся к научной работе в Государственном Дарвиновском музее. Там в 1950 году он создал Клуб юных биологов юношеской секции Всероссийского общества охраны природы, который считал впоследствии делом своей жизни. Из этого кружка вышли десятки зоологов, генетиков, экологов, биогеографов, профессоров и докторов наук, и просто людей, любящих и понимающих природу. В клубе Смолина занимался в школьные годы Николай Дроздов, будущий ведущий телепрограммы «В мире животных». В одной из программ он говорил о своём учителе: «Мы всегда соревновались с кружком юных биологов зоопарка. Те в основном наблюдали животных в клетках. Нам всё объяснял и рассказывал Пётр Петрович Смолин, наш любимый ППС. Мы с ним, как с Берендеем, уходили в лес. Каждую субботу или воскресенье мы уезжали в Приобский террасный заповедник – это под Серпуховом на Москве-реке».

Ещё одним властителем детских дум послевоенного времени был педагог и писатель Николай Михайлович Верзилин – через чтение его текстов в биологию приходили многие советские школьники. Сам Николай Михайлович с детства зачитывался романами Даниэля Дефо, Эрнеста Сетона-Томпсона, Фенимора Купера, Майн Рида, Жюля Верна, играл в индейцев и следопытов, ночуя в шалаше в лесу. С шестнадцати лет он начал преподавать в сельской школе и сумел заразить своих учеников интересом к природе, путешествиям и приключениям, водил детей в походы, рассказывая и показывая им лесные секреты. В 1928 году он закончил Ленинградский сельскохозяйственный институт и продолжил работать в школе, а также стал преподавать в Педагогическом институте и Институте усовершенствования учителей.





В начале Великой Отечественной войны издательство «Детская литература» обратилось к Верзилину с предложением написать книгу для школьников, которая могла бы заинтересовать их сбором лекарственных растений. Николай Михайлович использовал в тексте тот же приём, что и на своих занятиях – предложил детям побыть в шкуре Робинзона, только оказавшегося не на тропическом острове, а в лесу нашей средней полосы. В 1943 году вышла тонкая брошюра «Лечебница в лесу», которая позже стала одной из глав знаменитой книги «По следам Робинзона», выдержавшей 7 переизданий. Проба пера оказалась более чем успешной, и в 1949 году выходит следующий биологический бестселлер Верзилина – «Путешествие с домашними растениями», а за ним целая серия книг, посвящённых путешествиям по лесам и паркам мира. Книги Николая Михайловича впоследствии переводились и издавались в Болгарии, Бразилии, Грузии, Китае, Латвии, Литве, Молдавии, Польше, Румынии, Украине, Чехии, Эстонии, Югославии, Японии.

Последний из могикан

Пока Робинзоны от биологии потихоньку выживали в лесах, официальная программа юных натуралистов двигалась своим чередом. На ней успели отразиться все зигзаги советской политики – от гонений на генетику, когда покровителем юннатского движения был одиозный Трофим Лысенко, до очередного всплеска практичности в 80-х годах, когда главным делом любого юного любителя природы было объявлено разведение кроликов на дому и сдача мяса государству. Постепенно структура юннатов костенела, формализовалась, как и пионерская организация, как многие другие образовательные и воспитательные начинания в СССР. А когда этой страны не стало, большинство образовательных проектов и программ, начатых в ней, и вовсе сошли на нет.

Последним оплотом естественно-научной работы для школьников в Ленинграде оставалась созданная в 1964 году Лаборатория экологии морского бентоса, основателем и руководителем которой был Евгений Александрович Нинбург. Продолжая педагогические традиции школы ОРЕО, этот уникальный человек, не имевший никаких научных званий и степеней, сумел вырастить несколько поколений профессиональных исследователей. В его судьбе тоже не обошлось без драматических поворотов – в 1966 году он был вынужден уйти из Зоологического института в связи со сфабрикованным «диссидентским» делом. Зато, несмотря на «неблагонадёжность», его сразу пригласили в Специализированную школу-интернат с химико-биологическим уклоном при ЛГУ, зная о его таланте работать с детьми, что и стало на долгие годы его главным занятием. Основой педагогического метода Нинбурга были детские экспедиции на Белое море, в которых школьники выполняли совершенно взрослые исследования, учились брать на себя ответственность за младших товарищей и общий результат работы. Через морские экспедиции лаборатории прошли более 400 детей, более 100 из них впоследствии стали биологами, многие – зоологами беспозвоночных. Благодаря тому, что Евгений Александрович передал руководство лабораторией своим ученикам, а сам последние годы своей жизни оставался в ней преподавателем, экспедиции и научная работа со школьниками не прекратились, когда Евгения Нинбурга не стало. На счету лаборатории более 70 экспедиций к берегам Белого, Чёрного, Баренцева, Азовского и Балтийского морей, её работа продолжается и по сегодняшний день.









Многие другие юннатские клубы усилиями педагогов-энтузиастов живы до сих пор, есть Федеральный детский эколого-биологический центр, являющийся правопреемником БЮН им. Тимирязева и координирующий деятельность кружков эколого-биологической направленности в дополнительном образовании по всей России. Однако в 2014 году Сергей Шойгу заявил о необходимости возрождения юннатского движения в России. Действительно, если говорить о юннатской образовательной программе, то она не может быть просто продолжена, придётся создавать её заново, поскольку многие советские традиции уже пресеклись.

Одна из серьёзных проблем, о которой сейчас говорят в связи с возрождением движения юннатов – это поиск учёных, занимающихся проблемами на переднем крае биологии, и в то же время готовых работать с детьми. Сейчас таких остались единицы, тем более, что образование чем дальше, тем больше обрастает ворохом документов, формальностей, требований к педагогам, помещениям и организации занятий. Свободное пространство, создаваемое лучшими из юннатских клубов, не вписывается в эти рамки, а подстраиваться под бюрократические глупости у тех, кто действительно мог бы заниматься научной работой со школьниками, нет никакого желания, а иногда и возможности – например, если аудитории и лаборатории в вузе не соответствуют требованиям дополнительного образования. Есть и ещё одно обстоятельство, не способствующее популярности интеллектуальных кружков в настоящее время. Нынешнее подрастающее поколение почти не сталкивается в своей жизни с коллективными формами мысли и творчества, дети больше ориентированы на одинокое сидение в Интернете, чем на посещение клуба единомышленников при каком-нибудь, например, музее или зоопарке.

Впрочем, если найдутся увлечённые люди, подобные Петру Смолину или Евгению Нинбургу, и ими будут созданы приемлемые условия для работы с детьми, то появятся и школьники, которые заинтересуются живым, настоящим исследованием окружающего мира. Как знать, быть может, если любителям и исследователям природы просто не мешать, то ещё через сотню лет в Подмосковье снова будут резвиться у дороги чибисы, на Земле забудут об экологических проблемах, а на Марсе зацветут яблони? опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

 

Присоединяйтесь к нам в Facebook и во ВКонтакте, а еще мы в Однокласниках

   

Источник: erazvitie.org/article/u_dorogi_chibis

Как мы вообще выжили!? Детям 50-60-70-80-х посвящается!!!

Поделиться



Если вы были ребенком в 50-е, 60-е, 70-е или 80-е, оглядываясь назад, трудно поверить, что нам удалось дожить до сегодняшнего дня.

В детстве мы ездили на машинах без ремней и подушек безопасности. Поездка на телеге, запряженной лошадью, в теплый летний день была несказанным удовольствием. Наши кроватки были раскрашены яркими красками с высоким содержанием свинца. Не было секретных крышек на пузырьках с лекарствами, двери часто не запирались, а шкафы не запирались никогда. Мы пили воду из колонки на углу, а не из пластиковых бутылок. Никому не могло придти в голову кататься на велике в шлеме. Ужас!





Часами мы мастерили тележки и самокаты из досок и подшипников со свалки, а когда впервые неслись с горы, вспоминали, что забыли приделать тормоза. После того, как мы въезжали в колючие кусты несколько раз, мы разбирались с этой проблемой. Мы уходили из дома утром и играли весь день, возвращаясь тогда, когда зажигались уличные фонари, там, где они были. Целый день никто не мог узнать, где мы. Мобильных телефонов не было! Трудно представить. Мы резали руки и ноги, ломали кости и выбивали зубы, и никто ни на кого не подавал в суд. Бывало всякое. Виноваты были только мы и никто другой. Помните? Мы дрались до крови и ходили в синяках, привыкая не обращать на это внимания.

Мы ели пирожные, мороженое, пили лимонад, но никто от этого не толстел, потому что мы все время носились и играли. Из одной бутылки пили несколько человек, и никто от этого не умер. У нас не было игровых приставок, компьютеров, 165 каналов спутникового телевидения, компакт дисков, сотовых телефонов, интернета, мы неслись смотреть мультфильм всей толпой в ближайший дом, ведь видиков тоже не было!

Зато у нас были друзья. Мы выходили из дома и находили их. Мы катались на великах, пускали спички по весенним ручьям, сидели на лавочке, на заборе или в школьном дворе и болтали о чем хотели. Когда нам был кто-то нужен, мы стучались в дверь, звонили в звонок или просто заходили и виделись с ними. Помните? Без спросу! Сами! Одни в этом жестоком и опасном мире! Без охраны! Как мы вообще выжили?

Мы придумывали игры с палками и консервными банками, мы воровали яблоки в садах и ели вишни с косточками, и косточки не прорастали у нас в животе. Каждый хоть раз записался на футбол, хоккей или волейбол, но не все попали в команду. Те, кто не попали, научились справляться с разочарованием. Некоторые ученики не были так сообразительны, как остальные, поэтому они оставались на второй год. Контрольные и экзамены не подразделялись на 10 уровней, и оценки включали 5 баллов теоретически, и 3 балла на самом деле. На переменах мы обливали друг друга водой из старых многоразовых шприцов!

Наши поступки были нашими собственными. Мы были готовы к последствиям. Прятаться было не за кого. Понятия о том, что можно откупиться от Ментов или откосить от армии, практически не существовало. Родители тех лет обычно принимали сторону закона, можете себе представить!?

Это поколение породило огромное количество людей, которые могут рисковать, решать проблемы и создавать нечто, чего до этого не было, просто не существовало. У нас была свобода выбора, право на риск и неудачу, ответственность, и мы как-то просто научились пользоваться всем этим. Если

Вы один из этого поколения, я вас поздравляю. Нам повезло, что наше детство и юность закончились до того, как правительство купило у молодежи свободу взамен за ролики, мобилы, фабрику звезд и классные сухарики… С их общего согласия… Для их же собственного блага...

На самом деле в мире не семь чудес света, а гораздо больше. Просто мы с вами к ним привыкли и порой даже не замечаем. Ну разве не чудо первое советское средство после бритья? Помните? Кусочки газеты?

А такое чудо, как тюнинг автомобиля Москвич-412? Помните? 5-копеечные монеты по периметру лобового стекла, меховой руль, эпоксидная ручка коробки передач с розочкой и, естественно, милицейская фуражка на заднем стекле.

А резинка от трусов — это же тоже чудо! Ведь она прекрасно держит как трусы, так и колготки и варежки!

Пирожок с повидлом — ну разве не чудо? Никогда не угадаешь, с какой стороны повидло вылезет!

Еще одно необъяснимое чудо — поднимите, пожалуйста, руки те, у кого был нормальный учитель труда… а не инопланетянин?

А такое чудо, авоська с мясом за форточкой? Помните: полез доставать — пельмени упали!

А вот этот вот чудесный мамин развод: «Я тебе сейчас покупаю, но это тебе на день рождения»?!

Или вот эта волшебная бабушкина фраза на прощание: «Только банки верните!»

А холодильник ЗИЛ помните, вот с такой вот ручкой? Это же однорукий бандит! Дергаешь ручку — сыпятся банки.

А, кстати, что до сих пор лежит в холодильниках на дверце сбоку? Нет, не яйца. И не кетчуп. На дверце сбоку лежат… лекарства!

Бесплатная медицина — это тоже чудо. Врач один, а очереди две — одна по талонам, а вторая по записи. А еще и третья была — «Я только спрошу!»

  Да, сколько еще их было, этих чудес света...

  Маленькое окошко из кухни в ванную — что там смотреть, объясните?

  Обувная ложка-лошадка...

  Зубной порошок — чистит как зубы, так и серебро...

  Писающий мальчик на двери туалета...

  Телевизор «Рубин» — берешь пассатижи и тын-тын-тын!

  Плавки с якорьком… помните?!

  Молоко в треугольных пакетах!

  А вы говорите: «Семь чудес света!»

Мы раньше много чего делали такого, что сейчас и в голову не взбредет делать. Более того, если ты сегодня хоть раз сделаешь то, что тогда делал постоянно — тебя не поймут, а могут и за сумасшедшего принять.

Ну вот, например, помните, автоматы с газированной водой. Там еще был стакан граненый — один на всех. Сегодня никому и в голову не придет пить из общего стакана! (Сегодня его украдут через пять секунд после установки автомата, ровно за три секунды до того, как утащат и сам автомат...) А раньше ведь все пили из этих стаканов… Обычное дело! И ведь никто не боялся подхватить какую-нибудь заразу...

Кстати, эти стаканы использовали для своих дел местные пьяницы. И, представьте себе, вы только представьте это — они ВОЗВРАЩАЛИ стакан на место! Не верите? А тогда — обычное дело!

А еще в городских автобусах были кассы с билетами по 5 копеек. И все честно бросали туда свои кровные и отрывали билет. Совесть — лучший контролер.

А люди, вешающие простыню на стену, выключающие свет и бормочущие что-то себе под нос в темноте? Секта? Нет, обычное дело!

Раньше в каждом доме проходила церемония, которая называлась — задержите дыхание — диафильм! Помните это чудо?! У кого сейчас работает проектор диафильмов?

Дым валит, едкий запах по всей квартире. Дощечка такая с письменами. Что вам представляется? Индийский великий жрец Арамонетригал? На самом деле это вы-жи-га-ние. Обычное дело! Миллионы советских детей выжигали открытки мамам на 8 марта — Мамочка, поздравляю с международным женским днем. Желаю тебе мирного неба над головой, а твоему сыну — велосипед...

А еще все сидели в ванной, причем на опущенном стульчаке, причем в темноте — и светил там только красный фонарь… Догадались? Обычное дело — печатали фотографии. Вся наша жизнь на этих черно-белых фотографиях, отпечатанных собственными руками, а не бездушным дядькой из Кодак...

Ну вы же помните, что такое фиксаж?

Девчонки, а вы помните резиночки? Удивительно, но ни один мальчишка на свете не знает правила этой игры!

А сбор макулатуру в школе? До сих пор мучает вопрос — зачем? А я ведь тогда весь папин архив Playboy туда отнес. И мне ничего за это не было!

Только мама удивлялась, чего это отец стал так придирчиво проверять мои домашние задания?!

Сдал около 40 молочно-кефирных бутылок, чтоб купить 1 жвачку «Laser»… мдя… и ещё была Tip&Top жвачка… А наши кофейные и клубничные вообще не ценились, ибо там не было вкладышей..

А ещё на переменах все играли в игру, переворачивая вкладыши, ударом руки по ним.

А ещё ботинки Скороход, гимн в семь утра, обязательная форма в школе и значок октябрёнка, красивый такой, с молодым Ленином...

Ну про чебуречную у ледового тут уже нет смысла говорить, все её помнят..

А во! Ежедневные очереди в магазинах за хлебом, и в дцать раз длиннее очереди за каким-нибудь сиропом, что выдавался сугубо пропорционально пришедшим за этой покупкой людям. Покупки товаров по талонам в 44ом был даже свой закуток для этого.

 А ещё тема. Когда мы приезжали к бабушке в деревню, то всегда шли в магазины. и почему — то там всегда был больше выбор различных товаров..

 А ещё куча китайского тряпья с поезда марок типа «Abibas», «Roobok» и магнитофонов марки «Sany» и «Panasound»

  а ещё не было подгузников, новомодных игрушек. Были кожные ремни которые надевали друг на друга и играли в лошадок, белые гольфы в которых ходили в детский сад мальчики и девочки. Были приветливые соседи по лестничной площадке, мамы спокойно отпускали детей гулять, не боясь, что их украдут. И без всяких цивилизационных наворотов из нас вырастили достойное поколение. А самое главное сейчас все, куда то спешат, даже в выходные. А куда? Зачем? Никто не ответит, потому что некогда… спешим...

Да… было время… ))

Да, это мы были такими, а вот такими мы стали:

  1. по ошибке, ты печатаешь свой пароль системного доступа на микроволновке

  2. у тебя список из 15 номеров, чтобы связаться со своей семьей, которая состоит из 3 человек

  3. ты отправляешь e-mail своему коллеге, что сидит в соседней комнате

 4.ты потерял контакт со своими друзьями или семьей, потому что у них нет адреса  электронной почты

 5. после рабочего дня ты возвращаешься домой и отвечаешь по телефону так, словно ты еще  на работе

 7. ты впадаешь в состояние паники, если вышел из дома без мобильного телефона и ты  возвращаешься за ним

 8. ты просыпаешься утром и первая вещь, которую ты делаешь — подсоединяешься к Интернет,  даже до того, как выпьешь кофе

 9. ты склоняешь голову на бок, чтобы улыбнуться: — )

 10. сейчас ты читаешь этот текст, ты с ним согласен и улыбаешься

 11. еще хуже, ты уже знаешь, кому ты перешлешь это сообщение

 12. ты слишком увлечен, чтобы заметить, что номер 6 в этом списке отсутствует

 13. тебе понадобилась лишь секунда, чтобы пробежать еще раз по Сообщению и убедиться, что  номера 6 действительно нет.    опубликовано 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Присоединяйтесь к нам в Facebook , ВКонтакте, Одноклассниках

Источник: samlib.ru/l/lebedew_andrej_wiktorowich/pokoleniu_50-80x_posvyashaetsya-1.shtml

Синтетическое детство наших детей

Поделиться



Моё детство было деревянным.

Сломал ветку, ободрал листья — вот тебе шпага. Срезал высокую орешину у реки, привязал леску с крючком- получилась удочка. А какие рогатки мы делали из раздвоенных суков! 

Наверное, каждый мальчишка пробовал ходить на ходулях. Получалось не сразу. Но если научился, то уже не забудешь никогда. 

Все пацаны умели зажигать спички о штаны, надо было только натянуть материю на ляжке. А ещё можно было зажечь спичку об оконное стекло. Причём, с одного раза. 

И ещё на досках мы выжигали узоры и даже целые картины. 

А на настоящих деревьях можно было жить. Нужно было только построить штаб из досок, веток и старого брезента.





Моё детство было железным.

 

У нас были конструкторы, которые собирались при помощи гаек, винтиков, металлических скобок и пластинок с дырочками. И всё это закручивалось маленькими отвёрточками и гаечными ключиками. 

Более серьёзный инструмент появлялся вместе с велосипедом. В наборе были велосипедные ключи! 

Из свинца делались плинтаки, для игры в деньги, а в более взрослом возрасте — кастеты. А из олова в формочках выливали солдатиков или индейцев. 

И конечно же все играли в «ножички», отрезая себе земельные наделы.

 

Моё детство было бумажным.

 

Я умел делать кораблики из тетрадных листиков и даже двухтрубный корабль. И запускал их в первые весенние ручьи. 

Все знали как сделать бумажную бомбочку и наполнить её водой, перед тем, как сбросить на голову прохожему.

Хлопушку, которая от резкого взмаха руки издавала громкий хлопок. 

Я мог сделать шапку с козырьком из обыкновенной газеты и стаканчик из тетрадного листка. 

А ещё была макулатура, которую сначала сдавали бесплатно в школу, а потом за ценные книги в специальные приёмные пункты. 

Были фантики от жвачек и шоколадных конфет, которые нужно было перевернуть, хлопая ладонью по столу. 

На школьных переменах мы делали самолётики и запускали их из окна.

Кто из вас видел в последнее время, как из окна запускают бумажные самолётики? Не делают уже такие самолётики. Нет больше бумажного детства. 





Говорят, ворчание — это первый признак старости. Только я не жалуюсь. Я просто наблюдаю. Мои внуки играют пластмассовыми игрушками. Пластмассовыми пирамидками и кубиками. У них пластмассовая детская посуда, пластмассовые отвёртки и гаечные ключи. Пластмассовые конструкторы ЛЕГО. Пластмассовые машинки. И всё это яркого пластмассового цвета. Без острых углов и граней. 

Пластмассовое детство. 

И я радуюсь, что моё детство не было синтетическим. Если рассказать современным детям про мои игрушки, то они меня не поймут! опубликовано 
 

Автор: Анатолий Кольцов, современный мужчина, трижды папа, дважды дед.

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Присоединяйтесь к нам в Facebook , ВКонтакте, Одноклассниках

Источник: www.litprichal.ru/work/224434/