Ювенальная юстиция: Детство в омуте лукавства

Поделиться



В декабре 2016 года под эгидой «Российского детского фонда» был опубликован доклад педагогов — психологов Ирины Яковлевны Медведевой и Татьяны Львовны Шишовой «Детство в омуте лукавства или, С кем воюют «ювеналы».





Татьяна Львовна Шишова 

Авторы доклада обеспокоены влиянием глобальных процессов на благополучие семьи. В докладе они проводят примеры из регламентов межведомственного взаимодействия: при опоздании родителей воспитатель детского сада теперь обязан звонить не им, а в полицию и что в полицию должны сразу же обращаться прохожие, если ребенок потерялся, а не отдавать ребенка маме, даже если она в двух шагах, что для того, чтобы отправить ребенка в отпуск с бабушкой теперь необходима нотариальная доверенность…

«Визуальные осмотры» в садах и школах для выявления возможного жесткого обращения с ребенком – забота о ребенке или приучение общества к тому, чтобы во всех родителях видеть потенциальных преступников?.. 





Ирина Яковлевна Медведева

Приведём небольшой отрывок:

«31 декабря 2015 года Президент подписал обновленный текст «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации». Сохранение и преумножение духовно-нравственных ценностей признаны в этом документе стратегическими целями обеспечения национальной безопасности нашего государства…

Очень хорошо, что разработчики такого жизненно важного документа наконец-то обратили внимание на традиционную нравственность как на существенный фактор безопасности государства. Теперь важно от слов перейти к делу… Принять, наконец, закон об ответственности чиновников и должностных лиц за неправомерное изъятие детей из семьи…

Необходимо в корне пересмотреть (а, может, и отменить) регламенты межведомственного взаимодействия, позволяющие установить слежку буквально за каждой семьей. Нельзя оставлять и издевательское определение семейного неблагополучия, под которое могут подпасть практически все люди, имеющие детей.

Надо оказывать реальную помощь семьям в трудной жизненной ситуации, а не просто беспардонно рыться в шкафах и холодильниках, выдавать грозные предписания и изымать детей. Считаете, что нужен ремонт – выделяйте деньги. Видите, что матери трудно одной с несколькими детьми – выделяйте бесплатную няню.  А если у вас нет на это материальны ресурсов (сейчас, по словам чиновников, их нет)», оставьте семью в покое!».

Медведева Ирина Яковлевна — детский психолог, писатель, публицист, драматург, член Союза писателей России, общественный деятель, соавтор метода драматической психоэлевации, директор Института демографической безопасности (Москва) отвечает на несколько вопросов:



О том, почему психологу в глобальном мире важно ориентироваться в политике, искусстве и экономике Ирина Яковлевна Медведева рассказывала в рамках лекции, состоявшейся на Всероссийском психологическом фестивале «Куклы и маски» в феврале 2016 года:



опубликовано 

 

Автор: Анна Губанова



Источник: psy.su/feed/5878/

Искусствовед Энтони Гарднер: «У каждого третьего мира есть собственный первый мир»

Поделиться







© Ben Thorp Brown

Доцент истории и теории современного искусства в Оксфордском университете Энтони Гарднер занимается исследованием политики искусства, выставочной историей, а также странами бывшего социалистического лагеря. T&P поговорили с ним о том, что значит политика искусства, стоит ли разделять Европу на Восточную и Западную, а также о противостоянии искусства и демократической идеи.

— Вы долгое время занимались искусством Юга, а потом совместно со Зденкой Бадовинац подготовили антологию «Neue Slowenische Kunst» и книгу «Politically Unbecoming: Postsocialist Art against Democracy». Обе должны выйти в этом году. Видите ли вы сходство между восточноевропейской и южной художественными ситуациями?

— Я бы не стал говорить о Восточной Европе и Юге как о неких монолитных сущностях, потому что в них множество различных частей. Мне кажется, есть множество «Югов», точно так же как существует множество «Европ». У каждой ситуации свои собственные конфликты и интересы. Многие разделяют Восточную Европу и Западную таким же образом, как они разделяют «Север». Мне кажется, такое разделение не очень корректно, я бы скорее говорил о том, что у каждого «третьего мира» есть собственный «первый мир», а у каждого «первого мира» есть свой «третий мир».

Мне кажется, ситуация в Восточной Европе интересна тем, что институции там играют важную роль в формировании художественного процесса. Кроме того, Восточная Европа важна с точки зрения размышления о переменах и скачках последних 15–25 лет. Я долго размышлял, есть ли в Восточной Европе та же энергия, которая была не так давно. Я не уверен, что этому региону удалось достигнуть того политического или культурного уровня, для которого у нее был потенциал. Есть множество причин, почему Восточная Европа начала так сильно, а продолжила с гораздо меньшей энергией.

«Вместо того чтобы размышлять о том, как искусство иллюстрирует политику, я думаю о политике мира искусства»
— Лекция, прочитанная вами в «Гараже», называлась «К вопросу об эстетической политике в эпоху постсоциализма». Употребляемый вами термин заставляет вспомнить название книги Франклина Анкерсмита «Эстетическая политика», посвященной политической репрезентации. Касалась ли ваша лекция в «Гараже» этих вопросов? Что такое «эстетическая политика» для вас?

— Я пользуюсь термином «эстетическая политика» в гораздо более ожидаемом смысле. Вместо того чтобы размышлять о том, как искусство иллюстрирует политику, я думаю о политике мира искусства. В преломлении небольшой локальной сцены политика может выражаться в том, какие идеи становятся более влиятельными, что считается современным и так далее. Другим способом осмысления этого будет наблюдение за тем, как искусство конструирует свою собственную политику, которая не отражает текущую политическую ситуацию, но позволяет взглянуть на нее с интересного ракурса, создает собственную повестку и, возможно, новое понимание, какой может быть политика. Второе определение может относиться к разнообразным формам активизма, правда, без присущей ему прямолинейности.



— Ваша новая книга называется «Politically Unbecoming: Postsocialist Art against Democracy». Не могли бы вы объяснить ее название и рассказать, чему она посвящена?

— Книга начинается с размышления о том, почему некоторые художники в 1970-1980-е годы проблематизировали демократию как единственный возможный режим для политики искусства. Было достаточно много способов постановки этого вопроса, но существовал и более комплексный подход, который состоял в том, чтобы спрашивать, как демократия стала главным способом размышления о политике искусства. Художники размышляли о наследии Холодной войны, последствиях коммунизма, глобализации и военных вторжений, пытаясь понять, как появилась современная демократия в политической теории и в искусстве, и сомневались в ее правильности. Кроме того, они изучали, почему демократия стала основной теорией для политики, политической теории и искусства. Они пытались понять, что может сказать или сделать искусство, чтобы покритиковать доминирование демократической идеи?

Критику демократии можно охарактеризовать понятием unbecoming, у которого два значения в английском языке. Первое — противоположная форма глагола «становиться», то есть не-становиться, разрушаться, подвергаться деконструкции. Второе — быть неподходящим, несоответствующим, неприличным. Значения слова позволяют подумать о том, что может быть приемлемым в политике искусства. Примером такого подхода может быть Илья Кабаков, который до сих пор называет себя советским художником, несмотря на то, что СССР уже больше не существует. Возможно, он это делает ностальгически, а возможно, критически. Что значит идентифицировать себя с государством, которого больше не существует? Это что-то вроде не-идентификации — вместо идентификации себя с какой-то крупной общностью, создание чего-то иного.

«Вместо глобальности я бы предпочел говорить о „транслокальности”. Быть „транслокальным” значит быть в курсе того, что происходит и происходило рядом с тобой, но при этом знать языки и иностранные реалии»
Во время работы над книгой меня интересовали художники, которые проблематизировали понятие географических границ, которые до сих пор выполняют важную функцию в глобализированной Европе. Глупо предполагать, что после глобализации границы исчезнут. Меня интересуют художники, усложняющие идею стандартной идентичности, подчиняющейся государственным границам. Мне кажется, это важно для размышления о будущем искусства в общем.





«Politically Unbecoming: Postsocialist Art against Democracy»

— В одной из статей вы писали о необходимости сломить привычную иерархию глобального и локального и заново поговорить о глобальности и универсальности. Какие решения проблемы глобальности вы предлагаете сейчас?

— Мне кажется, термин «глобальный» не очень удачен, несмотря на то, что я его использовал. Вот, например, у вас в России огромная разница между художественными ситуациями в Москве, Петербурге и, например, Нижнем Новгороде. Вместо глобальности я бы предпочел говорить о «транслокальности». Быть «транслокальным» значит быть в курсе того, что происходит и происходило рядом с тобой, но при этом знать языки и иностранные реалии, налаживать связи между, например, Москвой и Любляной.

— Учитывая стратегию «транслокальности», какие вы видите пути развития для институций в России?

— Мне сложно говорить о российской ситуации, но самые интересные локальные институции, с которыми мне приходилось сотрудничать или в которых мне приходилось бывать, — это те, которые работали с местным художественным сообществом, с его энергией, ожиданиями и фрустрациями. Они всегда были увлечены новыми идеями, новыми способами их производства и культурным обменом.

— Сейчас бывшие страны социалистического лагеря находятся в довольно непростой ситуации, связанной с конфликтом на Украине. Какие вы видите стратегии для художественного сотрудничества в сложной политической обстановке?

— Непростой вопрос… На самом деле, разнообразных стратегий множество, потому что было бы ужасно, если бы существовала только одна, потому что она была бы быстро поглощена той проблемной ситуацией с которой она пытается справиться или стать ожидаемой. На мой взгляд, последнее, каким должно быть искусство, — это ожидаемым.опубликовано 

Источник: theoryandpractice.ru

Живите свободно. Сами. По велению сердца

Поделиться



То, что в нашем обществе живут двойные стандарты, уже никого не удивляет. Они работают и в политике (когда одним можно нарушать закон, а другим — нельзя), и в образовании (когда усредненное образование с общими для всех учащихся программами призвано каким-то чудом растить уникальных личностей), и в сфере межполовых отношений.

С одной стороны, глобализация привела к тому, что многие ценности стали общими для большого количества людей, с другой стороны — коллективное бессознательное конкретного общества держит в тисках предрассудков и стереотипов. Не все из них плохи, но некоторые не выдерживают критики, например, предубеждения о свободе женщины.





В несвободном обществе глупо вообще говорить о свободе личности, наверное, из этого вырастает наполненное осуждением и негативными оценками отношение к жизни и поведению свободной женщины. Нам само словосочетание режет слух — свободная женщина. Гораздо привычней назвать ее разведенкой, старой девой, злобной карьеристкой, синим чулком и так далее. И ведь это не просто названия, за ними — реальное отношение к женщине, у которой по разным причинам в настоящий момент нет пары.

И так же, как сотни лет назад, мужчина без женщины — свободный боец невидимого сексуального фронта и вообще молодец, мачо и лакомый кусочек на брачном рынке. А женщина без мужчины — недочеловек, недоделок, несчастное неприкаянное существо, которое априори не может быть счастливо, потому что рядом нет главной составляющей счастья — мужчины.

Каждый человек (и мужчина, и женщина в равной степени) хочет любви и, по большому счету, осознанная личность всю жизнь эту любовь в себе взращивает, чтобы найти в конце концов того человека, с которым можно совершить самый полный, самый насыщенный обмен любовной энергией. Мы все хотим найти того, с кем можем быть близкими на многих уровнях, и духовном в том числе.

Но это путь. Это путь полноценных, самодостаточных, зрелых личностей. «Недоделки» же создают недоделанные отношения.

Если женщине нужен в личности пазл в виде мужчины, она жертва еще до входа в отношения. То же самое относится и к мужчинам. Отношения, которые способны создавать эти люди, будут крайне болезненными и с длительными последствиями для психики. Но!

Чтобы понять, какие в психике человека живут травмы, он должен вступать в отношения. Отношения, как ничто лучше, показывает, что в человеке больного и незавершенного. Мало читать, мало думать о том, что с тобой и как устроен противоположный пол, точнее, это вообще ни о чем и ничего не даст… Пока человек реально не столкнется с другим… с разными другими.

Это, кажется, понимают уже все. Но когда дело касается женского выбора, даже у тех мужчин, которые считают себя осознанными и просветленными, да и у многих женщин — тоже, случается ступор: «Нельзя!».





Женщине нельзя выбирать, потому что:

 

1. Это секс. Ай-яй-яй, у взрослой самостоятельной женщины случится внезапный секс! Это же ломает все нравственные устои! Это же во что превратится общество! Читай: мужчинам -можно, женщинам — нельзя.

2. Она начнет реально выбирать. И вдруг увидит, что тот, кто рядом, далеко не лучший вариант и вообще мало ей подходит. Страшно! Надо же развиваться, соответствовать. Пусть лучше сидит в зависимости и не нервирует своими взглядами по сторонам!

3. Она перестанет смертельно привязываться. Уже нельзя будет игнорировать ее, не заботиться, не проявлять внимание, а уж тем более, унижать и давить, потому что в любой момент женщина может соскочить. Почувствовав свободу выбора, она перестанет изо всех сил держаться за страдание, а будет выбирать любовь, и прежде всего, к себе.

 

Патриархальное общество с трудом выдерживает свободную женщину. Причем время неумолимо ведет к тому, что отношения должны быть партнерскими (редкая семья кормится только доходами супруга), но установки в головах требуют, чтобы женщина была жертвой. Чтоб даже не имея к сорока годам детей и семьи, сидела у окошка и ждала суженого. А он, уставший после любовных сражений, может быть, вдруг, однажды изволит к ней заглянуть. Ей-то в мир нельзя выходить, а ну как б… назовут! Не сбережет вагину для единственного ненаглядного, который может и с пенсией в дверь не постучать.

Так вот я говорю: МОЖНО. Свободным женщинам все можно. Ровно так же, как и свободным мужчинам. Влюбляться и разочаровываться. Вступать в отношения и бросать их, когда не то. Хотеть секса и получать его. Жить свободно и жить со вкусом.

Мы пришли в этот мир для того, чтобы ЖИТЬ, а не для того, чтобы бояться. И уж тем более, не для того, чтобы слушать чьи-то сомнительные убеждения и жить по чужой указке.

 

Также интересно: Никто Никому Ничего  

Женский манифест нестрадания

 

Человек осуждает другого за то, чего не может реализовать сам. Всегда помните об этом. И живите свободно. Сами. По велению сердца.опубликовано 

 

Автор: Лилия Ахремчик

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.facebook.com/Liliya.Akhremchyk/posts/1043265172454737

Пора открыть глаза. Часть 2/2

Поделиться



(часть 1)

**С/С** Ты думал в этом мире всё так просто? На самом деле всё просто не так!..
ЧАСТЬ 2.

СОВРЕМЕННАЯ СТРУКТУРА И ФОРМЫ РАБСТВА:

1)Религиозное рабство
(слепая вера, следование ритуалам, подчинение канонам, преклонение перед всевышним)

2)Рабство иллюзий и идей
(увлеченность сознания идеей, дезориентация, дезинформация и, как результат, беспомощность сознания в самостоятельном выборе цели и смысла действия)

3)Финансовое рабство
(преобладание материальных ценностей, искусственный ажиотаж, рабство в плену у собственных желаний, как результат — труд на протяжении всей жизни за цветную бумагу, нарезанную для удобства прямоугольниками)

Читать дальше →

Пора открыть глаза. Часть 1/2

Поделиться





ИТАК, ЧАСТЬ 1…
ГЛОБАЛЬНАЯ НЕВОЛЬНИЧЕСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ планеты Земля

РАБСТВО… С этого слова начинается обозримая история человечества. Если собраться с силами и вытрусить из своей головы псевдонаучный бред системы образования о неандертальцах и австралопитеках, который давно уже высмеян и развеян фильмами из цикла «Тайная археология», «Лаборатория Альтернативной истории» и шедевром документального кино «Технологии древних богов», — тогда реально доступная нам в документированном история начинается с рабства в древнем Египте и безграничного преклонения перед его мистическими Богами.

Читать дальше →

Современные масаи

Поделиться



Масаи – один из самых важных для Кении народов.
Полукочевые племена гордятся древними обычаями и традициями.
В центре быта этого народа находится скот, который является главным источником дохода и средством к существованию.




Читать дальше →