Вадим Зеланд: Вы достойны всего самого лучшего

Поделиться



Иллюзиями называют сны, галлюцинации, неадекватное восприятие действительности, наконец, даже саму действительность.

Если оставить в стороне неадекватное восприятие действительности, то видение другой реальности не является порождением фантазий разума.

Сны и галлюцинации – это, грубо говоря, путешествия души в пространстве вариантов. Иллюзорное восприятие действительности – это не игра воображения, а восприятие секторов, не воплощенных в материальной реализации. Наконец, весь мир не есть иллюзия. Человек, смеющий утверждать, что все, что он воспринимает – всего лишь иллюзия – слишком много о себе мнит.



©Roberto Kusterle 

На самом деле, попытки представить некоторые явления как иллюзии – не более чем расписка в собственном бессилии что-либо понять и объяснить. Это бессилие проистекает из чувства внутренней важности. «Как же, я ведь не пустое место в этом мире, я ведь человек разумный! Моему разуму все должно быть подвластно! А если что непонятно, так это химера». Кретин может себе сказать, что он все давно понял.

Однако большинство людей, не являясь кретинами, признают свое бессилие что-либо понять, но не хотят с этим смириться. Это чувство собственной значительности порождает такую идею, как «иллюзорность мира». 

А почему, собственно, человек позволил себе утверждать, что он способен все понять и объяснить? Все, что он может – это познать лишь некоторые закономерности этого мира и увидеть отдельные его проявления. Некоторые проявления мира не поддаются разумному объяснению.

Здесь человек с одной стороны признает свою несостоятельность найти объяснение и объявляет увиденное иллюзией, а с другой стороны, тут же преувеличивает возможности своего разума в том, что, дескать, это сам разум вообразил, синтезировал иллюзию. 

Человек, находящийся под воздействием сильного наркотического или алкогольного опьянения, так же, как и во сне, теряет контроль сознания, поэтому подсознание настраивается на нереализованные области в пространстве вариантов. Тело находится в секторе материальной реализации, то есть в нашем материальном мире, а восприятие блуждает в виртуальном секторе, смещенном относительно реального.

Человек в таком состоянии может ходить по знакомым улицам, среди обычных домов, но видит он совсем по-другому. Люди и окружающая обстановка выглядят совсем не так. Декорации изменились. Получается наполовину сон, наполовину реальность. 

Точно так же люди с психическими расстройствами, находясь телом в секторе материальной реализации, воспринимают другой, нереализованный сектор. Их восприятие настроено на определенный сектор в пространстве вариантов, где могут быть не только другие декорации, но и другой сценарий и роли. Психически ненормальные люди вовсе не больны в обычном понимании. Они не воображают себя Наполеонами и прочими одиозными личностями.

Они действительно воспринимают такой вариант, видят его в секторе пространства. Там имеются любые варианты, но человек выбирает то, что больше нравится его душе. Когда конфликт души и разума достигает такого предела, что измученная душа больше не в состоянии переносить жестокую действительность, тогда настройка восприятия попадает в виртуальный, нереализованный сектор. При этом сам человек физически живет в материальном секторе. 

Один психиатр рассказывал историю о женщине, которая патологически желала иметь идеального мужа и детей. Выражаясь терминами Трансерфинга, важность семьи у бедняги сильно зашкаливала. В итоге она вышла замуж за человека, который жестоко издевался над ней. Детей она родить не смогла.

Реальная жизнь для нее стала невыносимой и вскоре она попала в психиатрическую лечебницу. Сектор материальной реализации она больше не воспринимала. Тело ее находилось в материальном мире, а восприятие было настроено на виртуальный сектор, где она – жена английского лорда, у нее дети и она совершенно счастлива. С точки зрения окружающих, она жила в нашем мире, а сама она своим восприятием жила в виртуальном секторе. 

Таких больных пытаются лечить, но многие из них счастливы именно в таком состоянии, когда иллюзии намного приятней жестокой реальности. На самом деле это вовсе не иллюзии, а нереализованные варианты, которые существуют так же реально, как материальный сектор. 



©Roberto Kusterle 

Почему же виртуальный сектор умалишенного человека не реализуется? Как уже говорилось, реализация варианта происходит, когда энергия модулируется мыслями человека в полном единстве души и разума. Видимо, такое единство в данном случае не достигается.

Или же смещение между материальным сектором и сектором восприятия слишком велико, а поэтому требует очень много энергии для реализации. Например, новый Наполеон в наше время – это слишком экстраординарный случай, поэтому он находится далеко за пределами возможного течения вариантов. А может быть, существуют и другие причины, о которых нам неизвестно. 

Человек может не только видеть другую реальность, но и воспринимать действительность в искаженном свете. Восприятие человека очень сильно зависит от информации, которая заложена у него с детства. В качестве иллюстрации можно привести известный опыт с двумя котятами.

Одного с рожденья поместили в обстановку, где не было вертикальных предметов, а другого – где не было горизонтальных. Через некоторое время котят пустили в обычную комнату. Первый все время натыкался на ножки стульев – для него не существовало вертикальных линий. Второй, соответственно, не понимал, что такое горизонтальные линии, и скатывался со ступенек. 

 



6 типов манипуляции в общении: как не стать жертвой

Болезни кожи – послания души

 

Конечно, разум способен воображать и фантазировать, но только в узких рамках своего предыдущего опыта. Разум может сконструировать новую модель дома из старых кубиков. Где же проходит граница между воображением и восприятием другой реальности? Данная граница не имеет четких очертаний, но для наших целей это не столь важно.

Для нас имеет значение лишь то, каким образом внутренние убеждения влияют на восприятие действительности, и как это отражается на жизни человека.опубликовано  

©Вадим Зеланд  



Источник: www.transurfing-real.ru/2016/08/blog-post_48.html

Все, что нужно знать о слуховых галлюцинациях

Поделиться



Галлюцинация — это восприятие в отсутствии внешнего стимула, обладающее качеством реального восприятия.

Галлюцинации могут возникать для всех органов чувств:

  • слуховые,
  • визуальные,
  • тактильные, 
  • обонятельные.




Вероятно, самый распространенный тип галлюцинаций проявляется в том, что человек «слышит голоса». Их называют аудиторными вербальными галлюцинациями. Они часто являются симптомами психиатрических заболеваний, например, шизофрении. Визуальные галлюцинации также могут ассоциироваться с патологиями. Хотя в шизофрении они встречаются реже, иногда визуальные галлюцинации возникают при неврологических нарушениях и деменции. 

 

Определение понятия 

Хотя слуховые галлюцинации обычно связывают с психиатрическими болезнями вроде биполярного расстройства, они не всегда являются признаками болезни.В некоторых случаях галлюцинации могут быть вызванынедостатком сна. Марихуана и наркотики-стимуляторы тоже могут вызывать в некоторых людях расстройство восприятия. Экспериментально было доказано, что галлюцинации может вызывать и длительное отсутствие сенсорных стимулов.

В 1960-е годы проводились эксперименты (которые были бы сейчас невозможны по этическим соображениям), в ходе которых людей держали в темных комнатах без звука и каких-либо сенсорных стимулов. В конце концов люди стали видеть и слышать то, чего не было. Так что галлюцинации могут возникать как у больных, так и у психически здоровых людей. 

Исследования галлюцинаций ведутся уже довольно долго. Психиатры и психологи пытаются понять причины и феноменологию слуховых галлюцинаций уже около ста лет (может, и дольше). В последние три десятилетия у нас появилась возможность использовать энцефалограммы, чтобы попробовать понять, что происходит в мозге, когда люди испытывают слуховые галлюцинации. Теперь мы можем смотреть на участки мозга, задействованные при галлюцинациях, при помощи функционального магнитнорезонансного сканирования или позитронной томографии. Это помогло психологам и психиатрам разработать модели слуховых галлюцинаций в мозгу, в основном, связанные с функцией языка и речи. 
 

Предложенные теории механизмов слуховых галлюцинаций 

Когда пациенты испытывают слуховые галлюцинации, то есть слышат голоса, участок их мозга под названием «зона Брока», по некоторым данным, становится более активным. Эта зона расположена в малой лобной доле мозга и отвечает за речепроизводство — когда вы говорите, работает зона Брока!

Одними из первых, кто исследовал этот феномен, были профессоры Филип Макгуайр и Сухи Шергил из лондонского Королевского колледжа. Они показали, что зона Брока у их пациентов была более активна во время слуховых галлюцинаций, чем когда голоса молчали. Это дает основания полагать, что слуховые галлюцинации производятся речевыми и языковыми центрами нашего мозга. Это привело к созданию «внутреннеречевых» моделей слуховых галлюцинаций.

Когда мы о чем-то думаем, мы порождаем «внутреннюю речь», т. е. внутренний голос, «озвучивающий» наше мышление. Например, когда мы думаем «что я съем на обед?» или «какая завтра будет погода?», мы порождаем внутреннюю речь и, как мы считаем, активируем зону Брока. 

Но как эта внутренняя речь начинает восприниматься как внешняя, исходящая не от себя самого? Внутреннеречевые модели слуховых вербальных галлюцинаций предполагают, что голоса — это генерируемые внутри сознания мысли, или внутренняя речь, каким-то образом неверно определяемая как внешние, чужие голоса. Отсюда уже следуют более сложные модели того, как мы отслеживаем собственную внутреннюю речь. 





Крис Фрит и другие предположили, что когда мы вступаем в процесс мышления и внутренней речи, наша зона Брока посылает сигнал в область нашей слуховой коры под названием «зона Верника». Этот сигнал содержит информацию о том, что воспринимаемая нами речь нами же и порождена. Это происходит из-за того, что подаваемый сигнал предположительно приглушает нейронную деятельность сенсорной коры, поэтому она активируется меньше, чем от внешних стимулов, например, от того, что с вами кто-то говорит.

Эта модель известна как модель самомониторинга, и она предполагает, что у людей со слуховыми галлюцинациями дефицит этого процесса мониторинга, из-за чего они не могут различить внутреннюю и внешнюю речь.

Хотя на данный момент доказательства этой теории несколько слабы, она определенно была одной из самых влиятельных моделей слуховых галлюцинаций за последние двадцать или тридцать лет. 
 

Последствия галлюцинаций 

Около 70% больных шизофренией в той или иной степени слышат голоса. Иногда голоса «реагируют» на лекарства, иногда нет. Обычно, хотя и не всегда, голоса оказывают отрицательное воздействие на жизнь и здоровье людей.

Например, у людей, слышащих голоса и не реагирующих на лечение, выше риск суицида. Иногда голоса приказывают им причинять себе вред. Можно представить, как тяжело им приходится даже в повседневных ситуациях, когда они постоянно слышат в свой адрес унизительные и оскорбительные слова. 

Однако было бы большим упрощением сказать, что только люди с психическими расстройствами испытывают слуховые галлюцинации. Более того, эти голоса не всегда злы. Существует очень активное Общество слышащих голоса, возглавляемое Мариусом Роммом и Сандрой Эшер. Это движение говорит о положительных аспектах голосов и борется с их стигматизацией.

Многие люди, слышащие голоса, живут активной и счастливой жизнью, поэтому мы не можем считать, что голоса — это всегда плохо. Они часто ассоциируются с агрессивным, параноидальным и тревожным поведением психически больных, но это поведение может быть следствием их эмоционального расстройства, а не самих голосов. Вероятно, не так удивительно, что тревожность и паранойя, зачастую являющиеся ядром психической болезни, проявляются в том, что говорят голоса. 

Стоит отметить, что есть много людей без психиатрического диагноза, сообщающих о том, что они слышат голоса. Для этих людей голоса могут быть и положительным опытом, поскольку они их успокаивают или даже направляют в жизни. Профессор Айрис Соммер из Нидерландов тщательно исследовала этот феномен. Она обнаружила группу здоровых и хорошо функционирующих людей, слышащих голоса. Они описывали свои «голоса» как нечто положительное, полезное и придающее уверенность в себе. 
 

Лечение галлюцинаций 

Людей с диагнозом «шизофрения» обычно лечат «антипсихотическими» медикаментами. Эти медикаменты блокируют постсинаптические дофаминовые рецепторы в зоне мозга под названием стриатум. Антипсихотики эффективны для многих пациентов, и в результате лечения их психотические симптомы в какой-то степени ослабевают, особенно слуховые галлюцинации и мании.

Однако симптомы многих пациентов, похоже, не самым лучшим образом реагируют на антипсихотики. Примерно на 25-30% пациентов, слышащих голоса, лекарства почти не влияют. У антипсихотиков также имеются серьезные побочные эффекты, поэтому не для всех больных эти лекарства подходят. 

Что касается прочего лечения, существует множество вариантов немедикаментозного вмешательства. Степень их эффективности тоже варьируется. Пример — когнитивная поведенческая терапия (КПТ). Применение КПТ для лечения психоза несколько противоречиво, поскольку довольно много исследователей полагают, что она мало влияет на симптомы и общий исход. Существуют виды КПТ, разработанные специально для пациентов, слышащих голоса. Эти терапии обычно нацелены на изменение отношения пациента к голосу, чтобы он воспринимался как менее негативный и неприятный. Эффективность этого лечения под вопросом. 



В данный момент я возглавляю исследование в Королевском колледже Лондона, в ходе которого мы пытаемся выяснить, можем ли мы научить пациентов самостоятельно регулировать нейронную активность в слуховой коре.

Это достигается при помощи «обратной нейронной связи при МРТ в реальном времени». Для измерения сигнала, идущего от слуховой коры, используется МРТ-сканер. Затем этот сигнал посылается обратно к пациенту с помощью визуального интерфейса, который пациент должен научиться контролировать (т.е. двигать рычаг вверх-вниз). В конце концов ожидается, что мы сможем научить пациентов, слышащих голоса, контролировать активность своей слуховой коры, что может позволить им более эффективно контролировать свои голоса. Исследователи еще не уверены, будет ли этот метод клинически эффективен, но в следующие несколько месяцев уже будут доступны некоторые предварительные данные. 
 

Распространенность среди населения 

Около 24 миллионов людей по всему миру живут с диагнозом «шизофрения», и около 60% или 70% из них в какой-то момент слышали голоса. Есть данные, что по всему населению от 5% до 10% людей без психиатрического диагноза также в какой-то момент своей жизни слышали голоса. Большинство из нас когда-либо думали, что кто-то зовет нас по имени, а потом оказывалось, что рядом никого нет. Так что есть свидетельство того, что галлюцинации могут не сопровождаться шизофренией и прочими психическими болезнями. Слуховые галлюцинации более распространены, чем мы думаем, хотя точную эпидемиологическую статистику назвать трудно. 

Самой известной из людей, слышавших голоса, наверное, была Жанна д'Арк. Из современной истории можно вспомнить Сида Барретта, основателя группы Pink Floyd, страдавшего от шизофрении и слышавшего голоса. Однако, опять же, многие люди без психиатрического диагноза слышат голоса, но воспринимают их крайне положительно. Они могут черпать в голосах вдохновение для искусства. Некоторые, например, испытывают музыкальные галлюцинации. Это может быть чем-то вроде ярких слуховых образов, а может, и просто их разновидностью — эти люди очень отчетливо слышат в голове музыку. Ученые не очень уверены, можно ли это приравнивать к галлюцинациям. 

 

Вопросы без ответа

 

Наука на данный момент не имеет четкого ответа на вопрос о том, что происходит в мозге, когда человек слышит голоса. Другая проблема в том, что исследователи еще не знают, почему люди воспринимают их как чужие, исходящие от внешнего источника. Важно попытаться понять феноменологический аспект того, что испытывают люди, слышащие голоса.

Например, когда люди устают или принимают стимуляторы, они могут испытывать галлюцинации, но необязательно воспринимать их как идущие из внешних источников.

Вопрос в том, почему люди теряют ощущение собственной деятельности, когда слышат голоса. Даже если мы посчитаем, что причина слуховых галлюцинаций в чрезмерной активности слуховой коры, почему все-таки люди считают, что с ними говорит голос Бога, или тайного агента, или инопланетян? Важно также понять системы верований, которые люди выстраивают вокруг своих голосов. 

Содержание слуховых галлюцинаций и его первоисточник — еще одна проблема: происходят ли эти голоса из внутренней речи, или же это сохраненные воспоминания? С уверенностью можно лишь сказать, что этот сенсорный опыт включает в себя активацию слуховой коры в речевой и языковой зонах. Это ничего нам не сообщает об эмоциональном содержании этих голосов, которое часто может быть негативным. Из этого, в свою очередь, следует, что в мозге может возникать проблема при обработке эмоциональной информации.

 

Также интересно: Семь ментальных галлюцинаций. Блоки осознанного управления  

Ученые о мозге: лучшие лекции TED с русской озвучкой

 

Помимо этого, два человека могут очень по-разному испытывать галлюцинации, а это значит, что задействованные механизмы мозга могут быть весьма различными.опубликовано  

 

Автор:  Пол Аллен

Перевод: Кирилл Козловский

 



Источник: vk.com/public80512191?w=page-80512191_51115432