Умная и хорошая, глупая и плохая Я

Поделиться



Я пошла в нулевой класс в пять лет и два месяца, спустя восемь месяцев после смерти моего отца.

Моей учительницей стала мисс Неронович. У неё был удивительный, вкусный запах. Она была молоденькой и хорошенькой, с высоким начёсом из светлых волос, носила короткие юбки ярких цветов и обладала самой доброжелательной улыбкой и самым тёплым взглядом, какие только можно себе представить. Я полюбила её с самой первой нашей встречи, когда мама специально отвела меня к ней в класс, чтобы мы познакомились, и мисс Неронович показала мне обстановку.





Мама недавно снова начала есть и перестала носить все выходные напролёт свой домашний халат. Я хорошо запомнила, как она учила меня произносить «мисс Не-ро-но-вич» перед этой особой встречей и рассказывала, какая это замечательная женщина и как мне повезло, что я попаду в специальный класс, который станет для меня школьной семьёй.

Был 1973 год, и наша местная школа решила попробовать новомодный тип класса «семейная группа». Мама сказала, что мисс Неронович непременно хотела со мной познакомиться.

В класс попали ученики разного возраста, от дошколят до третьеклассников, мы сидели за партами вместе, и нам, малышам, при необходимости можно было просить детей постарше о помощи. Мы могли сами выбирать себе занятия, свободно ходить по классу от одной площадки к другой. А когда мы не справлялись или, наоборот, доделывали задание, то шли рассказывать об этом мисс Неронович, а она обсуждала всё с нами наедине, объясняла то, что мы не знали, или помогала с чем-то сложным.

До сих пор, закрывая глаза, я с лёгкостью вспоминаю, как прижималась к ней, пока мой блокнот лежал у неё на коленях. Она обнимала меня рукой, и наши головы с соломенными волосами дружно склонялись над моим рисунком, пока она красиво подписывала его историей, которую я диктовала.

Самым тяжёлым в мой первый день школы было ужасное событие, называемое «перемена». Я хорошо помню, какая паника меня охватила, когда нас вывели наружу без мисс Неронович.

К счастью, я осталась одна совсем ненадолго, ко мне на помощь пришёл мистер Грейолл. Он был директором и во время перемен гулял по школьному двору. В мой первый день в школе он увидел меня и протянул мне руку, чтобы мы прогулялись вместе. Я не помню, о чём мы разговаривали, говорил ли он что-нибудь мне, но я навсегда запечатлела, как во время прогулки его большая тёплая рука держала мою. Я не помню, чтобы он отправлял меня играть с другими детьми или просил не мешать, потому что он занят или потому что кто-то другой хотел с ним поговорить. В моей памяти осталось только то, что мы гуляли с ним каждый день и я была под его защитой. Нулевой класс был как мечта – прекрасная мечта.

В первом классе было то же самое благодаря «семейной группе». Я осталась с мисс Неронович, только теперь уже на полный день, поэтому у меня получалось гулять с мистером Грейоллом ещё и в обед.

Теперь мне самой приходилось помогать дошколятам, которые были немного испуганы и не всегда понимали, что нужно делать. Через некоторое время я даже начала иногда играть на школьном дворе, потому что старшие дети научили меня прыгать в классики, скакать на скакалке и плести «колыбельку для кошки». Я вспоминаю, как третьеклассница Айрин запретила одному маленькому мальчику дразнить меня за маленькие уши. Айрин сказала мне звать её всякий раз, если мальчик снова начнёт дразниться, и тогда она приведёт кого-нибудь из взрослых.

На собрании в конце года мистер Грейолл сообщил, что уходит на пенсию и долго рассказывал о том, чего ему будет не хватать при расставании с нашей начальной школой имени Джона Норквея. В том числе и «ежедневных прогулок с маленькой Пэмми». Я знала, что была для него особенной и что он будет меня вспоминать.

Мои табели за нулевой и первый класс были великолепны. Я была умной и хорошей, украшением любого класса.

Ко второму классу мы переехали в «район получше», из восточного Ванкувера в Керрисдейл.





Моя новая школа называлась «школой получше». Моя мама была так счастлива перевезти свою маленькую семью (мою сестру и меня) подальше от места глубокой скорби и радовалась, что она может дать нам нечто «получше», чем маленький розовый домик на 29-й улице.

Новая школа была обычной, не расположенной к новомодным веяниям, типа «семейных групп». Кажется, там никто не понимал, что я пришла из школы с нестандартным подходом и не знала правил «нормального» класса. Конечно же, меня никто не предупредил, что здесь ожидалось совсем другое.

  • Я не знала, что детям нельзя друг с другом разговаривать;
  • я не знала, что нельзя просить соседа о помощи – это было жульничанием;
  • я не знала, что нужно поднимать руку и спрашивать разрешения, если мне нужно встать за салфеткой;
  • я не знала, что нельзя просто так встать и подойти к окну, чтобы понаблюдать за малиновкой на траве
  • или подойти к учителю показать свою работу, чтобы он сказал своё мнение или помог мне.
 

Я не знала.

Я также ничего не знала про математику. В нашей системе «семейных групп» дети должны были освоить набор определённых способностей к концу третьего класса. Нам нужно было выполнить как минимум по два задания на каждой площадке за день, после чего мы могли заниматься чем угодно в наиболее интересной для нас секции.

Я любила читать, писать и заниматься музыкой, а ещё меня привлекали переодевальная и площадка с большими модулями, поэтому я часто проводила своё время именно там.

Я хорошо продвинулась в чтении и письме, а вот в области математики была пока на стадии работы со счётным материалом. Я умела считать, наверное, до 20; могла решать все геометрические головоломки; сортировать бусины по их признакам и нанизывать их в определённом порядке; я умела сортировать счётные палочки Куизинера по длине, и на этом мои математические познания заканчивались.

В моей прежней школе это никого совершенно не волновало, потому что считалось, что у меня в запасе есть ещё два года, чтобы «догнать». Я даже не представляла, что в обучении можно «отстать».

Моя учительница во втором классе (я даже не хочу писать её имя) в первый день учёбы, как мне показалось, хотела только одного: подловить меня. Она стояла перед классом и разговаривала с нами, в то же время записывая задания на доске. Я умела читать, но то, что она писала, было какой-то бессмыслицей: это казалось ловушкой. Она написала строки из чисел наподобие таких:

4+6=
3+2=
1+1=
8+5=

А затем спросила нас, какие будут ответы. Я знала числа, но что это ещё за странные знаки? Я понимала, что это был какой-то код – числа взаимодействовали друг с другом определённым образом, но я не могла разгадать логику.

Через несколько минут я догадалась, что другие дети знали этот код. И я помню, как меня с головой накрыла паника, когда сообразила, что только я не знаю, что делать, а о помощи просить нельзя – тогда у меня зашумело в ушах, а мои глаза перестали воспринимать то, что видели.

Когда меня вызвали, я попробовала наугад называть первые приходившие мне в голову числа, но ни разу не попала.

Достаточно было всего пары часов, чтобы я поняла, какая я глупая, и всего пары дней, чтобы осознать, какая я плохая.

Из-за того, что я такая плохая и глупая, моя учительница невзлюбила меня. Я всегда попадала в неприятности, потому что не соблюдала правила – я пыталась их угадывать, но кто же мог знать, что нужно спрашивать разрешения, чтобы почитать книжку из библиотеки или заточить карандаш для работы?

Я ненавидела эти уроки. Я была в специальной группе по чтению (и думала, что она именно для таких тупых и плохих, но, оглядываясь назад, понимаю, что туда отобрали только хорошо читающих детей), и нам можно было уходить в отдельный класс два или три раза в неделю. Дорога туда проходила через библиотеку. Однажды мы возвращались в общий класс, и мне становилось всё хуже и хуже от мысли, что придётся снова находиться рядом с этой «учительницей».

Я была в конце группы, и когда мы шли через библиотеку, вдруг осознала, что прячусь, согнувшись за книжными стеллажами, пока все остальные уходят. Моё сердце колотилось, но перед моими глазами обнаружилась интересная книга. Это была книга о детях, которые нашли секретный мир. Я осталась в библиотеке и читала её до обеда, и этого никто даже не заметил, так что мне не пришлось общаться с моим придирчивым учителем.

Я понимала, что так нельзя, мне не разрешено, но я не могла устоять. Через несколько дней я снова так сделала, теперь уже умышленно. К сожалению, кто-то зашёл и обнаружил меня, и тогда мне досталось за обман и пропуск занятия.

На школьном дворе никто не мог обо мне позаботиться, а все маленькие девочки подружились между собой за два прошедших года. Была ещё одна новая девочка по имени Джули. Она смешно разговаривала, потому что приехала из Австралии, и она была плохой. Джули постоянно попадала в неприятности, и её даже отправляли на беседу к директору. Она предложила мне подружиться, и я сказала «да», но старалась дружить и с хорошими девочками тоже. За обедом они сказали мне, что нужно сделать выбор между Джули и ими, но Джули уже была моей подругой, так что мне пришлось выбрать её, чтобы не поступать подло.





Однажды Джули предложила: «Давай танцевать на траве!» Перед школой была площадка с травой, где нам не разрешалось бегать, это была трава для красоты, а не для игр. Я это знала и напомнила Джули, что нам нельзя так делать, но она ответила, что если я её настоящая подруга, то я пойду с ней, а я хотела быть хорошей подругой, поэтому согласилась.

Мы танцевали на траве, и нам было очень весело, а когда Джули задирала свою юбку в танце, я делала точно так же. За это нас отправили к директору. Моя мама в то время была обручена и готовилась к предстоящей через несколько месяцев свадьбе. Директор сказала мне, что я разочарую свою маму и разрушу её предсвадебное счастье, если она узнает, что я натворила, поэтому в этот раз директор ей не расскажет, но если я опять устрою что-то подобное, она обязательно всё сообщит маме. В тот раз мне пришлось утаить этот тяжёлый секрет от своей мамы.

Моему табелю за второй класс было далеко до великолепия.

Тем летом мама вышла замуж, и мы переехали в вычурный большой дом, а мне пришлось снова идти в другую школу. Наступил третий класс, и я познакомилась с миссис Тиллер. Она была ОЧЕНЬ строгая и не допускала никаких безобразий.И она полюбила меня. Полюбила меня сразу же. Я догадалась об этом по огоньку в её глазах, когда она встретила меня у дверей и проводила в класс.

На первой неделе она дала нам тест по математике, размноженный на мимеографе. К концу второго класса я наконец-то поняла, что означают плюс и минус, но никогда не видела знака деления. Дети в новой школе изучили деление во втором классе, но в моей старой школе мы к нему ещё не приступали. Поэтому когда я получила листок с заданиями на деление, то подумала, что эти маленькие точки скорее всего опечатки мимеографа, и решила все задачи, как будто они были на вычитание.

Позже в этот день миссис Тиллер подошла к моей парте, наклонилась и тихо сказала только мне, чтобы не услышал никто другой: «Мне кажется, ты ещё не прошла деление, но не волнуйся, я тебе объясню. Это очень просто, и ты быстро всё поймёшь». Благодаря этому я точно знала, что учительница мне поможет и мне нечего бояться.

Миссис Тиллер разрешала мне читать, когда я заканчивала работу, и посоветовала новые книги, которые могли бы мне понравиться.





Однажды моя кошка последовала за мной в школу, и я боялась идти в класс, потому что думала, что тогда кошка потеряется и её собьёт машина. Один ученик рассказал миссис Тиллер об этой проблеме, и она вышла наружу, забрала кошку, внесла её в класс и сообщила всем, что этим утром у нас будет особенный гость. А во время обеда она сама отнесла нашу кошку домой.

Мне посчастливилось учиться в третьем классе у миссис Тиллер, остаться в той же школе и снова попасть к ней в четвёртом классе, несмотря на то, что новый брак моей мамы не удался – последовал развод и мы переехали в таунхаус.

Мои табели за 3 и 4 класс говорят, что я опять была умной и хорошей.

Летом перед пятым классом мы переехали в Ричмонд, и я снова поменяла школу, но на этом я закончу свою историю. Дополню только, что в конце четвёртого класса миссис Тиллер, узнав, что я уезжаю, дала мне свой домашний номер телефона и сказала, что она будет рада время от времени узнавать, как у меня дела. Мама специально купила мне собственную телефонную книжку, чтобы я могла записать номер учительницы в своё секретное, особенное место.

 

Также интересно: Михаил Казиник: Забирать у детей детство, чтобы сообщать им кучу информации, — это преступно  

Что делать если бьет учитель

 

И я действительно звонила миссис Тиллер, сначала каждые пару месяцев, потом каждый год или два, затем по большим поводам типа замужества и рождения моих детей.

В детстве я была глупой и плохой; я была умной и хорошей. Так меня видели мои учителя.опубликовано 

 

Автор: Памела Уайт, перевод Ирина Маценко



Источник: alpha-parenting.ru/2016/10/31/umnaya-i-horoshaya-glupaya-i-plohaya-ya/

Не бесите Вселенную!

Поделиться



Вот я иногда думаю, что там, на небе, собрался молодой творческий коллектив. Работа у них такая. Креативная. Помогать людям воплощать мечты. 

В понедельник в 9:00 у них планерка и обсуждение текущих мечт. Начальник отдела зачитывает новые поступления желаний с планеты Земля, все остальные переписывают их в свои ежедневники. Петя мечтает стать писателем. Коля — поваром. Наташа — фотографом. Ну, например. 

Потом начальник так с энтузиазмом говорит: «Ну все, ребята, работаем! Мы же отличная команда! Мы профессионалы!» 





И понеслось. Они придумывают какие-то невероятные сценарии и сюжеты. Точно рассчитывают время и место, чтобы столкнуть человека со случайными людьми и событиями. Составляют план и график. Согласуют со смежными группами, чтобы осуществление мечты Пети никак отрицательно не повлияло на осуществление мечты Коли. Проделывают колоссальную работу. Не спят ночами, не видят детей и кота. Мечтают, что после этого проекта обязательно попросят у шефа отпуск. 

И вот проект подписан. Все инстанции дали добро. 

Наступает день икс. Он обведен в календаре красным кружком. Все согласовано с астрологическим отделом. Близнец в Овне, все как положено. 

Человек выходит из дома. Понимает, что забыл ключи. Пока бегал за ключами, опоздал на автобус. А на работе начальник-зверь и срочный проект. Человек вызывает такси, понимает, что сегодня останется без обеда, потому что на такси уйдут последние деньги. С испорченным настроением плюхается в машину. Таксист решает разрядить обстановку и делает радио погромче. Играет Лепс: «Самый лучший день». Человек просит переключить. На другой радиостанции — объявление. Такая-то студия по такому-то адресу объявляет новый набор в художественную школу. Телефон повторяют два раза. И таксист говорит: «О, в художники зовут. У меня племянница тоже хорошо рисует. Ей 5 лет сейчас, а все говорят, что талантище». 

И человек ему отвечает грустно: «Я тоже в детстве хорошо рисовал». 





А по радио опять объявление повторяют. 

Там, на небе, все смотрят на это со скрещенными пальцами. Никто не дышит. Не шевелится. В туалет никто не выходит. Муха замерла в полете. 

Человек переписывает номер телефона в свой блокнот. 

Вся креативная группа выдохнула. Открывают шампанское. Все аплодируют и смеются. Кто-то подхватил другого кружиться в танце. Кто-то позвал на радостях коллегу на свидание. 

А человек пришел домой. Рассказал жене. И она ему говорит: «Что это ты надумал? Что за глупости?» 

И человек такой: «Действительно, что это я себе надумал! Глупости какие-то. Не рисовал-то уже с детства. Ну да, вспоминал об этом недавно. Хотел даже кисти купить. Но как-то все лишних денег не было. Как я пойду туда? Засмеют же...» 

И там, на небе, все дружно: «Да что ж такое-то?! Как так?!» 

Кто-то театрально швыряет бумаги со стола со словами: «Я не могу так больше работать!» Свидание отменяется. Шеф вызывает начальника отдела исполнения мечт с требованием отчета. Кто виноват? В чем косяк? Разбор полетов. Лишение премий. Никакого отпуска. Дома скучают дети и кот. 

В общем, давайте не будем бесить Вселенную. Там ребята реально стараются. Без отпуска работают.

Давайте не будем.опубликовано 

 

Также интересно: Простой алгоритм создания того, что вы хотите иметь​  

Что бы ни происходило в твоей жизни, остановись...​

 



Источник: www.adme.ru/svoboda-psihologiya/davajte-ne-besit-vselennuyu-1169010/

Список книг, которые я обязательно прочту своим внукам

Поделиться



Пару лет назад мы с подругой Наташей говорили о списках книг для детского чтения. Я сказала, что их уже так много разных составлено, что единственный, который я согласилась бы придумать, — «Список книг, которые я точно прочту своим внукам». 

Это самый субъективный список на свете, не предназначенный для использования ни в каких образовательных учреждениях. В нем нет сказок Пушкина, зато есть стихи Германа Лукомникова — вот ужас-то!

Это книжки, которые я любила в детстве, которые мои дети любили в детстве, и которые я люблю до сих пор.





1. Родные поэты. Стихотворения русских поэтов-классиков о природе. Книга номер один.

 

2. Радуга-дуга. Рисунки Юрия Васнецова

 

3. Корней Чуковский. Сказки и переводы Mother Goose Rhymes

 

4. Маршак. Детям. (Рисунки Владимира Лебедева). Плывет, плывет кораблик. (Рисунки Владимира Конашевича)

 

5. Виталий Бианки. Синичкин календарь. Рисунки Олега Васильева и Эрика Булатова.

У моей книжки оторвалась обложка, а какая там новогодняя елка была на четвертой странице!





6. Сергей Козлов. Круглый год.

Не знаю, чьи картинки, — обложка тоже оторвана — но прекрасные.

 

7. Василий Белов. Катюшин дождик. Рисунки Петра Багина.

 

8. Андерсен. Оле-Лукойе. Рисунки Виктора Пивоварова.

Я особенно нежно любила эту книгу, потому что Оле звучит совсем как Оля. Ну и за дерево с булками, конечно.





9. Сказки братьев Гримм. Старый том с иллюстрациями Фогеля.

 

10. Волшебные сказки Швеции с иллюстрациями Йона Бауэра.

 

11. Борис Житков. Что я видел.

 

12. Алан Милн. Винни-пух и все-все-все.

Еще одна книга номер один.









13. Даниэль Пеннак. Собака Пес.

Третья книга номер один.

 

14. Алан Милн. «У короля был скверный нрав…» и другие детские стихи.

 

15. «Все наоборот». Небылицы и нелепицы в стихах.

 

16. «Все для всех». Стихи польских поэтов.

«Энтличек-пентличек, коробочка спичек, уселась на яблоню стая синичек…»





17. Даниил Хармс. Все бегут, летят и скачут.

 

18. Юрий Коваль. Картофельная собака. С картинками Тани Кузнецовой

 

19. Юрий Коваль. Самая легкая лодка в мире. Пять похищенных монахов. Приключения Васи Куролесова.

(«Запомни: йод из Тарасовки!»)

 

20. Петер Асбьёрсен. На восток от Солнца, на запад от Луны. Норвежские сказки и предания

 

21. Морские сказки. София-пресс, художник Борислав Стоев.

 

22. Уолтер Де Ла Мэр. Песня сна.

(«Ака, вака, чака, ча!»)

Когда эту книгу переиздали в 2009 году, это было какое-то невероятное счастье. 









23. Сельма Лагерлеф. Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями. С иллюстрациями Бориса Диодорова.

 

24. Николай Носов. Рассказы.

Очень люблю читать книги вслух, но дочитать до конца «Мишкину кашу» мне никогда не удавалось. Я начинаю плакать от смеха.

 

25. Виктор Драгунский. Денискины рассказы.

Четвертая книга номер один.

 

26. Михаил Зощенко. Галоши и мороженое.

(«Можете уходить отсюда со своим золотушным ребенком»).





27. Александр Раскин. Как папа был маленьким.

(«А бабушка прибавила: — А я накажу его отдельно!»)

 

28. «Классики». Два сборника, изданных в 2002-2003 годах: лучшие рассказы современных писателей и лучшие стихи современных детских поэтов.

Почему «Детская литература» их не переиздает, загадка. Я бы купила сразу десять комплектов. Нет, двадцать.

 

29. Осип Мандельштам. Два трамвая. С иллюстрациями Ани Десницкой.





30. Алексей Толстой. Детство Никиты.

(«Это коробочка для кукольных перчаток, — ответила Лиля серьезно. — Вы мальчик, вы этого не поймете».)

 

31. Павел Бажов. Малахитовая шкатулка

 

32. Аркадий Гайдар. Чук и Гек.

(«Жил человек в лесу возле Синих гор»)

 

33. Астрид Линдгрен. Эмиль из Лённеберги (Пятая книжка номер один). Мы все из Бюллербю. Карлсон.

 

34. Туве Янссон. Муми-тролль и все остальные.

 

35. Андерсен. Сказки и истории.

Теперь принято считать, что с Андерсеном что-то не в порядке, а ведь никто, как он, не писал о том, какой весь мир живой, и все предметы в нем тоже.

 

36. Чехов. Каштанка.

(«…покушала у переплетчика немножко клейстеру…»)

 

37. Юрий Олеша. Три толстяка.





«Кошка шлепнулась, как сырое тесто».

«Розы вылились, как компот».

«Его сердце прыгало, как яйцо в кипятке».

«Его сердце прыгало, как копейка в копилке»…

Не знаю другой такой книги, которая показала бы ребенку, каким чудом может быть язык.

 

38. Памела Трэверс. Мэри Поппинс.

(«Шарик шарику рознь, мой утеночек…»)

 

39. Мария Парр. Тоня Глиммердал.

Одна из любимых книг моих теперь.

 

40. Булат Окуджава. Прелестные приключения.

Боже, сколько раз я блеяла голосом Крэга Кутенейского Барана! А как забыть Морского Гридига!

 

41. Олег Григорьев. Хулиганские стихи.





42. Герман Лукомников. Буковки. Картинки Аси Флитман.

 

43. Рённаут Клайва и Ингер Лисе Белсвик. И не забывай гладить котенка.

Я бы всем взрослым давала эту книжку читать, в обязательном порядке.

 

44. Марк Твен. Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна.

 

45. Ролан Топор. Принцесса Ангина.

Ну, это уже для подростков.опубликовано  

 

 

Автор: Александра Кнебекайзе

 

Также интересно: Детские книги, которые стоит перечитать взрослым 

 7 шедевров Ремарка

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: thezis.ru/spisok-knig-kotoryie-ya-tochno-prochtu-svoim-vnukam.html

Я не хочу учить сына давать сдачи...

Поделиться



Младший сын все чаще возвращается из музыкальной школы зареванный. Один из одноклассников его задирает, дерется (не больно, но очень обидно) и отбирает всякие мелочи. 

Разговариваю с учительницей: «Да, этот мальчик всегда и всех задирает. Выгнать его я не могу. Он живет фактически с бабушкой, отца нет, мать всю неделю на работе, а в выходные его зацеловывает. До нее не достучишься. Бабушку он откровенно игнорирует. Выгнать — нам, конечно, проще, но здесь он хоть при деле и под присмотром. С другой стороны, талант есть, мозги есть, характер только… (нецензурное выражение)».





Сижу, раздумываю.

1. Я не хочу учить сына давать сдачи. Он за 9 лет жизни с двумя старшими братьями не привык к тому, что кто-то может его обидеть. Пусть и дальше живет с таким взглядом на жизнь.

2. Я не хочу, чтобы его старшие братья запугивали мелких. То есть, средний, разумеется, с обидчиком поговорит. Но только поговорит, на применение силы по отношению к младшим у него строгое табу. А юный задира, увы, об этом прекрасно осведомлен.

3. Я не хочу угрожать сама ни бабушке (она все равно ничего сделать не сможет), ни самому задире. Ибо единственный способ обеспечить выполнение моих требований, это присутствовать с сыном на занятиях постоянно, а это в мои планы не входит.

4. Я не хочу жаловаться начальству, ибо его единственная возможная реакция — исключить нарушителя. А для этого я еще недостаточно зла, да и учительница явно против.

5. Я не хочу все это заминать: ребенок должен чувствовать себя защищенным.

В общем, я позвонила учительнице и попросила сделать так, чтобы мой сын с этим мальчиком больше не пересекался. Ни в ансамбле, ни на обычных уроках. В конце концов, я всем сочувствую, но помочь им в решении сей проблемы не могу. Мое дело — защитить от нападок своего ребенка. А он не привык, чтобы его обижали. Учительница ответила, что прекрасно меня понимает и расписание пересмотрит.

Об этой истории и своих размышлениях я написала пост в своем живом журнале. И… получила, на редкость, бурную реакцию читателей.

Практически каждый первый комментатор заклеймил меня позором за то, что я считаю нормальным, что ребенок, которого обидели-ударили в детском коллективе, не дал сдачи, а обратился за защитой к взрослым. Аргументы:

1) это небезопасно — человек должен уметь физически постоять за себя;

2) рассказывать о своих обидах взрослым — значит нарушать неписанные законы детского коллектива, что чревато тем, что ябеду сделают изгоем;

Подтверждения таких категоричных высказываний тоже довольно дружные:

1) нас в детстве жизнь ставила перед необходимостью давать сдачи;

2) так написано в хороших книжках: у Крапивина, Гайдара (дальше можно перечислить практически всю хорошую советскую детско-подростковую литературу).





Согласиться легко, но что из этого следует?

Смотрите. Необходимость давать сдачу, уметь за себя постоять физически — признак того, что коллектив, в котором живет ребенок, это, по сути, стая, в которой основное право — право сильного. Отличается от нашей с вами жизни, жизни взрослых граждан, не так ли?

И изначально это правда, дети по своей природе — существа крайне малоцивилизованные, достаточно понаблюдать за песочницей. Там очень хорошо видно, что оставь этих мимимишных двухлеток одних, обязательно найдется кто-то, кто отберет у соседа лопатку, а при попытке хозяина лопатки возмутиться, стукнет его по голове. Кто-то просто разревется, кто-то кинется давать сдачи и драка двухлеток может в реальности зайти довольно далеко. Кстати, остальные будут держаться в стороне, ибо желание защитить другого — тоже навык, который придется воспитывать.

Но что происходит в реальности: к дерущимся подбегают мамы и (в норме) обидчику объясняют, что отнимать лопатку нельзя, а обиженному возвращают его собственность, жалеют и возвращают ему чувство защищенности. Итак, мир поддерживается взрослыми, и дети получают первые уроки справедливости.

А что там с советской литературой? Обожаю Крапивина! Его ранние книги просто пропитаны понятиями правды и справедливости. Что мы увидим, если пристально вчитаемся во все эти безумно обаятельные истории про детей и подростков? Чем же отличается стая двухлеток от стаи школьников, если мы согласны, что школьники — это та же стая с правом сильного? По сути, отсутствием взрослых рядом с песочницей. Да, и еще напутствием со стороны этих отсутствующих взрослых: «Если тебя ударят и отберут лопатку — ударь в ответ и верни свою лопатку сам. Ни я, ни другие взрослые, ни полиция тебя не защитят».

Первое и основное. Отсутствие родителей. Их или физически нет (особенно, отцов), или они заняты: налаживают личную жизнь, строят коммунизм, работают от зари до зари и все такое прочее. В любом случае, столкнувшись с проблемами, ребенок никогда не идет к родителям. К учителям, кстати, тоже.

Второе. Внешняя агрессия, с которой ребенок остается один-на-один. Это или агрессивные подростки («Застава на якорном поле») или не менее агрессивные взрослые (тот же «Мальчик со шпагой»).

И вот тут возможны варианты. Чаще всего, появляется посторонний взрослый, который сначала защищает сам, а потом учит их защищать друг друга. По сути, этот взрослый создает для брошенных родителями детей новый дом и внутри этого дома начинает их обучать жизни не в стае, но в человеческом обществе. В фантастических же повестях ребенок обретает сверхспособности и сопротивляется агрессии уже благодаря им, по дороге объединяясь с такими же суперодаренными. Да и там в итоге появляется командор – незримо опекающий талантливых детишек взрослый.

Итак, сценарий Крапивина: дети без родителей — их защищает и воспитывает посторонний взрослый. Внимание, вопрос: вы своему ребенку такой сказки хотите?

А теперь вспомним сценарий, более, кстати, реалистичный: когда этот кудесник-взрослый так и не появился. Фильм «Чучело». По сути, про что он? Про нормальную стаю подростков, оставшуюся без внимания старших. Появилась девочка-чужак, не соблюдающая их правила — они ее затравили. Вполне естественно: инстинкт, защита от чужаков. Кстати, сами-то дети это в конце прекрасно осознали. Помните? «Мы детки из клетки, нас в зверинце показывать надо!» А вот взрослые как были слепыми и глухими, так и остались. Единственная из взрослых, кто сообразил, что произошло — парикмахерша, — тоже дала совет в рамках в-своей-стае-разбирайтесь-сами: «Обещай, что не простишь!» Там были учителя, завуч, родители, дед и ни один не только не вмешался, но даже не удосужился разобраться в происходящем. Да, Лена одержала верх, но страшно представить, чего ей это стоило! И почему она должна была через все это пройти? Почему она осталась одна, без чьей-либо защиты? И вы, господа сторонники права силы, хотите воспитывать в ребенке стойкость вот так, по такому сценарию? Вы так учите детей, что «Никогда не надо бежать»???

В принципе, в эти два сценария вполне укладывается так любимый многими советский взгляд на воспитание ребенка: его воспитывают или посторонние люди (пионервожатые и иже с ними) или улица. Родители кормят, одевают и уходят строить коммунизм или умирать за Родину. Им места в жизни ребенка нет.

А теперь вспомним основной закон воспитания, без понимания которого с детьми лучше вообще не связываться. Ребенок не слушает слова, он копирует поступки. Вы не стали защищать своего ребенка. Вы думаете, вы научили его защищаться самому? Прежде всего, вы его научили бросать слабого в беде. И вместо обеспечения безопасности (базовой, между прочим, потребности любого живого существа) изрекать всякие глупости вроде «не будь слюнтяем!» и «если на тебя нападают, значит, ты сам виноват…» После этого ребенок себя защищать, может, и научится, но вот других — нет. Ибо слабых защищает только тот, кто в детстве ощутил, как сильные защищают его самого.

 

Также интересно: Дети с СИЛЬНОЙ ВОЛЕЙ: что важно знать  

Учить ли ребенка «давать сдачи»

 

В общем, мой сценарий такой: старшие защищают младших, эти младшие вырастают с чувством защищенности и оберегают следующих младших. И, кстати, не бросают их, убегая в свою взрослую жизнь, а остаются рядом.опубликовано 

 

Автор: Роза Волохова, врач-реаниматолог, мама четырех детей

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.nashideti.site/?p=4132

Почему мужчины скрывают свои чувства

Поделиться



Для мужчин любовь  –  это нечто внешнее, для женщин же – это само их существование. 

Лорд Байрон.

 

Мужчины и женщины кажутся жителями разных планет, совершенно не понимают мысли и чувства друг друга, потому что большинство мужчин эмоционально дистанцируются от отношений, в то время как большинство женщин страстно стремятся к ним.

Психология отношений мужчины и женщины такова, что 80% женщин – “преследователи”, а 80%  мужчин – “дистанцеры”.  Женщины хотят быть ближе, потому что в детстве или прежних отношениях они испытывали чувство заброшенности. Мужчины скрывают свои чувства и стараются держаться на безопасном расстоянии, потому что боятся оказаться втянутыми в отношения. Мужчина бежит от болезненной зависимости и обязательств из страха вины, и не только…

Названия “преследователь” и “дистанцер” были предложены психологом Томасом Ф.Фогерти и в этой статье мы так и будем называть женщин и мужчин.





Многие мужчины-дистанцеры действуют как преследователи в начале отношений, пытаясь обольстить женщину. Преследователи, которые хотят всего лишь счастливого брака, могут превратиться в дистанцеров, если их начинает пугать интенсивность отношений или не устраивает предопределенный исход. Отказ еще сильнее обостряет склонность к преследованию. Но поскольку женщина делает этот шаг под влиянием страха разрушения отношений, а не сознательно, это только оттолкнет мужчину еще дальше.

Почему все так сложно? Сценарий отношений, написанных вами еще в детстве, основывается на тех ранах, от которых вы страдали, будучи еще ребенком. Большинство мальчиков боятся потеряться, лишиться независимости и мужественности. Но матерям, чаще всего, сложно позволить своим сыновьям расти самостоятельно, и в результате мальчики испытывают чувство вины за то, что отдаляются от матерей. 

Мужчина с таким комплексом, выработанным в детстве, будет убегать от отношений, если женщина будет чересчур требовательной, начнет вырабатывать в нем чувство вины за то, что он не идет навстречу ее потребностям, или если он сам боится, что не отвечает ее требованиям.

В случае с девочками, отец отвергает дочь или, наоборот, слишком близок с ней, дочь воспринимает мать как соперницу, чувствует вину за это и одиночество. Таким образом, дистанцер бежит от болезненной зависимости и обязательств, а преследователь мечтает, чтобы дистанцер переписал ее сценарий отношений с отцом. Высшими ценностями для дистанцера являются независимость и свобода, а для преследователя – партнерство и близкие отношения.

20% девочек-дистанцеров в детстве ближе к отцу или к дистанцированной матери, чем к родителю-преследователю.

Мужчины-преследователи обычно тянутся к женщинам-дистанцерам, но чем настойчивее они их преследуют, тем быстрее эти женщины от них убегают. Глубоко внутри многие мужчины преследователи на самом деле являются дистанцерами.  Настойчивое преследование – это их подсознательный способ уклониться от близости. Мужчина преследователь часто в мгновение ока превращается в дистанцера, стоит ему встретить женщину не умеющую говорить “нет”.

У умеренного мужчины-преследователя всегда масса подружек, он красиво ухаживает и щедр на подарки,  но он не вступает ни с кем  в серьезные отношения, потому что боится быть отвергнутым и брошенным. У него уже есть грустный опыт общения с дистанцированной матерью, и он не верит, что кто-то может полюбить его по-настоящему.

Большинство мужчин по своей природе дистанцеры. Тенденция сохранять безопасное расстояние сохранилась в них еще с доисторических времен. Это надежный способ выживания и следования тактике “бороться или убегать”. А обязанности перед семьей осложняют эту задачу.

Во время ухаживания и завоевания женщины выброс эндорфинов  заставляет мужчину забыть о бегстве. Он не чувствует опасности, не осознает ее. Когда отношения переходят в более серьезную стадию, стресс заставляет мужчину чувствовать физиологический дискомфорт, и он убегает.

Бессознательно женщины относятся к межполовой близости как к опасности, не только из страха забеременеть или заиметь недобрую репутацию, но и зная из собственного печального  опыта или опыта подруг, матери, что свершившаяся близость или частая близость понижает к ней интерес противоположного пола, и, тем самым, подхлестывают упорство мужчины добиваться её, параллельно вызывая в нем чувство затаенной обиды за ее отказ. При всем при этом мужчину привлекают эмоциональные качества женщины: живость, разговорчивость, теплота. Но время от времени они же сводят его с ума.

Дистанцеру нужно уединение, постоянная связь его тяготит. Даже женатый дистанцер будет отдаляться, прикрывшись телевизором, компьютером, интернетом, рыбалкой, проводить вечера на работе. Он всегда “слишком устал’, чтобы вступать в разговор.





И всё-таки, чего хотят  мужчины,  что творится у них в голове?

 

Мысли и слова мужчин на стадии  серьезных отношений, когда эндорфины поутихли:

  • Иди ко мне, уходи прочь!
  • Я не могу быть уязвимым.
  • Я не могу одновременно быть и “я”, и  “мы”.
  • Я не могу быть близко с тобой, потому что ты притесняешь меня и осложняешь мою жизнь.
  • Я боюсь впасть в зависимость от тебя и боюсь, что хочу этого.
 

Чего хотят женщины, их мысли и фразы:

 

  • Я  могу позволить кому-нибудь любить меня, если сумею отказаться от собственного “я”.
  • Ты не любишь меня, потому что не ценишь меня и не хочешь удовлетворять мои потребности.
  • Я не могу зависеть от тебя.
 

Как мужчины относятся к женщинам? Вот его главные претензии:

 

  • Она говорит «нет», но на самом деле имеет в виду «да».
  • Она слишком эмоциональна и требовательна.
  • Она не оставляет мне пространства.
  • Она никогда не говорит о том, что сердится.
  • Она думает, что я сам догадаюсь.
  • Она постоянно хочет говорить о наших отношениях.
  • Она дает мне слишком много и тем самым заставляет чувствовать меня виноватым.
 

О чем думают женщины, и что они говорят о мужчине:

 

  • Он холодный и бесчувственный.
  • Он не стремится установить связь.
  • Он не интересуется тем, что я чувствую, когда он уходит или возвращается.
  • Он  говорит “да”, но на самом деле имеет в виду “нет”.
  • Он боится разговоров как чумы, особенно если речь заходит об отношениях.
  • Мои вопросы о чувствах и тревоги его утомляют и раздражают.
  • Он всегда говорит не то что чувствует.
  • Он живет разумом, игнорируя чувства.
  • Он эгоист.
 

Как вы понимаете, такие мысли и чувства, отношение друг к другу не способствуют сближению или укреплению отношений. В итоге мужчина, который не силен в словесных спорах, бежит от упреков, преследования, чувства вины. Причем за нанесенный ему психологический дискомфорт дистанцер наказывает женщину-преследователя тем, что понижает ее ценность как в своих глазах, так и ее. Спустя какое-то время, мужчина даже готов предложить мир,  остаться друзьями другими словами (потому что он инициатор разрыва, а кто уходит первым, всегда переживает расставание легче и спокойнее), но при этом помня предыдущие проблемы, будет уклоняться от воссоединения как мужчина и женщина.

Женщина, чувствуя себя брошенной, испытывает сильнейший стресс и постоянную тревогу, стремится выяснить обстановку любой ценой, пытается всеми силами восстановить отношения.

 

Также интересно: Как распознать скрытые манипуляции в отношениях   

Искусство любви в паре — умение восстанавливать отношения

 

В итоге мужчина отдаляется еще дальше, способен на пассивную агрессию, боится близости и тяготится обязательств. Женщина, в свою очередь, страстно жаждет близких отношений, переходит в активное преследование, часто необдуманно навязчива и требовательна. Тем самым еще более усугубляя ситуацию.опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: psycabi.net/psikhologiya-znakomstv-i-otnoshenij/185-psikhologiya-otnoshenij-muzhchiny-i-zhenshchiny-pochemu-vse-tak-slozhno

Забавные сходства знаменитостей..

Поделиться



Как выглядели известные репперы в детстве

Поделиться



Очень знаменитые репперы в детстве и сейчас, некоторые очень даже похожи на себя :)

Фифти Цент




Читать дальше →

Известные люди в детстве

Поделиться



Детство-самое беззаботное и счастливое время, многие мечтают вернуться в него.
Давайте посмотрим на известных людей в детские годы.




Читать дальше →