3 принципа счастливых отношений

Поделиться



Для успешных отношений необходимы 3 основных момента

1. Физическое влечение.

Взаимное. Если его нет, то какой во всем этом смысл. Но и само по себе — оно ничего не гарантирует. На нем одном — далеко не уедешь.





2. Когда с влечением все в порядке, второй важный момент, чтобы с человеком было интересно.

Как с другом. Поговорить, пообщаться. Комфортно и спокойно рядом. Чтобы совпадали интересы и ценности. Я считаю, что это очень важно. Но тоже ничего не гарантирует.

3. Есть еще и третий момент. Может быть — самый важный. Одинаковый взгляд на ваши отношения.

Если она хочет семью и детей, а он хочет просто встречаться и наслаждаться друг другом. Или наоборот. В таком случае вряд ли что получится.

Будущего нет. Даже если и влечение есть, и им хорошо вместе. Чуть раньше или чуть позже оба почувствуют себя обманутыми. И это станет поводом для конфликтов и неоправданных ожиданий.





По сути, первые два пункта — это про то, какие могут быть отношения. Про их наполнение.

А вот последний пункт про то, могут ли они БЫТЬ. Вообще.

Но почему же некоторые люди — регулярно выбирают такие отношения, у которых нет будущего?

Да просто тут все. И одновременно — грустно.

Наше бессознательное предельно четко понимает, кто перед нами. Уже на первой встрече.
А может — и до нее. 

Оно мудрое. И, если таких людей мы выбираем, то именно потому, что будущего в отношениях нам  не хочется.

Есть страх отношений. Есть ощущение опасности. Чего-либо неприятного или дискомфортного.

И тогда, глубинное намерение не быть в отношениях, а избежать их. Что бы там мы не хотели сознательно.

Автор: Сергей Мучкин, специально для эконет.ру

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: /users/336295

Готовность получить и иметь

Поделиться



То, что мы имеем в жизни, определяется не нашими желаниями.
Что бы там на эту тему коучи и адепты «позитивного мышления» не думали.

Точнее говоря — не только и не столько ими.

Я убежден, что за наличие или отсутствие чего-то важного в нашей жизни отвечает глубинная ГОТОВНОСТЬ это иметь. Открытость этому.

Готовность принять.





Подсознательная, разумеется.

И тут — либо она есть и тогда мы имеем нечто в своей жизни.

Либо её нет и тогда в нашей жизни этого нет, несмотря на все желания или простройку позитивных мыслей.

Возникает закономерный вопрос:
— А как понять??

Да просто все.

Достаточно откровенно и непредвзято посмотреть на свою Жизнь в разных аспектах.
Деньги, близкие отношения, профессиональная реализация, друзья и т.д.

Если это есть, значит открыты и готовы к этому.
Если нет… ну, сами понимаете...

И пока эта внутренняя открытость и готовность не появится , желай- не желай, что толку...

Как я уже неоднократно говорил, бессознательное функционирует по принципу безопасности.
И удовольствия.





И оно никогда не позволит открыться тому, что ощущается опасным.
Или неприятным.

Но, если неприятное еще можно попытаться преодолеть колоссальным усилием воли и, может быть, даже «позитивным мышлением» (месяцев за 5-6!), а вот опасное вряд ли.

Получается такая бессмысленная борьба с самим собой.

Человек (Ч): Я это хочу!!!
Бессознательное (Б): Ты чего, идиот?! Это же опасно!!

Ч: — А я все равно хочу, мне это важно и нужно!!!
Б: — А мне пофиг!!! Я тебе никогда не дам этого иметь. Потому что это опасно. И если ты сам этого не понимаешь, я позабочусь о тебе, даже против твоей воли.

А это, как я неоднократно говорил, всегда последствия травмы.
Личной или семейно-родовой — это уже другой вопрос.

Но изначально оно точно таким не было.
Ни опасным. Ни неприятным.

Хоть деньги, хоть близкие отношения…
Хоть что угодно другое...

И решение тут — не пересиливание бессознательного, потому что это невозможно.
Оно всегда сильнее.

Решение — в исцелении травмы, после которой оно и начало таким ощущаться.
Опасным, неприятным...

Так, чтобы оно начало ощущаться каким-то другим.
И чтобы можно было, наконец, открыться этому. опубликовано 

Автор: Сергей Мучкин

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! ©

Источник: /users/336295

Автоматизм инсайта: главная проблема с бессознательным

Поделиться



Не-знание

«Нет никакой проблемы в том, чтобы найти у себя в голове новые идеи. Проблема в том, чтобы выгнать оттуда старые»Ди Хок, президент Visa

Люди — это существа, постоянно создающие смысл из окружающей бессмыслицы. Поскольку внимания у нас очень мало, то на помощь приходит наша память. Она подсказывает нам, куда лучше всего направить внимание в той или иной ситуации, где от него будет больше всего пользы. А там где внимания нет – оно достраивает картину исходя из имеющейся модели мира.





Впервые мысль об этом была высказана в 1943 году шотландским психологом Кеннетом Крэйком (Kenneth Craik), который писал, что мозг создает маленькие модели реальности. У нас у всех есть определенные, устойчивые взгляды на мир. Эти взгляды позволяют нам видеть вещи такими, какими мы их видим. У людей одной культуры модели мира похожи.В каком-то смысле культура – и есть эта модель мира.

Помните историю про механика, которого попросили починить машину, а он пришел, ударил один раз молотком и машина заработала? Когда он выставил счет на 100 долларов его не поняли – как же так, за один удар молотком?Тогда он прислал детализированный счет: удар молотком – 1 доллар, знание, куда ударить – 99 долларов. Вот это знание – это и есть модель. Мы знаем, как эта машина устроена и тогда нам не нужно стучать молотком везде. Правда, иногда наши модели оказываются… не то, чтобы неверными. Любая модель – по определению неверна, поскольку это упрощение.Недостаточно хорошими с точки зрения наших целей. Они не делают то, что мы бы хотели, чтобы они делали. Хуже того, они мешают нам получить то, чего мы хотим. И тогда возникает необходимость их изменить. И эта задача оказывается очень сложной.

Представьте, что у вас плохое зрение и поэтому носите очки. А теперь представьте, что на дужке очков у вас открутился винтик. Вам нужно его закрутить. Для этого вам нужно снять очки. А без очков вы этого винтика не видите… В похожей ситуации оказывается человек, который решает подредактировать свои модели реальности.Возникает вопрос – а, собственно, как их снять? Они же бессознательные. Мы же не делаем их специально. Они как-бы… сами происходят.

По иронии судьбы, главная проблема с бессознательным заключается ровно в том, в чем и его основная сила — в его автоматичности. Очень часто, в ситуациях неопределенности и стресса, когда нет времени подумать, у нас срабатывают какие-то старые автоматизмы, которые мы не хотим чтобы срабатывали. За которые нам потом бывает стыдно.

Как говорил в своей пьесе “Одновременно” Евгений Гришковец: «Сделал-то это не я! Сделало-то это оно! Но ведь для всех-то ведь это я… и стыдно-то при этом мне…»





Бывает, что вылезающие в самый неподходящий момент автоматизмы, были сформированы когда-то давно, в детстве. Бывает, что уже в сознательном возрасте мы выучиваем что-то такое, от чего потом приходится долго себя отучивать. Что же с этим со всем делать… Проблема? Определенно. Причем вовсе не в том, чтобы научиться. А в том, чтобы разучиться. А это намного сложнее. На целых три буквы.

Задача эта не новая. Для того, разучиться видеть себя и мир по-старому, люди придумали множество способов. Чаще всего, для этого применяются процедура вхождения в определенное состояние, для которого в разных культурах и школах придумано множество названий. Состояние не-знания, целостности, не-двойственности, энтузиазма (да-да! это значит «наполненность теосом», т.е. божественным), аутентичности, конгруэнтности… Это лишь часть из возможных синонимов. Суть всего этого примерно такая: это состояние, когда вас как бы нет.

Михай Чиксентмихайи, профессор психологии из университета Чикаго и автор «теории потока», пишет, что в этом состоянии Эго отступает. «А кто наступает?» спросите вы. Хороший вопрос.

Некоторые говорят, что приходит Бог. Некоторые говорят, что приходит Ничто. Именно так, с большой буквы. У меня нет правильного ответа. И я не думаю, что он существует.

Вот так, начали за здравие, а кончили… мистикой и шаманизмом.Знаете, это тот случай, когда я не сильно переживаю по поводу отсутствия ответа. Я знаю, что в это состояние можно войти с помощью достаточно простых упражнений, в нем приятно находиться и оно каждый раз проходит само. Я знаю, что на выходе из него я на самом деле часто получаю те ответы, которые я хотел получить. А откуда они приходят: от Бога, межпланетного разума или Супер Эго – для меня не столь важно. опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание- мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.newcode.ru/doku.php/tactics/not-knowing

Теория бессознательного мышления: как мы принимаем решения

Поделиться



Эксперименты Дейкстергюйса

Представьте, что вы переехали в новый для вас город и вам нужно искать себе жилье. Риэлтер предлагает вам на выбор четыре квартиры. Они разные по параметрам – что-то дороже, что-то дешевле, где-то милый хозяин, где-то ванная с отделкой из мрамора… параметров много… и вам нужно принять решение.





Именно такой опыт поставил Ап Дейкстергюйс из университета Амстердама. Он дал испытуемым все данные и попросил принять решение. У задачи был правильный ответ – критерии выбора были известны и одна из квартир была лучше других.

Испытуемые были разделены на три группы. Первую группу просили принимать решение немедленно, не думая. Второй группе дали время на размышления. И последнюю группу ровно столько же времени отвлекали, не давая размышлять над задачей. Считалось, что это позволит им сформировать честное бессознательное решение.



Вот результаты. Те, кто принимали решение спонтанно оказались правы в 36% случаев – это больше, чем случай (25%). Те, кто думали, показали заметно лучшие результаты. Но еще лучшие результаты показали те, кто НЕ ДУМАЛ! Как же так получилось?

Эксперименты были многократно повторены в различных условиях и результаты этого исследования сейчас составляют то, что Дейкстергюйс называет теорией бессознательного мышления. Согласно этой теории решения, принимаемые бессознательно, оказываются наиболее качественными в большинстве сложных ситуаций.

Бессознательное не способно давать точные численные ответы на вопросы — это функция сознательного. Зато оно прекрасно справляется с взвешиванием большого количества факторов с разными значениями – т.е. как раз то, что нам чаще всего приходится делать при принятии решения. Ему нужно время – не-думавшие 2 минуты показывают заметно худшие результаты, чем не-думавшие 7 минут. Оно не работает без заказа – если испытуемым не сказать, что их будут спрашивать ответ на вопрос, качество будет очень низким.

Бессознательные решения нравятся людям. В экспериментах, где участники выбирали для себя репродукции, которые их через некоторое время попросили продать, выбиравшие бессознательно просили за свои репродукции в 2 раза больше. Зато принимающие сознательные решения более уверены в правильности своих решений. Они могут их логически обосновать. Проблема в том, что по мере нарастания сложности, они все чаще ошибаются.



На этой диаграмме показан выбор машины в зависимости от количества параметров. На простых задачах сознание работает хорошо. Но чем больше параметров, тем хуже справляется сознание. Бессознательному же, нарастание сложности никак не мешает. Почему? Да потому что его намного больше.

Сознательное и бессознательное

Где же кроется различие между сознательным и бессознательным решением? Дэниел Канеман, психолог, нобелевский лауреат в области экономики и автор теории ограниченной рациональности так описывает отношение сознательного и бессознательного:



Я знаю, в этой таблице слишком много информации, больше чем 7±2. Поэтому у вас немного разбегаются глаза. Мне хочется сфокусировать ваше внимание на словах “автоматически” и “без усилий”. Мне кажется, в этих словах заключается основная привлекательность бессознательных решений. Нет усилий! Не нужно ничего делать. Потом, правда, оказывается, что это невероятно сложно – ничего не делать. Потому что сознание-то есть и его нужно куда-то девать.



В когнитивной нейрофизиологии считается, что сознательное способно обрабатывать примерно 10-60 байт в секунду, а способности нервной системы оцениваются как 11,200,000 байт в секунду. При этом, через органы чувств: зрение, слух, кожу — самый большой сенсорный орган, ежесекундно около 4 миллиардов бит информации – но она по большей части отсеивается. Наш слабый мозг просто не в состоянии ее всю переработать.

Картинка сверху, демонстрирующая соотношение между сознанием и бессознательным, имеет совершенно неправильный масштаб. На самом деле сознания еще меньше, мне просто не хватает экрана, чтобы показать правильно. Если на этой схеме я обозначил сознательное одним пикселом, то для бессознательного мне потребуется нарисовать круг диаметром более миллиона пикселов. Таких дисплеев пока не делают.



Сознания очень мало. Психологи говорят, что его всего 7±2 единицы. Слышали когда-нибудь про это число? “Магическое число 7±2: или некоторые наши ограничения на обработку информации” — так называлась статься Джорджа Миллера, одного из основателей когнитивной психологии. Миллер обнаружил, что предел краткосрочной памяти (т.н. предсознания) для психически здоровых молодых людей составляет около 7 объектов.

Миллер показывал студентам карточки с простыми словами или буквами и просил ненадолго их запомнить. Как показано на графике, при показе 5 или менее объектов уровень запоминаемости составлял 100%. По мере увеличения числа объектов запоминаемость падала и если объектов было больше 10 — уже практически никто не мог запомнить их без ошибок.

В популярной психологии число 7±2 стало своеобразным символом ограничений сознательного внимания. Слишком сложно? Слишком много информации? Разбейте на подгруппы, чтобы получилось 7±2. Будет посильно. Это то, как мы пытаемся втиснуть сложность мира в рамки нашего ограниченного рационального сознания.

Медлительность бессознательного



Слухи о медлительности бессознательного тоже сильно преувеличены. В 1994 году ученые из американского университета штата Айова поставили эксперимент, известный в литературе как the Iowa Gambling Task. Они просили группу участников сыграть в игру: на экране компьютера нужно было выбирать карты из четырех колод: A, B, C и D. При этом, участники не знали заранее, что принесет им следующая карта, премию или штраф. Но должны были максимизировать свою прибыль.

Примерно на 40-50-й карте у участников возникало какое-то ощущение по поводу игры, им казалось, что они что-то начинают понимать. И на 80-й карте, как правило, все участники уже точно знали: нужно было брать карты только из колод C и D. Карты из других колод иногда приносили крупные выигрыши, но по большей части оборачивались большим количеством мелких штрафов, в сумме давая убыток.

Однако, это был не весь эксперимент. Во время игры участников подключали к стресс-детектору, измеряющему гальваническое сопротивление кожи. Оказалось, что уже на 10-й карте участники начинали заранее давать стрессовый ответ на «плохие» колоды! Более того, их поведение стало меняться: они стали избегать «плохие» колоды, брать из них меньше карт, чем из «хороших». И это за 30-40 карт до того, как они что-то поняли.

Бессознательное принимает решение очень быстро. Время уходит не на то, чтобы решение «придумать». Время уходит на то, чтобы его заметить. Осознать. опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.newcode.ru/doku.php/tactics/utt

Задаем бессознательному правильные вопросы

Поделиться



Как гласит поговорка: правильно поставленный вопрос — это уже половина ответа. Так и есть. Задавая Бессознательному правильные вопросы, Вы легко и быстро решите свою проблему — если вы решаете проблему; или достигнете поставленной цели — если вы достигаете цель. Теперь осталось разобраться, а какие это — правильные вопросы?

Заблудились два грибника. Еле передвигая ноги, вышли они на опушку.
А там прапорщик стоит. Они его спрашивают:
— Товарищ военный, мы на станцию правильно идем?
— Да какое там правильно? Голеностоп вихляет, удар стопы не четкий, да и вообще не в ногу…






Правильные вопросы — это те, которые приводят нас к цели. Неправильные — это которые не приводят нас к цели, а максимум просто удовлетворяют наше любопытство.

Вопросы из серии:
— Почему он так сделал?
— Почему мне не везет?
— Чем вызвано такое поведение свекрови?
— В чем причины моей лени?
— WHY-Y-Y-Y-Y-Y-Y-Y?

Не решают проблему. Более того, они являются большим искушением для того, чтобы ее и дальше не решать. Спутать понимание причины и решение — это не просто легко, а еще и очень приятно, ведь можно поставить галочку, сделали все что могли. Хотя ничего сделано то и не было.

А вот вопросы из серии:
— Как сделать так, чтобы он начал делать иначе?
— Как мне стать удачливым?
— Как выстроить доверительные отношения со свекровью?
— Как начать проявлять активность?
— Для чего мне это? Как я могу это использовать?

Решают проблему. А в них и проблемы то не видно — в них видно решение, половина которого упоминалась в поговорке. Чтобы перестало не везти, нужно стать удачливым. Сложно? Да вроде нет. А как же разобраться с причинами невезения? А зачем? При достижении цели «стать и быть удачливым» они, причины (они же препятствия), сами проработаются — осознанно или неосознанно.

 

Нет такой проблемы, которая не начинала бы решаться с момента формирования правильного вопроса. Если проблема не начала решаться с первым же ответом, повторите вопрос, включив в него ответ.

Вот так:
— Не успеваю сдать сессию.
— Как сделать так, чтобы успеть сдать сессию?
— Никак! Осталась всего одна неделя, а мне надо выучить 5 предметов!
— Как сделать так, чтобы успеть сдать сессию, когда осталась всего одна неделя, и надо выучить 5 предметов?

Вопрос «Как?» предполагает четкий ответ, который нацелен на конкретный результат. Такого, чтобы ответа не было, или он был отрицательным, быть не может. Если решения не видно, сделайте технику МГД (о ней вы наверняка знаете, а если нет, она описана почти в каждой книге С.В. Ковалева) и повторите свой вопрос. Как сказал кто-то из мудрых: нет поражения — есть прекращение попыток.

Итак, с половинкой решения мы разобрались. Как быть со второй половинкой?

Да очень просто. Здесь нам помогают два замечательных вопроса, которые активно используются грамотными психотерапевтами при работе с любым запросом:

1. Что мешает?
Первый вопрос выводит нам список ограничений, которые препятствуют достижению цели.

2. Чего не хватает?
Второй вопрос выводит нам список ресурсов, которые вам необходимы для решения проблемы.

— Хочу зарабатывать от 250 000 рублей в месяц!
— Как сделать так, чтобы зарабатывать от 250 000 рублей в месяц?
— Нужно найти источники дохода!
— Что мешает найти источники дохода?
— Устаю на работе, прихожу домой и ничего не могу делать.
— Как сделать так, чтобы ты нашел дополнительные источники дохода даже несмотря на то, что ты устаешь на работе?
— Перестать ныть, заварить себе кофе, и вместо вечерних новостей по телевизору заняться вопросом.
— Что еще мешает?
— Моя неуверенность в себе.
— Что с этим можно сделать?
— Вообще неуверенность от того, что я мало занимаюсь профессиональным саморазвитием. Нужно найти способ уделять этому больше времени, это даст мне уверенности, амбициозности и решительности.
— А чего тебе еще не хватает, кроме уверенности?
— Мне не хватает железной хватки предпринимателя, финансового мышления, умения правильно строить маркетинговые кампании.





И так далее. С ответа на каждый вопрос мы имеем множество выходов на конкретные шаги и на конкретные психотехнологии. Например, работа с частью поможет устранить внутренние препятствия. Ресурсирование поможет получить необходимые ресурсы. Нет вариантов, где проблема не может быть решена. Достаточно иметь немного храбрости, искренности перед собой и решимости.

И это все — результат правильно поставленных и вовремя заданных вопросов.

Продолжим. Есть еще два заслуживающих внимания вопроса:
— Как это составляет проблему?
— Что ты хочешь вместо этого?


Они помогают структурировать любую проблему максимально четко и предельно ясно, а также перевести мотивацию ухода на мотивацию достижения.

— Меня бросила девушка
— Как это составляет проблему?
— Не могу спать, есть и вообще мне плохо.
— Что ты хочешь вместо этого?
— Хочу чувствовать себя комфортно, спокойно, уверенно, относиться к ней нейтрально
— Что мешает… что не хватает… как сделать так, чтобы…

Все гениальное просто. Найдите то, что Вас не устраивает. Обратитесь к Бессознательному с вопросами. Получите ответы. Слушайте то, что приходит первые секунды. Фиксируйте на бумаге. Делайте. Получайте удовольствие от полученного результата, от самого процесса. Задавайте новые вопросы…

Это лекарство от депрессии. Это универсальное решение проблем. Это действенный способ жить долго и счастливо.опубликовано 

 

Автор: Антон Ковалевский

 



Источник: psy-in.ru/articles/zadaem-bessoznatelnomu-pravilnye-voprosy

Почему не получается забеременеть — неочевидные причины

Поделиться



Часть первая. Вводная. 

У меня никак не получалось забеременеть, и я решила это дело исследовать. Врачи ставили диагноз: бесплодие неясной этиологии. То есть я здорова, а ребенок не заводится. Тем более было неясно, почему, – дочка уже была, и после этого никаких особых происшествий со мной не случалось. 

Это было шесть лет назад. И мы с мужем были на грани развода. Тем не менее, ребенка я очень хотела. Он мне снился во сне. Смешной веселый в рыжину мальчик. Там, во сне, я умирала от счастья и нежности. Я все время показывала ему какие-то цветы и учила говорить. Цветы почему-то были колючими и трогать их было нельзя. 

В этот год я защищала свой диплом психолога. Ну и выбрала себе такую тему: «Сновидения бесплодных женщин». Нигде ни до, ни после я не читала никаких исследований на эту тему, и от этого было еще интереснее. Я тогда не знала, во что ввязываюсь. 





Почему сновидения?

Я была мастерица видеть сны. По ним можно было снимать фильмы. Я видела всех значимых для себя людей перед знакомством с ними. Я знала (мы это проходили),  что сны практически не исследованы и играют огромную роль в жизни нашей души.

Собственно говоря, пресловутый Фрейд ценен для науки вовсе не своей теорией либидо, которую довольно быстро обхаяли и разгромили его же последователи. Фрейд первым, самым первым, сказал о том, чтов нашей жизни присутствует, кроме Сознания, еще и Бессознательное и влияет на наши поступки.

Он ввел это понятие, этот термин, и на этой Теории Бессознательного строят свое учение пять из семи основных психологических шко. Но потом Фрейд уперся носом в теорию либидо (это теория сейчас называется теорией психоэнергетического строения личности: всякая энергия никуда не девается, а лишь трансформируется), занялся истерическими женщинами, и на этом его ценность для науки почти утратилась. 

Но был еще Юнг. Они с Фрейдом вместе начинали, потом рассорились. Юнг первый сказал, что не все упирается в либидо, назвал Фрейда озабоченным, а Фрейд разбил ему очки. После этого Юнг уехал прочь и там поселился.

На протяжении тридцати лет Юнг записывал свои сны, на которые тоже был большой мастер. Он искал подтверждение другой теории. Там было мало секса, но много снов, мифов и сказок.

Эта теория называется «Теория коллективного бессознательного». То есть, Фрейд не дотумкал до нее, он шел от индивидуального бессознательного. Юнг дотумкал. Он увидел, что в голове швейцарского профессора и дикаря из племени мумба есть один и тот же набор персонажей. Он назвал их Архетипами. 

Так вот, этот наукообразный экскурс нужен был для того, чтобы объяснить, как я работала со сновидениями. Мне нужно было понять – и в этом и была моя теория – есть ли в голове у женщин, не могущих забеременеть, один и тот же маркер-архетип?

Нечто, что символизирует проблему? И может быть, есть нечто, что указывает на ее причину? И блуждая почти по сотне чужих сновидений, я наткнулась на эти два маркера, и неожиданно наткнулась на третий – на то, что указывало на разрешение этой проблемы! 



Часть вторая. Страшная. 

У меня было три группы женщин. Первая из них не беременела ни разу. Вторая беременела, но не донашивала. В третьей, контрольной группе женщины, либо забеременели после долгих мытарств, либо никогда этой проблемы не имели и беременели легко. 

Меня интересовали два вида сновидений. Серии и просто значимые, то есть те, которым сами женщины придавали значение. Мне эти сны рассказывали. Часть я искала в интернете, и еще были мои сны. Напоминаю, что у меня была та же проблема. Особенно меня интересовали женщины с аналогичным диагнозом – бесплодие неясной этимологии. 

Сразу хочу сказать одну очень важную вещь. Нас учили слушать и слышать. Это главный инструмент психолога. И для меня одинаковую диагностическую ценность имели и сюжеты сновидений, и то, как женщина рассказывает о своей проблеме. Какими словами. 

Итак, первая группа. Первичное бесплодие. Звучит страшно, но на самом деле говорит только о том, что у женщины ни разу пока не было зачатия без предохранения. Этим женщинам снились сны с одинаковым сюжетом. 

Как они рожают странных существ… Это могли быть: игрушки, куколки, куриные яйца, котята, цыплята. Что-то очень маленькое и не требующее вскармливания. Женщины во сне хранили их в морозильнике, в коробках, сдавали на хранение маме.

Другими словами, они не знали, что с ними делать. Сны были предельно неприятными. Ни мышонка, ни лягушку, а неведому зверюшку. Понимаете? Сам процесс родов либо не снился, либо снился тоже слегка на кукольную тему: вскрывали живот и оттуда доставали… либо пришла домой, а они лежат в коробке, а как родила, не знаю… что с этим делать, не знаю… как кормить, не знаю… 

Вторая группа женщин была с привычными выкидышами, или просто с выкидышами, и вот это была самая тяжелая и страшная группа. Тут обнаружились жуткие вещи. Всем без исключения женщинам в этой группе снились сны-предвестники. Это те сны, после которых у них начиналось кровотечение и случался выкидыш. 

Я разделю их сны на три группы.

Первая группа сновидений: снятся символы: нечто, что притворяется цельным и здоровым, а потом погибает или оказывается больным и мертвым. 

Вторая группа сновидений: снится муж или мать или собственный организм в странном неполноценном состоянии. 

Третья группа сновидений: снятся дети, недоступные, ускользающие, теряющиеся, не идущие в руки, превращающиеся в нечто другое. 

Пожалуйста, не бойтесь, дорогие дамы. Мне самой было страшно и я даже болела, когда исследовала эту группу. Даже опоясывающим лишаем покрылась. А какие мне сны тогда снились жуткие, я даже хотела все это бросить. В день я описывала от одного до пяти таких сновидений и помню их наизусть. Сейчас расскажу подробно. 

Итак… Нечто, что притворяется цельным и здоровым, а потом погибает или оказывается больным и мертвым. 

Пример. Женщине снится, что муж дарит ей цветы. Прекрасный букет. Упругие бутоны, крепкие стебли. Она берет их, чтобы поставить в вазу с водой… и вдруг видит, что прямо на ее глазах стебли осклизли, бутоны потемнели… все распадается на ее глазах, идет тяжелый запах гнилой воды, цветы падают из рук, сгнившие целиком, в зловонную лужу на полу… Насколько помню, сон-предвестник был повторяющийся, каждая беременность заканчивалась выкидышем. Больше всего на свете она боялась увидеть этот сон. 

Еще один сон этой группы ( с сайта, кажется) – женщина идет по лесной тропинке, по лесу, все зеленое… вдруг она понимает, что кругом тьма и болото. Кто-то ей протягивает палку, она опирается на нее, и палка проваливается в жижу…И так каждый раз перед потерей ребенка. 

Вторая группа снов-предвестников: дефекты. Помню один сон – женщине снится, что у ее мужа нет зубов. Голая младенческая челюсть. Другой снится, что у нее нет груди. Вот вроде была, она проводит рукой – нет. Третьей снится, что рожает, лежа на кровати, ее старая мама, и ей так неприятно это понимать, что вот старая седая женщина рожает, и неизвестно от кого, и неизвестно, кого… 

Вы понимаете, да? Снится некая нежизнеспособность, неприспособленность к жизни, отсутствие важного. Зубы нужны, чтобы питаться. Грудь – чтобы кормить. Молодость – чтобы зачать. 

И, наконец, третий тип снов-предвестников – дети, недоступные, ускользающие, теряющиеся, не идущие в руки, превращающиеся в нечто другое.

Помню, как рассказывала подруга. Она часто ходила к гинекологу, лечилась, выкидыши были. И вот ей снилось несколько раз, как в кабинете у врача она видит на стульчике в углу ребенка. Маленького, в желтом комбинезоне. Она радуется, зовет его к себе, присаживается на корточки, он бежит к ней и пропадает. Или просто смотрит со стула и не идет. Она каждый раз ревела, когда просыпалась. 

Контрольная группа. 

Перед тем, как моя подруга выносила таки своего ребенка, мальчик во сне к ней подбежал и она его крепко обняла… 

Перед тем, как забеременеть и родить, часто женщинам снилось: грудь, полная молока. Или как у них появляется ребенок (очень часто такие сны) – причем они его держат на коленях, знают, что ему, например, день от роду, а у него румяные щеки, полный рот зубов, он даже разговаривает, и вообще он молодец.

Снятся опять же – букеты цветов, но только тут уже все без подвоха, или снится солнце. Просто солнце на небе. Или хлеб. Или что обнимает муж. Или что они собирают ромашки на поляне. Или прилавки, полные продуктов, вкусных и красивых…

И всегда в этих снах светло и ТЕПЛО. Одной женщине снилось (и этот сон первым меня и натолкнул на мое открытие) огромная кувшинка, огромная желтая кувшинка, на которой, как Дюймовочке можно стоять и она держит. 





Часть третья. Поясняющая. 

Никто в нашей стране, насколько мне известно, не занимается состоянием психики женщин, не могущих зачать или выносить ребенка. Нет специальных реабилитационных программ, нет комплексной терапии, включающей участие и гинеколога и психолога. Никто не работает с мужьями этих женщин. 

Тем временем женщины эти страдают практически молча. Окружающие и не подозревают, что у этих женщин развивается вовсе не комплекс неполноценности. У них развивается хуже и тяжелее – комплекс ущербности.

Развиваются неврозы, слегка похожие на бред уничижительности: я никуда не гожусь. Каждая менструация – трагедия и слезы. Они не могут видеть коляски и гуляющих детей. Особенно страдают те, кто не может выносить, те, кто потерял ребенка. 

Репродуктивная система – самый сильный и самый капризный механизм в женском организме. Исследуя женщин, я видела странные вещи. 

Беременели те, кто говоря грубо, забил на это. Потеряв надежду или увлекшись чем-то другим. Написанием диссертации, книги. Открытием бизнеса и т д. Беременели те, кто, отчаявшись, потратив все деньги на ЭКО и угробив весь цикл, заводили щенка. Хотя бы. Беременели те (это уже и статистикой подтверждается), кто брал ребенка из детского дома. Беременели те, кто расставался с мужем – от другого, любимого. Та женщина, которой снился муж без зубов, забеременела от другого, до этого пролечившись семь лет. Возможно, она не воспринимала мужа как надежного отца и защитника? 

Врачи в один голос советуют отвлечься. Никак не доказано, но есть теория, что пристальное внимание туда блокирует это все дело каким-то странным образом. 

Мои же выводы таковы. Женщина, особенно молодая, может не беременеть до тех пор, пока она по каким-то причинам не готова к этому. Возможно, ее напугали родами. Возможно, она не хочет ребенка от этого мужчины, но сама от себя это скрывает. Возможно, она вообще пока не хочет ребенка, но положено хотеть, и она мается.

Все сны, обследуемых женщин, указывают на одну и ту же проблему состояния личности – дезинтеграцию. То есть не целостность, расщепленность частей души. Одна часть души стремится к чему-то, другая боится.

Страх, неготовность, даже отвращение – вот что в сновидениях у этих женщин. Ты фокусируешься на этой проблеме и видишь только слово «надо» – надо ребенка. Душа же твоя неопытная и неподготовленная может быть напугана, может быть не готова, может иметь другие задачи на ближайший год. 

То, о чем я говорила, называется мандала. Это самый мощный архетип в теории Юнга – Целостность, Самость. Круг, завершенность, согласие с самим собой. Цветок, кувшинка, солнце, каравай хлеба. Объятия – сомкнутые руки – тоже мандала. Тепло и свет тоже символы целостности, интеграции личности. Молоко – символ душевной силы, здоровья, плодородного времени.

Пазлы встали на свои места, круг замкнулся, ты счастлива, и не обязательно, потому что беременна. Просто счастлива. Может быть, и ребенок твой чувствует, наконец-то, теперь уже можно прийти, свернуться клубочком и спокойно зажить у мамы в животе. Они не будет нервничать и беспокоиться, и все время трогать меня за пяточку, чтобы проверить, как я там… Возможно, она даже ничего и не заметит поначалу, потому что у нее на носу новый проект, или кредит, или она влюбилась, или просто ей хорошо, потому что она умеет это чувствовать просто так… 

Посмотрите на своих мам и вообще на родственниц по женской линии. У кого сколько детей? Были ли в вашей семье те, кто долго ждал ребенка? Тети, бабушки, сестры? Во сколько родила ваша мама и бабушка? 

Не нужно иметь особые заслуги перед человечеством, чтобы бог наградил вас ребенком. Нужно просто быть. Целители говорят: ребенок сам выбирает, когда ему прийти. Поговорите, конечно, с ним, сообщите ему, что вы его ждете. Но не дергайте его то и дело. Лучше займитесь пока чем-нибудь приятным. 

 



Этот способ борьбы с бессонницей используют в детских больницах. Попробуйте и вы!

5 главных теорий о природе снов и их предназначении

Я не буду спрашивать, зачем вам ребенок. Это довольно мощная программа, заложенная природой. Конечно, вы стремитесь ее реализовать. Но все-таки, ответьте тихонечко только себе на этот вопрос. 

P.S. Я не успела второй раз забеременеть. И даже не успела особо попереживать по этому поводу. Развелась с мужем. Недаром мне снились цветы с колючками, недоступные и опасные. Не знаю, получится ли у меня зачать ребенка от любимого мужчины. Проверим, надеюсь. Когда появится возможность.опубликовано  

 

Автор: Юлия Рублева

 



Источник: ulitza.livejournal.com/1000.html

Как заставить бессознательное работать для вас

Поделиться



Первое, что нужно вам усвоить — подсознание ваше всегда работает. То есть, оно активно ночью и днем, вне зависимости от того, воздействуете на него вы или нет. Подсознание – строитель вашего организма, но не можете вы сознательным усилием расслышать этот молчаливый процесс внутренний. Ваша сфера — это разум сознательный, а не подсознание (бессознательное). Просто нужно поддерживать свое сознание в состоянии некоего ожидания лучших событий и следить, чтобы ваш привычный строй вашего мышления основывался исключительно на верности, справедливости и любви. Вы должны начать хорошо заботиться о подсознании своем, понимая душой и сердцем, что подсознание все всегда выражает, воплощает и воспроизводит в соответствии именно с вашим образом мышлением.





© ©etty

Вера и убеждения являются мыслью подсознания. Если верите — значит принимаете что-то за истину. Любая принятая мысль автоматически исполняется. «По вере твоей воздастся тебе!»

Как передать в свое подсознание мысль о том, что у меня безупречное здоровье

Один священник протестантский писал об им используемом методе передачи своего подсознанию некоторых мыслей о безупречном здоровье. Был у него рак легкого. Методику свою священник изложил в письменном виде: «Два-три раза в день я приводил тело и свою душу в расслабленное состояние. После расслабления всего организма я повторял следующие слова: «Ступни мои полностью расслаблены, ноги мои расслаблены. Прямо сейчас расслабляются мышцы моего живота. Сердце мое бьется спокойно, дыхание ровное и расслабленное. Моя голова полностью расслаблена, весь я расслаблен и полностью спокоен». Приблизительно через минут пять, когда погружался я в дремотное, сонное состояние, я утверждал: «Во мне находит сейчас выражение совершенство самого замысла Божьего. Подсознание мое наполняется мыслью о том, что у меня безупречное здоровье. Мой образ перед Богом безупречен «. Этот священник испытал удивительную радость поистине чудесного исцеления.

Кратко о том, что следует запомнить

1. Наше подсознание управляет совершенно всеми жизненными процессами организма и знает оно ответы на любые вопросы и проблемы.

2. Обратитесь к подсознанию перед сном с какой-нибудь просьбой определенной, и сами убедитесь в чудотворной силе его.

3. Что бы вы в своем подсознании ни запечатлели, все это отразится на вашем пространственном экране непосредственно в виде эмоций, условий и событий. Следовательно, вам нужно внимательно следить за тем, какие мысли и идеи занимают сознание ваше.

4. Закон противодействия и действия имеет универсальный характер. Мысль Ваша является действием, а уже реакция – это некий автоматический ответ на мысль вашего подсознания. Важно следить за характером мыслей своих!

5. Все переживания возникают из-за неисполненных желаний. Если вы «зациклитесь» на проблемах и разных трудностях, то будет соответствующей и реакция подсознания вашего — так вы сами блокируете путь к вашему благополучию.

6. Принцип Жизни всегда будет протекать ритмично и гармонично через вас. Сознательно подтвердите такое утверждение: «Я верю в то, что сила подсознательная, давшая мне желание это, воплощает сейчас его во мне», — и разрешит это любые ваши неприятности.

7. Волнениями, беспокойствами и страхами вы, конечно, можете нарушить естественный ритм дыхания, сердцебиения и работы иных органов. Направляйте в подсознание свое мысли о гармонии, покое, здоровье и все функции тела вернутся в норму.

8. Наполните подсознание свое ожиданием лучших событий и эмоций, и преданно оно воплотит все мысли ваши.

9. Вообразите счастливое решение или окончание своей проблемы, полностью почувствуйте восторг от того, что свершилось, и все фантазии ваши и ощущения будут четко приняты, а затем и воплощены подсознанием.

источник: hacklive.ru

Источник: /users/1077

Суеверное бессознательное: почему мы никогда не избавимся от примет

Поделиться



В современном мире до сих пор появляются новые приметы и объявляются войны актуальным суевериям. О том, почему мы до сих пор не избавились от «бабушкиных» заветов, какие профессии больше подвержены суевериям и какую роль в этом играет коллективное сознание, «Теориям и практикам» рассказал заведующий учебно-научной лабораторией фольклористики РГГУ Андрей Мороз.





www.vanityfair.com/

— Я занимаюсь изучением традиционной славянской культуры, преломлением христианства в традиционной культуре, обрядовой культурой, влиянием языка на традиционную культуру и так далее. У меня есть также работы, связанные с формами современного фольклора. В частности, в последнее время я с некоторыми из моих коллег занимаюсь изучением протестного фольклора, возникшего зимой 2011–2012 года.

Надо сразу определиться с терминами: слово «суеверие» я бы не стал употреблять в научном контексте, потому что оно не является термином и не обозначает ничего конкретного. Это оценочное обозначение не из научного лексикона и уместно в проповеди священника, когда он говорит, каким образом следует выстраивать свою религиозную жизнь. Священник исходит из понятия «правильная вера» и того, что вне этой самой правильной веры находится. Для научного анализа важно, как работают приметы, верования, обряды, а не как они могут быть охарактеризованы с той или иной точки зрения. С другой стороны, суеверием можно назвать и примету, и обряд, и просто верование, которое не выливается в какие-то действия и так далее. Поэтому слово «суеверие» я бы сразу отбросил. Что касается примет, то да, они входят в круг моих интересов как один из аспектов, который не может существовать изолированно от других и составляет органическую часть традиционной культуры в целом.

— Выходит, что непричастность к религии некоего действия может называться суеверием? И вы не будете возражать, если я продолжу употреблять слово «суеверие» в общепринятом смысле?

— Я все же вынужден возражать против слова «суеверие», поскольку дело не только контексте, но и в том, что за ним не стоит ничего конкретного. Нам придется с вами заранее договориться, что называть суеверием. Во-первых, религия — это сложнейший комплекс представлений, основанных на письменных текстах, созданных в разные эпохи разными людьми, и поэтому в них есть нестыковки. Во-вторых, это предание, то есть та же самая устная традиция, которая по природе своей не может быть четкой, однозначной и монолитной. В-третьих, есть точка зрения конкретных церковных иерархов (не только в Русской православной церкви), которые в рамках собственного понимания всего вышеперечисленного могут по-разному оценивать принятые нормы.

Нет единой генеральной линии, которая отвечала бы на все вопросы сразу, есть совокупность мнений. Например, апостольское правило, по которому женщине запрещается ходить в мужской одежде, выливается, как правило, в травлю женщин в русских, подчеркиваю, именно в русских православных церквах, если они туда приходят в штанах. При этом огромное количество других православных церквей и огромное количество храмов в рамках Русской православной церкви вполне спокойно на это смотрят. Я уже не говорю о том, что штаны давно перестали быть мужской одеждой. Это можно назвать суеверием, а можно назвать соблюдением апостольского правила. И то и другое в известной мере будет справедливо.

— Тогда становится неразличимой грань между суеверием и приметой.

— Примета — это очень узкая вещь. О ней можно говорить как о жанре фольклора, потому что примета существует как некая идея, оформленная в словесном выражении, имеющем более или менее устойчивую форму: если случится X, то случится Y, или проще: если X, то Y. Все приметы примерно так устроены.

Суеверием же в определенном контексте можно назвать любое человеческое действие. Например, вы пришли с улицы домой и моете руки. Вы будете это мотивировать тем, что вы хватались в метро за поручни и поднимали упавший кошелек с земли, но я вам скажу, что это суеверие. И буду ли я неправ? И здесь нет однозначного ответа.



— К примеру, рассыпанная соль или упавшая на пол вилка — что это?

— Это как раз примета. С вилкой понятно, как устроена логика приметы, — если вилка упала со стола, значит, придет мужчина. С солью сложнее, потому что возможно разное толкование. Примета звучит так: соль рассыпалась — к ссоре. Но это можно сформулировать иначе — нельзя рассыпать соль, чтобы не было ссоры, поэтому следует быть аккуратным за столом. Это будет запрет — нельзя совершать некоторые действия во избежание чего-то более неприятного.

— А, например, черная кошка, которая перебегает дорогу?

— Как вы думаете? Любая примета может порождать запрет, который в свою очередь тянет за собой некоторый набор верований и действий. Кошка перешла дорогу, а тебе туда надо. Для этого существует определенное предписание, как следует поступить, чтобы несчастье тебя миновало. Это, несомненно, примета. Для тех, кто в это не верит, — это будет суеверие. Для тех, кто верит, — это не будет суеверие, а будет факт.

— Как появляются приметы? Возможно ли в современном мире возникновение новых суеверий, примет, и что стоит за их появлением?

— Да, это регулярно происходит, и стоит за этим психология. Человек выступает не в качестве индивидуума, а как часть коллектива. Говоря о таких вещах, как приметы, мы всегда имеем в виду коллективное или массовое сознание.

Не бывает примет у одного человека. Точнее, бывают, но мы про это толком не знаем. Конкретный человек может верить в миллион вещей, про которые он никому не говорит. Допустим, кто-то никогда не выходит из дома, не застегнув пальто на лестнице, потому что если он застегнет его дома, то обязательно случится какая-нибудь неприятность по дороге. Для кого-то это может быть приметой, но она не будет фактом коллективного сознания.

Поэтому мы говорим о коллективных вещах: в какой-то момент некое «правило» начинает регламентировать поведение объединенных каким-либо образом людей. Это может быть что угодно: профессиональная деятельность, место работы или проживания, возраст, пол, социальный статус и так далее. Важно, что у этих людей есть нечто общее, что их объединяет и позволяет образовать некую культурную среду, в которой происходит распространение того или иного верования, приметы, запрета, обряда. Тяга человечества к делегированию некоторых идей, функций и ролей сверхчеловеческой силе, попытка объяснить случайность логикой или найти в случайности логику — это почти универсальная черта нашего сознания. Она абсолютно неискоренима и не связана с состоянием научно-технического прогресса и знанием об устройстве мироздания. Всегда в уголках сознания есть неотрефлексированная идея существования сверхъестественного. Кроме того, я повторяю, в сознании большинства людей этой формулировки нет, а есть некоторое почти биологическое, подсознательное ощущение. Собственно, на этом механизме организована вся традиционная культура и ее новые формы. То есть если так делают все, значит, так надо делать и мне. Или я это делаю, потому что это делают все.

Из популярных современных примет можно выделить следующие: из современных следующие: во-первых, студенческий обряд ловли халявы накануне экзамена. Надо открыть зачетку, высунуться из окна и звать: «Халява, приди». Потом закрыть и положить под подушку. Возник он, кажется, в 1970-80-х годах.

Во-вторых, памятника Шерлоку Холмсу собираются любители трубки покурить — посидеть рядом с Холмсом. Это должно способствовать развитию ума. Идею вроде бы подкинул актер Ливанов в момент открытия памятника. А недавно появился памятник собаке, убитой в метро, на станции Менделеевской. К нему несут цветы и пишу, трогают, гладят, загадывают желания.

— Коллективное сознание определяет, какие приметы остаются актуальными, а какие уходят в прошлое?

— Не совсем так. Каждый отдельно взятый фактор запросто может терять актуальность, забываться, исчезать и так далее. Скажем, идея о том, что определять время пахоты земли следует, сев голым задом на землю и почувствовав ее тепло. По происхождению она связана совсем не с температурными ощущениями, а с некоторым эротизмом, присущим земледельческой культуре, происходит как бы символическое оплодотворение земли. Но затем обряд приобретает новое объяснение — нужно почувствовать тепло земли, но потом исчезает вместе с изменением форм земледелия. На это повлияло в первую очередь обобществление земли, если мы говорим про советскую традицию, и механизация, которая отменила старую земледельческую обрядность. Сейчас уже не надо определять, готова земля или нет, потому что теперь как агроном скажет, так и будет. Но в целом такое явление, как верование, примета, обряд и так далее — они никуда не деваются.

— Можно ли как-то типологизировать приметы?

— Ну, во-первых, как мы с вами уже сказали, можно по среде, в которой они существуют. Во-вторых, есть какие-то ритуализированные формы поведения, как «потереть памятник». Например, еще в 1930-е годы появилась традиция тереть нос собаке на станции «Площадь революции», а сейчас каждый второй, проходя мимо, машинально касается носа или ноги собаки. Кто-то это делает сознательно, а кто-то бессознательно. Это неискоренимая вещь.

— А существует ли связь между суеверием и религией? Есть ли поводы для предостережений против суеверий?

— У каждой религии своя более или менее сложная система, и ни одну из них нельзя назвать суеверием по целому ряду причин. Это всегда сложнейшая философская и богословская система, разработанная чрезвычайно образованными и мудрыми людьми своего времени. В значительной степени религия противостоит суевериям, и само слово «суеверие» возникает именно в религиозном контексте.

Любое отдельно взятое действие или верование, связанное с той или иной религией, вполне может оказаться суеверием, но это больше зависит от ее носителей. Например, поставить в храме свечку. С церковной точки зрения, это символическое действие, за которым не стоит никакого ожидания благ, и оно представляет собой условную жертву богу. Сама по себе свечка — красивая и изящная условность. Но приходит человек в церковь два раза в год, накупает свечек и ставит их у каждой иконы, восполняя таким образом недостаток религиозного общения. С точки зрения христианской церкви — это суеверие. Если мы не вникаем в религиозную систему, не пытаемся понять смысл того, что происходит, а просто повторяем условно требуемые религией действия, будь то крестное знамение, соблюдение субботы, обрезание, намаз и так далее, то это будет суеверие.



— Получается, между религией и суеверием всегда существует взаимопроникновение: какие-то религиозные элементы становятся приметой, а суеверия, наоборот, становятся частью религии?

— Да, и то и другое существует. Что касается элементов религиозной культуры, которые начинают интерпретироваться и пониматься совершенно по-новому и в другом контексте, — это сплошь и рядом. Во время крестин у человека выстригают по четыре прядки волос крест-накрест, залепляют в воск и бросают в купель с водой. А дальше происходит фольклорная интерпретация: смотрят, утонут волосы или нет. Если утонут, то ребенок долго не проживет, а если будут плавать, то все будет хорошо. Поскольку религия не существует в изолированном пространстве, очень часто церковная традиция начинает принимать то нерелигиозное, что является неискоренимой формой человеческого поведения и фактом человеческого сознания, пытаясь придать этому новый смысл или подобающую форму. Скажем, ветки березы, которые приносятся в православную церковь на Троицу, имеют, с одной стороны, некоторую параллель в иудаизме, а с другой — это основано на некоторых народных обрядах.

— Почему это происходит?

— Есть вещи, которые очень созвучны между собой, и поэтому они легко проникают из народной культуры в церковную. Например, почитание источников — явление чрезвычайно древнее и свойственное практически любой религии. Скажем, в иудаизме омовение в проточной воде играет значительную роль. Соответственно, через иудаизм это приходит в христианство. Одновременно с этим существует народное почитание источников, связанное с конкретными событиями или ожиданиями. Эти вещи между собой очень легко сближаются, водоемы становятся святыми, начинают возводиться к какому-то факту религиозного опыта или истории. День празднования рождества Христа связан с днем зимнего солнцестояния, и это было установлено совершенно сознательно с целью вытеснения одного праздника другим.

— Приметы могут выполнять или замещать социальные функции? Становятся ли они регуляторами поведения?

— Самая очевидная функция — это запрет, но есть приметы, которые оправдывают какие-то дальнейшие ожидания. Предположим, если на Пасху будет солнечный и теплый день, то все большие праздники в году будут теплые. Из этого ничего не вытекает. Часто календарные приметы очень странно выглядят. Например, на день святого Симеона Столпника (1 сентября по старому стилю) исчезают мухи. Это примета: настал день Симеона Столпника — мухи должны исчезнуть, но это не всегда так. Подобного рода приметы не столько имеют влияние на окружающую жизнь, сколько служат мнемоническим правилам. Такие приметы служат систематизации представлении о времени.

— А в качестве механизмов власти можно использовать такие практики?

— Обычно это никак не используется для влияния одной группой людей на другую. Если существует некий закон или факт, актуальный для определенного количества людей, то они образуют одну группу, внутри которой этот закон существует. Наиболее очевидным являются религиозные предписания. Например, женщина приходит в церковь в штанах. Мы ее воспринимаем как свою, ведь она пришла в храм, хоть и не знает элементарных правил. Поступить можно по-разному: выгнать с позором, попросить надеть юбку и не оскорблять наши религиозных чувств или просто не обратить на это внимания, потому что для нас это не критерий.

— Какие профессии наиболее подвержены суевериям и приметам?

— В первую очередь это профессии, связанные с повышенной опасностью: пожарные, пилоты, шахтеры и так далее. Вторая причина, по которой в профессиональной среде могут появиться приметы, — это замкнутость коллектива. Чем более род деятельности связан с изолированностью — чаще в социальном отношении, — тем более это способствует существованию внутри коллектива каких-то традиций.

— Почему тогда актеры считаются очень суеверными?

— Я не знаю, насколько они суеверны, но существование примет и верований обусловлено тем, что это абсолютно замкнутая среда. Когда актеры выходят на сцену, то люди в зале — это «они», а на сцене — «мы». Мир театра и кино — это другая, альтернативная жизнь. А боязнь изображать на сцене покойника по большей части связана со страхом смерти. Изображение покойника — очень традиционная вещь, поскольку смерть — одно из самых загадочных явлений для человека, и никому не дано знать достоверно, что там будет. Отсюда и особо повышенное внимание к смерти. Оно может реализовываться по-разному: в ряде случаев в традиционной культуре покойников изображают специально. Со смертью, пожалуй, существует больше всего суеверий.

— А вы суеверны?

— Полагаю, что нет.   

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

 

Источник: theoryandpractice.ru

Критический уровень любви

Поделиться



Как может человек, бедный на любовь, понять, что именно из-за своего низкого уровня любви он не получает ни достаточного внимания со стороны других, ни столь желанного достатка материальных благ?

Страдание будет его спутником жизни, но догадается ли он, что страдание — это Знак, сигнализирующий о критическом уровне любви?

Все чувства, эмоции и состояния — Знаки. Так с нашим Умом говорит Тело и Бессознательное.





Приятные чувства говорят об удовлетворенности потребностей. А негативные — о не наполненности резервуара любви, сигнализируют, что уровень энергии опустился ниже отметки значений: «Всё хорошо. Полёт нормальный».

И когда возникают состояния «кошки скребут в душе», «на сердце камень лежит» — это о том, что Бесознательное говорит Уму: «Дорогой, уровень любви приближается к нулю. Сделай что-нибудь!»

А что Ум? Ум живет про принципу: «Я притворяюсь, что я не притворяюсь, чтобы еще лучше притворяться» (Фраза принадлежит Владимиру Герасичеву).

Ум закрывается от чувств, скидывая ответственность на внешние обстоятельства: «Посмотри, на дворе же кризис! Потерпи, сейчас плохо всем!»

Будет ли услышано Бессознательное? Будет. Когда кризис дойдет до размеров, уничтожающих саму жизнь хозяина.

Осознает ли хозяин, что он банкрот любви? Вряд ли... опубликовано 

© Марк Ифраимов



P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Присоединяйтесь к нам в Facebook , ВКонтакте, Одноклассниках

Источник: www.facebook.com/MarkIfraimov.ru/?fref=nf

Майкл Газзанига о мозге и природе сознания

Поделиться



Осознание того, что бессознательное способно получать информацию, накапливать ее, сравнивать с предыдущим опытом и использовать, в свое время вызвало у специалистов настоящий шок. Ведь это означает, что мозг может обходиться без привлечения сознательного понимания и принимать решения на бессознательном уровне.

Майкл Газзанига – директор Центра по изучению мозга SAGE в Калифорнийском университете в Санта-Барбаре, в прошлом руководитель проекта «Закон и нейронауки» Фонда Макартуров.





В своей книге “Социальный мозг” (The Social Brain, 1985) он представляет концепцию, которая может стать поистине революционной. Явления, давно изучаемые в клинической гипнотерапии, получают в теории Газзаниги биологическое обоснование.

Майкл Газзанига разработал концепцию «модулей», с помощью которой показывает, как во время функционирования мозга на настроение и поведение человека может влиять информация, не относящаяся к его сознанию. Приемы воздействия на мозг на бессознательном уровне уже не одно десятилетие изучают приверженцы гипнотерапии, но сегодня подобные модели стимулирования привлекают внимание гораздо большего круга специалистов.





Мозг – сложная машина

Калифорния, знаменитый городок Санта-Барбара на берегу Тихого океана. Холмы, виноградники, фруктовые деревья… На фоне этих красот состоялись съемки очередной программы. Героем выпуска стал Майкл Газзанига, профессор Калифорнийского университета в Санта-Барбаре, всемирно известный нейробиолог и один из ведущих мировых экспертов в области биоэтики.

Исследуя функциональные различия полушарий мозга, он в свое время экспериментально доказал бессознательный характер большинства человеческих действий — и тем самым поставил перед коллегами и обществом провокационный вопрос: а существует ли вообще у Homo sapiens свободная воля? Есть ли у нас биологическая возможность делать выбор рационально?

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ на НАШ youtube канал, что позволяет смотреть онлайн, скачать с ютуб бесплатно видео об оздоровлении, омоложении человека. Любовь к окружающим и к себе, как чувство высоких вибраций — важный фактор   

 

Музыка полусфер

Почти полвека назад в журнале Scientific American появилась статья молодого американского ученого о революционном на тот момент исследовании в области физиологии мозга. Работая в команде с нейропсихологом Роджером Сперри и нейрохирургом Джозефом Богеном, выпускник Калифорнийского технологического университета Майкл Газзанига тестировал пациентов, перенесших комиссуротомию.

Это рассечение нейронных перемычек (комиссур), которыми связаны два полушария человеческого мозга, — в том числе так называемого мозолистого тела. Подобная операция была впервые проделана именно этой группой ученых, но на тот момент проводилась уже и в других научных центрах США. Целью комиссуротомии было избавить от страданий пациентов с тяжелыми формами эпилепсии. И это работало, припадки и судороги прекращались, но ничего более: никаких изменений в поведении и умственных способностях пациентов врачи не наблюдали.

Именно группа под руководством Роджера Сперри исследовала восприятие прооперированных более глубоко и пришла к ошеломляющим выводам. «После разделения полушарий мы фактически получаем два мозга, каждый из которых способен к осуществлению сложных психических функций», – позднее сформулировал эти первые наблюдения Газзанига.

Сам он проводил тесты на восприятие для левого и правого поля зрения пациентов (как известно, у каждого глаза их два) и позднее описал свой восторг от открытия так: «Правое полушарие получало информацию о картинке, но не могло выдать вербальный ответ. Оно просто не могло говорить о том, что видело!»

Эта «речевая беспомощность правого полушария», неспособность дать словесный отчет об увиденных соответствующим ему противоположным полем зрения простых предметах –ложках и зубных щетках – была связана с тем, что центр речи, как оказалось, остался в отделенном левом полушарии. Последующие опыты, впрочем, открыли и сильные стороны правой половины мозга. Например, в решении зрительно-конструктивных задач она оказалась вне конкуренции, а также проявила способность к независимым эмоциональным реакциям.

Разделение функций – это свойство только человеческого мозга, ничего подобного не наблюдалось даже у высших приматов. Сегодня поверхностная информация об этой функциональной асимметрии (или латеральной специализации) мозга известна и очень далеким от науки людям.

Все мы иногда по-дилетантски рассуждаем о том, что у нас нет вдохновения, потому что правое полушарие не хочет работать, или о «женской логике», связанной с недостаточной активностью у женщин левого полушария, и т.д. Все это – эхо того научного открытия начала 1960-х гг. Сам Газзанига к подобным поверхностным трактовкам относится негативно. «Наша идея по поводу более аналитического полушария и более творческого многими была понята упрощенно», – пояснил профессор Эвелине Закамской, ведущей и автору программы «Идеи, меняющие мир».

Иронично улыбаясь, он даже вспомнил знаменитую рекламную кампанию автоконцерна SAAB начала 1980-х гг.: «”Красота автомобиля в правом полушарии, а решение его купить – в левом”. Мне это не нравится, если честно. Люди думают, что ухватив какую-то информацию, они могут использовать ее в беседе и это имеет отношение к науке. Что-то в этом не то».





По словам доктора Газзаниги, некоторые его коллеги считают профанацию неплохим ходом. И с точки зрения широкой популяризации и потенциального финансирования это, пожалуй, иногда действенно. Но сам он в отношении такого пиара скептичен.

«Как ученый ты чувствуешь ответственность за изложение информации должным, корректным образом. Научное познание, представление науки и ее защита – это три совершенно разные области деятельности, каждая со своими сложностями», — пояснил он.

При этом сам профессор подает пример корректной популяризации нейронаук и, помимо серьезных работ, опубликовал несколько научно-популярных книг о мозге, природе сознания и проблемах биоэтики. Он считается великолепным рассказчиком, у него тонкое чувство юмора и ясный стиль изложения, что делает его книги интересными самой широкой аудитории. Некоторые его фразы достойны того, чтобы стать крылатыми, — например: «Главная работа человека в течение всей жизни – становиться все менее глупым», или более серьезная мысль, которую он афористично сформулировал для нашей программы: «Ученые ошибаются, а наука всегда права».

Внимание общества, частных фондов и представителей власти к проблемам нейронауки Майкл Газзанига привлекает вполне успешно – разумеется, не в одиночку. В выпуск «Идей» с его участием вошел фрагмент недавнего выступления Барака Обамы, где президент США объявляет о выделении $100 млн на финансирование новой национальной программы в этой области. Возможными мотивами политиков Газзанига при этом не интересуется: «В каком-то смысле для меня нет разницы. Я знаю главное: чем больше внимания, денег и исследований, тем быстрее будет решена задача».

К сожалению, на русском языке ни фундаментальные труды Майкла Газзаниги (например, Cognitive Neurosciences 1995 г.), ни его популярные сочинения разных лет, которыми зачитываются интеллектуалы во всем мире (Mind Matters, The Ethical Brain, Social Mind и др.) пока не изданы.

В университетских хрестоматиях можно найти лишь давнюю выдержку из работы начала 1970-х гг. «Расщепленный человеческий мозг», где дан общий обзор экспериментов и выводов за первые 15 лет его научной карьеры. Упоминаний о главных гипотезах самого Газзаниги, сделанных им за рамками работы в группе Сперри, в этой переведенной статье еще нет. Существенно продвинуться в понимании того, как функционирует человеческое «я» и откуда берутся его «волевые решения», ему предстояло как раз в последующие два десятилетия.

Слово интерпретатору

Калифорния – родина Майкла Газзаниги и место его работы на протяжении почти всей научной карьеры. Он вырос в Глендейле, северном пригороде Лос-Анджелеса. Его отец был хирургом, и интерес к биологии, несомненно, передался сыну от родителя: свои первые эксперименты будущий нейробиолог проводил в гараже.

Позднее, во время учебы в Дартмутском колледже, он всерьез заинтересовался науками о мозге и в поиске места для летней практики обратился с письмом к руководителю заинтересовавшей его программы. Этим руководителем и оказался будущий нобелевский лауреат Роджер Сперри из Калтеха. Так Газзанига узнал о необычных пациентах с расщепленным мозгом, которые – на первый взгляд – сохраняли единство сознания. Будучи настоящим ученым, он усомнился.





Мысль о том, что изменения все-таки должны быть, не давала ему покоя по возвращении в Дартмут. Как позднее он вспоминал в одном из интервью, ему хотелось тщательнее протестировать этих уникумов, и он написал еще одному хирургу, также проводившему подобные операции в другом университете. Но получил отказ.

Иных дорог, кроме как обратно в Калифорнийский технологический, у начинающего исследователя не оставалось. Дождавшись окончания колледжа, он поступил туда, вернулся в исследовательскую группу Сперри и получил возможность удовлетворить свое научное любопытство в полной мере, тестируя все новых пациентов и годами наблюдая, как функционируют «две независимые сферы сознания в одном черепе».

Уже в возрасте 25 лет Газзанига получает докторскую степень по психобиологии и грант на свои собственные исследования мозга животных (его подопытными были кошки). Потом смена университетов, лабораторий — и в конце 1970-х гг. он выдвигает и доказывает уже собственную, самостоятельную научную идею. Это гипотеза о модульном характере работы мозга, «множественности разумов», другими словами, об отсутствии в нем главного управляющего центра.

Судьбоносным для этого открытия стал, казалось бы, рутинный эксперимент с демонстрацией левому и правому полушариям пациента вполне обычных для такого эксперимента картинок. «Подопытный» должен был обнаружить между ними связь и вполне предсказуемо выполнил задачу. Но Газзанига впервые решил поинтересоваться причинами выбора («У меня ушло 25 лет на то, чтобы задать правильный вопрос»). И был ошеломлен: в случае с картинкой для правого полушария объяснение тестируемого оказалось столь экзотическим и неожиданным, что вопрос «Почему?» экспериментаторы с тех пор стали озвучивать регулярно.





Так родилось предположение о локализации в левом полушарии мозга специализированного «объясняющего» модуля – Газзанига назвал его интерпретатором. «Мы почти все делаем автоматически. Примитивные механизмы дают возможность возникнуть рефлексу, реакции на окружающую среду», – пояснил ученый в беседе с Эвелиной Закамской. Интерпретатор включается уже после того, как наше правое полушарие бессознательно дало импульс к действию.

Этот модуль непрерывно осуществляет поиск «смысла», объяснений происходящему, пытается внести порядок в сенсорный хаос. И уже постфактум, на основе имеющейся у него предварительной информации выстраивает для нас по возможности непротиворечивую картину, которая и выводится на уровень сознания.

Известный пример такой деятельности интерпретатора — эффект сближения людей в экстремальных условиях, который активно используют любители легких знакомств. Например, если девушка-экспериментатор пытается установить контакт с мужчиной в обстоятельствах условной опасности (например, шаткий мост), то обратная связь в виде телефонного звонка отмечается гораздо чаще, нежели в условиях, когда испытуемым ничего не угрожает. Левое полушарие «подопытных» представителей мужского пола интерпретирует возникающие физиологические реакции – зачастую даже не осознанные – не страхом, а сексуальным интересом. Эта версия для сознания более приемлема.

При этом принцип модульности не сводится только к наличию интерпретатора. Любая психическая функция у обычного человека опирается на структуры обоих полушарий. Опыты в последующие годы показали, что мозг – это распределенная, динамическая система с многочисленными обрабатывающими узлами.

Для российских зрителей программы Газзанига пояснил суть так: «Любое ваше действие представляет собой набор параллельных процессов в различных точках мозга. Это множество систем, которые трудятся в унисон». В количественном отношении речь идет об огромных величинах: «Мы пытаемся определить, как взаимодействуют друг с другом 89 млрд нейронов».

Сегодня профессор Газзанига считается одним из основателей целого направления в науках о мозге – когнитивных нейронаук, родившихся на стыке психологии и биологии. Конечно, это произошло не сразу, а в течение десятилетий рутинных экспериментов, междисциплинарных исследований, издания специализированного журнала и работ, проводимых им в Институте нейронаук в Дартмуте и Центре когнитивных нейронаук в Калифорнийском университете в Дэвисе.

Не обошлось и без интуиции. «Если вы занимаетесь нейробиологией в течение 50 лет, вы начинаете ощущать проблему, чувствовать, как все это может работать», – признался профессор. Однако сразу же подвел под темой рациональную черту: «Вы видите взаимодействие механизмов, эту действительно сложную машину, которая определяет наше поведение».





Этические угрозы

Из совершенных профессором Газзанигой открытий можно сделать вполне детерминистский вывод о том, что свободная воля – всего лишь иллюзия. Ход его личных рассуждений уже как нейрофилософа примерно таков: мозг материален и подчиняется законам материального мира, а сознание — его производная; ни о каких «ценностях» как о причине человеческого поведения речь не идет, это всего лишь объяснения, которые мозг дает той или иной автоматически выбранной стратегии.

Свой взгляд на природу универсальной человеческой этики Газзанига изложил в работе The Ethical Brain (2005). С его точки зрения, встроенный в наше сознание «моральный компас» происходит из эмпатии. Рассматривание картинок, на которых человеческие существа испытывают боль, возбуждает соответствующие участки нашего собственного мозга.

Благодаря этому мы способны испытывать чужие страдания в буквальном смысле, а интерпретатор дает возникшим эффектам рациональное объяснение. В различных культурах это оформлено по — разному, но суть та же: убийству препятствует сам мозг. Предсказуемо, что на прямой вопрос Эвелины Закамской о возможности присутствия в этой картине мире бога Майкл Газзанига рассмеялся и ответил категорично: «Нет». (И уже за кадром добавил: «Я и так живу в раю».)





Из предопределенности нашего сознания биологией логично вытекает вопрос: не пора ли обществу пересмотреть принцип личной ответственности человека за свои действия? Некоторые нейробиологи и нейропсихологи сегодня отвечают на этот вопрос утвердительно, но сам Газзанига считается «мягким» детерминистом. «Мы должны разделять понятия мозга, сознания и личности, – пишет он. — Мозг детерминирован, а личность свободна». Видимые противоречия он элегантно снимает рассуждениями в том духе, что ответственность – явление иного порядка, продукт общественных отношений, социальных связей человека и, будучи сложным системным феноменом, подчиняется совсем другим законам.

Тем не менее в последние десять лет адвокаты в американских судах все чаще пытаются сдвигать границу личной ответственности и предъявляют результаты сканирования мозга в качестве смягчающих вину обстоятельств. Профессор Газзанига объяснил нам, почему он относится к этой практике отрицательно: «Предположим, что преступное поведение зависит от активности определенных участков мозга.

Но можно ли считать такое изменение оправданием? Ведь большинство людей с таким же поражением в тех же обстоятельствах не совершают преступлений». C другой стороны, возникает проблема так называемого «криминального мозга». Ученые уже выделили участки коры, которые возбуждаются при подавлении человеком импульсов к действию. Однако уровень возбуждения – это индивидуальная норма. «У человека есть дефект, он совершил преступление, но при этом нельзя обобщать, что у всех людей с поражением мозга есть такая склонность».

Майкл Газзанига не исключает, что рано или поздно нейронауки окажут влияние на нормы правосудия, но нет никаких гарантий, что для общества это будет благом. И это не единственный этический барьер, который будет поставлен под сомнение в XXI в. Должны ли мы любой ценой стремиться к высокой продолжительности жизни, невзирая на то, в каком состоянии находится мозг? Допустимо ли генетическое и фармакологическое вмешательство с целью повышения уровня интеллекта? До какого момента в развитии зародыша считать допустимыми манипуляции с эмбриональными стволовыми клетками?

 



Дерек Сиверс: Почему никому нельзя рассказывать о своих планах

Илон Маск: Мы живем в огромной виртуальной игре

 

Впрочем, некоторые опасения нашей съемочной группы доктор Газзанига развеял. Так, сценарий фильма «Матрица» и создание искусственного интеллекта в обозримом будущем на повестке дня не стоят: «Если говорить о нем как о копии человеческого мозга, в которой была бы описана работа каждого нейрона, то это, конечно, фантастика».

Чтение мыслей и влияние на них при помощи имплантируемых в мозг чипов в ближайшее время нам также не грозят. «Единственный способ изменить мысли людей – общение. По-другому это сделать невозможно и не получится в ближайшее время, а может быть, даже никогда».опубликовано  

 

Подготовила: Ольга Платицина

 

 

Ставьте ЛАЙКИ, делитесь с ДРУЗЬЯМИ!

www.youtube.com/channel/UCXd71u0w04qcwk32c8kY2BA/videos 

Подпишитесь — www.facebook.com//

 



Источник: scientificrussia.ru/articles/michael-gazzaniga