Уйти Нельзя Остаться

Поделиться



«Уйти нельзя остаться», у каждого в этом месте будет своя пунктуация...

Снежное лезвие холодной измены,
Самого близкого тебе человека,
Ранит чуткое сердце, теперь твои вены
Болью наполнены, как весенние реки…

Внутри тебя пустота и мечты в ней теряются,
Боль, обида, тоска грудь сжимают тисками…
Душа безнадёжно найти смысл пытается,
Но как найти, то чего уже нет между вами?

(В.Павлова)

Свадьба… «Мы смотрим на небо, звезды ждут наших взглядов, и нам кажется, что кроме друг друга нам никого и никогда больше не надо»…Мы даем обеты и искренне верим в них…





Но, проходит время, и все меняется…

Несмотря на то, что брачный договор, обычно, подразумевает договоренность о верности супругов друг другу, тема измены неизменно возникает на приеме у семейного психолога…

Согласно статистике от 25%-50% мужчин признаются в том, что имели, по крайней мере, одну внебрачную связь; для женщин эти данные колеблются от 20-45%…  (Lawson, 1989).

До сих пор общество осуждает изменника и сочувствует обманутому партнеру. Подорванное доверие, затронутые чувства чести и достоинства, боль обмана, испепеляющий огонь ревности, горечь предательства порождают сильнейшие аффекты, которые могут стать глубоко разрушительными для супружеской пары…

Однако, как ни странно, не так много пар приходит к решению о разводе после подобных инцидентов, ведь измена далеко не всегда происходит от аморальности и эгоизма, как правило, это наглядное свидетельство КРИЗИСА в отношениях. Но, кризис, как известно, имеет не только деструктивные аспекты, он может стать и точкой роста как для каждого в отдельности, так и для пары в целом. Само слово «измена» происходит от гл. изМЕНять, что родственно «менять («мена»), перемена, смена»… «измена – это отказ от прежних взглядов, привычек» (Т.Ф. Ефремова Новый словарь русского языка), т.е. изменять – значит  менять что-то, прежде всего,  ИЗ-нутри… — условия, правила, свой изначальный выбор..

Изменения, на первый взгляд,  это хорошо… Но, к сожалению, измена крайне негативно сказывается на состоянии того, кому изменили,потому что он ожидал, что ВЫБОР сделан НАВСЕГДА...

Чаще всего, пары, столкнувшиеся с изменой одного из партнеров, обращаются к психотерапевту за поддержкой. Как правило, «обманутый» партнер, пытается вступить в коалицию с психологом, и получить компетентное мнение о том, что неверный супруг – виновник происшествия, и должен понести наказание или, как минимум, получить хорошую порцию порицаний и наставлений на «путь истинный»…

Однако семейные терапевты в своей работе редко опираются на нормы морали и нравственности. Они рассматривают семью как систему, в которой определенные события случаются как результат взаимодействия ВСЕХ членов семьи. Нет правых и виноватых, есть дисфункциональные циклы взаимодействия, и измена является частью этого цикла.

Супружеское ложе,
супружеская лужа,
чья, тот в ней и лежи.
— Да оба хороши.

(В. Павлова)

Семейному терапевту важно понять какую функцию выполняет измена в отношениях, донести это до супругов, и помочь найти более гармоничный способ взаимодействия.

В большинстве случаев связь вне брака не имеет отношения к любви. Существуют три типа связи: сексуальная, но не эмоциональная; эмоциональная, но не сексуальная; и как эмоциональная, так и сексуальная. Общая тенденция такова: мужчины имеют больше связей чисто сексуального характера, женщины – больше связей чисто эмоционального характера.

Но, и для тех, и для других, одна из основных функций измены – передача «метапослания» партнеру о неудовлетворенности отношениями. Для многих людей измена продиктована желанием «добавить огня» в остывающие, «тлеющие» отношения. Подсознательно мы надеемся, что измена или просто слухи о ней, которые дойдут до супруга, сделают наши отношения более страстными…





Владимир, 30 лет, 8 лет в браке, дочери 4 года. При очередной ссоре с женой, не придя к согласию, «в запале» предложил развестись. Жена неожиданно поддержала его идею и предложила разъехаться до оформления официального развода. Остыв после ссоры, супруг осознал, что предлагая расстаться,  хотел услышать от жены, что он и их отношения важны для нее и предполагал,  что угроза развода сделает ее более сговорчивой. Однако ее реакция стала для него шоком и зародила массу подозрений. Без труда он проверил ее переписку в социальных сетях и обнаружил, что жена несколько месяцев состоит в отношениях с мужчиной, который осыпает ее комплиментами, признается в любви и предлагает «руку и сердце». Откровенный диалог между супругами об открывшейся связи, поднял на поверхность глубокую неудовлетворенность жены эмоциональными отношениями. Эмоциональная холодность мужа, отношения, давно сводившиеся только к выполнению родительских функций,  постоянная критика в ее адрес, привели ее к мысли о том, что муж абсолютно не дорожит отношениями с ней. Таким образом,  измена не позволила более игнорировать накопившиеся в паре сложности во взаимоотношениях.Измена стала поводом для трудного, но ясного разговора, который позволил пересмотреть отношения и способы взаимодействия, оторвавшись от привычного хода вещей.

Измена также может быть способом удовлетворения потребностей, удовлетворить которые в браке невозможно или очень сложно...

Семейная пара-  Валентина, 52 года, и Константин, 56 лет, в браке 30 лет, трое детей. После тридцати лет совместной жизни супруг узнал, что биологическим отцом троих детей, воспитанных им в браке с Валентиной, является его сосед по дому. Мужчина молчит, не ест, не пьет. Жена рыдает, говорит, что любила и любит Константина до сих пор, что он ласковый муж и заботливый отец. Но она так и не смогла смириться с тем, что ее муж бесплоден, ведь ей так хотелось быть матерью. Воспользовавшись слабой осведомленность Константина о детородной способности их пары, Валентина пошла на этот риск. И риск до последнего оправдывал себя. Они дружно жили все это время. Дети выросли, старший ребенок уже подарил им внуков… Кто в этой ситуации прав и кто виноват? Кто жертва – Константин, отец троих детей, или Валентина, которая хранила эту тайну много лет для сохранения семьи и брака? Для семейного терапевта так вопрос не стоит. Исходя из системного подхода,  жена сделала все, чтобы сохранить брак, восполняя отсутствующую в паре функцию на стороне…





Измена может выполнять функцию «выравнивания счета», когда один из супругов мстит другому за что-то, или пытается поднять свою самооценку, так как в силу своих личностных особенностей или социального статуса чувствует себя ущербным.Например, измена как способ получить компенсацию за нереализованность в карьере. В бизнесе не получается, так хоть здесь проявлю себя!В данном варианте для партнера (например, мужчины) важно количество женщин, а не длительность отношений с ними. Измена – как способ получить «порцию» уважения и признания, которого не дают дома. Часто менее успешный муж «кастрирующей» жены заводит интрижки на стороне, что позволяет ему «чувствовать себя мужиком», самоутвердиться – я любим, меня хотят! Измена – как месть партнеру, способ отомстить за унижения, получаемые в семье… Например, женщина узнает, что супруг ей изменял, но, устраивать «разбор полетов» считает ниже своего достоинства… Она злится на него за то, что он причинил ей боль, и заводит новый роман, чтобы отомстить, даже если супруг никогда не узнает о ее похождениях...

Не стоит забывать, что секс на стороне, нередко позволяет получить новые сильные ощущения, которые уже не удается или в принципе невозможно  испытать в сексе с обычным партнером. В этом случае супруг  ищет у других то, чего не смог получить от своего партнера. «Изменник» заводит роман из любопытства, чтобы проверить, можно ли получить «желаемое» с кем-нибудь другим… Сколько драйва поначалу в отношениях с новым партнером: «Получится или нет?», «Как это будет?», «Супруг узнает или нет?» и т.д.

О, этот сладкий вкус измены!

Ничто не может с ним сравниться.

Недолговечный, мимолётный

Похож на трепетную птицу...

Он словно донышко бокала,

Как сумерки на склоне лета,

Он тайна, скрытая в страницах

И мёд увядшего букета…

(М.Павлова, Вкус измены)

Новые отношения окружены интригой, тайной, сопровождаются азартом, «выбросом адреналина», ведь «запретный плод сладок», но, как правило, эти ощущения быстро проходят, и отношения переходят в раздел «привычное, давно надоевшее, дежурное меню»… И рано или поздно возникает вопрос — действительно ли разница так велика, как предполагалось ранее?…

Партнеры, родители которых справлялись со сложностями в отношениях методом «выпускания пара на стороне», с большой вероятностью воспользуются изменой «автоматически», как опробованным «проверенным» способом «сброса напряжения»... И во многих случаях измена скорее «поддержит» брак, хоть и таким непростым способом. В этом случае любовник/любовница выполняет роль «третьей ножки в табуретке», восполняя пробелы, существующие в паре, поддерживает систему в состоянии гомеостаза. Например, К.Витакер рассматривал любовника (любовницу) как «психотерапевта на стороне одного из супругов»…

А, иногда, измена — это просто способ завершить отношения, окончательная констатация факта несостоятельности брака. Например, оба супруга понимают, что от любви ничего не осталось, и пытаются завязать близкие отношения «на стороне», которые были бы значимы для них. Брак больше не волнует их, не удовлетворяет их эмоциональные и сексуальные потребности. Тем не менее, оба или один из партнеров (неверный супруг) боится уйти и остаться в одиночестве,и старается «выйти за дверь только одной ногой», т.е. одновременно «уйти и остаться». Такие люди обычно любят обсуждать со своими любовниками проблемы своих супругов. Они ищут поддержки, чтобы сделать окончательный решительный шаг… Нередко, как только «тайное становится явным», верный супруг выставляет изменника за дверь и «страховочные», «промежуточные» любовные связи умирают естественной смертью, «атрофируются за ненадобностью»…

Как видите, говорить об измене однозначно невозможно.

«Из всего разнообразия стратегий, которые изобретают супруги, чтобы не сталкиваться с проблемами своих взаимоотношений и одновременно косвенно приближаться к их разрешению, особой популярностью пользуется одна модель: измена. Это отчаянная попытка супругов выйти из тупика, в который зашел их брак; и часто она имеет катастрофические последствия…» (К.Витакер). Ведь измена – это еще и «предательство, вероломство, неверность, прелюбодеяние, отступничество»…(Словарь русских синонимов), «нож в спину»… 

Где не может быть измены, там — рай.

Где невозможно измениться, там — ад.

(В.Павлова)

Семейный психолог всегда ориентируется на  запрос пары. И для того чтобы выбрать направление работы,  нужно знать главное — хотят ли супруги продолжать отношения. И только.

Кризис доверия можно преодолеть.

Уважение можно вернуть.

Сексуальное влечение можно восстановить.

Важно, остается ли интерес друг к другу и желание быть вместе.

«Уйти нельзя остаться», у каждого в этом месте будет своя пунктуация...

Выбирать вам… опубликовано 

 

Автор: Тина Уласевич

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.b17.ru/article/26142/

Формула любви для «узников брака»

Поделиться



Скрипят в замках железной двери от мрачной камеры ключи…

Вы когда-нибудь думали о том, что в красивой фразе: «Браки заключаются на небесах», ключевое слово «заключаются»? 

«Заключенный - лицо, находящееся в месте заключения, в отношении которого в качестве меры пресечения избрано содержание под стражей» (ц).





Несмотря на то, что я с большим уважением отношусь к институту брака, иногда, после работы с супружескими парами, у меня создается стойкое ощущение, что я тюремный психолог, а мои клиенты – узники, много лет проведшие в изоляции, внутри «тесного удушающего пространства  свадебного кольца», гремя цепью чугунного ядра и сквозь решетку изредка любуясь «небом свободы в клеточку»…, а я – одновременно адвокат защиты, обвинитель и судья, который должен вынести окончательный приговор их любовному союзу…

Но, на самом деле, одним из первых вопросов, который я себе задаю в уме, принимая пару, является вопрос не «Кто виноват?», и даже: «Не что делать?»,  а, скорее: «Каков уровень эмоциональной зрелости каждого из супругов?».

И эта зрелость никак не связана с возрастом, жизненным опытом, финансовым положением и профессиональными достижениями…Речь, скорее, о силе личности, степени зрелости каждого, готовности принять ответственность за свою жизнь, способности менять привычный стиль мышления — искать не в других, а в себе причину своих проблем, возможности видеть «картину» в целом, не  пытаясь поймать в ловушку вины Другого, замыкаясь в своих обидах…

В момент обращения, пары, как правило, находятся на стадии азартного обмена претензиями – тотальной «бомбардировки территории  противника»… страстного желания доказать Другому, что именно Он (и только Он) виноват в сложившейся безвыходной ситуации, в том, что их брак напоминает «пепелище» и  «развалины былой мечты»…

Обманул…, эгоистично поставив на первое место свои, а не «их» интересы (которые в их искреннем представлении часто «наши» (т.е. «общие»)…

Как он мог? И кто он после этого?...

 «Я женился, искренне думая, что жена ВО ВСЕМ будет понимать и поддерживать меня»…»

«Я выходила замуж в уверенности, что муж будет ВО ВСЕМ понимать и поддерживать меня»…

Но, вместо того, чтобы быть надежным, заботливым, охотно идущим навстречу…ОН (ОНА) требователен, непредсказуем, навязчив и, честно говоря, откровенно ЭГОИСТИЧЕН!!!

Сделайте с НИМ (С НЕЙ), что-нибудь… Объясните, убедите, заставьте изменить свое поведение !!!

Но, терапия – не суд…Здесь нет обвиняемых и ответчиков («Правых и виноватых»)… Есть пара, попавшая в тяжелый период, «цикл деструктивного взаимодействия», когда старые «правила игры» — привычные способы отношений — больше не работают, и надо искать новые, потому что ситуация (или члены пары изменились…)

Инициатором ухода, обычно, выступает тот, кто менее зрел, и не желает принимать участие в «проекте» (а, если откровенно, просто не способен на честный анализ своих отношений). Для него признание своего вклада в общую проблему и необходимость изменений (потому что привычный механизм уже не работает…) – слишком сложен, слишком невыносим, слишком тяжел, в общем — просто – слишком…

Ведь, иначе придется согласиться, что он, например, полностью «колонизировал» партнера, и давно пользуется его ресурсами, в надежде, что он не заметит манипуляций, принуждения, и того, простого факта, что ему без него не выжить…, осознать, что он раз за разом «паразитирует» в отношении Другого, требуя от него того, чего сам не умеет, не хочет, или не может давать или находить для себя… А его партнер, вынужден столкнуться с фактом, что он не решается жить в меру своих возможностей и не готов  изменить ситуацию…





» Где древо познания, там всегда — рай»… так вещают и старейшие и новейшие змеи» Ф.Ницше

Но, всегда ли это так? «Где древо познания, там начало обучения путём проб и ошибок», – хотелось бы думать терапевтам, но всегда ли?..  Может, иногда, и не надо паре этой «навылет» откровенности в отношениях? По крайней мере, в данный конкретный момент, искусственно «ускоренный», «катализированный» терапией? (например, на 9 месяце беременности 4 ребенком узнать,  что муж уходит к любовнице, потому что много лет ее только «терпит»)…

Искренне веря в терапию, и в то, что «долго на цыпочках» не устоишь, и, «все тайное рано или поздно становится явным»…, я всегда считала, что терапия – это риск (узнать чуть больше, чем «планировалось» о себе и Другом) … И, если, члены пары принимают решение – расстаться и поискать более подходящего партнера, или остаться вместе, и продолжить свою одинокую борьбу за улучшение «бракованного» члена, или смириться с тем, что есть…, я всегда с уважением относилась к их выбору…

Но, с еще большим почтением  я отношусь  к тем  парам, что  остаются, принимая решение – «работать над собой и над отношениями», и часто,  не понимая на что «подписались» и насколько это трудно (при всей возможной поддержке психолога)…

Обычно, прежде чем люди обращаются к специалисту, они самостоятельно пытаются справиться со сложностями – читают соответствующую литературу (недостатка в ней сегодня нет), размышляют, предпринимают какие-то самостоятельные попытки изменения ситуации… И если им удается отвлечься от доказательства тотальной вины партнера и выйти из порочного круга своей обиды, часто находят других универсальных «злодеев»…Ну, кто же в наше время не знает, что «все мы родом из детства», и главные виновники наших несчастий – Родители…, а в первую очередь, МАМА? 





Именно она «нагрузила» нас негативными посланиями, директивами и комплексами, которые «отравили» нам жизнь, «лишили крыльев», и до сих пор  продолжают «пульсировать» под поверхностью наших последующих отношений с другими людьми, превращая нашу жизнь в ад. Если бы она лучше выполняла свои Обязанности, я был бы СЧАСТЛИВЫМ человеком, а не тем, кто сидит на приеме у психолога… И мой брак не напоминал бы «минное поле», где нельзя и шагу ступить без того, чтобы не нарваться на «растяжку»…

«Мама должна умереть! (символически) – еще одна универсальная красивая фраза, с которой, обычно, соглашаются все присутствующие (и специалисты, и клиенты).

Вот только, так и хочется спросить, а что дальше? Вы готовы жить в Новом Дивном мире без Мамы?

Какой он этот постапокалиптический мир, где«Вселенной – МАМЫ» больше нет?

Мир, где ты уже не маленький ребенок, которого ведет за руку большой ВЗРОСЛЫЙ, который ВСЕГДА принимает тебя таким, какой ты есть, осуществляет общее руководство твоей жизнью и несет ответственность за последствия решений?

Мир, где нам больше не за кого прятаться, и мы вынуждены замечать, считаться и приспосабливаться к отличиям Другого, тоже между прочим, скорее всего, имеющего «Маму-Чудовище» и «Папу-Невидимку» (возможны варианты), т.е., не меньше нас «травмированного окружающей средой»,  и десятилетиями лелеющего детскую мечту о «Магическом Спасителе» (партнере) и райском счастье без усилий?

Мире, где мы вынуждены договариваться и подстраиваться, иногда отказываясь от своих желаний ради общих целей?…

Вполне готовы?

Тогда вам не нужна терапия, и мы никогда не встретимся на приеме...

Нет? Тогда я готова вам помогать в меру своих возможностей, ведь обычно, мы очень неохотно, против воли,  признаемосновные принципы динамики отношений, которые присутствуют во все времена:

1. «Мы от природы склонны проецировать на Другого то, чего не знаем о себе (бессознательное) или чего не хотим знать о себе (Тень), или наше нежелание взрослеть и принимать на себя полноту ответственности за свою жизнь (наша упорствующая незрелость).

2. Поскольку Другой не хочет, не может и не должен принимать ответственность за то, что мы «отложили» (за наше бессознательное, нашу Тень, нашу незрелость), — отношения имеют тенденцию перерождаться в проблему Власти с ее необходимостью контролировать или манипулировать Другим или в вину с ее привычной парой жертвы и палача.

3. В таком случае у отношений остается выбор – распад, обвинение, сдерживание гнева и депрессия или же Взросление. Единственный способ повзрослеть и создать реалистичные отношения, достойные потраченных сил и времени, — это отозвать проекции и перенос по времени, признать их своим теневым содержимым и принять на себя ответственность за свое эмоциональное благополучие и духовный рост…». Холлис Дж.

Печальная реальность такова, что только Взрослые люди могут иметь зрелые отношения, и, хотя вокруг полно людей с большими телами и большими ролями в этой жизни, взрослых среди них не так уж много… Большинству из нас невыносимо признать, что в наши далеко не юные годы «глубоко внутри несчастья повседневной жизни продолжает кровоточить любовь» (Холлис Дж.), и надежда, что взрослеть не придется…

Ведь, процесс зрелости требует обращения к непростым вопросам (к которым, мы, как правило, не готовы):

  • «В чем именно мои зависимости проявляются в отношениях с партнером и на что мне следует обратить внимание, чтобы перестать быть зависимым?
  • О чем я прошу моего партнера, и что следует уметь делать самому, если я собираюсь быть уважающим себя взрослым, полностью отвечающим за то, как обстоят дела в моей жизни?
  • Каким образом я постоянно ограничиваю себя, раз за разом реимпортируя мою историю со всеми заряженными рефлективными реакциями в нынешние отношения?
  • Действительно ли я поддерживаю своего партнера, при этом не перекладывая на себя его ответственность расти и стать свободным взрослым?» Холлис Дж.
Чтобы повзрослеть, нужно набраться храбрости и заглянуть «внутрь себя», найти мужество, чтобы признать свою уязвимость, слабость и несовершенство, осознать и отказаться от автоматических детских стратегий, которые, возможно, выручали прежде, но теперь только ограничивают нас… Только тогда «цепи» окажутся порванными, а зрелые любовные отношения – возможными…

Но, мягки комнатные тапки…и держат крепче чугуна…(ц)опубликовано 

 

Автор: Тина Уласевич

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.b17.ru/article/45707/

Почему взрослые дети не уважают своих родителей

Поделиться



Уважение детей к родителям и старшим является самой важной из семи добродетелей. «Почитай отца твоего и мать…» (помните?). Если ребенок не уважает и не любит своих родителей, то он похож на молодое дерево, у которого нет корней, или на ручей, у которого больше нет источника.

Родители подарили нам жизнь. Трудно описать, какие усилия они приложили, чтобы вырастить нас такими, какие мы есть.





Чего же ожидают родители в ответ? Им необходимо внимание, забота, в идеале любовь, но прежде всего уважение (таким образом, ребенок показывает им свою благодарность).

Посмотрим значение слова «уважение»:

Уважение – это чувство почтения, отношение, основанное на признании достоинств, высоких качеств кого-либо, чего-либо. // Признание важности, значимости, ценности; высокая оценка.

А теперь задумаемся, много ли мы наблюдаем семей, где счастливо складывались бы отношения между взрослыми (взрослыми!) детьми и их родителями?

Так уж устроено у людей,

Хотите вы этого, не хотите ли,

Но только родители любят детей

Чуть больше, чем дети своих родителей.

 

Родителям это всегда, признаться,

Обидно и странно. И все же, и все же,

Не надо тут видимо удивляться

И обижаться не надо тоже.

 

Любовь ведь не лавр под кудрявой кущей.

И чувствует в жизни острее тот,

Кто жертвует, действует, отдает,

Короче: дающий, а не берущий.

 

Любя безгранично своих детей,

Родители любят не только их,

Но плюс еще то, что в них было вложено:

Нежность, заботы, труды свои,

С невзгодами выигранные бои,

Всего и назвать даже невозможно!

 

А дети, приняв отеческий труд

И становясь усатыми «детками»,

Уже как должное все берут

И покровительственно зовут

Родителей «стариками» и «предками».

 

Когда же их ласково пожурят,

Напомнив про трудовое содружество,

Дети родителям говорят:

— Не надо товарищи, грустных тирад!

Жалоб поменьше, побольше мужества!

 

Так уж устроено у людей,

Хотите вы этого, не хотите ли,

Но только родители любят детей

Чуть больше, чем дети своих родителей.

 

И все же не стоит детей корить.

Ведь им же не век щебетать на ветках.

Когда-то и им малышей растить,

Все перечувствовать, пережить

И побывать в «стариках» и «предках»!

Эдуард Асадов

Почему так происходит? Когда начинается Эпоха большой нелюбви?

Чаще всего, родители любят своих маленьких детей (особенно, если они послушны) и они отвечают им взаимностью. Даже, если это не так большинство родителей никогда не признаются в своей нелюбви к детям (даже себе). Они терпеливо стараются удовлетворить их потребности. Но, давайте задумаемся, о каких потребностях идет речь?

Чаще всего их забота касается удовлетворения физиологических (в еде и т.д.) потребностей и потребности в безопасности. Уже с потребностью в любви у многих возникают проблемы. Любовь подменяется гиперопекой. Излишняя забота не дает ребенку возможности развиваться, потому что развитие, как известно, может быть лишь на уровне преодоления.

«Ребенок не растение, его нельзя взращивать в парнике, под колпаком собственного влияния» (А. Сорин).

Таким образом, дети лишаются возможности научится доверять себе, растут с убеждением, что от них ничего не зависит. Зачастую такие отношения становятся для детей удушающими, и здесь есть два выхода – бунт и смирение.

Хорошо, если ребенок бунтует. Хуже, если привыкает.





В последнем случае родители навсегда берут ответственность за жизнь своих детей. А ведь чем больше ответственности мы берем за своего ребенка, тем меньше ответственности у него остается. Тем самым мы инфантилизируем его и перегружаем себя. Никому не известно точно, в каком возрасте можно считать, что родители «совсем ни при чем», и будет ли такое когда-нибудь вообще. Поэтому они чувствуют пожизненную ответственность за все, что сделано их детьми. Итак, кто-то, вместо ребёнка (ЗА него) берёт на себя функцию контроля над ним. Зачем тогда ребёнку вырабатывать такое умение у себя? 

Ламарк, аж в 18 веке сказал: «Неиспользуемая функция — атрофируется или дистрофируется». И чем дальше – тем хуже… Маленького ребенка легко контролировать, но дети растут. И чем меньше возможностей у родителей принимать непосредственное участие в жизни детей, тем больше их тревога из-за ощущения невозможности «пилотировать» их полет (ведь они и только они отвечают за результат!), и тем больше желание критиковать и запрещать – как попытка вернуть себе контроль. Вот и получается, что в большинстве случаев, когда дети ждут от родителей поддержки в своем становлении, родители больше тормозят их, чем помогают развиваться. Ребёнок вырастает во взрослого, который не имеет адекватного представления о собственных возможностях и не считает себя ответственным за свою жизнь.

Какое будущее ждет родителей таких детей?

 «Все лучшее детям – до их старости? Дети растут, обгоняя доходы родителей?» Г.Малкин

И не нужно потом удивляться тому, что родителям так тяжело живется, а остальным в их окружении ни до чего нет дела! Вы думаете, что дети испытывают к таким родителям благодарность? Как бы ни так.То, что легко дается, обычно мало ценится, если вообще замечается.

Вывод: Не надо брать всю ответственность, нужно взять только свою!

Зачем родителям стремиться контролировать своего ребенка? Затем, что они рассматривают его как продолжение себя… Вы же контролируете свою руку или ногу? Поэтому для многих родителей это странный вопрос. А как обстоят дела с потребностями более высокого уровня? А никак. Можно ли сказать, что родители уважают своих детей? Понимают и ценят их индивидуальность? «Какая глупость» — с возмущением скажут многие родители. За что их уважать? Взрослых мы уважаем за достижения, у детей их нет…» (ой ли)

Много ли реальной теплоты и понимания интересов ребенка в подобных отношениях? Итак, родители (в лучшем случае) любят детей как часть себя… и все… Уважение к индивидуальности в этой системе отсутствует в принципе.

 К чему это приводит?

Элементарное неуважение к личности в детском возрасте (а личность несомненно есть) обычно распространяется и дальше. Собственно, именно в этом и кроется одна из основных причин конфликтов между поколениями. Дети растут, но родители продолжают считать их своей собственностью, бесцеремонно вторгаясь в их личную жизнь.

Какие такие границы? У многих родителей в принципе отсутствует понятие личного пространства.

Как строится их общение? Как правило, по принципу «мама (папа) лучше знает, что тебе надо». Но ведь и по мере взросления детей мама тоже приобретает все больший жизненный опыт – а значит, снова знает лучше.

Родители стараются привить детям свои привычки и взгляды на жизнь. Им больно от того, что дети оказываются не такими, какими они хотят их видеть, поэтому они безжалостно искореняют любое инакомыслие и отличие, как сорняк. Конечно, из добрых побуждений (так им кажется). Они искренне стараются уберечь своих детей от ошибок. Вот только каким путем? Как правило, путем постоянного поиска недостатков и указания на них… Тем самым, они превращают их в неудачников, как в собственных глазах, так и в глазах самих же родителей. «Благими намерениями вымощена дорога в ад»…

Если родитель считает, что ребенок его продолжение, улучшенная копия, то ребенок неизбежно становится заложником родительских амбиций, комплексов, орудием для сведения счетов как с другими людьми, так и с миром в целом. Он «должен» оправдать надежды родителей, достичь того, что не смогли они, вести правильный по их понятиям образ жизни и т.д. На самом деле мы снова имеем дело с неуважением к личности другого, с отказом ему в праве самому решать, как жить. «Окажи родителям чуточку доверия, и они воспользуются им как ломом, чтобы вскрыть тебя и переустроить твою жизнь, лишив ее всякой перспективы»(Дуглас Коупленд) А «против лома, нет приема»…

Родительское тщеславие способно как помочь ребенку – поддержать в достижении результатов на собственном пути и после принести обоснованное чувство гордости за него, так и серьезно осложнить жизнь.

Сценарий в этом случае может развиваться несколькими путями:

1. Успешная реализация предписанного сценария ценой огромных  усилий, дающая-таки родителям возможность гордиться ребенком, но идущая вразрез с его подлинными интересами. При этой схеме страдает сын / дочь.

2. Разочарование родителей по поводу неуспешности жизни сына (дочери), который либо не сумел реализовать предписанный родителями сценарий из-за отсутствия склонностей, либо и не пытался этого сделать. При таком развитии ситуации страдают как родители, так, скорее всего, и их дети. Осознание того, что разочаровал близких людей – более того, родителей (первые и, как правило, самые значимые фигуры в жизни любого человека) – может быть невыносимым грузом.

3. Достижение успеха вопреки желаниям родителей, возможно – реализация антисценария. При этой схеме, даже если жизнь человека складывается успешно и с его, и с общепринятой точек зрения, родительская гордость не имеет каких-либо оснований. Ведь успех достигнут не благодаря, а вопреки родителям и, фактически, служит опровержением их собственных убеждений, ценностей, а в конечном счете, всего их жизненного опыта (т.е. их жизни в целом). Такой вариант развития событий порой благоприятен для самого ребенка, его реализовавшего, но, как правило, не для родителей.

Следует помнить: любой сценарий (хоть прямой, хоть «антисценарий») – это жесткая схема, ограничивающая гибкость, мобильность, адаптивность личности. Если стремление опровергнуть сценарий, предписанный родителями, начинает определять жизнь человека, оно может завести его столь же далеко от его главной задачи – самореализации – как и покорное следование их воле.

Основная задача родителей – создать условия, в которых ребенок постепенно сможет научиться опираться на себя, обращаться к собственным ресурсам и развивать способность самому удовлетворять свои потребности. Главный отличительный признак хорошего родителя — он видит в ребенке человека (личность), а не «материал», из которого можно «вылепить» все, что родитель считает нужным.

К сожалению, многим родителям в голову не приходит, что радость за успех детей, признание их самостоятельности в его достижении и просто уважение к их индивидуальности также могут быть вкладом в создание детьми их собственной уникальной жизни.

А что касается основного орудия воспитательного процесса – критики и указания на ошибки, то «что посеешь, то и пожнешь».

Притча:

«Однажды к мудрецу пришел человек.

— Ты мудрый! Помоги мне! Мне плохо. Моя дочь не понимает меня. Она не слышит меня. Она не говорит со мной. Она жестокая. Зачем ей сердце?

Мудрец сказал:

— Когда ты вернешься домой, напиши ее портрет, отнеси его дочери и молча отдай ей.

На следующий день к мудрецу ворвался разгневанный человек и воскликнул:

— Зачем ты посоветовал мне вчера совершить этот глупый поступок!? Было плохо. А стало еще хуже! Она вернула мне рисунок, полная негодования!

— Что же она сказала тебе? — спросил мудрец.

— Она сказала: «Зачем ты мне это принес? Разве тебе недостаточно зеркала?»

Главное, что дети унаследовали от родителей – это привычку критиковать. Дети выросли такими, какие они есть рядом с ними. Оценивающими и критикующими, знающими «как надо», «как правильно» быть родителем. Родителем вообще и нашим в частности. Когда-то их родители много рассказывали им, что значит быть «хорошим» ребенком, теперь их очередь. Родители ведь считают возможным сравнивать детей с кем-то еще (в подавляющем большинстве случаев не в их пользу). Тогда почему они удивляются, что взрослые дети сравнивают родителей с кем-то? С кем-то, кто достиг большего, дал своим детям больше? «Уважение? За что уважать моих родителей, спрашивает взрослый ребенок – «Какая глупость» Взрослых мы уважаем за достижения, у моих родителей их нет…» (знакомая фраза, правда?).





Критикуя, воспитываешь лишь критиков. Сам критикуешь, а в ответ хочешь лишь благодарности и уважения? Но, откуда дети этому научатся, если родители им только замечания делают, тем самым прочно вбивая в голову идею, что они неудачники и все что они делают недостаточно хорошо?

Мы втянуты в круговой процесс неуважения.Воспитать в детях — уважение, если ты сам – НЕ УВАЖАЕШЬ других, НЕВОЗМОЖНО. Как обстоят дела у родителей с уважением других людей? Например, собственных родителей? «Что ты сам сделаешь для родителей своих, того же ожидай и себе от детей» (Питтак).

Уважению, благодарности и признанию достижений тоже учить надо, желательно на личном примере. «И как хотите, чтобы с вами поступали люди, — так и вы поступайте с ними» (Лк. 6: 31).

Притча:

«Один человек зашел в магазин и к своему немалому удивлению увидел, что за прилавком стоит Сам Бог.

Помявшись, посетитель все же решился подойти и спросил:

— Что Вы продаете?

— Чего желает ваше сердце? – сказал Бог.

Недолго думая покупатель ответил:

— Я хочу счастья, мира в душе и свободы от страха… для себя и для всех остальных.

На это Бог сказал:

Это можно. Но Я здесь не продаю плоды. Только семена».

Взрослые дети по-прежнему нуждаются в обратной связи, совете, помощи и одобрении родителей. Можно спорить насколько сильно (это зависит от того является ли родитель по-прежнему для них авторитетом) но с уверенностью можно сказать, что они нуждается в поддержке гораздо больше, чем в критике, негативных замечаниях и отрицательных оценках. Детям (в любом возрасте) очень важно получить от родителей подтверждение своего успеха, достижений, удачного освоения новых социальных ролей.

Почему родители не понимают этого? Почему так много критикуют и упрекают?

1. Родители переносят на детей свой собственный опыт, создавая атмосферу воспитания через критику, в которой воспитывались сами.

2. Родители оценивают успехи детей, сравнивая их с тем, как относятся к собственным достижениям. И если они считают себя неудачниками, то им трудно признать успехи своих детей. Тот, кто не уважает себя, не способен уважать других. К сожалению, очень часто можно наблюдать, как самоутверждение одних осуществляется через поиск недостатков или обесценивание других. Подчас это происходит неосознанно, интуитивно и привычно, а иногда даже подчеркивается как ведущий жизненный принцип: «Ошибки надо находить, чтобы их изживать».

3. Дети нередко идут путем, в котором родители узнают самих себя (родительский сценарий). Предостерегая и ругая детей, они фактически критикуют самих себя в прошлом» (Н. Манухина).

Самое главное вовремя понять, что дети выросли. Иначе детям ничего не остается, как отстраняться от родителей или даже избавляться от них, как от старого балласта, — уехав куда-нибудь подальше. Какое уж тут уважение и благодарность…

Основой требований уважения к родителям является суждение о том, что пожилой человек заслуживает почтения уже потому, что он старше («Мы жизнь прожили! Доживешь до моих лет…»).

Однако, как не жестоко это звучит, теоретически человек старшего возраста заслуживает уважения:

  • за то, что он о нас заботился и теперь вправе рассчитывать на ответную заботу;
  • с годами он приобрел бесценный жизненный опыт.
За заботу, несомненно, спасибо – заботились, как умели и действительно вправе ожидать от нас ответной поддержки. Ожидать, а не требовать (как бы ни возмущало это многих родителей!).

«Родители и учителя – это в первую очередь дающие, а дети и ученики – берущие. Правда, родители тоже получают что-то от своих детей, а учителя от своих учеников. Но равновесия это не восстанавливает, а лишь смягчает его отсутствие. Но родители сами были когда-то детьми, а учителя – учениками. Свой долг они погашают, передавая следующему поколению то, что получили от предыдущего. И ту же возможность имеют их дети и ученики»(Хеллингер Б.И.)

По сути, вообще неправильно рассматривать этот процесс как возвращение долга. Ведь невозможно отдать долг за жизнь, которую подарили нам родители. Такой долг никогда не может быть «погашен». А требование его вернуть вызывает протест детей: «Я вам ничего не должен», «Воспитывая меня вы лишь выполняли свой родительский долг» (причем для многих детей: «Родительский долг растет по мере погашения» (Г.Малкин), «Я вас не просил меня рожать». Если жизнь и забота о нас – это долг, то его можно вернуть только тому, у кого брал. Такая точка зрения останавливает течение жизни, порождая у детей вину, отчаяние и злость, а у родителей, которых «кинули», не вернув то, что взяли в долг, ощущение бессмысленности прожитой жизни. 

Можно ли исправить такие отношения? В подавляющем большинстве, можно (было бы желание). Каким образом? Решится вступить в диалог. Разобраться во взаимных ожиданиях (ведь они не всегда очевидны для другой стороны!). Выразить свои чувства, ведь там, где есть такая ненависть, обязательно есть и любовь. Просто взаимные обиды не дают ей возможности «выйти наружу», как могильная плита перекрывают доступ к свободе от взаимных обвинений, критики, недовольства. Те родители, которые искренне радуются достижениям своих детей, всегда остаются нужными и желанными для них. Их дети признают, что многому хорошему и полезному их научили родители.

Признание другого делает свободным самого себя. И тогда появляется радость общения. И звучат слова принятия, благодарности в адрес друг друга (именно друг друга). А о том, как будет происходить это общение всегда можно договориться. Как «взрослый» с «взрослым». Ведь в норме родители не живут только ради детей, только их жизнью, они имеют свои интересы, строят отношения со многими людьми. Не хранят все «сбережения» (вклады) в одном банке…

Конфликт «отцов и детей» — вечен. Любое общество представляет собой систему взаимодействия возрастных слоев, а его развитие – это последовательная смена и преемственность поколений, которая всегда избирательна: одни знания, нормы и ценности усваиваются и передаются следующим поколениям, другие, не соответствующие изменившимся условиям, отвергаются или трансформируются.

Родители и дети смотрят на мир с разных точек зрения. Дети хотят перемен, родители сдерживают прогресс, вызываемый детьми, чтобы переход от старого к новому прошел более гладко. «Молодым кажется, что старики глупы, но старики-то знают, что молодые — дурачки!» (Агата Кристи). Важно не забывать о взаимном уважении (именно взаимном, а не прятаться за фразой «яйцо курицу не учит»), признавать право на инакомыслие.

Так кто должен начать движение навстречу (если есть желание наладить отношения)? Дети или родители?

Тот, кто мудрее.

Если это родители, то не им ли следует первыми сделать шаг навстречу детям? Если это дети, то не пора ли им прекратить строить стены, и начать строить мосты? Но, ведь в большинстве случаев, и те и другие считают, что их дело требовать (любви, заботы, уважения, благодарности). Требования -это путь в никуда. Так может пора изменить направление (перейти от движения «от» друг друга к движению «к»)? А если не получается, пойти на терапию, где специалист, не вовлеченный в семейные «разборки», поможет наладить контакт… опубликовано 

 

Автор: Тина Уласевич

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.b17.ru/article/7437/

О Платах и Расплатах или 4 жизненные установки

Поделиться



  Все в этом мире не ново, В гору не закатится шар Доктор в каждом видит больного, Пожарный всюду видит пожар. Летчик видит синее небо, Пограничник видит врага, Странник видит край, где он не был И только рыбак рыбака   Пьющий видит все, что не пили, Кошка всюду чует мышей, Оперу мерещится киллер, Киллер в каждом видит мишень. Адвокат в каждом видит клиента, Прокурор в каждом видит ЗеКа, Электрик видит синюю ленту, И только рыбак рыбака…   (Машина времени.  «Рыбак рыбака»)  

Помните песню Сергея Шнурова «Никого не жалко»? В ней есть такие слова:

Все мы герой фильмов про войну, Или про первый полет на луну, Или про жизнь одиноких сердец, У каждого фильма свой конец… Вы никогда не задумывались, почему у каждого из нас свой «фильм» (маленький фильм в одном огромном общем фильме жизни), своя роль и, главное, свое завершение истории? Почему в жизни все как в поэме У. Блейка «Изречения невинности»:

Темной ночью и чуть свет Люди явятся на свет Люди явятся на свет А вокруг — ночная тьма... И одних ждет счастья свет А других несчастья тьма Если верить Э.Берну (и его последователям), то любой взрослый человек имеет свой собственный, отличный от других, жизненный сценарий, который основан на определенной жизненной позиции. Жизненная позиция – это совокупность основных представлений о себе, окружающих и мире, которые призваны оправдать решения и поведение человека.





Поскольку наш мозг работает по принципам, сходным с работой компьютера, то любому пользователю, очевидно, что машина на выходе может выдать только тот результат, получение которого было предопределено программой на входе. От родителей нам досталась материнская плата (физиологические особенности и т.д.), остальное «грузят» после рождения. Лет до пяти ваш компьютер загружается, а затем начинает функционировать самостоятельно (относительно самостоятельно!), дополняя, набирая новое и совершенствуя свое программное обеспечение.

На основе всего этого багажа человек и выстраивает свои взаимоотношения с миром в рамках определенного жизненного сценария, а жизненная позиция — это некая «болванка» (черновик или заготовка) этого сценария. Человек, разумеется, не механизм, но очень многое в нашей жизни зависит от «исходника» — основной жизненной позиции.

 

Таких позиций четыре:

  • Я-благополучен, Ты-благополучен;
  • Я-неблагополучен, Ты-благополучен;
  • Я-благополучен, Ты-неблагополучен;
  • Я-неблагополучен, Ты-неблагополучен.
Попробуйте определить, к какой группе относитесь вы.

Какая из жизненных позиций вам ближе всего?

1. Вам кажется, что «Жизнь стоит того, чтобы жить».

В вашей жизни все хорошо и в целом вас окружают благополучные люди. Вам легко устанавливать и поддерживать взаимоотношения, вас не раздражают ошибки окружающих, вы терпимы к недостаткам других. Чувствуете себя вполне самодостаточным, внутренне свободным и счастливым. Кроме того, вы вообще не думаете о том, что вы лучше или хуже других. Вы просто живете и радуетесь.

2. Вам кажется правильным лозунг: «Жизнь других стоит того, чтобы жить, моя жизнь не стоит того, чтобы жить».

Все вокруг счастливы, довольны жизнью, а вот с вами что-то не так. Ну не везет вам. Сколько ни пытаетесь — не идут дела…Вы чувствуете неуверенность в своих силах, склонны впадать в зависимость от других людей, которые обладают властью и признанием. Вы периодически испытываете зависть к чужим успехам и чувство собственной несостоятельности.

3. Вам нравится лозунг: «Моя жизнь гораздо ценнее, чем жизнь остальных».

Вы уверены, что достойны самого лучшего. Большинство людей не так хороши, как вы. У них (в отличие от вас) полно недостатков, от которых им надо срочно избавиться. Вам важно любой ценой доказать свою правоту, указать на чужие промахи, подчеркнуть свое превосходство.

4. Вам ближе лозунг: «Жизнь не стоит того, чтобы жить».

Все плохо. С вами, с окружающими и с миром в целом. Жизнь полна разочарований. Вы живете с ощущением полной беспомощности. Нет сил и желания что-то менять, кажется, что лучше уже никогда не будет.

Узнали себя? Давайте подумаем, почему все именно так.

Как формируется наша «картина мира»? Под влиянием чего (кого) некоторые из нас решают, что мир – это огромный «шведский стол», где все есть, а у них статус «все включено», а другие искренне верят, что мир – это поле битвы, в которой у них нет шансов выжить?

По мнению Клода Стайнера, еще до рождения у любого ребенка складываются некие исходные представления, впоследствии задающие все его отношение к жизни в широком смысле слова (да и саму по себе жизнь). Представление о том, насколько благополучен он сам, насколько благополучны другие и насколько благополучен мир, в котором ему предстоит жить.

С.Ковалев считает, что «у подавляющего большинства детей к моменту рождения эта позиция соответствует идеальному варианту «все благополучно»: я, другие и мир (к редким исключениям относятся те, кого хотели убить еще в утробе матери, сделав аборт; или те, вынашивание которых происходило с выраженными патологиями). Однако далее, травма рождения, родительское программирование и воздействие значимых других, приводит к тому, что основная жизненная позиция пришедшего в этот мир человека меняется, а после фиксируется».

Т.Э.Харрис, опираясь на работы Адлера и Салливана, утверждает, что первой в жизни ребенка возникает установка «Я-неблагополучен, Ты-благополучен», причем как единственно возможная. Именно относительно нее потом происходит наращивание сравнительных оценок, на основе которых формируется окончательная установка взрослого человека. Таким образом, изначально мы все слабые и беспомощные жертвы, «выброшенные» в мир, и зависимые от окружающих.

По мнению Харриса, следуюшей формируется установка «Я-неблагополучен, Ты-неблагополучен», когда ребенок обнаруживает, что его не всегда понимают и принимают. Тогда он делает вывод, что с окружающими что-то не так, не в порядке. И переносит это заключение на весь мир (мир неблагополучен).

По Харрису третья установка «Я-благополучен, Ты-неблагополучен» формируется на втором-третьем году жизни. При этом она в основном характерна для детей, подвергавшихся раннему насилию. Спасая свою жизнь после проявлений жестокости, ребенок отстраняется от окружающих, обвиняя их в своих страданиях. «Я-благополучен! Вы – нет», заявляет он своим мучителям.

Харрис: «К концу третьего года жизни какая-то из этих трех установок фиксируется каждым человеком. Они рождаются из эмоций и мало подвержены влиянию поступающей извне информации, которая могла бы их изменить».

Харрис считает, что в отличие от трех предыдущих, четвертая установка «Я-благополучен, Ты-благополучен», осознанная и словесно оформленная. «В ее основе лежат мысль, вера и стремление к действию. Она не только допускает принятие намного большего объема информации о себе и других, но также включает и учет еще не пережитых ощущений, которые воплощены в понятиях философии и религии» (Харрис).

Думаю, не вдаваясь в детали, можно сказать, что все мы рождаемся победителями уже в силу того, что вообще появились на свет – победили небытие. И, конечно, никто не будет спорить с Харрисом, что к установке «Я-благополучен, Ты-благополучен» можно прийти осознанно.





Давайте более подробно рассмотрим каждую из четырех жизненных позиций:

Начнем с установки «Я-благополучен, Ты-благополучен».

Это позиция соответствует позиции «основного (базового) доверия», описанной Эриком Эриксоном, которая представляет собой «такое состояние дел, при котором младенец чувствует, что он живёт в гармонии с миром и всё в мире находится в гармонии с ним». В первую очередь речь идет о взаимодействии с матерью, ведь до определенного периода мама составляет весь мир ребенка.

По тому, как за ними ухаживают в младенчестве, дети узнают, заслуживает ли окружающий мир доверия. Если их потребности удовлетворяются, если к ним относятся с вниманием и заботой и обращаются с ними довольно последовательно, у детей складывается общее впечатление о мире, как о месте безопасном и достойном доверия.

О тех немногих, которые сумели сохранить фиксированную эмоциональную установку «Я благополучен — другие благополучны» ничего особенно говорить и не нужно: во-первых, они, как правило, ни в какой психологической помощи не нуждают¬ся, а во-вторых, таковых действительно просто очень мало. Они счастливчики (Победители). Те, кто живет по принципу: «Живи и радуйся». Мир для них – в целом бесконечный солнечный день, и даже, если тучи закроют солнце, они знают, что солнце было, есть и будет.

Они уверены в своих силах, не сомневаются, что достигнут успеха (а ведь для успеха обязательно необходима вера в его возможность), если сталкиваются с трудностями, то рассуждают так: «Да, жизнь меня потрепала, побила. Но «все, что нас не убивает, делает нас сильнее» (Ф.Ницше) и продолжают идти к своей цели (именно к своей – цели они определяют сами), дело не в том, что Победители никогда не совершают ошибок, но они способны на них учиться:

Автобиография в пяти коротких главах

Глава первая

Я гуляю по улице. В тротуаре глубокая яма. . Я проваливаюсь в нее. Я потеряна, я в отчаянии. Но это не моя вина Мне понадобилась целая вечность, Чтобы выбраться наружу. Глава вторая

Я гуляю по той же улице. В тротуаре глубокая яма. Я притворяюсь, что не вижу ее. Я проваливаюсь в нее вновь. Не могу поверить, что я в том же самом месте. Но ведь это не моя вина? Мне еще потребуется немало времени, Чтобы выбраться наружу. Глава третья

Я гуляю по той же улице. В тротуаре глубокая яма. Я вижу ее. Я все еще проваливаюсь в нее... … это привычка, но глаза мои открыты. Я знаю, где я нахожусь. Это моя вина. Я выбираюсь наружу немедленно. Глава четвертая

Я гуляю по той же улице. В тротуаре глубокая яма. Я обхожу ее. Глава пятая

Я гуляю по другой улице.

(П. Нельсон)

Победители доверяют себе и окружающему миру (секрет психологии победителя прост: в основе такой психологии лежит привычка к позитивному мышлению). Чудо живет там, где в него верят.

Победители «дышат любовью»:

Как дышит шар, где ангелы и птицы Летают над планетой голубой… (Ю.Мориц)

Они знают, что:

В какой ни окажешься яме, Ты выкуп заплатишь люблями, Люблями и только люблями, - Иначе ты будешь рабом, Затравленным, битым, убитым Событьями, пошлостью, бытом И всем, что творится кругом… (Ю.Мориц)

Они любят жизнь и она часто отвечает им взаимностью…

А что происходит с остальными?

Почему большинство детей меняют свою позицию? Почему мир для многих – бесконечная ночь?

Ребёнок меняет позицию лишь в том случае, если что-то вмешивается в его взаимозависимость с матерью, например, когда ребёнок ощущает, что мать перестаёт защищать его и заботиться о нём, как она делала это ранее. В ответ на неблагоприятные обстоятельства ребёнок может решить, что он – не благополучен или, что другие люди не благополучны, прейдя из состояния основного доверия в состояние принципиального недоверия.

 

Например, человек принимает в качестве основной экзистенциальной позиции принцип «Я неблагополучен — другие благополучны».

Происходит такое изменение:

  • как из-за беспомощности ребенка, его целиком и полностью зависимого положения во время и после родов,

  • так и вследствие более поздней его заброшенности родителями и значимыми другими.

Для маленького ребенка окружающие его взрослые – огромные великаны, которые могут, как позаботиться о нем, так и уничтожить. Ребенок первое время верит, что он управляет этими Большими и Сильными Взрослыми (с помощью «плача» может вызвать маму).

Так древние люди верили, что с помощью определенных ритуалов могут вызвать дождь. Но, постепенно убеждается, что на самом деле от него ничего не зависит. Например, мама верит, что к плачущему ребенку подходить не стоит (пусть привыкает быть один), или мама становится адептом кормления по часам (и тогда кричи, не кричи, кормить будут тогда, когда посчитают нужным).

Начиная ходить, дети открывают для себя возможности своего тела и способы управления им. Когда ребенку удается сделать что-либо самостоятельно, он обретает чувство самоконтроля и уверенности в себе. Но если ребенок постоянно терпит неудачи и его за это наказывают или называют неряшливым, грязным, неспособным, плохим, он привыкает испытывать стыд и сомнение в собственных силах.

Рано или поздно многочисленные фрустрации потребностей ребенка находят свое выражение в ощущении беспомощности и ненужности себя («я не благополучен») при полном или относительном признании благополучия определяющих его жизнь и управляющих ею всесильных взрослых («другие благополучны»).

«Люди с экзистенциальной позицией «Я- Другие+», как правило, «стартуют в жизнь» с убийственным напутствием «Не будь» (здоровым, счастливым, успешным и т.д. и т.п.)» (С.Ковалев).

Люди с подобной жизненной установкой – зависимы от окружающих. Самые волнующие и приятные чувства приходят к ним от внешнего мира, им трудно (иногда вообще невозможно) найти удовольствие внутри себя.

«Я- Другие+» — это детская позиция, неадекватная для взрослого человека. Разница в том, что в норме ребенок, получив необходимую ему поддержку, развивается и совершенствуется, а зависимый взрослый паразитирует на партнере, так и не научившись обходиться без других.

Ведь, если для вашего выживания необходим другой человек, значит, в ваших отношениях нет выбора, нет свободы. Это не любовь, а необходимость. Двое любят друг друга, если они вполне способны обойтись друг без друга, но выбрали совместную жизнь. Зависимость – это неспособность испытывать полноту жизни и действовать без опеки и заботы со стороны партнера.

«Зависимость у физически здоровых людей – патология. Конечно, каждый человек, каким бы взрослым и зрелым он ни был, хочет хотя бы изредка быть объектом чьих-то забот, ищет и желал бы иметь в своей жизни некую образцовую личность с материнскими и/или отцовскими функциями. Но эти желания и чувства у большинства людей не являются доминирующими и не определяют развитие их индивидуальной жизни.

Если же они управляют вашей жизнью и диктуют само качество вашего существования, то, значит, у вас – зависимость. Люди, страдающие такими нарушениями, т. е. пассивно зависимые люди, столь интенсивно стараются быть любимыми, что у них не остается сил, чтобы любить.

Они подобны голодающим, которые постоянно и всюду клянчат еду и никогда не имеют ее вдосталь, чтобы поделиться с другими. Словно таится в них некая пустота, бездонная яма, которую невозможно наполнить. У них никогда не бывает ощущения завершенности, наполненности; наоборот, постоянно бьется мысль: «Какой-то части меня не хватает»» (Пек. М.С.).

Зависимые не переносят одиночества. Из-за такой неполноты они по-настоящему не ощущают себя личностью; фактически, они определяют, идентифицируют себя только через отношения с другими людьми. Соответственно, их отношения с партнером, при всей драматической видимости, отличаются удивительной пустотой.

Сильное чувство внутренней пустоты и потребность ее заполнить приводят к тому, что самая мысль о потере другого столь страшна, что люди с жизненной позицией «Я- Другие+» не переносят действий, которые уменьшают зависимость и увеличивают свободу этого другого.

Внутреннее чувство пустоты — прямой результат того, что их родители не сумели удовлетворить детскую потребность в любви, внимании и заботе. Если ребенок вырастает в атмосфере, где отсутствуют – или проявляются слишком редко и непоследовательно – любовь и забота, то и взрослым он будет постоянно испытывать внутреннюю неуверенность, ощущение «мне чего-то не хватает, мир непредсказуем и недобр, и сам я, видимо, не представляю особой ценности и любви не стою, поэтому, чтобы выжить мне необходимо найти кого-то более сильного, кто может позаботиться обо мне».

Зависимый человек постоянно сражается, где только может, за каждую кроху внимания, любви или заботы, и если находит, то вцепляется в них с отчаянием, его поведение становится не-любовным, а манипулятивным и лицемерным, он сам разрушает отношения, которые так хотел бы сохранить.

Он цепляется за отжившие отношения, которые давно пора порвать. Нет ничего хуже, чем позволить себе быть зависимым от другого человека – это худшее, что можно с собой поделать. Как ни цинично это звучит, но лучше уж быть зависимым от вещества. Если вы алкоголик, то алкоголь вас никогда не подведет. Если он есть, то всегда сделает вас счастливым.

Но если вы ожидаете, что вас сделает счастливым другой человек, то вам предстоят бесконечные разочарования. По сути, вовсе не случайно наиболее частым отклонением у пассивно зависимых людей (помимо их взаимоотношений с другими) оказывается зависимость от алкоголя или других наркотиков.

Это люди «привыкающие». Они привыкают к ближним, высасывают и пожирают их, а если ближние отсутствуют или не даются, то в качестве заменителя обычно выбирается бутылка, игла или порошок. Такие люди нацелены на то, чтобы брать, а не давать.

Зависимые отношения способствуют инфантилизму, а не развитию, служат заманиванию в ловушку и связыванию, а не освобождению. Зависимые люди, как будто, привязывают свое сердце к другому, и когда другой отдаляется, это «рвет» их сердце по живому, когда же он уходит, им кажется, что они умирают. И в буквальном смысле зависимые «люди с установкой «Я- Другие+» часто видят решение своих проблем в самоубийстве» (С.Ковалев).

Это вовсе не значит, что, столкнувшись с серьёзной проблемой, человек немедленно начнёт искать веревку, табурет, гвоздь и кусок мыла («здравствуй мыло душистое и веревка пушистая»). Самоубийство может быть очень растянутым во времени и совершаться в любой из сфер жизни человека.

Например, тот же алкоголизм, является «прекрасным» способом долговременного и не лишенного определенного «удовольствия» самоубийства. Сразу во всех сферах: социальной, ибо с большой долей вероятности человек постепенно опустится на дно; профессиональной, поскольку с работы наверняка рано или поздно выгонят; семейной, так как партнер, скорее всего, уйдёт; и, конечно же, физической, организм долго не выдержит.

 

Бывает (но значительно реже), что человек принимает другую основную экзистенциальную позицию: «Я благополучен — другие неблагополучны».

Обычно происходит это в силу двух причин:

  • либо подчеркивания превосходства ребенка над прочими и остальными (когда он растет в атмосфере всепрощения, почитания себя, но принижения и подавления других),

  • либо наоборот, при постоянных унижениях, угрожающих здоровью (как психическому, так и физическому), а то и самой жизни (когда для того, чтобы преодолеть свою приниженность и беспомощность, а то и просто выжить, ребенок как бы «опускает» мучителей, признавая их неблагополучие; и возвышает себя; любым образом оправдывая собственное благополучие и, возможно, исключительность). Если мир ребенка причиняет ему боль, вызывает стресс и угрожает безопасности, то он учится ожидать от жизни именно этого и считать, что она не заслуживает доверия.

Экзистенциальная позиция «Я+ Другие -» на первый взгляд более перспективная по сравнению с предыдущей, так как, кажется, что она дает больше возможностей для формирования сценария победителя. Речь в данном случае обычно идет о человеке с нарциссическим типом личности. Нарциссы действительно часто добиваются в жизни очень многого. Вот только расплата у них отнюдь не благополучная: перфекционизм приводит к болезням от перенапряжения, неспособность строить близкие отношения ведет к одиночеству.

С.Ковалев считает, что люди с установкой «Я+ Другие -» получили базовое предписание родителей «Не сближайся», которое можно выполнить, только исходя из сценария «жизнь без чувств» (живя без них и становясь обречённым на одиночество).

Контакты с такими людьми «токсичны». В больших дозах нарциссы ядовиты и концерогенны. Они разрушают других людей. Нарцисс – яркий и амбициозный эгоцентрик, испытывающий чувство превосходства, грандиозности, которая граничит с манией величия. Парадоксально, что за яркой «упаковкой» скрывается пустота, отсутствие самодостаточности и тревога. Это люди, которые скрывают собственную уязвимость не только от других, но и от себя. Они завоевывают окружающих, «пленяют» своим очарованием, а затем безжалостно манипулируют «пленниками».

Они ведь любят – как едят Кругом – объедки и огрызки… (Ю.Мориц)

Им нравится доминировать, играть чувствами других (как правило, людей с ярко выраженным чувством вины и стыда), то приближая, то отдаляя их от себя, а затем, когда наиграются, отбрасывать их за ненадобностью, эмоционально выжав, высушив полностью. Люди для них – объекты, которые можно использовать в своих интересах. Внутри нарциссы холодные как глыба льда, они не способны испытывать теплые чувства к кому бы то ни было. Их жизнь – это театр одного актера.

Шоу заканчивается, как только выключаются камеры и исчезают зрители. Они держат других людей на дистанции. Дистанция – их защитная реакция, с помощью которой они стараются избежать новых травм и разочарований. Неудивительно, что их отношения с партнером длятся недолго. Они бояться зависимости.

Внутреннюю дыру, они заполняют восхищением толпы, питаясь эмоциями других, используя их как топливо для своего грандиозного костра. Восхищаться кумиром проще на расстоянии. Ну а «если кто-либо всё же пожелает приблизиться, создав тем самым проблему, всегда остаётся дверь выхода: убийство» (С.Ковалев).

Убивать ведь можно не только тела людей. Убийца может даже не догадываться о том, что он им является. Это может быть бесстрастный, безразличный ко всему окружающему человек, который с целью или без неё давит как танк чужие чувства. Чуть кто-то высунется со своей радостью или болью — хлоп, чьи-то язвительные слова, и раздавлена искра веры в человеке. Нарцисс – это человек — убийца.

…Он наполнит тебя грязью, Он считает тебя мразью… (А. Лончакова)





Наконец, еще реже, но все же бывает, что человек принимает еще одну — самую безнадежную — экзистенциальную позицию: «Я неблагополучен — другие неблагополучны». 

Эмоциональную установку безнадежного отчаяния и опустошающего душу бессилия, когда все, что остается, только падать, «тонуть» дальше, опускаясь на самое дно, и обреченно ждать, когда же все это, наконец, кончится.

Последняя из четырёх экзистенциальных позиций – «Я- Другие-» безусловно, чревата возникновением сценария проигравшего (свою, собственную жизнь – как бы побеждённого этой жизнью). Это депрессивная позиция – самая бесперспективная из перечисленных.

Речь идет о ситуации, сходной с моментом, когда ребенок в матке чувствует нехватку кислорода, окружающее его (до этого такое мягкое и безмятежное!) пространство сжимается, давит. Малыш и рад бы выбраться, бороться, но выход из матки еще закрыт, бежать некуда.

У людей, зафиксировавшихся в матрице жертвы всегда всё плохо. Они боятся сделать лишний шаг. Им кажется, что все их обижают, весь мир против них. Это люди, живущие в постоянном ощущении, что выхода нет. Они не умеют радоваться, им сложно видеть хорошее.

В остальных трех жизненных позициях – человек способен кого-то любить – себя, других (и тех и других). В состоянии депрессии человек не любит никого. Единственное чувство, которое сохраняется при отсутствии любви – это чувство ничтожности и бессмысленности любого начинания. Это жизнь полная скорби.

Человек заключен в одиночную камеру собственного тела, таймер включен, а в конце пути – смерть. Депрессия медленно подрывает человека, как ржавчина разъедает железо. В результате обрушивая всю конструкцию. Это долгий путь в никуда: от момента, когда ржавчина только появляется, через период обрушения отдельных секций (сфер жизни) до момента полного обвала сооружения. Невыносимо чувствовать, как ты превращаешься во что-то бессильное, ощущать, что ты настолько слаб, что тебя может снести любым случайным порывом ветра.

При депрессии мир теряет всякую ценность, и, соответственно, жизнь теряет всякий смысл, из нее исчезают краски, мир становится блеклым, ты смертельно устал, тебе все надоело, нет интереса ни к чему, ведь утрата смысла – это утрата живого чувства. Все плохо, все ужасно, все кончено.

Все окрашено в мрачные тона, ничего не радует, не трогает, все безразлично … Хочется завернуться с головой в одеяло, чтобы не видеть и не слышать потерявший всякий смысл мир, погружаясь в депрессивную спячку, прообразом которой является пребывание в утробе матери (до начала родового процесса).

Ты чувствуешь, как депрессия высасывает из тебя жизнь и понимаешь, что лучше было бы умереть самой страшной мучительной смертью, чем находиться в таком парализующем отупении, но нет сил принять окончательное решение. Заканчивается тем, что ты понимаешь, что отсутствуешь в себе самом…и сходишь с ума…

Мой мозг стал скорее Не органом мысли, Но машиной; фиксируя Мгновенье за мгновеньем различные Степени собственной муки. (Стайрон)

С.Ковалев, считает, что «всё это происходит (и исходит) из-за базового предписания родителей «Ум бесполезен» (оно может быть запросто и спокойно дано папой и мамой, которые, например, в силу собственной неполноценности – не обязательно умственной – не любят своего ребёнка именно тогда, когда он этот самый ум демонстрирует). В результате несчастное дитя принимает в качестве исходного сценарий «Жизнь без ума», и буквально становится идиотом, точнее, человеком с низким практическим (для реальной жизни) и теоретическим (для обдумывания оной) интеллектом.

Это все те, кто постоянно покупаются на посылы шарлатанов и лохотронщиков: за бесценок продают свои квартиры; и глупо отдают собственные жизни в угоду тому, что они даже не понимают… Потенциальные бомжи: обитатели трущоб и ночлежек, для которых дверь выхода в виде сумасшествия является не только расплатой, но и блаженным исходом...»

Конечно, ни одна из трех последних перечисленных экзистенциальных позиций не может считаться подлинно благополучной в широком смысле этого слова.

Ведь «люди, живущие с установкой «Я неблагополучен — вы благополучны», во все времена и даже в самых что ни на есть благоприятных условиях живут тяжело и грустно, не претендуют на успех и результат, отказываются от инициативы и ответственности, недостаточно уверены в себе, низко оценивают свои жизнь и деятельность, а также часто и вяло болеют (и психологически, и физически).

Те, что живут с установкой «я благополучен — вы неблагополучны», наоборот, постоянно демонстрируют высокомерие и самодовольство; подавляют и обесценивают других, используя их в качестве инструмента для достижения собственных целей; борются со всеми и вся, терроризируя близких; устраивают бесконечные разборки и обнаруживают врагов даже там, где их никогда не было.

Ну а те, которые буквально существуют с установкой «Я неблагополучен — вы неблагополучны»чаще всего проводят свою жизнь в домах для хронических больных, наркологических, психиатрических и соматических стационарах, местах лишения свободы и даже просто в бомжатниках; и либо кончают с собой, либо бессмысленно и обреченно ждут этого конца, не имея ни сил ни ресурсов на жизнь, и даже не ожидая никакой помощи» (С.Ковалев).

Мы не находимся в какой-то одной определенной жизненной позиции все время, тем не менее, целесообразно говорить о предпочитаемых жизненных позициях, в которых мы проводим большую часть времени при проигрывании нашего сценария. Этот квадрант и будет основной жизненной позицией, которую мы приняли в детстве. Франклин Эрнст разработал метод анализа этих переходов, который он назвал ОК Коррал.

Вместо термина ОК Эрнст использует термин «ОК с собой» или «ОК с тобой», подчёркивая, что позиция человека в данный момент – временная.

Находясь в каждой из четырёх позиций, человек, по мнению Эрнста, ведёт себя соответственно.

Позицию Я-ОК, Ты-ОК Эрнст назвал «сотрудничество». Находясь в ней, человек адекватно оценивает свои возможности, уверен в себе, доверяет другим и получает удовлетворение.

Позицию Я-не ОК, Ты-ОК Эрнст назвал «уход». В ней человек, не верит в свои возможности решить проблему «здесь и теперь», убегает от проблем.

Позиция Я-ОК, Ты-не ОК называется «избавление» и характеризуется тем, что человек не доверяет другим и избавляется от них.

Позиция Я-не ОК, Ты-не ОК проявляется в поведении, мыслях и чувствах, называемых «выжидание». При этом человек игнорирует свои возможности решать проблемы и не доверяет окружающим, он в депрессии и ничего не делает.

 




Может ли человек изменить свою жизненную позицию? Перезагрузить матрицу, в которой он живет?

Может. Например, с помощью достаточно действенной психотехнологии, которую предлагает С.В.Ковалев. Сделать это не так уж и сложно, если вспомнить, что эта позиция реализуется во вполне конкретных убеждениях: о себе, о других и об окружающем мире, и что изменение данных убеждений вполне способно изменить и ее саму.

Итак, вспомните и запишите свои самые негативные мысли:

  • о себе

  • о других людях

  • о мире

Что вы сами думаете о себе и что ваши родители (и другие значимые люди) говорили о вас, что вы думаете о других людях и что ваши родители (и другие значимые люди) говорили вам об окружающих людях, что вы думаете об окружающем мире и что ваши родители (и другие значимые люди) говорили вам об окружающем мире.

А теперь попробуйте перевернуть мир своих представлений, изменив эти убеждения на более позитивные и подкрепив их положительными суждениями, в которые вы верите. Попробуйте жить исходя из новых убеждений, почаще их себе напоминая.

Подобная работа проводится в рамках любого направления терапии. Например, в  гештальт-терапии, она называется работой с интроектами. По сути это процесс инвентаризации содержимого вашего багажа: опыта, который вы получили.

В первую очередь от родителей и других значимых взрослых. Для многих самое время понять, что «родительское наследство» – это чемодан без ручки: нести тяжело, а бросить жалко.

Если вернуться к метафоре с компьютером, то время от времени его стоит «чистить», удаляя ненужные файлы, и тем более «вирусы», замедляющие работу машины. А, если не получается сделать это самостоятельно, может пора обратиться к мастеру и поставить надежный антивирусник – научиться осознавать процесс своей жизни, понимать свои истинные потребности, не бояться рисковать при их предъявлении и нести ответственность за последствия своих поступков? И тогда вы искренне сможете сказать:





Ведь:

Жизнь можно считать успешной только в одном случае — если вам удастся прожить ее по-своему.

К. Морли

Успешной «перезагрузки»! опубликовано 

  • Литература, использованная при написания статьи:
  • 1. Ковалев С.В. Мы родом из Страшного Детства, или Как стать хозяином своего прошлого, настоящего и будущего. Феникс, 2006.
  • 2. Берн Э. «Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений; Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы – СПб, 1992.
  • 3. Харрис Т.Э. «Я – окей, ты – окей». – М., 2001.
  • 4. Манухина Н. Созависимость глазами системного терапевта. – М., 2009.
  • 5. Пек. М.С. «Непроторенная дорога»
  • 6. Соломон Э. Демон полуденный. Анатомия депрессии. М., «Добрая книга», 2004.
  • 7. Пономаренко Л. Жизненные установки человека — как основа счастливой жизни
  • 8. Мориц Ю. П. По закону – привет почтальону. – М.: Время, 2005.
  • 9. Джеймс Мюриэл, Джонгвард Дороти. Рожденные выигрывать.Трансакционный анализ с гештальтупражнениями: М.: Издательская группа «Прогресс», «Прогресс-Универс», 1993.
  • 10. Гулдинг М., Гулдинг Р. Психотерапия нового решения. Теория и практика. М.2001.
  • 11. Стюарт Я.,  Джойнс В. Современный транзактный анализ. Санкт – Петербург ,1996 г.
 

Автор: Тина Уласевич



Источник: www.b17.ru/article/7719/

Дочки-матери: работа над ошибками

Поделиться



У любой женщины есть или была мать. Отношения «мать-дочь» — универсальный повод и вечная тема женских разговоров. В соответствии с нашими культурными идеалами, матери положено быть нежной и любящей — и ее дочери тоже.

Но у взрослой женщины возникает множество эмоций, далеко не всегда положительных, когда речь заходит о ее матери. Отношения с матерью могут быть гармоничными, а могут быть — сложными или враждебными. Самое интересное, что они почти никогда не бывают нейтральными. Разбираться в них выпадает на долю всех женщин в тот или иной период их жизни, а может быть, и на протяжении всей жизни.

Я предлагаю поговорить о материнско-дочерних отношениях, которые в течение жизни претерпевают неизбежные изменения. Необходимо знать обо всех важных этапах развития отношений в паре «мать-дочь», чтобы сохранить теплые чувства, в которых нуждаются все женщины и не делать серьезных ошибок.



К сожалению, нередки случаи, когда мама из близкого человека становится для дочери врагом, в то время как сама она считает, что дочка от нее отдалилась.

Специалисты в области семейных отношений разделили отношения между мамой и дочерью на три этапа:

1. Мама обними меня;

2. Мама отпусти меня;

3. Мама отстань от меня.

В действительности, отношения гораздо более многогранны. Поэтому разговор лучше начать с самых распространенных ошибок в системе «мать-дочь». Эти ошибки лучше не допускать при воспитании своего ребенка. Cтатья основана на тексте выступления Екатерины Елисеевой: Мама и дочка: когда не все гладко.
 

1. Я сделаю из тебя то, чем не стала сама.

Дочь в символическом смысле является для матери зеркалом, в котором та видит собственное отражение. Женщины подсознательно отождествляют дочь с собою. Нередко матери даже трудно понять, где проходит граница между нею и дочерью.

Неявным, а иногда и явным образом мать сообщает дочери, какой она хочет ее видеть, чем дочь может и должна быть, и дочь, вырастая, сознательно и бессознательно соотносит себя с ожиданиями матери. А дальше начинается жестокая борьба за сходство и несходство, от которых страдают обе стороны.

Считая дочь своим «вторым я», «улучшенной версией» женщина старается ее воспитывать сообразно своим представлениям о том, что лучше всего для дочери, пытается компенсировать все недостатки своего жизненного пути. «Пусть у нее все будет не так, как у меня, гораздо лучше».

Часто идеалом выбирается то, в чем не преуспела сама мать, то, о чем она мечтала. Так девочку отдают на танцы, мама мечтала стать балериной, на музыку, мама сама не научилась играть на фортепиано и т.п. При этом многие женщины не обращают внимания на то, к чему стремится сам ребенок, какими способностями он обладает.

Между мамой и дочкой начинаются конфликты. Мать злится, что ребенок не ценит того, что для него делается. А девочка хочет заниматься любимым делом, а не тем, что угодно маме.

Если дочь по своей природе послушна, если она слепо доверяет матери, то она изо всех сил пытается следовать навязываемой жизненной схеме, «впихнуть себя в придуманный образ», испытывая страх не соответствовать идеалу. В этой ситуации конфликт выражается в вечной тревожности дочери «разочаровать маму», а затем и другие значимые «материнские» фигуры. Она пытается загнать «раскол» вглубь себя, и возникает скрытый невроз.

 

«Клетка, которую ощущают многие из нас, — это структура, созданная проекциями наших родителей и главное – матери, которые накладывают на нас эти проекции»

Л.Леонард

 

Потребность доказать что-то своей матери, добиться у нее признания, может стать для женщины навязчивой идеей.

Я написала картину — зеленое небо — и показала матери.
Она сказала: наверное, это неплохо.
Тогда я написала другую,
зажав кисть в зубах — смотри, мам, без рук —
и она сказала: ну что ж, это могло бы заинтересовать кого-то,
кто знает, как это было сделано; но не меня...

Леденящее душу стихотворение Синтии Макдоналд называется «Достижения»: героиня сыграет концерт Гуно с филармоническим оркестром, и мать опять скажет: ну что ж, неплохо. И героиня в следующий раз будет играть с Бостонским симфоническим, лежа на спине и держа кларнет ногами — смотри, мам, без рук. Она приготовит миндальное суфле, сначала так, а потом — без рук и так далее.

Вы уже все поняли: ей никогда не услышать того, ради чего все это делается. Многие из нас тоже так пробовали: не с мамой, так с папой. Финал такой:

Так что я простерилизовала свои запястья,
произвела блестящую ампутацию,
выбросила руки и отправилась к матери.
Но прежде чем я успела сказать: смотри, мам, без рук! —
она сказала: у меня для тебя подарок.
И настояла, чтобы я примерила детские голубые перчатки —
просто убедиться, что с размером все в порядке.

Комментарии излишни.

А как чувствует себя мать?

"Поиск смысла жизни в детях и только в детях может дорого стоить и ей. Он отдает вампиризмом. Возможно, это «поиск суррогата» родительской любви, которую она недополучила в детстве, а дети — что-то вроде наркотика, это волшебное зеркальце, которое всегда скажет: ты самая лучшая мать.

Та, которая слишком стремится быть идеальной матерью, обязательно будет этого добиваться за счет подавления в ребенке всего, что не есть ее идеальное «отражение». Если ребенок — девочка, шансы на освобождение ниже.

«Зеркало» все равно рано или поздно даст трещину — и возникнет напряжение, а то и конфликт. Если нет, дело обстоит еще хуже: вы все встречали пары, где мать и дочь были связаны пожизненным «клинчем», при этом мать была сильней. Зрелище не для слабонервных: никаких подруг, мужчин, вообще ничего, что может «разгерметизировать» эти отношения слияния, симбиоза.

Полная беспросветность, потому что для любви и уважения нужна какая-то дистанция, какое-то пространство. Да, в конце концов, эти две женщины друг другу просто неинтересны — в отличие от матери и дочери, установивших нормальную дистанцию, которым есть что друг другу рассказать, есть над чем вместе посмеяться или всплакнуть".
 

Е.Михайлова

Учитывайте желания ребенка, чтобы не сделать его несчастным.

 

2. Ты у меня в неоплатном долгу.

Когда дочь становится самостоятельной, мама часто не может с этим смириться. Одиночество, неумение организовать личную жизнь приводят к тому, что мать оттягивает на себя максимум дочернего внимания («Я не для того тебя рожала, чтобы…»). Дочь либо становится пленницей маминых капризов, либо возникает конфликт, в котором мать в результате остается одинокой.

Весь ужас такого положения показан в фильме «Пианистка» (1983) Михаэля Ханеке с Изабель Юппер и Анни Жирардо в главных ролях и в романе Эльфриды Елинек, по которому снят фильм.

Эрика — сорокалетняя профессиональная пианистка постоянно проживающая вместе с матерью, не такая уж и редкость для незамужней женщины в наше время.

«Эрика явилась в мир не раньше, чем минули трудные годы супружеской жизни. Как только отец передал эстафету дочери, он незамедлительно „покинул сцену“.

Эльфрида Елинек

 

»Эрика появилась, отец исчез, — невозможно лучше выразить «вытеснение» отца ребенком. Это вытеснение позволяет матери переместить другое существо, полностью подвластное ее воле, на место отца. Отцовское участие редуцируется до функции воспроизводства, и все лишь для того, чтобы обеспечить матери любимую игрушку ее нарциссизма — подпорку дефективной идентичности."

Эльячефф К., Эйниш Н.

В таких семьях дочь часто лишена выхода из закупоренных отношений с матерью, лишена притока свежего воздуха и свободы, прикована к стареющей матери.

В фильме и соответственно в романе представлен целый каталог извращений, с помощью которых дочь сигнализирует о том, что «что-то сгнило в датском королевстве»: мазохизм (психологический), который заставляет ее каждый вечер возвращаться к матери и садиться смотреть с ней телевизор, вместо того, чтобы жить собственной жизнью, вуайеризм, когда Эрика посещает порнографические заведения, где тайно наблюдает, как другие занимаются тем, чем она не может решиться заняться с мужчиной, саморазрушение, когда она режет свои половые органы лезвием бритвы, пытаясь напомнить, что между ее бедрами нечто взывает к жизни, и, умирает из-за отсутствия мужчины, мазохизм (физический), не позволяющий Эрике адекватно ответить на признание в любви одного из учеников.

В ее жизни нет и никогда не было места для взаимоотношений с мужчинами, ведь над ней давлеет тень Матери. Любое личностное развитие Эрики блокировано инцестуозными отношениями с ней — материнский запрет перекрыл все возможные пути перехода из состояния девочки в состояние женщины.

Вечная одинокая девочка — это плата за идею «Мама, я никогда не расстанусь с тобой».

Никто не спорит, что мама, воспитывая ребенка, умнее и опытнее его. Но, надо же вовремя останавливаться. Многие мамы в упор не видят, что девочка давно стала взрослой женщиной, которая имеет право на собственное мнение. Мать навязывает дочери свои установки, что приводит к конфликтам, или серьезно нарушает личную жизнь дочери. А ведь каждый из нас приходит в этот мир со своей собственной судьбой.

При другом сценарии развития отношений в один прекрасный день дочь-подросток, осознавший себя сформировавшимся человеком, и понимая, что «низы больше не могут, а верхи — не хотят», решается на открытый протест.

Ни к чему хорошему это не приводит — девочка, как правило, сама не знает, чего она хочет, просто сопротивляется давлению матери, но по-прежнему всецело от нее зависит. Подчиняется ли дочь или бунтует, в такой ситуации нельзя выиграть.

Не надо забывать о праве своих детей на личную жизнь.

 

3. А зачем нам папа? Он третий лишний.

В воспитании дочери папа тоже должен принимать участие. Многие мамы забывают об этом, полностью «оттирая» отца на задний план.

Для гармоничного развития девочки он необходим. И его надо не «вытеснять», а привлекать к общению с дочкой. А обычно бывает как? Как в грустной шутке: «В семье все решает папа. А кто папа – решает мама».





4. Твое место рядом со мной.

Следующая стадия развития конфликта — когда дочь выходит замуж или готовится к этому. В ее жизни появляются молодые люди, которые начинают значить для нее гораздо больше, чем родители, что часто вызывает ревность матери.

Если дочь все же решается на замужество, то мама часто не может с этим смириться и настаивает на совместной жизни всем кланом. А между тем молодая семья должна жить отдельно, должна взрослеть и набираться опыта. Жизнь под одной крышей губительна для всех членов семьи, даже если с виду все идет более-менее хорошо.

 

5. Ты так и не смогла выбрать достойного мужчину.

Тема тещи и зятя стала уже вечной. Сколько анекдотов существует – не пересказать. Подчас в борьбе с зятем, в «рассекречивании» всех его пороков мать разрушает семейное счастье дочери. Редко когда зять на самом деле является настоящим мерзавцем. Как правило, тёщю раздражают самые незначительные вещи.

Почему?

Мать бессознательно сравнивает избранника дочери с собственным идеалом «настоящего мужчины», и она нередко препятствует развитию отношений между влюбленными. Если дочь выходит замуж за «чуждого» матери человека, схема «светлого будущего» трещит по швам. В эту пору отношения между двумя самыми близкими женщинами могут надолго испортиться. В этом вопросе стоит себя сдерживать, чтобы не стать врагом собственной дочери.

Возможна и другая ситуация, если дочь послушно следует материнским установкам и отвергает не подходящих с ее точки зрения женихов. Когда девушке исполняется лет 25, мать начинает оказывать на нее давление, говорит, что пора замуж, предлагает свои варианты.

Многие дочери очень болезненно переживают такой конфликт: с одной стороны, они внутренне протестуют, с другой, по- прежнему доверяют матери. Возникает внутренний разлад — благоприятная основа для психоза. В этой ситуации можно посоветовать дочери принять одну из точек зрения — либо послушаться матери и выйти замуж.

Если удачно – будете счастливой, если нет – станете философом или психологом, возможны варианты. Либо отвергнуть предлагаемый ею вариант, ведь внешний, прямой конфликт протекает легче, чем внутренний. Если дочь твердо решила отвергнуть точку зрения матери, то сможет отстоять свою позицию и «погасить» конфликт.

Мать потому и давит на нее, что чувствует колебания. Кстати, если мать сама находит жениха для дочери, это не всегда плохо — ее жизненный опыт и знание людей часто помогают решить проблему, не всегда правда проблему дочери. Плохо, если для дочери замужество диктуется лишь желанием вырваться из-под опеки родителей.

Сначала она достигает этой цели, но когда рождается ребенок, дочь становится еще более зависима от родителей: как правило, молодая семья на первых порах не в состоянии себя обеспечить, да и с ребенком надо кому-то сидеть.
 

6. Отдайте внуков мне.

Когда появляются дети, во многих семьях начинается сближение матери и дочери, поскольку дочь, пройдя сама те же испытания, что и мать, начинает по-другому смотреть на мир.

Отношение к появлению внуков и своему новому статусу (бабушка) является результатом предыдущих ожиданий или опасений.

«Это событие может быть воспринято ими с жестокостью, с умилением или с юмором, в зависимости от их предшествующего отношения к приближающимся родам и реакции на сообщение дочери о своей беременности.

Стоит заметить, что сама задача — стать бабушкой — не из легких. Мать взрослой дочери может в той или иной мере желать этого, принимать или испытывать на сей счет определенные опасения по вполне оправданным или не слишком благовидным соображениям, но никогда эта ситуация не является ее собственным выбором.

Сложность состоит еще и в том, что бабушке предстоит пережить вместе с дочерью то, что она пережила когда-то вместе с собственной матерью, когда рожала дочь. Теперь она должна стать матерью матери, которая в то же время остается ее дочерью и которая ранее подчинялась ей или даже, возможно, подчиняется по-прежнему, а кроме того, признать ребенка, одновременно своего и близкого, так как это ребенок ее дочери, и вместе с тем далекого и чужого, так как это не ее ребенок»

Эльячефф К., Эйниш Н. «Дочки-матери. Третий лишний?».

 

Сближению чаще всего мешают разные точки зрения на воспитание детей.

«Передача дочери своего жизненного опыта, особенно при появлении на свет ее первенца, представляет собой серьезное испытание и во многом зависит от способности будущей бабушки поделиться своими знаниями и навыками, пока еще неведомыми молодой матери, а также от способности дочери воспринимать материнские уроки или умения отрешиться от них, если дочь почувствует в этом необходимость.

Даже если женщина хотя бы частично не приемлет опыта своей матери или бабушки, ее реакция не заставит себя долго ждать: по меньшей мере, ей необходимо будет подтвердить этот разрыв и отказ пользоваться их опытом впредь»

Эльячефф К., Эйниш Н. «Дочки-матери. Третий лишний?».

Многие бабушки считают своих дочерей априори плохими матерями, хотя бы потому что они «плохие» дочери и буквально отстраняют их от воспитания. Таким образом, они сублимируют свои нереализованные материнские чувства.

Тогда возникает ситуация, когда с одной стороны, дочь, безусловно, благодарна за помощь, а с другой — хочет воспитывать ребенка по-своему, поэтому внутренне напряжена, готова отвергнуть любые советы и рекомендации матери, даже самые разумные, тем более что они иногда сопровождаются поучениями типа: «Ты у меня не удалась, второй ошибки не будет».

Чтобы сохранить хорошие отношения, обеим приходится постоянно сдерживать себя, напрягаться, чтобы найти общий язык. Все это похоже на езду на велосипеде: педали идут то вверх, то вниз, но все же неразрывно связаны между собой. Необходимо понимать, что воспитывать детей должны родители. Бабушки нужны лишь для помощи и любви.

Если отчужденность нарастает и есть возможность на короткий период разъехаться, пожить отдельно, то ее стоит использовать. Тогда каждая из сторон довольно быстро начинает ценить преимущества совместной жизни — дочь понимает, что для нормального воспитания ребенка бабушка необходима, мать скучает по внукам.

Если же пришлось пойти на разрыв, то это скорее проигрыш, чем выигрыш, поскольку в итоге остается агрессия и возникает отчуждение. Дочь рано или поздно должна понять, что налаживать отношения с матерью необходимо и ей самой, и ее детям. Ведь для ребенка общение со старшими родственниками полезно и почти всегда несет массу положительных эмоций.

Кроме того, в детском сознании совершается незаметная, но очень важная работа: ребенок учится понимать, что в мире существуют разные точки зрения, узнает, как можно находить компромиссное решение. Если же ребенок общается только со своей матерью, ему потом будет трудно адаптироваться в обществе. Он привыкает к одной единственной точке зрения, и когда его представления вдруг ломаются, это переживается как трагедия.

Для нормального формирования ребенка, особенно девочки, хорошие отношения матери и бабушки очень важны. Если мать постоянно конфликтовала с бабушкой, то дочь будет строить свои отношения с матерью по той же схеме, и ситуация через десять-пятнадцать лет повторится. Многие причины семейных трагедий лежат в конфликте матери с бабушкой.

«В некоем круговом движении, начиная с рождения, взаимодействие между матерью и дочерью разворачивается как возобновление и переоформление взаимоотношений, уже имевших место между двумя женщинами. А часто многие конфликты между матерью и дочерью передаются от поколения к поколению»

Эльячефф К., Эйниш Н. «Дочки-матери. Третий лишний?».

«Каждая женщина простирается назад – в свою мать и вперед – в свою дочь…ее жизнь простирается над поколениями, что несет с собой и чувство бессмертия».





Ошибки дочери

1. Я знаю жизнь лучше тебя.

Возможно, в чем-то дочь может оказаться умнее и опытнее матери. Но не стоит забывать, Кто Вас воспитал. Надо отдавать маме дань уважения, а не ровнять ее мнение с землей. Прислушиваться к советам мамы, безусловно, стоит. За ее плечами опыт.

Уважительное отношение к словам матери – залог нежных и добрых отношений. Не нужно бурно негодовать по поводу замечаний и всячески показывать, что мнение и опыт матери Вам абсолютно не нужен, что это «хлам», место которого на помойке.

2. Оставь уже меня в покое.

Когда дочь становится самостоятельной, обзаводится семьей, детьми, то ей, подчас не хватает времени на маму. Надо стараться не выставлять мать за круг своей жизни. Регулярно видеться с ней, звонить (банально, но, понадобилась социальная реклама: «Позвоните родителям, чтобы многим напомнить), ездить в гости, ходить в театр, кино, магазин.

Пусть не всегда хочется это делать, но подумайте о том, что Ваши дети тоже когда-то оставят Вас одну, и не будут навещать. Это очень тяжело. Мать в свое время уделила Вам много времени. Отдайте ей должное.

3. Вся твоя жизнь – сплошное недоразумение.

Взрослая дочь смотрит на жизнь матери своим взглядом и всегда замечает ошибки. Подчас это превращается в тотальную критику маминой жизни. В такой ситуации лучше оставить свое мнение при себе, а если Вас что-то волнует в образе жизни мамы, то намекнуть ей на это, конечно, можно, правда крайне осторожно и не оскорбительно.

4. Ты обязана помогать мне.

Еще одно чудовищное заблуждение дочерей заключается в том, что личная жизнь матери заканчивается с появлением внуков. Что ей уже может быть от жизни надо, кроме как сидеть на завалинке? Взрослая дочь считает, что мамой можно постоянно пользоваться как палочкой-выручалочкой во всех жизненных перипетиях. Мама должна и внуков растить, и по хозяйству помогать и про свою личную жизнь забыть.

Но ваша мама уже вырастила Вас, она имеет право отдохнуть. Не забывайте об этом и не возмущайтесь, если мама отказывается посидеть с внуками или собирается на отдых. Она это заслужила.

Со временем, между матерью и дочерью неизбежно происходит отдаление. Важно понимать, что это не разрыв, а переход в новое качество, когда мать и дочь должны стать равными друг другу, должны перейти на теплые и дружеские отношения.

Дочке очень важно постараться стать самостоятельной и не столь зависимой от мнения матери, одновременно не покидая мать. А мама должна принять дочь в облике взрослой женщины, согласиться с ее правом на личную жизнь, уважать мнение своего выросшего ребенка.

Однако осознать, что дочь выросла, матери тяжело, чувство любви между ними часто на этом этапе подвергается испытанию. Ведь однажды ему начинает противоречить „свет мой зеркальце“, в котором увядание матери отражается в обратной пропорции к дочернему расцвету, что отлично демонстрируют многие сказки и фильмы, в частности две последние версии „Белоснежки“.

И, если женщина не готова еще отказаться от царского венца молодости в пользу наследницы, негативный аспект матери активизируется в ее бессознательном, завладевая всей личностью.

Мать, конечно, пробует осознать себя птицей Феникс: пусть я сгораю, но в дочери восстану из пепла. Но, увы, мачеха-завистница в ней часто берет верх.

Тогда мать пытается обмануть время, удерживая дочь в „лоне“ своей заботы, делая ее беспомощной и инфантильной, как прежде молодящиеся дамы старались подольше своих дочерей-подростков выводить в коротких – детских – платьицах, ведь непростительно молодой женщине иметь взрослую дочь.

Или мать пытается отвести глаза людям, отвлечь на себя внимание мужчин, превращая Золушку в дикую „неблагодарную“ замарашку. А мать-колдунья может „пить кровь“ дочери, вмешиваясь „материнским советом“ в отношения той с молодыми людьми и т.д.

Такого конфликта между матерью и дочерью вполне можно избежать, если человек способен поставить себя на место другого, понять и принять его позицию. Хорошо, если этого стараются достичь обе стороны — и мать, и дочь. В таком случае взаимопонимание с большой долей вероятности наступит. Главное — уважать личность другого.

Если мать относится к ребенку как к независимому человеку, отношения будут складываться более гармонично. Это обычно удается тем матерям, которые не „посвящают всю свою жизнь“ детям, а успешно самореализуются в чем-то еще.

Тогда мать воспринимает себя как вполне удачливую, счастливую женщину. Ей есть о чем поговорить с взрослой дочерью. И эти отношения приносят им еще больше удовольствия, нежели на этапе воспитания.



Научитесь понимать матерей. Став взрослыми, дочери часто предъявляют претензии матери и перекладывают на нее ответственность за собственные недостатки.

Терапия может помочь признать собственный вклад в эти проблемы и распутать многие осложнения между матерью и дочерью. Если по ходу терапии у женщины развивается понимание (эмпатия) судьбы собственной матери, то она приобретает некое уважение к непрерывности, преемственности женских переживаний.

Желание и страх слиться с матерью, быть на нее похожей неразрывно связаны с желанием быть иной, чем мать. Если этот трудный баланс ощущается и интегрируется, то женщина может стать и станет одновременно и иной, и похожей.

Попытайтесь понять мотивы поступков вашей матери. Для вас важно узнать, как повлияли на ее жизнь внешние обстоятельства. Мать, которая чрезмерно беспокоится за свою дочь, когда та вступает в период полового созревания, и жестко контролирует ее, может быть, в таком возрасте стала жертвой сексуального насилия. Она просто пытается защитить дочь от страданий, которые перенесла сама. А дочь тем временем думает, что мать хочет испортить ей жизнь.

Узнайте историю жизни вашей матери. Чем больше вы узнаете о вашей матери, тем больше увидите в ней не замеченного вами ранее, когда вы смотрели на нее только как на мать. Попытайтесь вспомнить, что вы знаете о ее детстве.

Например, поинтересуйтесь, сколько лет было вашей бабушке, когда родилась ваша мать. Как ей жилось? Каковы были экономические, политические и социальные условия жизни в семье, когда росла ваша мама?

Обратите внимание на ваше сходство. Спросите себя, что у вас общего с матерью — ценности, страхи, политические взгляды, типы друзей, религиозные верования, любимые блюда, источники радости и печали, манеры, жесты, черты лица, фигура, чувство стиля и т. д…

Расспросите маму о подробностях вашего рождения и первых годах жизни.Как протекала беременность? Как проходили роды? Что она почувствовала в первый момент, когда увидела вас? Что нравилось ей в вас, когда вы были ребенком? Чего она опасалась? Что давалось ей труднее всего, когда она нянчила вас? Не считала ли она себя плохой или неумелой матерью?

Дайте ей понять, что вы понимаете, как трудно быть матерью, и хотели бы знать, как это все происходило у нее — с ее точки зрения.

Подумайте об ответственности, которая лежала на плечах вашей матери.Матери обычно несут тяжкий груз обязанностей по уходу и воспитанию детей. Не только ежедневные обязанности, которые сами по себе достаточно обременительны.

Матери чувствуют себя ответственными за психологическое здоровье своих детей. Их первых чаще всего винят, если у их детей не все в порядке.

Не считайте, что ваша мать была неуязвимой или всемогущей. Чем больше вы узнаете о тех трудностях, которые испытывала ваша мама, когда растила вас, тем снисходительнее вы сможете быть по отношению к ней. Другими словами, подумайте о том, что стоявшие перед ней проблемы могли повлиять на ее отношение к вашему воспитанию.

Помните ли вы те дни, когда она была слишком усталой, чтобы играть с вами, или чрезмерно раздражительной, или ей не хватало положительных эмоций? Может быть, это было время, когда ей приходилось особенно тяжело? Да, первое зеркало человека — это лицо матери. Мы учимся чувствовать и впервые проявлять чувства с ней и от нее.

Но, если мать сама не получает поддержки (если она „убита“ жизнью), — то стоит ли удивляться, что это зеркало завешено, как в доме покойника, и она не смогла научить нас доверию и любви к миру.

Поставьте себя на ее место. Не имеет значения, насколько вы не похожи на свою мать, попытайтесь представить себе, что было бы, если бы вы прожили такую жизнь, какая выпала на ее долю. Возможно, вы придете к выводу, что мама сделала все, что можно было сделать в ее обстоятельствах».
 

Принять свою мать – значит вникнуть в обстоятельства ее жизни, особенности ее воспитания, ее успехи и неуспехи вне семейного круга – во все то, что составляет жизнь человека. Это не так просто – ведь для нас она прежде всего Мама.

Принять – это значит повернуться к ней лицом, увидеть ее в самых разных ролях, а не только в родительской. Только открыв в ней личность с интересами, запросами, мечтами, не связанными с нашей жизнью, мы можем принять какие-то ее черты, даже те, что нас не устраивают.

Принять – это значит перестать хотеть, чтобы она была другой. Значит принимать ее такой, какая она есть. Отказ от идеализации позволяет примириться с реальностью.

Но этот процесс не всегда связан с воссоединением: иногда бывает, что человек может принять свою мать, лишь, если видится с ней крайне редко или после ее смерти, то есть тогда, когда она уже не сможет ему больше «навредить».

Но, примириться с матерью очень важно. Если это невозможно (например, ее уже нет с вами или она не желает вас слушать) в реальности, можно написать ей письмо, которое отправлять не принято. Часто бывает, что в процессе его написания вы можете исцелить свою внутреннюю боль, «простить и отпустить».

Другой способ восстановления отношений с мамой заключается в использовании ритуала. Попробуйте на время стать ею: одеться так, как одевалась ваша мать, и, имитируя ее привычную позу и голос, на время стать ею: почувствовать, что чувствовала она, произнести наиболее характерные для нее фразы и задуматься над их смыслом и причиной.

Создание позитивного родительского образа в процессе терапии может также исцелить материнскую травму. Работа со сновидениями позволяет нам выявить паттерны, унаследованные от наших матерей, и открывает нам содержание феминного странствия, которое является уникальным для каждой женщины.

Рисуя образы, разыгрывая их, делая маски, исполняя песни, вступая в диалог с материнскими образами, которые появляются в сновидениях и терапии, мы так или иначе вступаем в соприкосновение с внутренней негативной матерью, которую нужно трансформировать.

Большинство из нас начинают лояльнее относиться к родителям после того, как сами сталкиваются с жизненными трудностями. И тогда приходит понимание: «Вот что чувствовала мама, когда советовала мне это».

Но так бывает не всегда. Мы часто требуем от матери больше, чем она может нам дать: больше любви, больше защиты, больше ума.

Период обвинений – нередко первый этап на пути к принятию. В это время мы думаем, прежде всего, о нанесенных нам обидах. Когда мы обижаемся на мать, мы ведем с ней внутренний диалог, и это означает, что взаимопонимание возможно.

Однако, ощущая потребность сказать матери о своих обидах (в реальной жизни), стоит спросить себя: зачем я хочу это сделать? Надеюсь, что меня лучше поймут; хочу, чтобы она почувствовала себя виноватой или ощутила такую же боль, как я?

Ответить себе нужно честно: улучшит ли этот разговор наши отношения? И тогда принимать решение. Иногда все же лучше выплеснуть чувства на бумагу или рассказать о них психологу.

Но, очень часто мы хотим всего лишь внимания и свои упреки обращаем к любящей стороне матери, надеясь, что она услышит и пожалеет нас. Мы обижаемся на нее во многом потому, что отказываемся признать в ней обыкновенного человека.

Это чувство похоже на разочарование, на то, что мы ощущаем, когда впервые понимаем, что Деда Мороза не существует, что в близком человеке есть черты, которые нам чужды. Когда же мы не стремимся больше перевоспитать свою мать, мы взрослеем.

«В молодости мы делаем многое для того, чтобы не походить на маму, с возрастом мы понимаем насколько мы на нее похожи. И, когда мы можем про это думать без раздражения, злости, но при этом и без гордости, понять, что при всей похожести и мы, и она – самостоятельные личности, этот момент и означает, что мы готовы ее принять.

 



Мы дети, пока живы наши родители

Культурно-исторический подход в семейной терапии

Но это становится возможным лишь тогда, когда мы действуем сознательно, а не просто стараемся поддержать искусственный мир. За периодом обвинений следует этап переоценки, во время которого мы осознаем хорошее и плохое, учитываем нюансы, замечаем смягчающие обстоятельства.

Наша память постепенно „наводит порядок“ в нашем прошлом: она смягчает болезненные воспоминания, оттеняя самые светлые. В один прекрасный день мы чувствуем, что нам стало легче, мы ощущаем себя раскрепощенными и уверенными в себе. Боль уходит, и мы думаем о матери с нежностью»

«Никогда не поздно иметь счастливое детство». Е.Михайловаопубликовано 

 

Автор: Тина Уласевич

 

 

Источник: www.qui.help/blog/dochki-materi-rabota-nad-oshibkami