10 психологических «подарков» детям от родителей

Поделиться



Речь пойдет не о зелёном торшере, не вписывающемся в интерьер. И не об откровенных гадостях, вроде побоев.

А о распространённых педагогических провалах, которые здорово отравляют нашу, теперь уже взрослую жизнь.





 

Мне такой ребенок не нужен 

А также: “И зачем мне это горе на мою голову”, “Лучше бы мы завели собаку” и прочие жизнерадостные заявления, вплоть до “Зря я тогда не сделала аборт”.

Скорее всего, говоря такие ужасные слова, родители имели в виду что-то по-человечески понятное, типа:

“Я ужасно устала на работе, а ты испачкала кофту, другой чистой нет и мне теперь ночью придется стирать, и я снова не высплюсь“.

Но получилось буквально:

“Умри“

Корыстные психологи от такого бэкграунда потирают ручки и настраиваются на длительную терапию: считай ведь, живого мертвеца из могилы подымать придется.

 

Оставлю тебя здесь, а сама уйду 

Сдам в детдом, отдам милиционеру, вон тому дяде, серому волку.

Детей до какого-то возраста легко шантажировать тем, чего они очень боятся, а именно – разлукой с родителями. Дети от этого растут шуганные, и пребывают в полной в уверенности, что земля в любой момент может вылететь у них из-под ног. 

Последствия разные. Скажем, как вариант, жуткая ревность и подозрительность – а вдруг и муж кинет? Или вообще отсутствие личной жизни, ведь если у тебя нету тети, то она никуда и не денется.

 

Ты как с отцом разговариваешь?

 
Или “Не хами матери”, “держи дистанцию” и вообще “ты кто тут такой, самый умный, что ли!?”

Проблема не в том, что между детьми и родителями обозначается неравенство, оно ведь объективно существует.

Проблема в том, что непонятно, а как говорить с родителями так, чтобы это считалось нормальным?

Ответа на этот вопрос нет, потому что такими фразами предки обычно прикрывали свой страх, некомпетентность и растерянность. 

И все-таки, как же правильно разговаривать с отцом, то есть как вести себя в иерархической системе?

Лучше вообще никак, уж больно страшно, решают некоторые, и это не улучшает их карьерных перспектив.

А другие предпочитают нападать на любой авторитет, проверяя его прочность и границы: я продавлю “папу” или он меня? В общем, в любом случае нездоровое наследие.

 

А зачем тебе деньги? 

Куда пошла. Не смей запираться. Ты что, что-то скрываешь? Кому ты там пишешь? Это что у тебя, дневник, ха-ха!

Иногда подобный контроль сохраняется до глубокой зрелости. Сами знаете:

“Алло, ты где, а с кем, а с кем дети остались?” Или “Я тут к вам забежала, пока вы на работе, постирала чуть-чуть, погладила, разложила… что у вас за беспорядок такой в гардеробе!?” 

Избавившись от постоянного контроля со стороны родителей, взрослый человек порой остается в непонятках и сам точно не знает, в какие вопросы лучше не лезть, а где можно вежливо поинтересоваться не нужно ли его вмешательство. Где можно решать за других, а где нужно обсудить свои планы.

Если вы когда-нибудь устраивали скандал из-за того, кто должен проверять карманы брюк перед стиркой, чтобы больше не выбрасывать флешку, то, возможно, знаете теперь, откуда такие проблемы.

 

Я больше с тобой не разговариваю 

И не разговаривает. Некоторые особо сильные духом – неделями. И так мы учимся, что в случае конфликта разрешать его надо… никак. Пущай помучается. И я помучаюсь. И все мы помучаемся.

 

Ты же девочка… (мальчик) 

Под этим соусом можно внушить ребенку массу глупостей.

Из популярного: мальчику нельзя плакать, но надо обязательно давать сдачи. А девочке нельзя бегать, прыгать и пачкаться, зато нельзя давать сдачи. И так далее.

Порой можно и чему-то полезному научить. Например, вкусно готовить или ловко лазать – отличные навыки. Но не потому что “ты же девочка или мальчик”. Эти умения хороши при любом генетическом раскладе. 

В итоге же, в детях заботливо взращиваются жирные тараканы. Ах, у меня топографический кретинизм, я же девочка. Ух, я должен нажраться и подраться, я же мужик. Многие так никогда от них и не избавляются.

 

Просто будь собой 

Ну а если все прыгнут в колодец, ты тоже прыгнешь? Как ни странно, несмотря на ужасы подростковых увлечений, быть как все – довольно-таки полезное умение.

Люди, которые соблюдают ПДД тоже, например, ужасные конформисты. Зато живы и добираются туда, куда ехали.

А вот насильно растить из ребенка белую ворону – не лучшая идея. У всякого так или иначе будут конфликты со сверстниками, но порой родители словно специально делают все, чтобы их было больше и они были тяжелее.

Как живется, когда не умеешь находить общий язык с окружающими, тебе и так ясно, наверное.

 

Можно было и лучше 

Четверка – это не оценка, это признак отвратительного, ленивого, ни на что не способного бездаря. Мда. Который потом или не получает удовлетворения, что бы ни делал, как бы высоко не забрался. Или просто ничего не делает, потому что куда уж мне, говнецу. 

Кстати, плохо живется не только “бездарю”, но и всем, кто рядом с ним. Подобное воспитание выращивает у человека во лбу невидимый третий глаз, настроенный замечать исключительно пыль на плинтусах, целлюлит на боках и пропущенные запятые в текстах.

 

Пока все не съешь, из-за стола не выйдешь 

И еще немало уникальных диетологических принципов.

Например, вкусное надо оставлять на потом. Выбрасывать еду – грех. Выплевывать – тем паче. С едой не играют. Оставь другим хоть немного. Вкусным надо делиться. И коронное комбо: “Что-то ты у меня разжирела… поешь пирожков, а то совсем бледненькая“. 

Тут сложно даже предположить, как эти принципы выкручивают податливый детский мозг. Одни скажем, приучаются реально съедать все, что им не подложат на тарелку, даже если не хотят есть. Другие привыкают по жизни (не только в отношении еды) отказывать себе в радостях, пока не “наедятся” как следует гадостей. А когда начинается светлая полоса, уверены, что она вот-вот оборвется, потому что не бывает так, чтоб вкусное – и все тебе. Ну и конечно, если ты поправилась, то эту ужасную трагедию нужно немедленно… заесть.

 

Какие у тебя могут быть проблемы? 

Хватит реветь, у тебя что, кто-то умер? Ничего тебе не больно, не притворяйся. Что ты надулась, как мышь на крупу и так далее.

Сначала, значит, отказываем ребенку в его собственных чувствах, потом говорим, какие он испытывает, на самом деле.

Самые сильные телепаты среди родителей, кстати, реально пропускали переломы и аппендициты под соусом “нечего выпендриваться“.

А ведь знать, где и что у тебя болит, в физическом и душевном смысле, крайне важно для опять-таки и физического, и душевного здоровья. И очень полезно разбираться, что это я сейчас чувствую. Я злюсь, обижаюсь, а может быть, завидую?

Что со всем этим хозяйством делать, мы напишем как-нибудь в другой раз.

А на закуску предлагаем еще двадцатку “отличных” родительских высказываний и ждем твоих дополнений!

1. Ну ты прям как твой папаша/мамаша/дядя Коля – алкоголик.
2. Сколько можно копаться? 
3. Интеллигентные люди себя так не ведут.
4. Ты – мой позор, мое наказание.
5. Будешь так вертеться перед мальчиками, станешь проституткой. 
6. Будешь плохо учиться, пойдешь в дворники. 
7. Вот я в твоем возрасте… 
8. А вот Даша, между прочим… 
9. Ты что, опять что-то трогала? Руки-крюки, вечно ты все портишь. 
10. Ну, что с дурака взять… 
11. Вот будут у тебя свои дети — нахлебаешься с мое. 
12. Да тебя такую никто замуж не возьмет.
13. Ничего не страшно, иди и не трусь. 
14. Ты это специально делаешь, мне назло! 
15. Потому что я так сказала.
16. Ты меня в могилу сведешь, ты смерти моей хочешь.
17. Вот узнает отец! 
18. Никаких развлечений, пока все не сделаешь. 
19. Выдумывают, как облегчить себе работу, только лентяи. 
20. И убери эти мещанские финтифлюшки.опубликовано

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.facebook.com/Sattvamama/posts/1887436058164465:0

Заботливые родители никогда не позволят ребенку поздно лечь спать! Это очень опасно для него.

Поделиться



Сон — это физиологическая потребность любого человека. Что уж говорить о ребенке, для которого сон крайне полезен. А ведь зачастую от плохого детского сна страдает вся семья.




Читать дальше →

Я тебе жизнь подарила...

Поделиться



Представьте, что вы дарите человеку подарок. Дорогой, ценный, очень хороший. Человек радуется, возможно, даже вас благодарит и продолжает жить дальше. И вы тоже живёте дальше и радуетесь. Про «подарки», которые никто не просил, специально для читателей  рассказывает Елена Надеева.





Но постепенно вы решаете, что подарок вам обошёлся слишком дорого. И начинаете ждать от одариваемого в ответ тоже дорогой и ценный подарок. А ещё лучше выкатываете ему счёт, мол, ты посмотри, как я потратился! Так старался для тебя! А ты! Неблагодарный! Я тебе все, а ты мне ничего! Ты мне за такой подарок знаешь сколько должен! Ты мне это и вот то должен!..

Бедный ваш одариваемый совершенно не ожидал такого поворота, он уже и не рад вашей щедрости. Он и предположить не мог, что за подарок ему же самому и придётся платить. Но вы ему дороги, очень дороги. Возможно даже, что вы самый дорогой для него человек. И он попадает в положение, в котором оба выхода не в его пользу: если он оплатит счёт, то сам останется ни с чем; если не оплатит, то от вас ему прилетит смертельная обида. Конечно, а как же иначе? Вы для него все, а он-ничего!





Эта ситуация отвратительна тем, что для получателя подарка она совершенно безвыходна. А жизненность её такова, что это частый сценарий отношений родителей и взрослых детей (или ещё не взрослых).

Человек рожает ребёнка по одному ему известным причинам. И выбор рожать или нет  — тоже делает сам. Ребёнок тут совершенно ни при чем. Он, если можно так сказать, существо подневольное.

Но может так случиться, что родителю растить ребёнка сложно (а это и правда сложно). И родитель хочет каких-нибудь бонусов за этот труд. И почему-то решает, что эти бонусы должен предоставить ему ребёнок, иногда начиная лет с трёх. А лучше раньше. Ведь «я тебе жизнь подарил, а ты...!» ну и перечисление того, чего «ты» сделал или наоборот не сделал. Ожидания, короче не оправдал. Мамочке не помогаешь, её сложностей не понимаешь, того не делаешь, сего не разумеешь, и вообще — неблагодарный ты!

И — внимание! Чтобы, наконец, научить тебя уму-разуму, получи-ка ты счёт за все мамочкины лишения и трудности. И давай-ка, живи свою жизнь так, как хочет мама. Рядом с ней, для неё и ради неё, потому что она тебе жизнь подарила, как в песне поётся.

Совсем недавно я была уверена, что это самый логичный и правильный сценарий в жизни. И даже не подвергала сомнениям его справедливость. Если бы однажды в мою голову не закралась крамольная мысль, что что-то тут не так… Как итог, я счастливо замужем, уже с двумя детьми, с любимой профессией, сижу и пишу этот текст.

Если этот сценарий присутствует и в вашей жизни, в отношениях с вашими родителями, или вы понимаете, что такое мысли есть у вас в отношении ваших детей — ещё не поздно все изменить. Быть счастливым — это нормально. Получать бонусы за родительство прямо сейчас, а не потом предъявлять детям счёт и делать их своими должниками — это тоже нормально и вполне реально.

 

Автор: Елена Надеева, специально для 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.facebook.com/s4astie.i.semya

Осколки насилия или Почему я кричу на своих детей?!

Поделиться



Почему женщина, которая любит своих детей, заботится о них и всячески оберегает, вдруг превращаться в разъярённого монстра и делает то, после чего испытывает жуткое чувство вины?

 

Откуда в нас эти осколки насилия? Почему будучи в здравом уме и твёрдой памяти, мы – в большинстве своём разумные, заботливые родители, – но стоит нам войти в состояние стресса, как крышу может снести, и мы начинаем делать те вещи, о которых потом сильно сожалеем?





«Когда моему сыну было 4 года, он не хотел есть и долго сидел над тарелкой с кашей. Я завела его в ванную и вылила кашу ему  на голову. Тогда я считала, что делаю совершенно правильные вещи. Прошло уже много лет, но это история не отпускает меня. Я вспоминаю её с ужасом и невероятной жалостью к сыну. Бедный мой мальчик. В своём ли я уме была?…» (история приводится с разрешения)

Сейчас, спустя много лет эта женщина способна признать, что выливать кашу на голову ребёнку – это безумие, и она испытывает чувство сострадания к сыну и вину за свой поступок. Но тогда, в тот момент, она была совершенно уверенна, что поступает правильно.

В момент, когда “планка падает”, когда человек начинает совершать агрессивные действия со своими детьми и близкими, именно в этот момент он верит, что поступает правильно.

Когда женщина кричит и лупит своего малыша, который не хочет идти в садик или только что упал и испачкал комбинезончик; когда орут и наказывают за двойки; когда избивают ремнём за непослушание –   во все эти моменты люди верят, что поступают правильно. Есть те, которые и после рационализирует свои действия, объясняя, что избить ребёнка – был самый лучший выход. «Да и ничего страшного с ним не произошло, сам вывел и т.д.»

Конечно, глубина семейного насилия бывает разная. Где-то детей жестоко наказывают за любой проступок, где-то достают эмоционально, постоянно высмеивая и унижая ребёнка, где-то мама и папа иногда срываются, орут и не справедливо наказывают, о чём потом жалеют.

Цель же моей статьи объяснить, что происходит с человеком в этот момент и почему. Для того, чтобы вы, столкнувшись с такой реакцией у себя, смогли её распознать и вовремя себя остановить.

Начнём с того, что человек запоминает любой опыт, который с ним происходит. А травмирующий опыт, опыт эмоционального или физического насилия над нами, мы не просто запоминаем. Этот опыт расщепляет, меняет нашу личность. Мы помним, что над нами издевались, и свои ощущения беспомощной жертвы мы тоже помним.Через 72 часа после совершения над человеком насилия в его личности капсулизируется жертвенная часть,  теперь в одной из частей себя он – Жертва. Но мы помним и насильника, человека, который совершал это с нами. Мы не просто его помним, а делаем слепок с него, его «резервную копию». Этот слепок теперь всегда будет храниться в нас. Станет одной из частей нашей идентичности, нашим «внутренним насильником». В другой части себя мы – Насильник.

Люди, соприкасавшиеся в детстве с насилием, имеют в себе память о насилии и в момент стресса, в момент сходной ситуации, когда рядом оказывается беззащитное существо, жертва, могут повести себя как насильник, который совершил это с ними.

Женщина, вылившая кашу на голову своему ребёнку, вспоминала, что в детстве, в яслях, куда её водили, это было обычной практикой. Она не помнит выливали ли ей кашу на голову, но помнит, что она это точно видела, а ещё как кашу лили за пазуху и в колготки.  Когда в её жизни сложились похожие обстоятельства – вот она взрослая тётя, а рядом маленький ребёнок, отказывающееся есть кашу, она вдруг стала той самой Бабой Маней – нянечкой из яслей. Она стала ей.  В ней проснулся её «внутренний насильник».  И она проиграла сценарий из своего детства, став насильником для своего ребёнка.

Мужчины, бьющие своих жён и детей, имели тяжёлый опыт насилия в детстве. Нет они не мстят за свои страдания. Они просто попадают в своего «внутреннего насильника», и в этот момент исходят только из этой части своей личности.

Я недавно смотрела фильм «Список Шиндлера» (1993г). В нём рассказывается реальная история немецкого коммерсанта, который во время Второй мировой войны спасает тысячу двести евреев – мужчин, женщин и детей. Смотря ужасающие кадры этого фильма, я задавала себе вопрос: «Почему кто-то умудряется остаётся человеком в этом всеобщем безумии?»  

Люди, у которых нет опыта насилия в детстве, не соблазняются на запах крови, стоны жертв в них не пробуждают внутреннего насильника. В них его просто нет. Вот здесь самое место вспомнить известную истину: «Насилие порождает только насилие.»

Кто-то из нас переживал насилие в детстве, кто-то только эмоциональное, кто-то физическое, а кто-то и сексуальное. И тогда в нашем сердце хранятся осколки насилия, запечатлевшие весь ужас, произошедший с нами. В обстоятельствах, близких к исходным, эти осколки оживают и могут затуманить наш разум, – мы уже смотрим на мир и того, кто рядом с нами, не своими глазами, а глазами бабы мани или озлобленного отца или  холодной, презрительной матери.

Мы становимся тем человеком, который когда-то совершил это с нами. Не стоит.  Не стоит клонировать насилие, передавать его как эстафетную палочку своему ребёнку, чтобы он передал своим детям. Слава богу сейчас современное общество поддерживает гуманное отношение к детям, всё меньше людей  с пеной у рта будут  отстаивают  полезность физических мер или воспитывать младенцев по Споку.

Сейчас принято разговаривать с детьми, учитывать их потребности, слышать своих детей. Мы всё больше напитываемся полезной информацией, становимся разумнее и добрее. Но то, чему мы научились в своей взрослой жизни и учимся сейчас – это только тонкая корочка над тёмной бездной бессознательного.

Нет-нет, да и поднимут головы монстры, и взмахнёт Баба Маня мокрой тряпкой и вырвется мамино: «Ты что смерти моей хочешь?!» Всё записано, всё помнится, ничего не стереть.  Но замечать в себе можно, отслеживать и деференцировать, где я говорю, а где мама во мне или бабушка. И пусть будет больше своего. Доброго, настоящего, живого и любящего, уважающего себя и своих детей.опубликовано 

Автор: Ирина Дыбова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: dybova.ru/news/oskolki-nasiliya-ili-pochemu-ya-krichu-na-svoix-detej/

Родители и дети: 5 жестких истин, которые необходимо признать

Поделиться



 «Родители дали жизнь, и ты перед ними в неоплатном долгу»

 

Если разбираться рационально, то получится вот что: родители в одностороннем порядке принимали решение о рождении новой жизни. Они не спрашивали у самого ребенка, хочет ли он жить с этими родителями, родиться в такое время/ в этой стране/ в данном социальном слое и т.д. Родители сами захотели, сами решили и сами привели в этот мир нового человека. За последствия своего выбора они несут, таким образом, стопроцентную ответственность.





Многие мои клиенты, находясь под прессом этого мифа, попадают в ловушку: с одной стороны, жизнь – действительно великий дар, за который стоит быть благодарным. С другой – требования благодарности со стороны родителей бывают порой настолько малосовместимы с жизнью самих детей, что итогом становится протест против этих требований, который при этом неизбежно сопровождается чувством вины. Ведь надо же «всю жизнь платить по счетам благодарности за подаренную жизнь!» И вот тут я предлагаю задуматься над словом «подарок». Ведь большинство родителей так и говорят «мы дали тебе жизнь, мы подарили». Не продали, не заключили договор возмездного оказания услуг, не вложили с целью получить дивиденды, а подарили. То есть, дали даром. Должен ли что-то за это ребенок? По факту – нет. И жесткие фразы иных протестующих детей в духе «я не просил вас меня рожать и я вам ничего не должен» — увы, суровая правда.

Посмотрим на ситуацию со стороны родителей. Приходится признать, что на самом деле решение о ребенке мало у кого из них по-настоящему осознано.

В нем участвует масса факторов: сам по себе инстинкт, который не всегда осмысливается, постоянный прессинг со стороны общества/родственников, который сводится к тому, что если ты не продолжил род – ты не можешь считаться полноценным и состоявшимся, потребность быть кем-то по-настоящему любимым (если есть острый дефицит любви со стороны партнера или родных).

В общем, часто на деле получается так, что ребенок – не свободный выбор родителей, а некая необходимость, потребность самоутвердиться и/или что-то компенсировать. А отсюда и требования. Ведь ребенок оказывается важен не сам по себе, а в качестве гаранта исполнения неких ожиданий, которые на него возложены.

Большинство родителей не осознают свои мотивы до конца. И искренне порой считают, что требуют разумных вещей.

Возвращаясь к теме долженствования, опять упираемся в тот же мотив: а как маленький ребенок может нести ответственность за возложенные на него ожидания? Как он может нести ответственность за то, что его мама или папа не получили любви в достатке? Или за то, что они просто не подумали в момент страсти о том, нужен ли им ребенок вообще в данный момент? Или за то, что кто-то из родителей боялся показаться другим несостоявшимся, и потому решился рожать ребенка? Увы, суровая правда опять-таки в том, что это проблемы самого родителя. Но никак не ребенка. И приходится признать, что по каким бы причинам родитель не сделал бы свой выбор – выбор остается выбором родителя как взрослого человека. Выбор подарить жизнь, а не подписать контракт на пожизненную ренту.

Есть еще и такой нюанс: родители часто боятся (осознанно или нет), что ребенок будет малоконтролируем, что сами родители не станут для него авторитетом, и поэтому аргументы «потому что я твой отец/твоя мать, я тебя привел/а в этот мир, и поэтому ты должен меня слушать» становятся каждодневной реальностью.

В результате авторитет завоевывается не через поступки, которые могли бы вызвать у ребенка уважение, а через страх и давление. Что по-своему эффективно, но не формирует по-настоящему теплых отношений между родителем и ребенком. При этом я советую уже повзрослевшим детям задуматься о простой вещи: если родители вот так завоевывали авторитет ребенка, если они боялись, что их не будут слушаться – как у них в таком случае обстояло дело с самооценкой? Станет ли уверенный в себе человек, живущий полной жизнью, счастливый и ценящий самого себя, давить на ребенка с целью «выжать» из него страх, чувства вины и долга? По-моему, ответ очевиден.

А благодарность за жизнь… Она всегда есть в тех семьях, где родители привели ребенка в мир осознанно, и с самого начала понимали, что в мир пришел свободный человек, которому они могут помочь развиваться, а потом он будет жить свою жизнь и делать свой выбор.

Родители, меж тем, останутся жить свою. Там, где нет давления, жестких требований, запугивания и манипуляций, дети естественным образом выражают благодарность за подарок жизни. Потому что хотят. Как и родители действительно хотели помочь им вырасти. Ради самих детей, а не ради своих ожиданий.

«Мы столько в тебя вложили, мы тратили на тебя время!…»

Если говорить о том, что ребенка кормили, одевали, учили, лечили и развлекали – так тут все просто: были должны. Родитель, приводя ребенка в мир, берет на себя все ту же стопроцентную ответственность за жизнеобеспечение и безопасность ребенка. И поэтому он-то как раз все это должен ребенку. Как минимум в размере «самое необходимое для развития и выживания». До достижения совершеннолетия. И это даже прописано в нашем законодательстве. При этом если родители на самом деле любят ребенка – все это делается естественно, как само собой разумеющееся. Однако, на деле сплошь и рядом родители выставляют это перед своими уже взрослеющими детьми как подвиг. Почему? Да потому что в процессе воспитания ребенка родители накладывали на себя ограничения. О которых либо не знали заранее (опять все тот же фактор неосознанного отношения к деторождению), либо считали, что эти ограничения – то, что потом должно «окупиться» аналогичными ограничениями детей в пользу родителей.





Но такой контракт – это контракт вслепую. Потому что ребенок даже не подозревает порой ни о каких ограничениях. Ему кажется, что все это делается для него из любви и добровольно.И когда потом его ставят перед фактом необходимости «платить по счетам», то любовь к родителям начинает угасать.

В чем ребенку часто сложно себе признаваться, а сопровождается все это подспудным чувством вины и попытками вызвать в себе эмоциональное отношение к родителям, что получается все хуже и хуже, потому что любить насильно — трудно. И в итоге рождается ощущение, что на самом деле отношения с родителями – не отношения любви, а отношения долга. Ни родитель, ни ребенок не получают в них желанного ими обоими тепла и постепенно разочаровываются в родственных отношениях. Но продолжают политику взаимных манипуляций либо до конца, либо до тех пор, пока кто-то из них не начнет всерьез разбираться в психологической подоплеке происходящего.

Многолетняя практика показывает, что вокруг много неуверенных в себе людей, которых постоянно критиковали, одергивали, сравнивали в чью-то пользу, но так и не показали, как надо, как правильно. Или пытаясь научить, постоянно унижали. И человек часто выходит навстречу большому миру из родительской семьи с чувством внутреннего страха, неполноценности и ощущения, что кругом все лучше, достойнее и талантливее него.

Но практика показывает и другое: когда ребенку давали шанс учиться, поддерживали в его ошибках, помогали их исправить и переосмыслить, помогали делать какие-то шаги в большой мир, учитывая желания и выбор самого ребенка (даже если он казался родителям неправильным) – то такие дети вырастают с естественным чувством благодарности и ответственности. И если родители при этом не забывали сами о себе, то у родителей не возникает чувство «потраченной на ребенка жизни», а соответственно и не за что предъявлять претензии.

Подспудная обида на своего ребенка за то, что он не «окупает затрат» возникает только там, где вкладывание сил и времени в ребенка было не вполне добровольным.

Но самим родителям стоит задуматься: а может быть, в чем-то надо было думать и о себе? Или не поздно сейчас подумать? Чтобы не делать из собственного отпрыска вечного должника. Тем более, он не всегда может вернуть родителю то время, которое сам же родитель не решился на себя потратить. Безусловно, в иные периоды действительно все время тратится на детей, не оставляя супругам сильно много времени друг на друга. Но итог этого действия зависит от настроя самих супругов. Если время тратилось добровольно, то «дивиденд» уже получен в виде творческих импульсов, интереса, восторга, радости, азарта, связанного с достижениями и развитием детей. Возможно, такие родители и сами развиваются вместе со своими детьми. И в конечном итоге у них не возникает обиды «я потратил на тебя столько времени, а ты…!»

Если же в процессе роста ребенка у родителя не было особой радости и удовольствия от проведенного с ним времени, то родитель неосознанно обижен на ребенка за «отнятое» время. Но сам себе родитель не признается, что на деле хотел бы потратить его на что-то еще. И в качестве компенсации за обиду, хочет, чтобы ребенок ему чем-то отплатил. Так и возникает эта фигура речи.

Но, к сожалению, здесь опять неравные позиции: родитель сам шел на этот шаг, рожая детей, ребенок же поставлен перед фактом, что теперь он должен тратить столько времени на родителя, сколько хочет последний. Если у родителя был выбор, у ребенка его нет. По крайней мере, до тех пор, пока ребенок находится под давлением авторитета и чувствует себя должным исполнять все прихоти родителей.

 

«Я знаю как лучше, я желаю тебе добра — оправдай мои ожидания!»

Странно совсем не иметь ожиданий. Естественно, мы что-то ждем от своего партнера, друзей, детей. Но есть в отношениях моменты, когда приходится эти ожидания корректировать. И часто почему-то именно в отношениях с детьми реже всего встретишь коррекцию ожиданий и поиск компромиссов, хотя в отношениях с супругами люди как минимум вынуждены если не пытаться понять, то хотя бы учитывать интересы супруга.

А вот к детям часто иное отношение – «ты должен» (жить по таким-то принципам, выбрать такую-то профессию, выйти замуж/жениться, порадовать нас внуками, добиться финансового благополучия и т.д. и т.п.) Я не говорю сейчас о тех моментах, которые родители вынуждены требовать от ребенка, чтобы сохранить ему безопасность – надеть шапку в мороз или не бегать на проезжей части.

Я говорю о том, что не угрожает безопасности ребенка и может быть его свободным выбором – чем ему заниматься, как проводить свободное время, какие иметь увлечения, с кем встречаться, когда жениться и т.д. Но привычка требовать надеть шапку в мороз плавно переходит в требование выбрать профессию юриста, «потому что пением ты никогда не заработаешь на хлеб». Это уже не требование безопасности. И часто оно выдвигается ребенку, который либо стоит на пороге 18-летия, либо даже перешагнул его. А требование выдвигается так, как будто ребенку 5 лет.

Если вдуматься, то даже в 5 лет у ребенка есть и должен быть выбор – есть кашу или творог, одевать зеленый свитер или белый, идти гулять в парк или на площадку, кататься на качелях или карусели. Но родители пренебрегают и этой возможностью. Им часто проще и быстрее натянуть на ребенка первый попавшийся свитер, чем спросить его, что он хочет (на это нужно всего несколько секунд!) И в итоге мы в огромном количестве получаем людей, которые не умеют делать выбор, которые панически боятся ошибок, которые всю жизнь зависят от «обстоятельств» разного рода, перекладывают ответственность на кого угодно за свою жизнь… Потому что над ними всегда стоял кто-то, кто говорил «делай так» или «ты должен» или «ты не можешь еще ничего знать о жизни, а я»…

Это неправда. Ребенок может знать главную вещь о себе – что он хочет. Да, родители порой вынуждены (да и должны) ограничивать его хотения там, где это пересекается с требованиями безопасности. Но мы сейчас в основном говорим о практически взрослых детях, которые в курсе, что курить вредно, и не стоит в мороз ходить без шапки. Они уже знают массу всего и могут набирать свой собственный опыт, опираясь на свои еще присутствующие «хочу». Однако, именно в момент взросления они получают как раз больше всего критики и неодобрения. Почему? Да потому что становится окончательно понятно – они выросли не такими, какими хотели их видеть родители.

Но они не ставят себе задачу достичь чего-то. Они требуют этого от детей. Потому что сами побоялись жить в полную силу, побоялись своих желаний, ошибок, того, что будут глупо выглядеть и станут предметом насмешек. Итогом становится бегство от жизни и перенос своих желаний на детей. Ведь детей-то можно потом еще и покритиковать за неудачу, а самим остаться «идеальными» и по-прежнему «знающими, как лучше».

Есть еще ряд родителей, которые на самом деле чего-то добились, состоялись, но не менее жестко требуют и критикуют своих детей. Аргумент у них чаще всего такой: «я могу и ты должен – у тебя есть тот, у кого ты можешь научиться». Но вот что я заметил, наблюдая за такими «совершенными родителями» — они чаще всего внутренне очень несчастны. Хотя у них «есть всё», они даже сами порой не понимают, откуда эта эмоциональная пустота. Часто она идет от неспособности осознанно переживать чувства и выражать их, часто – от отсутствия тепла, от внутреннего страха и постоянного недоверия миру, от ощущения борьбы и отсутствия настоящей поддержки.

А социальные достижения могут при этом присутствовать, конечно. Но задумайтесь: станет ли человек счастливый кого-то жестко критиковать и требовать что-то? Станет ли человек навязывать жизненную стратегию, если ему самому комфортно в своем выборе, и этот выбор сделан осознанно? Если он его сделал сам? Тут напрашивается простой вывод: если родитель сделал свой выбор сам, то он будет прекрасно понимать цену своим ошибкам и их необходимость. И так же четко будет понимать, что опыт одного человека не возможно полностью спроецировать на другого. Потому что это разные люди. И нет никакой универсальной жизненной стратегии. А значит, легко даст ребенку право на выбор, ошибку и собственный опыт.

А вот если человек выбирал не сам, а жил по принципу «надо», «положено», «принято», то и ребенку он будет транслировать то же самое. В это есть подспудный мотив. Если родитель сам боялся осуждения со стороны общества, родственников и окружения, то все его акценты будут смещены на то, как будет тот же контингент людей воспринимать его детей. И потребности самого ребенка буквально тают перед этим натиском страха: «за поведение ребенка осудят меня, родителя!» И он окажется «запятнан», например, тем, что его сын – гей, а дочь в 30 лет все еще не замужем, или кто-то из детей не ходит к 9 на работу, а живет творческой и свободной жизнью, и при этом не умирает с голода (как ни странно).

Тут есть еще более тонкие мотивы. Если жизненная стратегия выбрана не из любви и настоящего желания, а из страха, и что-то человеком внутри себя задавлено, не реализовано – то может вступить в дело фактор зависти. Неосознанной чаще всего. Но суть от этого не меняется. Допустим, отец хотел в юности объездить страну автостопом, но став жертвой манипуляции своих родителей, не решился делать то, что хочется, а пошел на завод работать.

С точки зрения общественного мнения – правильный выбор. А вот заноза о несделанном остается. Потому что потом семья, дети, статус – и уже поздно ездить автостопом. А желание так и осталось юношеской мечтой. И вот когда собственный сын собирает рюкзак и говорит о желании уехать – то неосознанная зависть толкает отца ставить ему жесткие препоны. История или повторяется до деталей, или сын находит в себе силы уйти. И тогда отношения надолго разрываются, на что способны далеко не все дети.

Родители, возмущенные поведением своих детей, удивляются тому, что дети «настолько непохожи на них». Но на самом деле здесь они кривят душой. Редко в семье вырастает ребенок с совсем другими ориентирами. Так тоже бывает, но куда реже. Одни и те же проблемы, недостатки, комплексы, трудности шествуют из поколения в поколение. Просто родители часто не хотят признать, что видят в детях свои же недостатки и недоработки. Хочется самому быть лучше и знать как лучше. Хотя декларируется обратное: «чтобы дети превзошли родителей».

«Родитель – особенный человек, он никогда тебя не бросит и не предаст».

Безусловно, особенный. Но не тем, что он не способен на предательство. А тем, что именно его программы, недостатки и комплексы мы несем в себе. И именно он заложил в нас наши слабые и сильные стороны, подавил или развил наши таланты, актуализировал характер, сформировал убеждения и сценарии жизни. Прежде всего, родители – те, чьим отражением мы являемся, тот багаж и материал, из которого мы кроим свою жизнь. И это, собственно, все. А вот способность «не бросить и не предать» — чаще всего выбор самого родителя. Который не всегда бывает однозначным.

Мне часто доводилось слышать от своих клиентов такие истории: «меня обижали в школе, но никто меня не поддержал», «я первый раз влюбился безответно, но надо мной родители только посмеялись», «меня уволили с моей первой работы, но папа сказал, что я сам виноват», «я чувствовала себя дурнушкой и ждала помощи, но мама говорила, что с такой внешностью я никогда нормально не выйду замуж». Продолжать можно бесконечно.

Судить о том, может ли это считаться предательством – не входит в компетенцию психолога. Но можно говорить о том, что родители не оказали детям той поддержки, на которую те надеялись. И своей критикой и пренебрежением только усиливали негативные ощущения детей. Меж тем порой другие (учителя, друзья, какие-то просто сторонние люди) оказывали эту поддержку. Я вовсе не хочу сказать, что домашние человеку – прежде всего враги (хотя Христос в Евангелии не побоялся выразиться именно так, но я не богослов, и не стану рассуждать о том, что Христос вкладывал в эти слова).

Я лишь хочу сказать о том, что от родителей этой поддержки ждут прежде всего. А уж потом от всех остальных. И часто ее не получают именно от родителей. Это факт, который стоит признать, если так было у вас в семье. И смотреть трезво на вещи – если вы сталкиваетесь с пренебрежением, унижениями и нежеланием лишний раз сказать доброе слово – это не называется «особенным отношением». Это ничем по факту не отличается от отношения любых других людей, которые могут смеяться над вами, унижать или отвергать. И не стоит жить в плену такой иллюзии: если вас не поддерживали с детства, скорее всего, и дальше отношение к вам будет таким же. Если только не прилагать сознательных усилий к построению каких-то иных форм общения с родителями. Но тут есть нюанс.

Еслиродители приучили ребенка к тому, что они действительно его поддерживают – то и он, скорее всего, будет делать то же самое естественно. А если не приучили – то и требовать поддержки для себя не очень логично. Если ребенок захочет — он может сам, уже по своей доброй воле вкладывать силы в то, чтобы донести до родителей возможности какого-то другого отношения друг к другу. А не захочет — то имеет полное право отказать в поддержке, если сам не имел ее от родителей. И это опять-таки суровая правда.

Вспоминаю историю клиентки, которая вышла замуж (по ее признанию, надеялась побыстрее «сбежать» от родителей), брак, как часто бывает в таких случаях, не сложился. Девушка с ребенком спросила родителей, можно ли пожить с ними, пока она отсидит остаток декрета и найдет себе работу.

Родители сказали ей «конечно же, ты ведь наша дочь, наша кровь». А дальше жизнь девушки превратилась в ад. Потому что каждый день ей напоминали, какая она неудачница, попрекали тем, что помогают в заботах о ребенке (хотя она об этом не просила и справлялась сама), ставили на вид то, что устают от криков младенца (который с каждым днем становился все более беспокойным). Как только появилась возможность выйти на работу, девушка тут же ушла от родителей на съемное жилье, наняла няню и полтора года проходила у меня терапию. Первые полгода почти на каждой сесссии она плакала, повторяя, что не чувствует любви к родителям, и при этом чувствует огромную вину…

И на работу только с этой виной ушло полгода. А еще год – на то, чтобы перестать зависеть от мнения родителей, что-то им доказывать, пытаться оправдать их ожидания и перестать заставлять себя любить их, а также на то, чтобы помочь девушке перестать чувствовать себя последней неудачницей и хоть как-то увидеть в себе достоинства и сильные стороны. Можно ли назвать все это родительской любовью и актами из добрых побуждений? Путь решают читатели.

Часто родители используют такой аргумент: «если я не скажу ему/ей, то хуже будет, если скажут чужие люди». А что будет страшного, если скажут чужие люди? Быть может, они сделают это более корректно, хотя бы потому, что связаны социальными условностями? Или они вовсе не увидят того, что видят родители?

Ведь сами родители забывают: их мнение о ребенке – их частное мнение, а не объективная истина, за которую они часто пытаются выдать это мнение. А ребенку, в силу эмоциональной зависимости от родителя, эта «правда» кажется огромной, значимой. И иногда думаешь: лучше бы это говорили чужие, ведь их мнение не ранило бы так больно и не принималось бы так безоговорочно.

«Обижаться на родителей – грех!»

Всегда хочется спросить «а что будет»? Хотя, впрочем, речь пойдет не о небесной каре, а вообще о самом факте обожествления родителей. Объективно, родители действительно наши «первичные боги», они имеют власть карать и миловать, дарить тепло и поддержку или нет, помогать, заботиться или злиться и ограничивать во всем.

Божество родителей не бывает добрым или злым однозначно. Для ребенка всегда оно содержит элементы добра, потому что у ребенка есть кров, пища, одежда и хотя бы минимальные возможности развития только потому, что у него есть родители (или люди, заменяющие их – все равно ребенок нуждается в родительском божестве). Но удивительный парадокс: дети вырастают, и все равно для очень многих родители продолжают оставаться богами. Причем это даже порой не осознается. Хотя, по идее, взрослый человек может и должен выбрать себе своих богов (или вовсе обойтись без них). И, казалось бы, выбирают – Христа или Аллаха, Будду или Принцип Дао, науку или какую-то другую систему мировоззрения. Но родители остаются для многих куда более могущественными богами.

Что стоит за этим? Страх. Не осознанный, не осмысленный, первобытный страх. Причем не самого ребенка, а прежде всего родителя. Вспомните историю Сатурна и Юпитера. Сатурн пожирал своих новорожденных детей, потому что боялся, что кто-то из них займет его трон и лишит его власти над миром. И в итоге одному из них, особо проворному и удачливому Юпитеру, удалось таки выжить, и что он сделал? Конечно же, сверг отца и занял трон.

Именно подобного рода тревога и заставляет родителей воспитывать своих детей в страхе – чтобы они не свергли их, не лишили их власти (значимости, привлекательности, не обесценили их достижения своими еще большими достижениями, не смогли бы позволить себе то, что родители хотели испытать, но боялись….) Суть примерно одна. «Ты станешь больше и лучше меня, и этим уничтожишь меня, и в моей жизни уже не будет смысла». Этот очень глубокий мотив часто руководит бессознательными порывами родителей продолжать оставаться для детей богами.

Чем чревато свержение с постамента родителей? Ничем. Никакой страшной кары за это не предусмотрено. Более того, если вы поставите родителей ногами на грешную землю, вы сделаете им доброе дело. Как?

Одно лирическое отступление. Многим может показаться, что в этой статье я выступаю «адвокатом» взрослеющих и повзрослевших детей (и обращаюсь чаще именно к ним, потому что чаще всего именно они — мои клиенты), а родителям — «прокурором». Так вот ответом на вопрос «как» я хочу уравновесить положение, потому что в действительности хорошо понимаю мотивы и тех и других.

Если вы унесете родителей с постамента, вы увидите, что они просто обыкновенные люди. Со своими глупостями, слабостями, недостатками, ошибками, что они не совершенны и не могут ими стать. И тогда вы перестанете требовать от них, чтобы они были как боги – всепрощающи, любвеобильны, всегда преданны, добры и терпимы. Ваши родители – не боги. И если вы готовы взять свое право не быть должным, не оправдывать ожидания, не исполнять требований, не поддаваться манипуляциям, то тогда отдайте родителям право быть такими, какие они есть и какими были.

Да, хорошо было бы, если бы они всегда давали вам поддержку. И не критиковали по каждому поводу. И не сравнивали бы с другими. Хорошо было бы. Но они не были должны. Они были должны вам только в части безопасности и жизнеобеспечения, и сделали это как умели, и любили, как могли. Не требуйте от них в ответ всепрощения и понимания. Не требуйте, чтобы они в одночасье избавились от биосоциальных рефлексов. Не требуйте, чтобы за считанные дни в них открылась широта мышления. Если вы берете себе свою свободу – отдайте им их свободу быть такими – неправильными, требовательными, деспотичными….

Формула свободы проста. Они имеют право хотеть. Вы имеете право отказать. Они имеют право обижаться и реагировать на вас как угодно. А вы имеете право отвечать на их реакцию так, как считаете нужным или не отвечать вовсе. И это не означает тотальной войны. В вопросе сепарации конфликты неизбежны. Но если вы унесете родителей с постамента и начнете понимать их человеческие мотивы, то вам будет проще заниматься собой и своими обидами, а не пытаться доказывать родителям, что те были неправы. Да, вы имеете право обижаться на родителей. Но это – ваша история, и разбираться с ней уже вам лично.

Эпилог

Ситуация в советском и постсоветском обществе была однозначной. Я бы ее охарактеризовал как «наследие общинного строя».Суть такова, что человек, который не продолжил род — неполноценный человек, не состоявшийся. Потому многими дети воспринимались как некая необходимость, но осознанности в этих актах деторождения было порой крайне мало. И родитель, который не задумывается о том, зачем ему ребенок, в итоге лишь бездумно повторяет модель родителей: «сначала нас родители используют и требуют от нас что-то, а потом мы требуем от детей и используем их — так живут все и так надо». А потому родители редко задавали себе вопрос, чего же они на самом деле хотят. И потому очень многого недополучили в жизни. И потом испытывают страх, зависть и ревность к своим детям.

Примите это таким, какое оно есть. Если вы читаете эту статью, у вас уже точно есть выбор, в какой модели жить. И возможно, если вы – взрослый ребенок, то именно вы, разобравшись со своими обидами на родителей, честно признав эти травмы, проработав их, сможете впоследствии научить своих же родителей безусловному принятию и искренней любви. А если нет – то сможете отпустить их и больше ничего не требовать.

Если вы – родитель, уставший от конфликтов с детьми, и чувствующий неуважение с их стороны, то попробуйте понять, что такое поведение ребенка говорит вам о своих же собственных недоработках. Которые вы еще можете компенсировать – начать исполнять свои желания, жить для себя, и научится советоваться с детьми как со взрослыми, уважать их выбор, и тогда они ответят вам искренним теплом и пониманием.

Каждый, будь то родитель или ребенок, может признать простую вещь: другой человек – это другой человек. И вне зависимости от возраста, у каждого есть свой путь, свой выбор и свое право на ошибки. И став взрослыми, мы все можем только добровольно дать что-то друг другу. А то, что дано неискренне и из-под палки – разве это подлинный дар любви?

Фритц Перлз придумал такую формулу, которую часто называют «молитвой гештальтиста»:

«Я — это Я, а Ты — это Ты. Я занят своим делом, а Ты — своим. Я в этом миpе не для того, чтобы соответствовать твоим ожиданиям, а ты — не для того, чтобы соответствовать моим. Если мы встpетились и поладили — это пpекpасно. Если нет — этомy нечем помочь.»

Это относится и к родителям, и к детям в равной степени. опубликовано 

 

Автор: Антон Несвитский

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! ©

Источник: zerkalodushi.org/parents-children/

Мальчики не растут сами по себе! 3 ВАЖНЫЕ стадии развития сына

Поделиться



Мальчики не растут сами по себе, ровно и гладко. Не бывает такого, что вы утруждаете себя лишь тем, что впихиваете в свое чадо полезные злаки, обеспечиваете его чистыми рубашками — и в один прекрасный день ваш мальчик просыпается настоящим мужчиной! Необходимо следовать определенной программе воспитания.

Если мальчик постоянно находится в сфере вашего внимания, вы наверняка замечаете, как он взрослеет день ото дня, как меняются его настроение и энергетика в разные периоды жизни. Задача состоит в том, чтобы понять, что требуется ребенку и когда.





К счастью, мальчики не сегодня появились на свет, и мы не первооткрыватели в вопросах их воспитания. Каждая мировая культура сталкивалась с проблемой воспитания мальчишек и предлагала свои решения. Это только в последние десятилетия, когда ритм жизни стал особенно бурным, мы как-то упустили из виду необходимость создания реальной программы воспитания мальчиков. Мы просто слишком заняты другими делами!

Три стадии отрочества универсальны и существуют вне времени. Обсуждая их с родителями, я всякий раз слышу: «Верно!», потому что опыт воспитания подтверждает правильность этих постулатов.

Коротко о трех стадиях развития

1. Первая стадия охватывает период с рождения до шести лет - возраст, в течение которого мальчик крепче всего связан с матерью. Это «ее» мальчик, даже притом, что отец может играть очень большую роль в жизни ребенка. Цель воспитания в этот период — передать мальчику большую любовь и ощущение безопасности, «зарядить» его на жизнь как на большое и увлекательное путешествие.

2. Вторая стадия длится с шести до четырнадцати лет - возрастной период, в течение которого мальчик, следуя собственным внутренним ощущениям, хочет учиться быть мужчиной и все больше присматривается к отцу, его интересам и поступкам. (Хотя мать остается очень близким человеком, а окружающий мир становится все интереснее.) Цель воспитания в этот период — повысить уровень знаний ребенка и развить его способности, не забывая о доброте и открытости, - то есть стремиться к развитию гармоничной личности. Именно в этом возрасте к вашему сыну приходит ощущение радости и комфорта оттого, что он мальчик.

3. И наконец, период от четырнадцати лет до совершеннолетия - когда мальчику необходимо участие мужчины-наставника, если он хочет быть полностью подготовленным к взрослой жизни. Мама и папа несколько отступают на задний план, но они должны подыскать своему сыну достойного наставника, чтобы ему не пришлось довольствоваться знаниями и опытом своих некомпетентных сверстников. Цель воспитания на этом этапе — обучить навыкам, привить чувство ответственности и самоуважения, активно вовлекая во взрослую жизнь.

Пожалуйста, помните: эти стадии ни в коем случае не предполагают внезапного или резкого перехода влияния на ребенка от одного родителя к другому. Лучше всего, когда оба родителя принимают активное участие в жизни сына с детства до совершеннолетия. Стадии отрочества лишь указывают на смещение акцентов: так, скажем, отец выходит на первый план в возрасте сына от шести до тринадцати лет, а влияние наставников возрастает с четырнадцати лет. Основными критериями при выборе наставника остаются безопасность и честность.

Зная об этих трех стадиях, можно четко определить для себя программу действий. Например, совершенно очевидно, что отцы мальчиков в возрасте от шести до четырнадцати лет не должны быть трудоголиками, как не должны устраняться от семьи ни морально, ни физически. Если это происходит, то исключительно во вред сыновьям. (И все-таки современные отцы именно так и поступают, многие из нас могут это подтвердить из опыта своего детства.)

Стадии развития мальчиков подсказывают, что нам необходима дополнительная помощь со стороны общества, когда наши сыновья достигают подросткового возраста. Когда-то такую поддержку оказывали родственники (дяди и дедушки) или мастера-ремесленники, бравшие мальчиков в ученики и подмастерья.



К сожалению, сегодня слишком часто случается так, что подростки выходят в большой мир, но там их словно никто не ждет, не протягивает руку помощи, и они вынуждены проводить свое отрочество и юность в опасной беспризорности. Некоторые так и не взрослеют.

Будет справедливо сказать, что многие проблемы — особенно связанные с поведением мальчишек, их недостаточной мотивацией в школе, а потом и неприятности с законом (езда в пьяном виде, драки и прочее), проистекают из того, что мы не знали об особенностях мальчишеского развития и вовремя не обеспечили им необходимой помощи.

Знать три стадии развития мальчиков просто необходимо, поэтому мы должны рассмотреть их подробно и решить, как откликнуться. Что мы сейчас и делаем.

 

С рождения до шести: нежные годы 

 

Младенцы есть младенцы. Девочка это или мальчик — не имеет значения ни для самого ребенка, ни для его родителей. Младенцы любят, когда их держат на руках, играют с ними, тискают, а они довольно хихикают; им нравится наблюдать за окружающим миром. Темперамент младенцев самый разный. С некоторыми довольно легко — они спокойные и расслабленные, спят подолгу. Другие шумные и непоседливые, вечно требующие действия. Кто-то боязливый и беспокойный, нуждающийся в постоянном подтверждении того, что с ним рядом кто-то есть, что его любят.

В этот период жизни необходимо, чтобы малыш чувствовал связь, по крайней мере с одним человеком. Как правило, с мамой. Обладая особым энтузиазмом и высокой мотивацией, к тому же вскармливая его своим молоком, от природы наделенная особой мягкостью и нежностью в подходе к ребенку, именно мать оказывается наиболее подготовленной к тому, чтобы полностью удовлетворить запросы младенца. Собственные гормоны (особенно пролактин, вырабатываемый в процессе кормления грудью) вызывают в женщине желание быть со своим ребенком и сосредоточивать на нем все внимание.

За исключением грудного вскармливания отцы тоже могут обеспечить все потребности новорожденного, только делают они это несколько иначе. Исследования показывают, что они более активны в играх с ребенком, любят будоражить его, в то время как матери стараются его успокоить. (Впрочем, когда отцы так же, как и матери, начинают страдать от недосыпания, им уже не до шумных игр и они тоже не прочь утихомирить ребенка!)

 

Первые проявления разницы полов 

 

Некоторые генетические различия между девочками и мальчиками начинают проявляться уже в младенчестве. Мальчики менее восприимчивы к лицам окружающих. У девочек сильнее развито ощущение прикосновения. Мальчики растут быстрее и активнее набирают силу, хотя разлуку с матерью воспринимают острее. Когда дети начинают ходить, разница между девочками и мальчиками становится еще заметнее. Мальчикам, как правило, требуется больше места для игр и передвижения. Они любят хватать предметы и манипулировать ими, строят высокие башни из блоков, в то время как девочки предпочитают возиться на полу. В детском саду мальчики игнорируют появление в группе новеньких, а девочки тут же замечают их и заводят дружбу.

Как ни печально, взрослые относятся к мальчикам более строго. Исследования показывают, что родители обнимают и ласкают девочек гораздо чаще, даже в новорожденном возрасте. С мальчиками меньше разговаривают. И мамы чаще и больнее наказывают мальчиков.

Если мама является основным источником ласки и заботы, для мальчика она становится первой моделью для любви и нежности. Начиная со второго года жизни ребенка, когда он начинает ходить, мать может твердо, не обижая и не стыдя мальчика, установить границы их отношений, и мальчик усвоит это на всю жизнь. Он знает, что в сердце матери он занимает особое место.

Когда мама с интересом и удовольствием обучает мальчика, разговаривает с ним, это помогает развитию его речевых навыков, общительности. В дальнейшем мы увидим, насколько это важно для мальчиков, поскольку им в большей степени, нежели девочкам, нужна помощь в усвоении навыков общения.

Если в первые год-два жизни сына мать оказывается в глубочайшей депрессии и закрыта для общения с ребенком, в его сознании появляется аспект печали. Если мама злится, бьет или обижает сына, он начинает сомневаться в том, что его любят. Матери необходима поддержка и помощь со стороны других членов семьи, так чтобы у нее была возможность отдохнуть, расслабиться и найти время для общения с ребенком. Ей необходимо заботиться о себе, тогда она сможет полноценно заботиться о ребенке.

Мать выражает восторг, видя, как ее ребенок гоняет за ящерицами или лепит из песка куличики, она гордится его достижениями. Отец тискает сына, играет с ним в борьбу и тоже выказывает нежность и заботу, читает книжки, утешает, когда ребенок болен. Малыш усваивает, что мужчины добры и в то же время с ними интересно, что они умеют читать книги и помогают по дому.

Дома лучше

По возможности мальчику лучше оставаться дома с одним из родителей, пока он не достигнет трехлетнего возраста. Ясли или дома младенцев не слишком подходят для ухода за мальчиками до трех лет. Исследования показывают, что мальчики в большей степени, нежели девочки, склонны переживать разлуку с близкими, у них чаще наблюдается эмоциональный стресс от ощущения брошенности. В результате развиваются беспокойство и агрессивность, и такая модель поведения сохраняется у мальчика и в школе.

Забота со стороны любящего родителя или семейный уход гораздо предпочтительнее. Маленьким детям необходимо присутствие рядом любящего человека. Первые уроки, которые мальчикам нужно усвоить в этой жизни, это уроки доброты, доверия, тепла и радости.

Короче говоря...

До шести лет пол ребенка не имеет особого значения, и не стоит слишком сосредоточиваться на этом аспекте. Как правило, матери оказываются самым близким человеком для ребенка, но роль отца тоже нельзя недооценивать. Самое главное для ребенка в этот период жизни — находиться в центре внимания и ощущать присутствие рядом двух любящих родителей. Так у него развиваются чувство безопасности, навыки первичного общения и тяга к познанию и взаимодействию с окружающими.

Впрочем, этот период проходит слишком быстро. Так что ловите момент и наслаждайтесь своим малышом!

 

С шести до тринадцати: интерес к мужественности 

 

Лет в шесть с мальчиками происходит важная метаморфоза. В них словно просыпается дремавшая до сих пор мужественность. Даже те мальчишки, которые не так много смотрят телевизор, вдруг начинают проявлять интерес к оружию, мечтают носить кепки суперменов, бороться и драться, играть в шумные игры. И происходит еще кое-что очень важное: причем это характерно для всех стран и культур.

Примерно в возрасте шести лет мальчики словно замыкаются на отце или деде, или другом мужчине. В них пробуждается желание быть рядом с мужчиной, учиться у него, подражать. Им хочется «учиться быть мужчиной».

Если в этот период отец игнорирует сына, мальчик зачастую устраивает дикие выходки, лишь бы привлечь его внимание.

Чтобы привлечь внимание отца, мальчишки могут начать воровать, мочиться в постели, проявлять агрессию в школе, совершать другие неблаговидные поступки.

Мамы по-прежнему много значат

Эта внезапная смена интереса в сторону отца вовсе не означает, что мама уходит со сцены. В некоторых странах (например, в Соединенных Штатах) матери зачастую дистанцируются от своих шестилетних сыновей, чтобы добавить им «жесткости». (Именно в этом возрасте в Британии отправляют детей в пансионы.) Но, как возражает Ольга Силверштайн в своей книге «Смелость в воспитании настоящих мужчин», эта идея коварна. Мальчикам необходимо знать, что они могут во всем положиться на маму, и не следует глушить в них нежные чувства. Лучше всего, если мальчик будет близок к маме, разумеется, притом, что рядом будет и отец. Если отец почувствует, что сын слишком вовлечен в интересы матери (что бывает), ему нужно усилить свое влияние — ни в коем случае не критикуя мать! Иногда отец чересчур строг или предъявляет к сыну повышенные требования, и тот начинает его бояться.

Если в раннем возрасте мать внезапно отдаляется от сына или лишает его тепла и внимания, результат печальный: мальчик, стремясь заглушить обиду и боль, словно перерезает ниточки, которые связывали его с матерью, - нежность и любовь.

Инстинкт подсказывает ему, что тяжело проявлять теплые чувства, если они не находят отклика у матери. Если мальчик ставит для себя такую заслонку, он вырастет довольно резким и грубым и вряд ли будет проявлять тепло и нежность по отношению к своим детям и супруге. Все мы очень хорошо знаем таких мужчин (боссов, отцов, мужей), которые эмоционально зажаты и не могут наладить контакта с людьми. Мы можем сделать так, чтобы наши сыновья были не такими, а для этого просто нужно чаще обнимать их — и в пять, и в десять, и в пятнадцать лет.

Пять заповедей отцовства 

Предлагаем усвоить еще несколько уроков отцовства.

1. Начинайте как можно раньше. Участвуйте в процессе воспитания с периода беременности. Говорите с будущей матерью о своих надеждах, связанных с ребенком, участвуйте в уходе за младенцем с самого его рождения. Это ключевой этап в выстраивании будущих отношений. Уход за ребенком на ранней стадии дисциплинирует вас и меняет ваши жизненные приоритеты.

Имейте в виду: отцы, которые ухаживают за новорожденными, настраиваются на одну волну с ними, происходит так называемое глубокое погружение. Кстати, мужчины прекрасно справляются с тем, чтобы утихомирить ребенка среди ночи — баюкают его, качают, напевают песенки! Не превращайтесь в наседку, но строго следуйте советам матери ребенка или других опытных наставников. И гордитесь своими достижениями. Даже если вы слишком заняты работой, используйте выходные или отпуск, чтобы уделить внимание ребенку. Начиная с двухлетнего возраста малыша, предложите матери оставлять вас с ребенком на выходные, и вы поймете, что прекрасно справляетесь со своей ролью.

2. Найдите время. Это самое важное. Папы, запомните: Если в течение недели вы проводите на работе пятьдесят пять-шестьдесят часов, включая командировки, вы просто не в состоянии исполнять свои отцовские обязанности. У ваших сыновей будут проблемы в жизни, и это непременно скажется на вас. Отцам необходимо приходить домой вовремя, чтобы играть, смеяться, учить своих детей, резвиться с ними. Работа в корпорациях и малом бизнесе становится врагом семьи. Зачастую отцы выбирают более низкий заработок, но зато имеют возможность больше времени проводить в семье. Так что, когда в следующий раз вам предложат повышение, требующее более продолжительного рабочего дня и частые командировки, серьезно подумайте над тем, чтобы ответить своему боссу: «Извините, но мои дети, прежде всего».

3. Не сдерживайте эмоций. Обнимать сына, резвиться с ним, играть в борьбу не возбраняется вплоть до его совершеннолетия! Сочетайте эти шумные игры с более спокойным времяпрепровождением: дети очень восприимчивы к рассказам, им нравится просто сидеть рядом с отцом, петь или музицировать. Говорите своим детям о том, какие они умные, красивые, творческие (хвалите их часто и искренне). Если ваши родители не были такими открытыми в проявлении чувств, вам придется учиться этому.

Некоторые мужчины опасаются, что проявление ласки в отношении сына сделает его «голубым». Это совсем не так. Более того, верно обратное. Многие геи и бисексуалы, с которыми мне доводилось беседовать, признают, что именно недостаток отцовской ласки частично объясняет их тягу к мужской нежности.

4. Больше веселья. Радуйтесь своим детям. Если вы проводите с ними время только из чувства вины или по обязанности, это не принесет пользы. Постарайтесь подыскать такие виды деятельности, которые нравятся вам обоим. Избавьте детей от «бремени обязанности», но настойчиво призывайте их к тому, чтобы они помогали по дому. Ограничьте их внешкольные занятия одним-двумя видами спорта или иной деятельности, так чтобы у них оставалось время просто побыть собой. Организуйте их свободное время, чтобы они не слонялись бесцельно, и посвятите его прогулкам, играм, беседам. Избегайте чрезмерного соперничества в играх. Обучайте своих детей постоянно, делитесь с ними всем, что знаете сами.

5. Не забывайте о дисциплине. Сегодня многие отцы выбрали для себя роль «добреньких папаш», оставив все трудные вопросы воспитания своим половинам. Но мы все-таки советуем мужчинам участвовать в принятии решений, следить за тем, как ребенок делает домашние задания и выполняет работу по дому. Установите нормы дисциплины — спокойно, но твердо. Не прибегайте к рукоприкладству, хотя иногда и возникает соблазн отшлепать мальчишку. Настаивайте на уважении. Не стройте из себя маленького. Обязательно выслушивайте ребенка и учитывайте его чувства и переживания. Обсуждайте с мамой ребенка глобальные вопросы воспитания: «Все ли нам удается? Что нужно изменить?» Совместное воспитание ребенка очень сближает родителей.

Поиски объекта для подражания 

Мальчик в возрасте от шести до четырнадцати лет все еще обожает свою мать и может многому научиться у нее. Но его интересы меняются: его все больше тянет учиться у мужчины. Мальчик понимает, что взрослеет. И, чтобы развитие было полным, он должен «загрузить в себя как можно больше данных» от мужчины.
 



 

Матери остается лишь спокойно принимать это, сохраняя теплоту и готовность оказать поддержку.Задача отца — постепенно активизировать свое участие в воспитании. Если отца нет рядом, мальчик начинает искать мужчину в своем окружении — например, в школе. Но сегодня среди учителей все меньше мужчин, особенно в начальной школе, и это создает определенную проблему. 

Одинокая мать 

Тысячи лет одиноким матерям приходилось воспитывать мальчиков самостоятельно. Нет никакого сомнения в том, что женщины могут воспитать достойных мужчин, но — и это очень большое «но» — те женщины, с которым мне доводилось беседовать, всякий раз подчеркивали, что они находили в своем окружении мужчин, достойных подражания, призывая на помощь родственников, друзей, школьных учителей, спортивных тренеров, лидеров молодежных организаций (выбирая их с большой осторожностью во избежание риска сексуальных домогательств). 

Короче говоря...

Пока мальчик учится в начальной и средней школе, ему нужно проводить больше времени с отцом и матерью, получая от них помощь, приобретая от них жизненные знания и опыт, наслаждаясь их обществом. С эмоциональной точки зрения отец в этот период выходит на первый план. Мальчик готов учиться у него, прислушиваться к его словам. Как правило, он начинает равняться на отца. Матери есть от чего прийти в бешенство!

Этот временной промежуток — от шести до четырнадцати лет — предоставляет отцу идеальную возможность оказать влияние на сына (и заложить в нем основы мужского характера). Это время, которое нужно тратить с пользой. Любые незначительные дела идут во благо: и игры на свежем воздухе летними вечерами; и прогулки, сопровождаемые разговорами «за жизнь» и рассказами о собственном детстве; и совместные занятия хобби или спортом. Именно в этот период в память вашему сыну закладываются приятные воспоминания о детстве, которые будут питать его всю жизнь.

Не пугайтесь, если ваш сын ведет себя чересчур хладнокровно: наверняка такой стиль поведения принят в его школе. Проявите настойчивость, и вы обнаружите, что под маской напускного равнодушия скрывается веселый и игривый ребенок. Не упускайте возможности провести с сыном время, если он действительно хочет побыть в вашем обществе. Ближе к юности интересы будут затягивать его в окружающий мир. Все, что я могу, это призвать вас к следующему: не упускайте свой шанс поучаствовать в жизни сына!

 

Четырнадцать и старше: становясь мужчиной

 

Примерно в возрасте четырнадцати лет начинается новая стадия отрочества. Как правило, в этом возрасте мальчики заметно вытягиваются в росте, но и в организме происходит разительная перемена: уровень тестостерона повышается почти на 800 процентов!

Хотя все индивидуально, но в этом возрасте у них есть нечто общее: они становятся более упрямыми, беспокойными, у них часто меняется настроение. И не то чтобы они меняются в худшую сторону, просто в них рождается новая личность, а рождение всегда предполагает борьбу. Им необходимо найти ответы на серьезные вопросы, окунуться в новые приключения, поставить перед собой новые цели, определить приоритеты на будущее — а между тем внутренние часы торопят их жить.

Я полагаю, что именно в этом возрасте мы в большей степени теряем контакт с детьми. Так уж повелось, что мы предъявляем к подросткам стандартный набор требований: побольше усердия в школе, побольше работы по дому. Но подростку требуется нечто большее. Он и гормонально, и физически рвется во взрослый мир, а мы хотим задержать его в детстве еще лет на пять-шесть! Неудивительно, что возникают проблемы.

А на самом деле нужно поднять мальчишке дух — направить его азарт в творческое русло, дать ему возможность расправить крылья. Все беды, которые являются родителям в виде ночных кошмаров (подростковый авантюризм, алкоголь, наркотики, криминал), происходят от того, что мы не находим каналов для выплеска подростковой жажды славы и геройства. Мальчишки смотрят на взрослый мир и не видят ничего, во что им хотелось бы верить или участвовать. Даже их протест оказывается упакованным и предлагается как товар рекламодателями и музыкальной индустрией.

Ребятам хочется прорваться туда, где чище и лучше, но такое место не просматривается.

Как поступали древние 

В любой цивилизации — от эскимосов до африканских племен, во все времена и на всех континентах мальчики-подростки получали особое внимание и заботу со стороны всей общины. Древние культуры знали — а мы только еще начинаем этому учиться, - что родители не могут воспитать мальчиков-подростков без помощи других взрослых, которым можно доверять и которые проявляют желание участвовать в процессе воспитания на долгосрочной основе.

Одна из причин такого подхода заключается в том, что четырнадцатилетние сыновья и их отцы доводят друг друга до бешенства. Зачастую отец способен лишь любить сына. Но любить и обучать уже не получается. (Помните, как ваш отец учил вас водить машину?) Почему-то двое мужчин непременно сталкиваются лбами, и это лишь усугубляет проблему. Если же кто-то посторонний приходит на помощь, отцы и сыновья становятся гораздо спокойнее. (На эту тему даже снято несколько фильмов — например, «В поисках Бобби Фишера» и «Поездка за город» с Албертом Финни в главной роли.)

Традиционно практиковались два метода, помогавшие юноше войти во взрослую жизнь. Во-первых, подростков брали под крыло и наставляли на путь истинный взрослые мужчины, которые могли обучить их ремеслу. Во-вторых, на определенных этапах наставничества старейшины рода или племени проводили посвящение юношей в таинства профессии. Этот процесс предполагал серьезные испытания, имевшие целью приобщение мальчиков к взрослой жизни.

Посвящение в племенах лакотов 

Коренные жители Америки лакоты, должно быть, известны вам по фильму «Танцы с волками». Это было племя энергичных и успешных людей, с богатой культурой, отмеченное особенно теплыми отношениями между мужчинами и женщинами.

Примерно в возрасте четырнадцати лет мальчики-лакоты подвергались своеобразному испытанию на прочность, так называемому тесту на видение. Мальчик должен был забраться на вершину горы и сидеть там в ожидании видений или галлюцинаций, вызванных чувством голода. Предполагалось, что видение предстанет в образе некоего небесного существа, которое станет вести мальчика по жизни. Пока мальчик дрожал на вершине горы, до него доносилось из темноты грозное рычание горных львов. На самом деле эти звуки издавали мужчины племени, которые обеспечивали безопасность ребенка. Мальчики были слишком ценным материалом для племени, и подвергать их бессмысленному риску никто не собирался.

Когда подросток возвращался в племя, его успех шумно отмечался. Но, начиная с этого дня и в течение целых двух лет, ему не разрешалось разговаривать со своей матерью.

Матери в племени лакотов, как и женщины всех племен охотников-собирателей, очень близки и нежны со своими детьми, и дети зачастую так и спят вместе с ними в хижинах. Лакоты полагали, что, если мальчик заговорит с матерью сразу же после обряда посвящения в мужчину, соблазн вернуться в детство будет слишком велик и он опять окажется в женском мире и никогда не вырастет.

По прошествии двух лет происходила церемония воссоединения матери и сына, но к этому времени сын уже был мужчиной, и его отношение к матери соответствовало его новому статусу. Женщины, которые слышали это предание из моих уст, находили его очень трогательным, одновременно и грустным, и радостным. Матери племени лакотов сознательно отпускали своих детей, уверенные в том, что взамен они получат любовь, уважение и дружбу со стороны своих уже взрослых сыновей.

Резким контрастом с обычаями племени лакотов выступают современные отношения между матерями и сыновьями, которые (как подчеркивает Баббетт Смит в книге «Матери и сыновья») зачастую остаются стеснительными, инфантильными и безразличными. Сыновья боятся сохранять близость к матери и вместе с тем, уже становясь мужчинами, все равно не могут оторваться от материнской опеки. Они переносят свое зависимое положение на отношения с любой другой женщиной. Не прошедшие обряда посвящения в мужское братство, они не доверяют мужчинам и не верят в мужскую дружбу. Они не хотят брать на себя обязательства перед женщинами, опасаясь, что к ним опять будут относиться по-матерински и контролировать. Так и появляются «никакие» мужчины.

Только покинув женский мир, молодые люди могут разорвать материнскую оболочку и начать относиться к женщинам по-взрослому. Бытовая жестокость, измены, неудачи в супружеской жизни совсем не обязательно являются результатом проблем с женщинами, причина как раз в том, что мальчики не прошли положенный путь трансформации.

Вы можете усомниться в том, что в древние времена матери, да и отцы тоже, без опаски отдавали своих сыновей в чужие руки. Но на самом деле оснований бояться не было. В качестве наставников выступали мужчины, которых хорошо знали и которым доверяли. Женщины понимали и приветствовали эту помощь, поскольку интуитивно чувствовали ее необходимость. Выпуская из семьи проблемного мальчика-подростка, они получали назад зрелого и самодостаточного молодого мужчину, которым наверняка потом гордились.

Посвящение во взрослую жизнь нельзя было назвать одноразовым мероприятием. Иногда требовались месяцы, чтобы обучить мальчика вести себя по-мужски, брать на себя ответственность, чтобы он набрался сил, стал настоящим мужчиной. Мы не слишком хорошо осведомлены о подробностях таких обрядов. Иногда они бывали жестокими и страшными (и мы ни в коем случае не хотим повторения), но проводились они с определенной целью, продуманно, и результаты были впечатляющими.

Суммируя опыт наших предков, можно сказать: выживание любого племени зависело от воспитания знающих и ответственных молодых людей. Это был вопрос жизни и смерти, и относились к нему со всей серьезностью. Каждое общество вырабатывало свою программу воспитания молодых людей, предполагающую объединение усилий всего взрослого населения. 

В современном мире

Сегодня наставничество чаще всего отсутствует или существует в эпизодическом виде. Сами наставники — спортивные тренеры, родственники, учителя, начальники — редко понимают свою роль и, как правило, исполняют ее плохо. Наставничество обычно проводилось на рабочем месте, в рамках программы овладения трудовыми навыками и совершенствования мастерства. Все это осталось в прошлом. Работая по выходным в местном супермаркете, юноша вряд ли встретит там наставника.

Если нет наставника 

Если рядом нет наставника, юноша может столкнуться с множеством проблем на своем пути во взрослую жизнь. Он может ввязаться в бесполезную борьбу со своими родителями в попытках самоутвердиться и отстоять собственную независимость. А может впасть в депрессию и обособиться. Детям этого возраста приходится искать ответы на очень сложные вопросы — о сексе, выборе карьеры, об отношении к наркотикам и алкоголю. Если мать и отец по-прежнему уделяют ребенку много времени, живут его интересами, он охотно делится с ними своими мыслями и сомнениями. Но иногда у подростка возникает потребность поговорить и с другими взрослыми. В ходе одного исследования было выявлено, что наличие взрослого друга вне рамок семьи уберегает подростка от преступных связей. (Разумеется, если только этот друг сам не является криминальным элементом.)

Молодые люди стараются сами выбрать свой жизненный путь. Они могут найти свой интерес в религии, могут увязнуть в Интернете, увлечься музыкой или спортом, серфингом или роком. Если мы не сможем организовать детей по интересам, они сами создадут свои группировки. Но проблема в том, что эти группировки могут стать лишь сообществом одиноких сердец и никаких навыков и знаний дети в них не получат. Многие мальчишеские компании основаны лишь на хлипких связях, а общности интересов и поддержки в них нет.

Хуже всего, если мы бросим подростков на произвол судьбы. Вот почему нам просто необходимы по-настоящему профессиональные учителя, спортивные тренеры, лидеры скаутских организаций, молодые рабочие — в общем взрослые люди, заинтересованные в подрастающем поколении. Нам нужны люди, которые могут внести порядок в жизнь подростков.

Сегодня наиболее активны в процессе воспитания матери, а отцовство еще только возрождается. И пока еще в обществе остается проблемой найти хороших наставников.

Коротко о главном...

1. В период от рождения до шести лет мальчикам необходимо много внимания и нежности, чтобы они научились любить. Беседуя с ними, обучая, мы помогаем им войти в этот мир. Как правило, лучше всех с этой ролью справляется мать, хотя и отец может принимать участие в процессе.

2. Примерно в возрасте шести лет мальчик начинает выказывать большой интерес ко всему мужскому, и отец становится главным родителем. Важно, сколько времени и внимания он будет уделять сыну. Роль матери по-прежнему важна, и она не должна отдаляться от сына лишь потому, что он стал старше.

3. С четырнадцати лет мальчикам необходимы наставники — взрослые, которые проявляют персональную заботу о них и помогают постепенно продвигаться в большой мир. В древних цивилизациях был принят обряд посвящения, и наставничество являлось непременным атрибутом воспитания.

4. Одинокие матери могут хорошо воспитать мальчика, но им нужно внимательно подойти к вопросу выбора мужчины в качестве достойной модели для подражания. Кроме того, одиноким матерям следует больше времени уделять заботе о собственном здоровье (поскольку они выполняют работу за двоих).

© Стив Биддалф из книги «Воспитание мальчишек» 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

 

Источник: adalin.mospsy.ru/l_03_00/l0301183.shtml

12 способов простить обиды своим родителям

Поделиться



Нужно ли говорить с родителями о прошлом? И что делать, если они все отрицают? Как простить умершего родителя и можно ли разглядеть в критике родительскую любовь?

Об этом психолог Людмила Петрановская рассказала на лекции «Детские обиды: есть ли шанс наладить уже испорченные отношения?».





 

Постарайтесь не простить, а понять:

 

— У них не было ресурса

Помните, что у них была очень тяжелая жизнь – работа, нехватка денег, добывание еды, трудоемкий быт, стояние в очередях. Сильно замотанные родители не были психологически чувствительными и давали детям тот ресурс, на который их хватало.

 

— Они были молодые и неопытные

Иногда бывает очень полезно вспомнить, в каком возрасте были ваши родители в то время. Часто это были люди 25-26 лет, неопытные и неуверенные.

 

Не надо молчать

Если вы чувствуете обиду на родителей, не надо молчать об этом. Нельзя не признавать того, что вам было плохо. Очень долго эта тема была табуирована и был только один вариант: «Родители святые люди, они тебя вырастили и дали жизнь, их нужно любить, уважать и не жаловаться» или: «Если тебе было плохо – сам виноват».

 

Не носитесь всю жизнь с детскими травмами

Это другая крайность. Хорошо бы не провести всю свою жизнь, жалуясь на родителей и объясняя их ошибками все свои неудачи. Постарайтесь не прожить всю жизнь под знаменем «ребенок алкоголика», «человек, которого не любила мама» или « человек, которого в детстве били». Иногда такой период переживания травмы нужен, но хорошо бы, чтобы он заканчивался.

Когда мы были детьми, у нас не было выбора – будут нас обижать или нет. А сейчас у нас есть выбор – мы можем оставить травму просто как опыт или позволить травме формировать нашу личность.

Если не получается соскочить с этого своими силами – обратитесь к психотерапевту, не надо жить в таком состоянии годами.

 





 

Попробуйте поговорить о детских обидах с родителями

Нужно ли пытаться донести до родителей, что они были не правы? Иногда это помогает. Родители стали спокойнее, мудрее, они уже не такие замотанные, как раньше. Они уже воспитывают внуков и часто открывают в себе качества тепла и принятия.

Некоторые из них уже готовы на такой разговор. Иногда они могут признать и выразить сожаление о прошлых ошибках. И это может стать началом новых теплых отношений.

 

Иногда признание ответственности просто необходимо

В основном это касается случаев, когда был серьезный абьюз со стороны родителей. Просто признать, что это было. Это признание часто может стать единственным условием, на котором дети согласны дальше общаться с родителями.

Нужно сказать прямым текстом: «Мне очень важно, чтобы ты признал, что это было. Мне не нужно извинений, но важно, чтобы никто не делал вид, что я это придумал».

 

Оставьте за ними право не признавать своих ошибок

Если родители защищаются и говорят: «Мы все делали правильно, это ты неблагодарный», — они имеют на это право. У вас своя картина мира, а у них своя. Иногда их психика все отрицает и вытесняет. Перевоспитывать человека в 70 лет это плохая затея.

Но часто это означает, что близких отношений между вами уже не будет.

 

Пожалейте себя маленького

Когда мы получаем обиды от родителей, мы находимся в положении очень маленького существа. Вы не судья, а просто маленький ребенок, у которого не было выбора. А когда мы думаем — прощать или не прощать, то принимаем на себя ответственность, которой у нас нет и быть не могло.

Мы не можем быть старше родителей, не можем судить их «сверху». Мы можем признать свои чувства и из сегодняшнего взрослого состояния пожалеть себя маленького. Объяснить себе маленькому, что вообще-то так нельзя с детьми поступать, чтобы он хоть от кого-то взрослого это услышал.

Разрешите себе погрустить

 

В какой-то момент надо разрешить себе погрустить и признать, что чего-то у вас в детстве не было и уже не будет. Потому что ваши родители просто не могли вам это дать. И от этого может стать полегче.

 

Не ждите, что родители изменятся

Очень часто за претензиями к родителям стоит детская надежда, что родители изменятся – папа, наконец, похвалит, а мама, наконец, полюбит. А папа и мама не хвалили и не любили просто потому, что они в принципе были на это не способны. У них свое тяжелое детство, свои обстоятельства и свой психологический профиль.

Научитесь переводить язык любви своих родителей

Довольно редко бывают родители, которые совсем не способны ничего давать, а только критикуют и отвергают. Иногда их язык любви просто не тот, который нам бы хотелось услышать. Мы ждем хороших слов, а их любовь – это печь нам пироги и кормить до отвала.

Надо научиться переводить их язык на свой. Допустим, мама все время ворчит, но при этом готовит вам бесконечные борщи и моет посуду. Вот эти ее пироги, борщ и посуда и есть ее «я тебя люблю».

 

Иногда критика – это тоже забота

Бесконечная критика — это такой родительский оберег. Кажется, что если все время говорить ребенку, что с ним не так, то он когда-то все поймет и будет, наконец, все делать правильно. Если увидеть это с такой стороны, то это не будет вас так разрушать.Надо научиться к этому так и относиться, как к заботе.

Если ваши родители умерли, то ваши претензии им точно не навредят

 

Умерший родитель не так уж отличается от не умершего. Ведь когда мы обижаемся, мы обижаемся не на сегодняшних родителей, а на тех родителей, которые были тогда, в момент обиды.

Иногда умерших идеализируют и кажется, что запрещено подумать о них плохо или предъявлять к ним претензии. Но если они уже умерли, то ваши претензии им точно никак не навредят, а вам это может помочь.

Иногда нужно выразить гнев и претензии, чтобы открыть способность любить. Если снять обиду, то вы сможете иметь дело с той теплой частью в отношениях, которая у вас была.

 

Автор: Людмила Петрановская

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: ezhikezhik.ru/reviews/ludmila-petranovskaa-12-sposobov-prostit-obidy-svoim-roditelam

50 советов для дочери, которые стоит вспомнить и взрослым женщинам

Поделиться



Эти жизненные установки пригодятся любой девочке в будущем. А некоторые советы стоит вспомнить и взрослым женщинам.





 

1. Люби себя в первую очередь.

2. Средняя школа – это еще не реальная жизнь. Будь к этому готова.

3. В жизни ты встретишь много дрянных девчонок. Просто держи марку и проходи мимо.

4. Если ты нашла настоящего друга, то постарайся его удержать, независимо от того, как далеко вы друг от друга.

5. Вещи не сделают тебя счастливой.

6. Не суди никого сама, но будь готова, что тебя будут судить постоянно. Выше нос, детка.

7. Узнай свою бабушку по-настоящему.

8. Не всякая проблема является концом мира.

9. Выбери свою главную битву, далеко не за все стоит действительно сражаться.

10. Не сравнивай себя с другими, они никогда не будут такими как ты.

11. Независимо от того, как сильно ты любишь человека, постарайся не потерять себя.

12. Говори. Найди свой голос и используй его!





13. Выучи слово “нет” и не бойся использовать его.

14. Тебе предстоит написать свою собственную историю жизни, постарайся заполнить страницы счастливыми событиями.

15. Никогда не гоняйся за мужчиной, правильно будет, если он сам найдет тебя.

16. Научись правильно принимать комплименты и попробуй верить в них.

17. Всегда будь честной.

18. Умей быть счастливой в собственной роли и не бойся одиночества.

19. Никогда не бойся поделиться тем, что ты чувствуешь.

20. Спорить можно, но помни правило 9. 21. Читай все, что попадает тебе в руки. Знание – это сила.
 

22. Если ты пришла домой к парню и не увидела в доме книг, то иди прочь.
 

23. Ты – не чья-то собственность!
 

24. Будь всегда в состоянии постоять за себя. Всегда.
 

25. Не бойся потерпеть неудачу. Именно на них учатся.
 

26. Никогда не отправляй в электронном виде что-то такое, что ты не могла бы разместить на первой странице городской газеты. Даже если ты удалишь это, оно все равно всплывет.
 

27. Помогай другим безоговорочно, добрые дела приносят счастье.
 

28. Будь любезна, благодарность раскрывает характер.
 

29. Всегда доверяй своей интуиции. Всегда!
 

30. Будь вежлива.

31. Твои действия лучше говорят за тебя, чем твои слова.

32. Не скрывай свои чувства, найди способ их выразить.
 

33. Ищи красоту во всех вещах.
 

34. Пользуйся солнцезащитным кремом!
 

35. Не теряй контакта с людьми, которые тебя любят.
 

36. Всегда иди по жизни с высоко поднятой головой. Уверенность привлекательна.
 

37. Плачь, когда это нужно, и найди новые силы в своих слезах.
 

38. Смех является лекарством для души.
 

39. Слишком громкая музыка? Так сделай погромче и танцуй!
 

40. Слова могут строить мосты и сжигать их. Выбирай их осмысленно.

41. Дом – это там, где тебя любят, а не там, где ты живешь.

42. Принести первым извинения – это не значит проявить слабость.
 

43. Работай, работай тяжело. Всегда будь в состоянии обеспечить себя.
 

44. Я знаю, ты меня ненавидишь иногда, но я всегда люблю тебя.
 

45. Ты самодостаточна!
 

46. Ты можешь сказать мне что-нибудь в любое время. Я всегда буду рядом с тобой.
 

47. Запомни еще раз, я всегда буду любить тебя.
 

48. Ты способна на большее, чем тебе кажется.
 

49. Ты красива, и не позволяй никому заставить чувствовать себя по-другому.
 

50. Жизнь состоит только из сегодняшнего дня. Живи в данный момент. Ты не можешь полностью контролировать свой вчерашний или завтрашний день. Все, что у тебя есть, это сегодня, так что просто будь счастлива.

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: womanhappiness.ru/50-zhiznennyx-sovetov-dlya-docheri/

Я не люблю свою дочь...

Поделиться



«Я не люблю свою старшую дочь» — с таким чувством я жила, как только появился второй ребенок. Старшей тогда было 5, когда возникло такое ощущение. Конечно, как любая «хорошая» мать, я всячески подавляла эту мысль в себе. Что я делала взамен? Покупала ей игрушки, брендовую одежду, отправляла с бабушкой на отдых. Подарками я деньгами я гасила чувство вины.

 





Так продолжалось, пока ей не исполнилось 15 лет, а я все не находила ответы почему так происходит со мной? 

10 лет я относилась к дочери чисто формально, часто обижая ее, порой, очень сильно.  В моменты «воспитания», я не могла себя остановить, поток негатива и ненависти становился не управляемым,  обидные слова извергались из меня, а в моменты затишья, я поражалась тому, как можно быть  такой бессердечной и хладнокровной по отношению к своему родному ребенку!

Я отдалялась от дочери, а она тянулась ко мне, желая получить ласку и любовь. По закону бутерброда, дочь у меня кинестетик, и телесные прикосновения для нее важны как воздух. Меня раздражало в ней все, я придиралась к ней из-за любой мелочи. Но тут я стала замечать, что особо я «не люблю» ее в присутствии мужа.

Так я страдала 10 лет. 10 лет тирании и морального издевательства надо собой, мужем  и ребенком.

Пойти к психологу или признаться подругам было стыдно. Я всегда по жизни играла роль успешной бизнеследи, счастливой жены. Внести сомнения в свою историю успешной женщины для меня было недопустимо, воспалялся внутренний неудачник.

В итоге, моя дочь выросла ЖЕРТВОЙ. Постоянно сравнивала себя с другими детьми, сверстниками. Ее никто не любил в классе, ей сложно было завязывать дружбу. Мы сменили 5 школ, думая, что в новой школе ее примут и полюбят…

Еще больней было, когда муж и мама просили меня быть мягче и терпеливее к ребенку, не так явно показывать свою сильную любовь к другому ребенку. И было просто невыносимо, когда подруги и учителя говорили о том, что со стороны видно, что я предвзято и очень строго отношусь к старшей, особенно в сравнении с другими детьми. Знали бы они, что у меня творилось на душе!!! Да я сама не знала, какой черт вселялся в меня, и заставлял меня выделывать все эти финты.

А время шло, мы пережили «переходный возраст», когда своим свирепым отношением я запрещала ей показывать мне любые проявления «переходного периода». Я просто запрещала переходный период дочери, объясняя, что это признак слабости и неумения управлять своими эмоциями. Ведь я, ой как хорошо, «управляла» своими!



 ©Magdalena Berny

Настало время, когда стали появляться парни, и тут я схватилась за голову, потому что поняла, что для своего ребенка я ничего не могу сделать, чтобы помочь ей комфортно войти в новый этап ее жизни – построение отношений с противоположным полом. Стали одолевать страхи: страх, что она будет прилипать к первому встречному, чтобы получить ласку и любовь. Страх, что ею будут пользоваться и со временем она превратится понятно в кого. Страх, что не сможет создать семью….

Страхов было много, а вопросов еще больше. Я стала себя готовить к визиту к психологу, а может лучше, к психотерапевту, потому что я понимала, что проблема, видимо, все-таки во мне.

Но что я ему скажу? Я не люблю свою дочь? К тому времени, у меня их было уже три. В голове был полный сумбур и я ненавидела себя все больше с каждым днем. Чувство вины и обида на себя захлестывала, я рыдала часами в одиночестве, обвиняя себя во всех грехах, удивлялась, как мне Бог мог вообще дать детей, а еще и троих, если я не справляюсь с ролью хорошей матери??

Одно меня успокаивало, фраза, которую я услышала «все ответы внутри тебя». Я торопилась найти ответ, потому что внутри было убеждение, что если я найду ответы до ее 16-летия, я смогу исправить ситуацию! И ответ пришел. Пришел в виде прикладного инструмента, который помог мне найти все ответы ЗАЧЕМ Я ЕЕ НЕ ЛЮБИЛА? ЗАЧЕМ Я НЕ ПРИНИМАЛА ЕЕ?

Есть замечательная Аксиома «Все, что происходит в моей реальности – результат моих подсознательных желаний». Эта аксиома помогла мне выявить все свои подсознательные желания и трансформировать их. На всю трансформационную работу у меня ушел год. Год приятных открытий в себе и в моей старшей дочери. Работа продолжается, слишком долго я не замечала какая у меня замечательная дочь: мой первенец, моя радость в жизни, моя красавица!

За годы неосознанной жизни, я сильно поломала ее индивидуальность, можно сказать, ее стерла на нет. За пару месяцев, мы вместе с ней восстановили ее индивидуальность, она и я научились любить себя просто так, мы проработали большое количество непринятых качеств, проработали страхи и обиды…

Наша жизнь изменилась, она уже никогда не станет прежней. Мы наслаждаемся новыми отношениями, которые с каждым днем становятся идеальнее.

Главная причина ЗАЧЕМ Я ЕЕ НЕ ЛЮБИЛА, заключалась в обиде на мужа. Только так я могла мстить ему за причиненные мне обиды, через дочь, которая была его копией. Как только я проработала первую обиду на него, у меня впервые возникло сильное желание обнять дочь, поцеловать ее и просто посидеть с ней в тишине. Я так долго лишала себя этого счастья…

Будьте счастливы, дорогие мамочки! Искренне желаю и вам найти свои ответы в себе с помощью моего инструмента master-kit.info/kaz

 

Автор: Дана Батыршина

 

Источник: www.facebook.com/dana.batyrshina

Материнство — запретные чувства

Поделиться



Диалог двух психологов о сложных чувствах после родов

 

«Жизнь занята как увековечивани­ем себя, так и превосхождением себя; если все, что она делает, это себя поддерживает, это значит не жить, а умирать».

 

Это цитата феминистки, писательницы и жены Сартра — Симоны де Бовуар. Раньше я бы рассматривала эту цитату с точки зрения общества потребления: мол, только предаваясь гедонизму и чревоугодию, далеко не уедешь. Эти занятия приятны и даже очень, но если в твоей жизни не реализуется какой-то смысл, а ты только ешь, пьешь и ходишь на работу, то это, возможно, путь к кризису, депрессии, экзистенциальному вакууму. При этом смысл — это не что-то там, большое, высокодуховное и абстрактно-недосягаемое.

Смысл может быть очень простой и понятный, главное его найти. Смысл может быть и в работе, если она нравится и я реализуюсь, или же, если приносит деньги моей семье, если главная ценность для меня – семья. Любовь, дружба, красота, искусство, познание, путешествия, семья, дети… Во всех этих сферах полно смыслов для каждого из нас. Мы превосходим себя в работе и спорте, увековечиваем в искусстве и детях, например. Все просто и это и значит жить. Но что делать, если смысл есть, а радости от его реализации нет?





Про неожиданные чувства во время первой беременности в 30 лет состоялся наш первый диалог с Еленой. Сегодня хочется разобраться с чувствами молодых мам, которым удалось стать причастными к чуду рождения новой жизни, приобрести вроде бы самый большой смысл из возможных. Значит ли это, что они защищены от депрессии и выгорания? Является ли их жизнь с этого момента исполненной безусловного смысла и счастливой априори? Получили ли они неиссякаемый источник силы и любви? И что им с этим всем делать?

Материнский инстинкт vs. Мать-ехидна

Анастасия:

Материнский инстинкт как будто бы есть и как будто бы его нет. Он есть, если кто-то хочет взять ребенка на руки и вообще приближается к нему, он есть, когда ребенок проснулся и заплакал, когда он мирно сосет грудь, когда улыбается и агукает. Однако, когда ребенок вечером плачет и выгибается, это длится долго и ничего не помогает, материнский инстинкт начинает мерцать как неисправная лампочка на лестничной клетке: то есть, то нет.

Вообще, когда малыш не засыпает и не отпускает от себя, не давая выпить первую чашку кофе, принять душ, сосредоточиться на написании статьи, поспать еще чуть-чуть, распрямить спину и дать рукам отдохнуть (нужное подчеркнуть), то постепенно он лишается доброй, бесконечно любящей его мамы и на смену ей приходит какая-то другая женщина.

Помню, как моему сыну была может быть неделя, он совсем крохотный, я держу его на руках, он плачет, а я смотрю себе под ноги, на пол и прикидываю, что если сейчас я разомкну руки, то ребенок упадет и разобьется, и точно не выживет и ничего нельзя будет сделать. Все закончится. Безвозвратно. И эта мысль меня не пугает, встает только вопрос уголовной ответственности и психологических мучений после содеянного. Но я реально рассматриваю вариант «грохнуть» сына об пол, хоть и выбираю этого не делать. 

Елена:

На всю жизнь запомнилось мне впечатление от рассказа Чехова «Спать хочется»: о том, как девочка-служанка качает младенца и от недосыпа хочет его задушить. Мне лет 12 было. И это была первая информация, о том, что дети могут вызывать разные желания, в том числе и всякие ужасные. И, конечно, материнский инстинкт работает на то, что бы ребенок выжил несмотря ни на что.

Но кто сказал, что материнский инстинкт запрещает хотеть отдыха для себя? Задача – ребенку выжить, а не самой умереть от недосыпа. Также материнский инстинкт не против, если вы будете принимать всю возможную помощь от других людей. За деньги или по желанию, не суть важно. Это ведь и правда тяжело – круглосуточно с  ребенком быть, особенно если психика такого типа, что контакта много не выдерживает. И я тебя поздравляю, с твоим инстинктом все ок, если ты думаешь, а не делаешь. То есть если ты не грохаешь сына на пол, все ок. А мыслишки такие у многих бывают. Вот даже Чехов об этом в курсе был.

Есть сейчас тоталитарные тенденции в материнстве, впрочем, как и во всем другом. Сиди с ребенком с утра до вечера, корми грудью до садика и развивай его круглосуточно! Это и есть твой смысл главный, предназначение и главный выход на сцену. И, да, будь, пожалуйста, hарру. Нарциссический бред по-большому счету. Попытка стать идеальной матерью. Мать-героин, я это называю. Обычно заканчивается громким провалом.

Дети позволяют нам расти над собой vs.Скука

Елена:

Не уверена, что дети позволяют нам расти над собой, но они точно заставляют узнать собственные ограничения, ресурсы любви, например. Ресурсы терпения, пределы телесных функций. Их формы и проявления. А то вот живет девушка и думает, что родит пятерых детей, видит себя на картинке: она в красивом платье с прической и рядом пять ангелочков. Потом одного рожает и сильно в себе разочаровывается. Ни ангела, ни прически. Так что дети работают на принцип реальности против вульгарного идеализма.

Психологам дети очень рекомендованы, снижают градус нормотворчества. Знаю прекрасные истории про психологов с психоаналитическим уклоном, которые довольно жестко относятся к норме отлучения от груди, считают  надо завязывать с этим делом до года — нечего сепарационный процесс задерживать. А потом сталкиваются с реальным опытом и кормят до двух лет. Так что дети — это опыт прежде всего. Опыт себя -  реальной матерью. Мне кажется, это не бывает скучным, узнавать себя, но я, конечно, профдеформирована.

Важно, что нет универсальных правил. И те женщины, кто регрессируют хорошо, сами во-многом дети, им не очень скучно ползать с машинкой по полу, например, или кукол наряжать. Им это в кайф вполне. А женщинам интеллектуального труда регресс  очень плохо дается. Скучно одно и тоже делать каждый день. Поел, пописал, покакал, попукал, поспал – день сурка.

А сейчас много женщин интеллектуального труда и им вообще день сурка не рекомендован. Даже опасен бывает. Депрессии вызывает и минипсихозы. Потому что регрессировать до биологического состояния нужно уметь. Коровой быть в школе не учат девочек, учат не быть коровой! Так что, если вы не умеете превращаться в контейнер, жевать травку и надои увеличивать, то не надо мучить себя и ребенка. Вам круглосуточное материнство не подходит. А смыслы придется совмещать, превосходить себя в усложнении логистики собственной жизни.

Анастасия:

Да, понимаю, о чем ты. Я порой думаю, что может быть завести ребенка было ошибкой. Это какое-то супер-усложнение собственной жизни, непонятно зачем. Неужели я просто пошла на поводу у социума, а на самом деле этого не хотела?

Кстати, можно подумать, что супер-усложнение жизни – это похоже на вызов, challenge, с которым нужно справиться, преодолеть, проявить фантазию, индивидуальность, что-то делать. Нет. Большую часть времени это похоже на ничего неделанье, только неудобное, тянучее, тупое, с неконтролируемыми выбросами адреналина, чаще всего без весомого повода, отчаянья и ожидания, ожидания, ожидания…

Я жду, когда малыш поест, когда он уснет, когда он покакает, когда он перестанет плакать, когда муж приготовит еду, когда муж сможет подать мне чашку чая, которая стоит в метре от меня, но я боюсь пошевелиться, потому что сын наконец-то уснул у меня на руках… Много просто смотрения в одну точку, рассматривания стен, книжных полок. Я жду, когда он вырастет. Прошло уже 2 месяца. Ура! За это время он не умер, не заболел, очень вырос. Отлично! Ждем еще. Еще немного и станет легче.

Елена:

Вот в этом месте, где ты ждешь пока он вырастет, у меня много сопротивления возникает. Знаешь, дети растут очень долго. Лет двадцать примерно. Это если повезет, некоторые норовят вообще не вырастать. Так что задача сразу встает – совмещать страх за жизнь и здоровье ребенка и удовольствие от собственной жизни вместе с ребенком. Страх в норме уменьшается. Первый год в этом смысле самый эмоционально нагрузочный. Но он никуда не уходит этот страх. Он уходит в фон. Так что ждать особо нечего.





Дети, котики и мимими vs Биология

Анастасия: 

Малыш часто не кажется мне невозможно милым. Я не ощущаю легкости, безусловной нежности и светлой радости, когда смотрю на него. Все эти чувства доступны другим по отношению к моему сыну, но редко мне. Как будто со мной что-то не так. А еще мой сын, бывает, плачет у меня на руках, а на руках папы или няни успокаивается.

Я для него в основном – еда и колики после, а все интересное и веселое – оно с другими. У меня даже не хватает фантазии с ним во что-то играть. Я настолько напряжена по поводу всего, так сосредоточена на его состоянии, что темы для игр мне просто не приходят в голову. Я мало разговариваю с сыном. Я представляла себе это как самое прекрасное и естественное – общаться с ребенком, все ему рассказывать, петь ему колыбельные, но у меня часто нет слов, я могу максимум молчать и смотреть в его глаза в надежде, что он поймет меня и так. При этом я не уверена, что он вообще меня понимает.

Елена:

Довольно долго мать и ребенок представляют собой единую психическую систему, сложно устроенную. Подобно беременности, когда не ясно – вас двое или вы вместе одно целое. Ребенок родился, а бессознательное одно на двоих. Это очень удобно, потому что материнский инстинкт работает на невербальном уровне. Ты понимаешь его без слов на самом деле. А вербальный уровень постепенно присоединяется. Ты просто не делаешь ненужные действия. Экономишь силы.

Вообще, кстати, важный момент про инстинкт – необходимо ему доверять. Это тоже очень удобно, не обязательно все объяснять словами: просто мой инстинкт мне так подсказывает и все остальные идите к черту!

Тревога – важная часть инстинкта, не было бы тревоги, дети бы не выживали. Важно еще другую часть инстинкта слушать – что все нормально на самом деле, все будет хорошо. Это тоже про веру.  Веру в Б-га, в добрый к тебе и твоему ребенку мир, еще во что-то хорошее. Баланс этих элементов помогает матери выдерживать нагрузку.





Дети наполняют нашу жизнь смыслом vs. Мамочка в декрете

Анастасия:

Я не могу сказать, что«О ужас, моя жизнь потеряла всякий смысл!». Она, наоборот, его, вроде бы, приобрела, основательно и безоговорочно. Оказавшись обездвиженной и в декрете, выяснилось, что то, чего мне действительно мучительно не хватает – это возможности запустить стиральную машину, принять душ, выпить кофе, сходить в магазин и выбрать себе одежду, погулять одной и вообще побыть одной, посидеть или полежать, выпить вина с друзьями, отправиться в путешествие.

Но это, пожалуй, уже и весь список. Моя жизнь, получается, состояла из нехитрых бытовых манипуляций, потребления, праздности, чревоугодия и общения. Где профессиональный рост? Где высшие смыслы? Все, чего мне не хватает, это возможность спокойно выпить капучино?!

И тогда думаешь, что вот все и выяснилось. Моя жизнь до рождения ребенка не была такой уж исполненной смысла. Просто было больше возможности суетиться. В любом случае теперь ты не кто-то умный, взрослый и интересный, а мамочка в декрете, просто мама, с интересами типа пожрать, поспать, приготовить.

Сложности самоидентификации — думаю, с этим часто сталкиваются молодые мамы. Происходит переход, трансформация. Когда выходишь замуж или заканчиваешь институт, тоже происходит переход в качественно другое состояние, в другую роль и другую жизнь. Однако для меня переход в маму – пока что самый сложный.

Елена:

Вот слушаю тебя и диву даюсь! Такие сложные размышления! Мне в аналогичной ситуации вообще не были доступны философские сентенции.

Вообще, смыслы — это, конечно, круто, но когда работает биология, смыслы тихонько курят в углу. Симона де Бовуар, кстати, помимо запутанной личной жизни, кажется, детей не родила. Так что, некоторый выбор тут наблюдается. В этом даже есть что-то волнительное – на время  отдаться биологической жизни. В современном мире это прям расширение сознания невиданное. Путешествие в природу.

Спать, жрать, кормить и работать – все что меня волновало после родов. Я физически не способна сидеть в четырех стенах больше двух дней. Так что – глубоко сочувствую и точно знаю, что это закончится. Гормональные бури улягутся и чувства появятся, главное, только не мучить себя! Не стать матерью-героином!  Няня, бабушки – твои лучшие друзья.

Вообще, практика убеждает, что все налаживается, как только появляется надежный помощник. И для ребенка это важно. Сейчас столько информации в мире, столько шума, дети должны как-то это выдерживать. Необходимо импринтировать среду с достаточным количеством информации, что обеспечивается большим количеством людей вокруг ребенка, большим контактом. Мать в одиночку с работающим отцом не может это ни обеспечить, ни выдержать.

Женщина рождается заново после родов vs. Как бы не развалиться

Анастасия:

Давай тогда еще немного про биологию. Даже собственное тело тебе больше не принадлежит. Нельзя болеть, потому что ты нужна своему ребенку. Нужно следить за своим питанием, потому что ты кормишь грудью. А еще после родов у тебя могли остаться растяжки на животе, появиться растяжки на груди, живот может быть все еще большой и с пупком наружу, спина может болеть, болеть так же может голова, могут быть застои молока, боль в сосках.

И все это происходит с тобой впервые. Ты раньше не рожала и не знаешь, как должно проходить послеродовое восстановление, сколько времени пройдет, прежде чем все станет как раньше с твоим телом и станет ли, хотя бы приблизительно.И это все – твое материнство. Мое материнство. В той или иной степени через это проходит каждая женщина.

Елена:

Ну рождается «другая» женщина. И редко это легко. Как правило тяжело и надо посвящать этому время, силы и деньги. Само не выходит. Все болит, секс – явление из другой жизни и кажется, так будет всегда. И это, кстати,  тоже выбор, а не судьба.  Где-то здесь есть забавный момент. Наблюдала неоднократно, что до полугода ребенку пары часто обсуждают желание родить второго.

Потом эти разговоры напрочь пропадают, но само явление любопытно. То ли эта фантазия выстраивает перспективу восстановления семейного цикла, то ли закрепляет совместное удовлетворение от родившегося ребенка. Но она предполагает, что ты опять станешь на новые телесные рельсы – секс, зачатие, новый ребенок. Все хитро устроено, конечно.

Раннее развитие vs. Достаточно хорошая мать

Анастасия:

Помимо биологии существует еще сильное психологическое давление извне. Сейчас модно заботиться о психологическом комфорте малыша, формировании у него надежной привязанности, его всестороннем и обязательно раннем развитии, но при этом все должно быть максимально естественно и с безграничной любовью.

В принципе это не сложно. Ты максимально расслабляешься, приматываешь к себе ребенка в слинге, даешь ему грудь по первому требованию и занимаешься своими делами. Иногда ты вынимаешь его из слинга, чтобы дать папе, который кладет его себе на живот «кожа к коже» и они мило общаются. Подгузников твой ребенок не носит, его попа дышит, а когда ему нужно в туалет – ты это безошибочно определяешь и высаживаешь его. Элементарно. Нет, конечно, иногда он плачет.

Однако тогда ты точно знаешь, от чего это и своим спокойствием оказываешь поддержку своему малышу. В общем, похоже, что я не такая мать и получается, что мой ребенок из-за этого никак не может стать счастливым и спокойным, а вынужден очень часто страдать от моего несовершенства и несовершенства мира, который я ему создаю.

Елена:

Знаешь, мы не в раю и дети — не ангелы. Иногда, да, когда ребенок улыбается и ты чувствуешь эту особую любовь, кажется, что мы в раю, но это прекрасное мгновение и оно напрочь исчезает вместе с вечерней коликой.

И еще важная вещь, которая почему-то в детоориентированном мире все время забывается: мама, папа, семья и развитие – важная штука, но главная роль все равно у ребенка, от него зависит больше, а не меньше. От его темперамента, характера, физических характеристик и кучи всего еще. Мы можем на что-то повлиять, но мы очень сильно преувеличиваем это влияние. Не стоит этого делать – это только увеличивает неудовлетворенность друг другом. Так что, наслаждайтесь биологией, а смыслы и экзистенция никуда не денется, появятся позже." 

 

Авторы: Елена Леонтьева, Анастасия Зарицкая, специально для 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: /users/15106