Нити судьбы

Поделиться



Вы никогда не задумывались о том, что Веретено вашей Судьбы начало вращаться уже в момент рождения?

Вначале наша жизнь — это пряжа — нечто скомканное и неорганизованное. Постепенно пряжа превращается в нить, которая наматывается на веретено, соединяется с другими, и постепенно становится полотном…

Вращается веретено,  крутится колесо прялки, разноцветные ниточки идут то вверх, то вниз, то вправо, то влево, как взлеты и падения, правильный выбор и ошибки… Из них складывается рисунок – уникальный «узор» нашей жизни. Иногда он выглядит очень ярким – таким его делают наши чувства, мысли и действия. Но нередко он бывает блеклым, тусклым, однородным, или, напротив – пестрым, запутанным и хаотичным.  





 

 

Во многих сказках и мифах процесс прядения окружен ореолом тайны и волшебства… «Процесс превращения сырьевых волокон в нить неизменно подразумевал способность управлять вопросами жизни и смерти.

  • Ариадна, протягивающая своему возлюбленному клубок ниток, чтобы вывести его из лабиринта;
  • Баба Яга – направляющая Ищущих,
  • шумеровская Намтарта,
  • Моргана ле Фай у древних кельтов,
  • три сестры Мойры, управляющие судьбой, в греческой мифологии,
  • Мокошь – в славянской,
  • или норны из скандинавских мифов;
  • старухи, прядущие нить жизни или разрезающие ее…» (А.Рич).  
 

«…Все они колдуют своими узловатыми жилистыми руками над диким, первозданным, необузданным сырьем, превращая его в мягкую, послушную пряжу. Из этих длинных, свитых в огромные клубки, нитей судьбы они ткут нескончаемые полотна жизни и смерти. Вращая прядильное колесо, великие женщины легенд и сказок следуют накопленным человечеством знаниям о законах бытия. Не только следуют и подтверждают, но и создают, и утверждают эти законы заново…» (С.Мацлиах-Ханох). 





 

 

Подобно архетипическим Богам, наши родители во многом определяют каким будет наше «жизненное полотно», ведь мы изначально «вплетены» в систему их ожиданий, им очень сложно признать, что мы Другие, и прекратить попытки «кроить» нас по своему образу и подобию, или подгонять нашу жизнь под существующий у них в голове «набросок»…

Мы получаем в наследство множество «инструкций по использованию веретена»… и весь семейный опыт «ткачества», начиная с самых далеких предков…

Мы включены в «семейные повторы, переплетения», которые во многом определяют наши поступки, окутывая нас паутиной запретов и предписаний, в которой мы рискуем провести нашу жизнь, подобно уснувшей в  своем коконе бабочке, так никогда и не познавшей радости полета…

Семейные предписания держат крепче канатов… 

Не проведя ревизию «унаследованного», не став Творцом и не  научившись «прясть» самостоятельно, мы подобно героине сказки «Спящая Красавица», рискуем прожить (прожить ли?) свою жизнь «в чужом  сне», так никогда и не использовав прекрасные дары 12 фей, не осознав для чего они были нам даны,  и для чего мы пришли в этот мир…

Помните сказку? Король и Королева устраивают пир в честь долгожданного рождения Принцессы, приглашены все Феи королевства, и каждая наделяет девочку чудесными подарками — достоинствами и добродетелями. Одна обещает, что она будет петь, как соловей, вторая, что она будет превосходно танцевать, третья, что она будет прекраснее и умнее всех на свете и так далее, каждый подарок красивее и дороже предыдущего… И вдруг в разгар бала появляется еще одна – Старая фея, про которую все забыли, потому что она давно не выходила из своей башни, и все думали, что она умерла… Колдунья произносит страшное проклятье: принцесса умрет от укола веретена…

А вы уверены, что проклятье Принцессы именно в этом? И молодая Фея смягчила его своим последним даром – сном в течение 100 лет…?

Что может быть хуже, чем «жизнь-сон»?…

«Спящие быстро не ходят. Они шатаются, спотыкаются, ковыляют, как дети, застрявшие в озере сладкой патоки...» (Н.Гейман)

Многие из нас, следуя родительским наставлениям, стараются быть не просто хорошими, а совершенными. Кто, по-вашему, эти Феи, «дары приносящие», которых не забыли пригласить на бал, где определялся характер юной Принцессы? И какой, как вы считаете, они хотели бы ее видеть? Стародавняя потребность быть лучшей во всем ради матери, чтобы в награду удостоиться ее любви… «Совершенный» — значит «совершенный», «за-конченный», «остановившийся в развитии». Но, мы – «живые», и тянемся к жизни (своей собственной Неидеальной жизни) – к страсти, эмоциям, спонтанным поступкам и т.д.

Доверившись родительскому желанию управлять нашей судьбой, мы, возможно, проживем вполне достойную жизнь, так никогда и не рискнув подняться по крутой и узкой винтовой лестнице на самый верх башни, не отыщем жалкий чулан, откуда открывается прекрасный вид на окрестности – наши потенциальные возможности и перспективы, не встретим Старушку, которая знать не знает ни о каких запретах и ограничениях… 



Что в этом плохого? Ведь тогда не прольется кровь, никто не умрет, и не уснет на 100 лет, и, вообще:  родителям виднее.

Слышите, как внутри нас до сих пор звучат их голоса:

«…В приличном доме должно быть тихо, словно в могиле;

Воспитанный человек удобен, как роза без терний,

Опрятен, как лилия. Этому надо учиться,

Но если их не учить, сами они не поймут…»

(Н.Гейман, «Ведите себя прилично!»)

«И никаких тебе крутых лестниц, страшных пыльных чердаков, острых веретен и приблудных Принцев – любителей целовать мертвых женщин и шастать в ваших кустах! Умойся, причешись, надень красивое платье, сядь у окна и жди! Все – будет! Главное — ждать и верить…и, конечно, все делать «правильно»… 



Подобно отцу из сказки, многие родители пытаются всеми доступными им путями удалить из королевства любые шипы, иглы, спицы или иголочки, которые могут оказаться на усыпанном розами пути их ненаглядного ребенка. Они снабжают его целым арсеналом необходимых указаний (туда не ходи, к веретену не подходи и т.п.). Из беспокойства об его благополучии, стараются, чтобы его жизнь была лучше их жизни, изо всех сил стремясь дать им все то, чего в свое время не дали им. Вот только редко задумываются, что у ребенка  могут быть другие потребности, мечты и стремления…Что они просто Другие...

Жить в соответствии с родительским указаниями — отличный сценарий, если, вы и, правда «долго и счастливо», но, откуда у многих берется невыносимая тоска по себе Другому?

«Не приходя в сознание» — «во сне» – заключаются браки, выбираются профессии, рождаются дети…

В той части сказки «Шиповничек», которую моралисты братья Гримм предпочли опустить, спящая Красавица дождалась своего Спасителя, который не ограничился поцелуем, а «все больше и больше разгораясь от ее красоты, на руках отнес ее на ложе и там собрал цветы любви»… «Хорошая женщина – мертвая женщина»? (ц) В конце концов, Принцесса очнулась ото сна с двумя младенцами на руках, и вынуждена была столкнуться с повседневными проблемами элементарного выживания…

Так «внезапно» (?) «проснувшись» «добропорядочные» женщины «ни с того ни с сего» (?) (для окружающих) разводятся, осознав, что их вполне со стороны «идеальная жизнь» – никогда такой не была, а их избранник (их ли?) самое, что ни на есть Чудовище (вовсе не заколдованное, а самое настоящее), которое целуй не целуй, толку мало…  

Так лет в сорок, опять же «ни с того, ни с сего» люди бросают престижные хорошо и стабильно оплачиваемые работы и должности, кардинально меняют стиль жизни, и внезапно отправляются на поиски неизвестно чего…

Духовных прозрений? Приключений? Своего уникального пути?

И вот уже вчерашняя «Спящая Красавица» седлает коня, и оставив «сонный, покрытый паутиной дом» позади, отправляется навстречу новому «рассвету»… И в полотно ее жизни вплетается новая нить —  из придорожной пыли и дыма вечерних костров… — суровая, немногословная, яростная, воинственная и честная…

С ума сошла», — вздыхают окружающие… – «Чего  не живется?».

«Не живется», потому что «не твое», и невыносимо жить с трещиной внутри, в состоянии конфликта между разумом и сердцем…

Сожалеют ли они о своем выборе? Временами — да. Ведь принимать самостоятельные решения – нелегко. Иногда начинает казаться, что нить их судьбы «спрядена из колючей проволоки, слез, сизого сигаретного дыма и завываний холодного февральского ветра»…А обвинять – некого, «все сама»…

Но, по крайней мере, они могут сказать — какая бы она не была – это моя Судьба!



Так может и правда, лучше «жить не приходя в сознание» — навсегда закрыть дверь в непредсказуемую самостоятельную  жизнь на засов, и, не впускать Злую Колдунью? Ну, его это Веретено Судьбы!

Можно и так.  Но, тогда, в отличие от сказочной Спящей красавицы  через 100 лет  вы (с большой долей вероятности) рискуете превратиться в Спящую Старуху, чья жизнь была лишь «сном, видящих сны родительских фигур, когда не мы проходим сквозь мир, оставив след, а мир проходит сквозь нас» …

Да и Родители бывают разные – не всегда они стремятся «вплетать золотые нити» в полотно жизни своего ребенка, иногда, они «прожигают» такие дыры в нашей душе, что только на первичную «штопку» уходит пол жизни…И сказочные злые Ведьмы — лишь маленькие девочки по сравнению с ними...

Иногда, нам нужен период покоя, чтобы разобраться в собственных потребностях и желаниях, «взрастить» осознающую, активную часть себя (Анимус, он же истинный Принц, «пробудивший» Принцессу к жизни), но иногда сон длится вечно, и мы просто однажды смирившись, даже не пытаемся что-то изменить…

Веретено Судьбы – детям не игрушка, а Лес Взрослой жизни, который начинается за родительским порогом  – темен и страшен. «Сбившись» с тропинки маминых предупреждений, вы, действительно, рискуете свернуть не туда, получить пару смертельных заноз в сердце, подавиться яблоком соблазна, упасть в пропасть волчьих убеждений, столкнувшись с  Хищником, готовым проглотить, переживать и выплюнуть вашу жизнь, даже не заметив, «подсесть на веретено», или… найти свое  личное счастье, представление о котором у каждого свое…

Выбор за вами…

Можно, конечно,  не ходить в Лес, но тогда рано или поздно он придет к вам…

Невозможно убегать и прятаться от жизни бесконечно… 





Веретено это постоянное вращение, символ непрерывного развития. От того, научитесь  ли вы прясть нить собственной мысли, зависит сказка вашей жизни…

Не нужно бояться Тринадцатую Фею. Она олицетворяет смерть и трансформацию. Нашу Символическую Смерть в старом качестве, окончание определенного периода жизни, и начало нового.  Мы  боимся изменений, потому и не приглашаем старую (мудрую) Колдунью на пир жизни и счастья… И тогда она приходит сама…

«Преображения без работы не бывает. Так или иначе, придется сгореть дотла. А потом посидеть на пепелище того, чем мы себя считали раньше, и оттуда начать новый путь» (Э.Эстес).

Наша жизнь строится на основе определенных решений, принятых давным-давно… Без специальной работы мы их не помним, и не осознаем… Но, любое решение имеет последствия…

Вы довольны тем как сложилась и складывается ваша жизнь? Тем, какие роли Вы играете в ней? Тем, к каким результатам приходите?

Если да, то можно только порадоваться за Вас.
Если нет, Вы никогда не думали о том, что ее можно изменить?

Жизнь каждого человека идет по неосознанному сценарию. Если мы не изучаем его, то вынуждены решать задачи, которые ставили не мы, постоянно совершать одни и те же ошибки, испытывать одно за другим разочарование в жизни, воплощать не наши осознанные желания, а чуждые нам представления и мечты…

Кто-то живет по инерции – «как есть, так есть», радуется удачам и огорчается, когда они обходят его стороной, сетуя, что Судьба такая… Кто-то ищет свой – правильный для себя – путь…

А ведь сценарий жизни — это вполне реальная вещь, которая записана не в мистической «книге судеб», а в нашем собственном сознании в виде набора программ бессознательной его части, основа которой закладывается в раннем детстве. Это похоже на невидимые, но никуда от себя не отпускающие рельсы, по которым мы привычно катимся, теша себя иллюзией свободы и даже не подозревая, что все уже предопределено...

Мы живем в прошлом, потому что все, что мы видим вокруг себя – это результат того, что мы когда-то выбрали… Некоторые «решения» продолжают «отравлять» нам жизнь до сих пор… Не важно, сколько нам лет, однажды принятые установки сохраняются «по умолчанию», несмотря на то, что мы взрослеем. Мы всю жизнь несем с собой этот «багаж»: воспоминаний, удач, неудач, потрясений и открытий, которые произошли с нами в детстве… Все мы «ранены» своим детством — кто больше, кто меньше… У всех есть раны, которые надо лечить…

Единственным способом изменить не нравящуюся нам «предопределенность» является сценарный анализ и последующее изменение всех тех программ, которые определяют направление, ход и течение нашей жизни. 

То, что мы можем – это расширить «зону осознавания», научиться распознавать неадаптивные реакции, решиться пережить эмоции, которые мы обычно избегаем, исследовать скрытые за ними чувства: страх, вину, удовольствие, гнев, зависть, обиду, ревность, «прожить» внутренние конфликты и рискнуть поэкспериментировать с новым поведением.

Познавая себя, мы меняемся – меняются наши ощущения, чувства, мысли, наше отношение к прошлому, происходят изменения в настоящем…

Сценарный анализ позволяет из неосознанного набора стереотипов, который управляет в данный момент нашей жизнью, сделать сценарий осознанный – остановить не нами придуманный спектакль и поставить вместо него другой, лучший, где вы будете режиссером, который сам определяет роли, сюжет и финальную сцену истории.

Ведь за теми событиями, которые в быту обычно называют проявлением судьбы или рока, психологи видят неосознанные психические механизмы, которые оказывают влияние на поведение человека, его поступки, выбор друзей, спутников жизни и партнеров по бизнесу. И если разобраться в этих механизмах, то многое из происходящего вполне можно понять и при желании изменить.опубликовано 

 

Автор: Уласевич Тина

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.b17.ru/article/57321/

Внутренний диалог: зачем, как и когда мы это делаем

Поделиться



Кто из нас ни говорил сам с собой хотя бы однажды? Около 70% людей делают это регулярно – как про себя, так и вслух.

Между тем, мы очень мало знаем, зачем, как и когда это делаем.

Сегодня всего лишь несколько психологов изучают эту тему, и лишь пара сотен научных статей так или иначе ее затрагивают.





 

Кстати, значительный вклад в понимание этого феномена внес Лев Выготский почти сто лет назад. Он предположил, что дети рождаются социальными, и познают мир, общаясь с другими. Как только они овладевают языком, они тут же используют его для познания: для разговоров с родителями, с другими детьми и игрушками, и возникает стадия, когда ребенок открывает для себя, что он может говорить и с самими собой. Он делает это так же, как и с другими, вслух.

Дети говорят сами с собой, когда играются:

— Что я делаю? – спрашивает себя ребенок.

— Я делаю домик. Мне нужен диван!

— Сколько диванов мне надо?

— Два.

Интересно, но разговаривать вслух с собой ребенок предпочитает в присутствии других. Посади кучку трех-четырехлеток в комнату и они начнут болтать, но преимущественно, сами с собой.

Затем, по мере взросления, это общение с самим собой становится скрытым. Во взрослом возрасте это внутреннее общение бывает или кратким и фрагментарным, в телеграфном стиле, или остается развернутым, грамматически выверенным и неспешным.

Несмотря на то, что разговор стал неслышным, это такойже диалог, и так же важен, как и общение с другими людьми. Не стоит поэтому пугаться или стесняться того, что вы говорите сами с собой, даже вслух. Лучше узнать, как можно это делать с пользой.





 

 

Внутренний голос

 

Как и любой диалог, он происходит между, как минимум, двумя частями или фрагментами того, что принято называть «Я». Говорите ли вы с собой, с воображаемым другом, или с Заратустрой – это всё диалог с самим собой.

Пожалуй, никто в мире не занимается активнее этой темой, чем Чарльз Фёрнихо, профессор психологии Университета в Дареме, Великобритания. У него недавно вышла книга, посвященная как раз этой теме: «The voices within» (пока не переведена на русский).

Вот некоторые факты из его книги:

Внутренняя речь не связана физическими ограничениями речи. Так, она может быть гораздо быстрее – ведь для нее не надо открывать рот, шевелить губами и выдыхать воздух. Одно исследование обнаружило, что некоторые люди могут «говорить с собой» со скоростью в несколько тысяч слов в минуту.

Некоторые слышат лишь мысли, без звука, интонации и тембра, а некоторые – все, включая акцент. Даже глухие люди говорят с собой с помощью языка жестов.

Разговоры со своими питомцами – тоже по сути разговоры с самими собой, просто принимающие такую форму.

Некоторые люди практикуют медитацию как раз для того, чтобы  подавить этот внутренний голос, успокоить мозг. Это непростая задача, и большинство так и не справляются с этой задачей.

Мы говорим с собой, когда готовимся к важному разговору или экзамену, когда готовим фразу на иностранном языке, когда пытаемся запомнить что-то важное. Говорить с собой в машине, особенно выполняя маневры в сложных условиях, или напоминая себе о чем-то – не только нормальная, но очень полезная штука.

«Не отклоняйся от темы, Дональд! Спокойствие, только спокойствие». Во время предвыборных дебатов нынешний президент США Трамп часто говорил подобные фразы вслух с трибуны, и это вызывало смешки и аплодисменты у его сторонников. Это рискованная шутка: всем понятно, но — на грани. Ведь известно, как мы относимся к людям, которые говорят сами с собой вслух в публичных местах. Дональд Трамп пытался этим показать, что ему приходится прикладывать дополнительные усилия для того, чтобы сдерживаться.

Говоря с самим собой, Трамп искал помощи, и находил ее.

Энди Мюррей рассказывал, что перед тем как выиграть исторический матч в U.S. Open 2012 года, он заставил себя пойти в раздевалку и там, перед зеркалом, прочитал себе воодушевляющую речь в победном духе. Теннисист уверен, что это помогло ему выиграть.

И он не одинок. На многих фотографиях спортсменов видно, что они говорят сами с собой перед выступлением.

Многие люди говорят в супермаркетах, чтобы не забыть, что надо купить и чтобы помочь найти необходимый товар. Вербальное наименование может улучшить визуальную обработку. Проще говоря, если вы будете повторять «творог, творог», то вы быстрее его найдете. Это также помогает придерживаться списка, а не поддаваться соблазнам. Аналогично, когда мы говорим: «Где же эти чертовы ключи?!», мы действительно помогаем себе их найти.

Когда мы говорим вслух, мы подключаем и слуховую память. Это помогает использовать больше памяти, и полезно, когда мы готовим сложное блюдо.

Есть вид экспериментов, когда людей просят что-то повторять про себя, забивая внутренний диалог, и дают задачу. Например, детям дают собрать головоломку с башнями, и повторять какие-то числа, и они справляются хуже. Задачи на скорость реакции, на принятие решение – все они оказываются хуже сделанными, если подавлять внутренний диалог.

Исследовать внутренний диалог чрезвычайно сложно, но на помощь приходят современные методы, включая томограф. Но самым продуктивным методом оказалась описательная выборка происходящего (Descriptive Experience Sampling), когда человеку выдают бипер, который выдает сигнал в случайное время. Когда звук раздается, человеку надо записать, что за мысли у него в голове и передать их ученым.

Этот метод открыл поразительную вещь: нам кажется, что наш внутренний разговор чаще всего негативный, но оказалось, что в большинстве случаев – такой разговор позитивный или нейтральный. Вдумайтесь, насколько мало мы себя знаем: мы уверены в чём-то, а оказывается, что это вовсе не так.

 

Ты или я

 

Как лучше всего говорить с собой, раз уж мы все равно это делаем? Есть ли разница в том, как говорить с собой – от первого, второго или третьего лица?

Когда вы сделали что-то хорошее, а никого рядом нет, то сказав себе: «Я – умничка» или «Я – гений, прочь сомнения», вы себя немедленно вознаградите самым искренним на Земле комплиментом.

Людей просили решать задачки и подбадривать себя либо от второго лица («ты можешь»!) или от первого («я могу»!). Оказалось, что подбадривание от второго лица лучше, особенно в повелительном наклонении.

Объяснение этому простое. Вспомните, что в детстве, во время формирования стиля вашего поведения, вы постоянно слышали именно эти два компонента: «ты» и повелительное наклонение. Этими словами ваши родители и другие направляли поведение. За годы детства могло сформироваться небольшое подозрение, что контроль за вашим поведением осуществляет кто-то другой, а не вы.

В 2010 году известный баскетболист ЛеБрон Джеймс, во время интервью произнес странную фразу: «Одного я не хотел – это делать эмоциональное решение. Я хотел сделать как лучше для ЛеБрон Джеймса, и так, чтобы сделать ЛеБрона Джеймса счастливым». Тогда комментаторы в сети писали, что, похоже, он спятил, раз так говорит. Все же в обществе не особо принято говорить о себе в третьем лице.

Но кто осудит гения? «Ай да Пушкин, ай да сукин сын!»

Другое объяснение: когда мы называем себя на «ты» или по имени (что, кстати, не имеете значения), мы от себя дистанцируемся. Это позволяет посмотреть на себя со стороны и действовать менее импульсивно.

В целом, отмечается, что те, кто пользуется внутренним диалогом, понимают свои эмоции, лучше в себе разбираются и успешно собой владеют.

Если вы говорите сами с собой, не стесняйтесь этого, а наслаждайтесь и пользуйтесь. Скажите себе: «Кто молодец? Я молодец!»опубликовано 

 

Автор: Борис Зубков

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //mindware.ru/blog/

На свободе взаперти: Пути родителей к большему доверию

Поделиться



Ограничение свободы детей, так или иначе диктуемое социально принятой моделью родительства, — большое зло, именно оно ответственно за драматическое увеличение случаев детской депрессии и суицида.

Составляющие этой тенденции таковы:

  • мы не общаемся с соседями,
  • мы превратили дворы из места игры в место для парковки,
  • мы все реже имеем дело с маленькими детьми (в качестве тетушек, крестных и т.п.) до того, как самим стать родителями,
  • мы позволяем телевидению рисовать в нашем воображении преувеличенные опасности игры на улице,
  • мы уступаем школе ведущую роль в воспитании, а сама семья должна «развивать» ребенка — точно как школа, поэтому наше время с детьми становится дидактическим, а когда нет времени и сил «развивать» — мы садим ребенка перед экраном компьютера.




 

 

Предположим, вы — сознательный родитель, который понимает, что такая модель воспитания ребенка — губительна.

Как научиться больше доверять ребенку, несмотря на давление общества?

Даю шесть советов: первые три касаются работы над вашими собственными привычками и установками, остальные — создания здоровой атмосферы вокруг ребенка.

 

1. Поработайте со своими ценностями

Ответьте себе на вопрос: «Что такое хорошая жизнь?»

Как ваши ценности могут быть применены к отношениям с ребенком?

Входят ли в перечень ваших ценностей свобода, личная ответственность, инициативность, ассертивность, честность, забота о благополучии других людей?

Если да, и если вы хотите видеть эти черты у ваших детей, то вы действительно хотите стать доверяющим родителем.

Запомните, что оказанное доверие делает людей достойными его. Нотации и контроль — нет.

Если детей постоянно «направлять», они не станут брать на себя ответственность и не будут проявлять инициативу.

Если детей постоянно сравнивать с другими и заставлять конкурировать, им труднее будет развить в себе честность, самостоятельность и уважение к другим людям.





 

 

2. Успокойтесь насчет будущего детей

Отпустите мысль о том, что именно вы определяете будущее ребенка и полностью ответственны за него.

Если вы цените свободу и личную ответственность, то должны принять то, что дети сами выбирают направление своей жизни. Ваши амбиции — это не их амбиции. Научите их ответственности, научите их принимать решения.

Как только мы беремся планировать будущее наших детей, мы включаем контроль и лишаем их возможности быть хозяевами своей судьбы. Контролируя их в ежедневных делах, мы лишаем их возможности научиться в них ориентироваться самим.

Когда мы засыпаем их непрошеными советами, мы получаем в результате детей, которые вообще нашего мнения спрашивать не будут.

Помните, что вы не такие, как ваши дети, а ваши дети — не вы. Вы — часть окружения ребенка, которое он использует, чтобы создать собственную личность.

Поэтому не надо выбирать за него: в мире полно несчастливых докторов и адвокатов и счастливых продавцов и клерков. Успех в карьере — это еще не успех в жизни. Это очень избитая истина. Но почему-то когда касается воспитания наших детей, мы о ней забываем.

 

3. Прекратите «липнуть» к ребенку

Вы хотите знать каждую минуту, где ребенок и что он делает? Вы хотите знать все подробности его дня? Сопротивляйтесь этим импульсам! Да, современные технологии позволяют вам отслеживать все передвижения ребенка, знать, что он смотрит в интернете, с кем общается. Вы можете оправдывать это мерами безопасности.

Но ответьте на вопрос: вам бы понравилось, чтобы за вами постоянно следили? Например, ваш любимый муж? Вся эта слежка говорит ребенку: «Я не доверяю тебе».

 

4. Выберите «дружелюбное» местожительства

Переезжайте туда, где все всех знают и где дети разных возрастов спокойно играют вместе. Вы не можете стать за штурвал жизни ребенка, но вы можете позаботиться о подходящем море для него. И это море — район, в котором вы живете.

Проверено: чем больше группа детей, которая играет без присмотра взрослых, чем больший разброс в возрасте у этих детей, тем безопаснее пребывание ребенка в этой группе.

Подружитесь с родителями других детей, — это бесценные отношения, некоторые родители могут быть дополнительными примерами для подражания для ваших детей — не бойтесь этого. Вы и ваш партнер можете быть сколько угодно замечательными, но детям нужно узнавать и других взрослых, чтобы развить собственное понятие о взрослости.





5. Создавайте безопасные места для игры

Начните сотрудничать с другими родителями района над тем, чтобы создать безопасные для игры места. Это на тот случай, если их еще нет. Или вы не можете по разным причинам, включая финансовые, переехать в «правильный» район.

Возьмите на себя инициативу, поговорите с другими родителями. Если того требует вопрос безопасности, можно приглядывать за детской площадкой по очереди. И вообще, любыми способами, создавайте комьюнити — это и есть основа хорошей социальной интеграции.

 

6. Подумайте над альтернативой обычной школе

Как я уже говорил, школа существенно урезает свободу детей, их возможности научиться ответственности и самоопределению. Школа стала каким-то социальным монстром, который пожирает свободу детей и семей. Школа не может решить проблем детей. Если вы — доверяющий родитель, то вы должны понимать, что современная традиционная школа построена на недоверии. Ищите ей альтернативу.опубликовано 

 

© Питер Грей

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //womo.ua/svobodnyi-pod-strazhey-puti-k-doveriyu-v-roditelstve/

Китайская мама: секреты воспитания

Поделиться



Как воспитывают своих детей китайские мамы

Многие люди удивляются, почему у китайских родителей вырастают такие одинаково успешные и одаренные дети?

Они удивляются, как эти родители воспитывают такое большое число гениальных юных математиков и гениальных юных музыкантов, как устроена жизнь в их семьях, и можно ли использовать этот опыт.

Я могу рассказать об этом. Я это сделала.





 

Вот, например, список вещей, которые были всегда запрещены моим дочерям, Софии и Луизе:

— ночевать не дома;
— ходить на школьные праздники;
— участвовать в школьных спектаклях;
— ныть, что их не взяли в школьный спектакль;
— смотреть телевизор и играть в компьютерные игры;
— выбирать самостоятельно, чем заниматься во внешкольное время;
— получать любые отметки, кроме высшей;
— не быть лучшей ученицей в классе по любому предмету, кроме физической подготовки и драматического искусства;
— играть на каком-либо музыкальном инструменте, кроме фортепиано и скрипки;
— не играть на фортепиано или скрипке.

Китайские мамы

Я понимаю термин «китайская мама» расширенно. Мне знакомы некоторые корейские, индийские, ямайские, ирландские и ганские родители, попадающие под определение.

Я знаю некоторых матерей китайского происхождения, но практически всегда родившихся на Западе, которые не китайские мамы, по собственному выбору или нет.

Я также использую термин «западные родители» расширенно.

Западные родители бывают разных видов.

Даже те западные родители, которые думают, что они строги, и рядом не стояли с китайскими матерями. У меня есть знакомая западная пара, считающая себя строгими родителями, так как заставляют детей заниматься музыкой 30 минут каждый день. Час — это максимум. Для китайской мамы час — это ерунда. Вот два или три — это строго.

Можно проявлять брезгливость по поводу культурных стереотипов, но существуют тонны книг, в которых указывается на заметные различия между китайцами и уроженцами Запада в вопросах воспитания детей.

В одном исследовании, в котором участвовало 50 западных американских матерей и 48 матерей из семей китайских иммигрантов, почти 70% западных матерей заявили, что «требовать от детей достижений в учебе — дурно» и что родители должны укреплять детей в мысли, что «учение должно быть в радость».

По контрасту, среди китайских матерей те же самые мысли были у 0%. Вместо этого подавляющее большинство китайских матерей заявили, что они считают, что их дети способны быть «лучшими» учениками, что «академическая успеваемость — показатель успешного воспитания в семье», и если дети не учатся на одни пятерки, то это «проблема» и показатель того, что родители «не выполняют свои обязанности».

Другие исследования показывают, что по сравнению с западными родителями китайские родители тратят примерно в десять раз больше времени на то, чтобы делать вместе с детьми школьные задания. По контрасту, западные дети с большей вероятностью являются участниками школьных спортивных команд.



 

Китайская стратегия

Китайские родители думают, что никакого удовольствия нет в том, в чем ты не достиг успеха.

Чтобы научиться чему-нибудь, нужно этим заниматься, а сами дети никогда не хотят ничего делать, поэтому существенно, чтобы родители решали, что им делать.

Это часто требует силы духа со стороны родителей, потому что ребенок будет сопротивляться.

Особенно сложно, когда начинаешь, поэтому западные родители как правило сдаются сразу.

Но если все сделано правильно, китайская стратегия срабатывает — получается благотворный замкнутый круг. 

Настойчивая практика, практика и еще раз практика очень важны для достижения высокой квалификации; механическое повторение в Америке принято недооценивать. Как только ребенок начинает добиваться успехов в чем-то — будь это математика, фортепиано, бейсбол или балет - он или она получает похвалы, восхищение и удовлетворение. Это укрепляет в нем чувство уверенности, и ребенку начинает нравиться заниматься тем, что когда-то не доставляло удовольствия. Доверие и делает веселой невеселую прежде деятельность. Это, в свою очередь облегчает задачу родителей, которым нужно, чтобы ребенок работал еще больше.

Как не чувствовать себя «мусором»

Китайским родителям может сойти с рук то, что западным родителям не сойдет.

Однажды, когда я была молода — может быть, и не однажды, — я как-то повела себя крайне неуважительно по отношению к матери. За это отец сердито назвал меня «мусором» на нашем родном хоккиенском диалекте. Это сработало. Я чувствовала себя ужасно, и мне было очень стыдно за свое поведение. Но это не повредило моему самолюбию или чему-то еще. Я прекрасно знала, какого высокого он обо мне мнения. Я, разумеется, не подумала, что я никуда не гожусь, и не чувствовала себя куском мусора.

Став взрослой, я однажды поступила также по отношению к Софии, назвав ее мусором по-английски, когда она повела себя крайне неуважительно по отношению ко мне. Когда я однажды рассказала об этом в гостях, меня немедленно подвергли остракизму. Гостья по имени Марси так расстроилась, что расплакалась и вынуждена была уйти раньше времени.

Моя подруга Сьюзен, хозяйка дома, попыталась реабилитировать меня перед остальными гостями. Дело в том, что китайские родители могут показаться невообразимыми, в том числе даже с юридической точки зрения, жителям Запада. Китайские мамы могут говорить своим дочерям: «Эй, жирная, тебе стоит сбросить вес».

В отличие от них западные родители начинают миндальничать, когда возникает подобный вопрос, употреблять термин «здоровье» и ни в коем случае не упоминать слово на букву «ж», но, тем не менее, детей все равно приходится показывать врачу в связи с нарушением режима питания и отрицательной самооценкой. (Я однажды слышала как западной отец поднимал тост за свою взрослую дочь и назвал ее «красивой и невероятно компетентной». Позже она сказала мне, что в этот момент чувствовала себя мусором.)

Китайские родители могут потребовать от детей получать только пятерки. Западные родители могут лишь просить своих детей пытаться учиться получше.

Китайские родители могут сказать: «Ты ленив. Все твои одноклассники тебя обгоняют». По контрасту, западные родители должны бороться с собственными противоречивые чувствами по поводу жизненных достижений и пытаться убедить себя, что их не разочаровывает то, каких успехов добились их дети.

Почему китайским родителям все сходит с рук

Я долго думала над тем, почему китайским родителям сходит с рук то, что они делают. Я полагаю, что есть три существенных различия между китайским и западным образом родительских мыслей.

Во-первых, я заметила, что западные родители крайне обеспокоены чувством собственного достоинства у своих детей. Они беспокоятся о том, как их дети будут чувствовать себя, если в чем-то потерпят неудачу и постоянно пытаются убедить своих детей в том, как они хороши, несмотря на посредственные отметки или неудачное выступление на концерте. Иными словами, западные родители обеспокоены психическим состоянием своих детей.

Китайские родители — нет. Они ценят силу, а не слабость, и в результате ведут себя по-другому.

Например, если ребенок приносит из школы полученную на экзамене «пять с минусом», западный родитель, скорее всего, похвалит ребенка. Китайская мать будет хватать воздух ртом от ужаса и спрашивать, что было не так.

Если ребенок приносит домой «четверку», некоторые западные родители все равно его похвалят. Другие западные родители попросят ребенка присесть на минуточку и выразят свое неодобрение, но крайне осторожно, чтобы ребенок не почувствовал себя ущемленным или неудачником, но не станут говорить слов «тупица», «бездельник» и «позор». В частном разговоре западные родители могут пожаловаться, что их ребенок плохо сдал экзамены или у него нет способностей к чему-то или что-то не так с учебной программой и, возможно, школой. Если отметки ребенка не улучшатся, они могут в крайнем случае встретиться с директором школы, чтобы поинтересоваться тем, как преподается предмет, или поставить под сомнение способности учителя.

Если китайский ребенок получит «четверку» (а такого никогда не произойдет) — сначала будет взрыв, с криками и вырыванием волос. Потом несчастная китайская мать найдет десяток, а лучше сотню тестовых заданий по этому предмету и будет заниматься ими с ребенком до тех пор, пока не почувствует, что тот точно получит «пятерку».

Китайские родители требуют отличных отметок, поскольку считают, что их ребенок в состоянии их заработать. Если ребенку их не ставят, китайские родители предполагают, что это потому, что ребенок не хочет как следует трудиться. Вот почему способ борьбы с неуспеваемостью всегда один — задеть, наказать и пристыдить ребенка.

Китайские родители считают, что их ребенок достаточно силен, чтобы пережить осуждение и в результате стать лучше (и когда китайские дети добиваются отличных результатов, дома разливаются потоки родительской похвалы, раздувающей самомнение).

Во-вторых, китайские родители считают, что их дети обязаны им всем. Причина этого явления не до конца ясна, но, вероятно, это сочетание конфуцианской сыновней почтительности и того факта, что родители пожертвовали многим и сделали многое для своих детей. (И это правда, что китайские матери вкалывают как проклятые, тратя длинные изнурительные часы на то, чтобы персонально учить, тренировать и допрашивать своих детей, шпионить за ними). Во всяком случае, принято считать, что китайские дети должны тратить свою жизнь на погашение долга перед родителями, повинуясь им, и давая им поводы для гордости.

По контрасту, я не думаю, что большинство жителей Запада придерживаются той же точки зрения — что дети обязаны им всем. Мой муж, Джед, на самом деле думает прямо противоположное. «Дети не выбирают родителей, — однажды сказал он мне. — Они даже не могут выбрать, родиться им или нет. Это родители навязывают свой образ жизни детям, так что обязанность родителей — их обеспечивать. Дети не обязаны своим родителям ничем. Они будут обязаны своим собственных детям». Мне кажется, что западные родители заключили невыгодную сделку.

В-третьих, китайские родители считают, что им лучше знать, что нужно их детям, поэтому они заставляют детей вести себя в соответствии со своими собственными желаниями и предпочтениями. Именно поэтому китайские дочери не могут заводить бойфрендов в колледже, а китайские дети не ходят в походы с ночевкой. Это также объясняет, почему ни один китайский ребенок никогда не осмелится сказать своей матери: «Я получил роль в школьном спектакле! Я — шестой крестьянин. Мне придется оставаться после школы на репетиции каждый день с трех до семи, и нужно будет ездить в школу по выходным». И помоги бог тому китайскому ребенку, который рискнет сделать что-либо подобное.

Не поймите меня неправильно. Все сказанное не означает, что китайские родители не заботятся о своих детях. Как раз наоборот. Они отдадут все ради детей. Это просто совершенно другая родительская модель.





Секрет «Маленького белого ослика»

Вот история в поддержку принуждения в китайском стиле. Лулу было около семи, она играла на двух музыкальных инструментах, и работала над произведением для фортепиано под названием «Маленький белый ослик» французского композитора Жака Ибера. Очень милая вещица. Представьте ослика, бредущего по проселочной дороге с хозяином на спине. Но вещь эта крайне сложна для начинающих музыкантов, потому что левая и правая рука должны играть в шизофренически разных ритмах.

У Лулу этого не получалось. Мы работали над этим без остановок в течение недели, тренируя каждую руку отдельно, снова и снова. Но всякий раз, когда мы пытались играть в две руки, одна сбивалась в ритм другой, и все разваливалось.

Наконец, за день до урока музыки, Лулу раздраженно заявила, что ей надоела и она сваливает.
— Вернись к фортепиано, — приказала я.
— Ты не можешь меня заставить.
— Разумеется, могу.

Вернувшись за фортепиано, Лулу решила мне отомстить. Она била-колотила по клавишам, схватила партитуру и порвала ее в клочья.

Я склеила порванное и закатала в пластик, чтобы ее нельзя было больше уничтожить. Затем я отнесла кукольный домик Лулу в машину и сказала ей, что буду жертвовать его Армии спасения по частям, если она не научится идеально играть «Маленького беленького ослика» к завтрашнему дню.

Тогда Лулу ответила: «Я думала, что ты собираешься в Армию спасения, почему ты еще здесь?». Я угрожала оставить ее без обеда, без ужина, без подарков на Рождество и Хануку, а также на день рождения в течение ближайших в течение двух, трех, четырех лет. Когда она продолжала играть неправильно, я сказала ей, что она нарочно доводит себя до исступления, так как тайно боится, что у нее не получится. Я потребовала от нее, чтобы она перестала лениться, трусить, потворствовать собственным слабостям и жалеть себя.

Джед меня отозвал в сторону. Он сказал, чтобы я перестала оскорблять Лулу (чего я не делала, я просто ее мотивировала) и что он не думает, что угрозы пойдут Лулу на пользу. Кроме того, сказал он, может быть, Лулу действительно просто не в состоянии освоить технику игры, может быть, у нее плохо с координацией — думала ли я об этом?

— Ты просто не веришь в нее, — обвинила его я.
— Это смешно, — с презрением сказал Джед. — Конечно, верю.
— София играла эту вещь в ее возрасте.
— Но Лулу и София — разные люди, — указал Джед.
— О, нет, только не это, — я закатила глаза. — Каждый человек необычен своим необычным образом, — спародировала я, — Даже у проигравших есть свой собственный путь. Ну, не волнуйтесь, вам не нужно будет и пальцем пошевелить. Я собираюсь заниматься этим столько, сколько потребуется, и я рада быть тем родителем, которого ненавидят. А ты можешь быть тем, кого они обожают, потому что ты печешь им блинчики и берешь их на стадион, когда играют Yankees.

Я засучила рукава и вернулась к Лулу. Я использовала все возможное оружие и любую тактику, которую смогла придумать. Мы работали от обеда до ночи, и я не позволяла Лулу вставать из-за пианино, даже чтобы попить воды или сходить в туалет. Дом стал зоной военных действий, и я сорвала голос, но прогресса все не было, и даже у меня появились сомнения.

И вдруг нежданно-негаданно Лулу это сделала. Ее руки вдруг собрались вместе, ее правая и левая рука стали совершенно невозмутимо играть по отдельности. Лулу поняла все одновременно со мной. У меня перехватило дыхание. Она попробовала еще раз. Затем стала играть все увереннее и быстрее, продолжая держать ритм: «Мама, смотри, это просто!» После этого она играла эту вещь много раз подряд и не хотела вставать из-за фортепиано.

В ту ночь она пришла, чтобы спать в моей постели, и мы прижались друг к другу и обнялись. Когда она играла «Маленького белого ослика» на концерте несколько недель спустя, родители подходили ко мне и говорили: «Как прекрасно у Лулу получается — с такой страстью, так в ее духе».

Даже Джед признал мои заслуги.

Западные родители слишком беспокоятся о чувстве собственного достоинства своих детей. Но одна из худших вещей, которую вы как родитель можете сделать для самооценки вашего ребенка, это позволить ему сдаться. С другой стороны, нет ничего лучше для укрепления доверия, чем обучения его такому, что он считал для себя невозможным.

Все родители хотят одного и того же

Существуют книги, которые изображают азиатских матерей черствыми интриганками, равнодушными к истинным интересам своих детей.

Со своей стороны, многие китайцы тайно считают, что они проявляют больше заботы о детях и готовы пожертвовать для них большим, чем западные родители, которых, кажется, вполне устраивает, что у их детей все выходит плохо.

Я считаю, что это обоюдное недоразумение. Все порядочные родители хотят своим детям лучшего. У китайцев просто совершенно другое представление о том, как этого добиться.

Западные родители стараются уважать индивидуальность своих детей, поощряя их потакать своим страстям, поддерживая их выбор, а также помогая им во всем и создавая благоприятную окружающую среду. Китайцы же, наоборот, считают, что лучший способ защитить своих детей — подготовить их к будущему, позволив им увидеть на что они способны и вооружив их навыками, привычкой работать и внутренней уверенностью, которую не отнимешь.опубликовано 
 

©Эми Чуа 

Перевод: Алексей Алексеев 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //materinstvo.ru/art/6554

Про переходный возраст — на пальцах

Поделиться



Начнём с ощущений. Вы водите автомобиль? Или хотя бы велосипед?

Хорошо. Теперь представьте себя, с вашим опытом вождения, за рулём стотонного карьерного самосвала. Вот вы едете по узкой дороге. С одной стороны — стена. С другой обрыв. Дорога извилистая и узкая — одно неверное движение — и в пропасть. У вас, при этом, никакой специальной подготовки. Руль не чувствуете. Управление толком не знаете. И как себя поведёт эта махина в следующие секунду — вообще не понятно.

Поймайте этот образ. Погрузитесь в него, прочувствуйте и проследите — какие ощущения у вас от этого возникнут в теле. Что вы почувствуете в руках, ногах, голове, шее, груди, плечах, спине, животе, тазу...

Поймали? Разницу с обычным автомобилем / велосипедом чувствуете?
Хорошо.





 

 

А теперь представьте себе подростка, который за 2-3 месяца вырос сантиметров на десять. 

Вся его нервная система рассчитана на рост, к примеру 140 сантиметров. Все рефлексы, движения, сенсоры — рассчитаны на то, что в нём 140 сантиметров. 
А он уже вырос до 150.

В итоге, подросток просто не знает, как со своим телом справиться. Не знает, как оно себя поведёт, что и когда будет делать. Он не чувствует, толком, равновесия, опор в теле. Нервная система как-то справляется, но любое движение требует постоянной перегрузки. И постоянное ощущение потери контроля. А от этого — тревожность и непонимание, что будет дальше.

Просто он ехал на «легковухе», а тут такой «самосвал». А человеческое тело куда сложнее самосвала.

Чем больше рывок в росте, тем сложнее. И человеку нужно время, чтобы в собственном теле освоиться. Привыкнуть к себе, научиться всем этим пользоваться.

Отсюда — резкая смена поведения. Отсюда — срывы, конфликты. Вроде, всё время был ровный, а тут начинает выдавать неожиданные «финты».

В общем, человек элементарно имеет право на тревожность и непонимание, что с ним происходит.





 

Нюанс: Если родители, при этом в состоянии перегруза — начинается цепная реакция — накачивают друг друга. Поэтому, начинать, как всегда, с себя.опубликовано 

 

По мотивам одного из разговоров с Б.А. Архиповым

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //baby-secret-net.livejournal.com/459555.html

Александр Лоуэн: Гнев и страх в теле человека

Поделиться



Пара эмоций — гнев и страх — связана с переживанием или предвосхищением боли. Их возникновение совпадает с развитием мышечной системы.

Уже на первом году жизни ребенок начинает реагировать на боль и недомогание произвольными движениями. Этому предшествуют исключительно непроизвольные реакции в виде плача, изгибаний и извиваний тела и беспорядочных ударов ногами.

Эти действия выражают чувство раздражения, которое позднее сменяется гневом. Эмоция гнева постепенно вытесняет плач как средство разрядки напряжения. Однако гнев маленького ребенка, как правило, не способен повлиять на ситуацию и обычно переходит в плач, который является базовым механизмом высвобождения напряжения.





* Вообще, гнев является более эффективной реакцией, чем плач, поскольку он направлен на устранение причины боли. Для этого соответственно необходимо обладать способностью распознавать причину и понимать, на какой именно объект следует направить гнев. В то время как плач сопровождается ощущением собственной беспомощности в сложившейся ситуации, гнев преодолевает это чувство.

* В состоянии гнева мышцы вдоль спины заряжаются возбуждением, мобилизуя тело для атаки. Гнев ощущается как волна, движущаяся вверх по спине, к голове и рукам. Такой прилив эмоции сопровождается мощным притоком крови к этим частям тела. При наличии торможений и напряжений, блокирующих этот поток чувства, может возникнуть головная боль.

С другой стороны, плач переживается как отток. Во время плача заряд покидает мышечную систему и напряжение выходит наружу через конвульсивное рыдание. Гнев во многих отношениях подобен грозе: после разрядки чувства через интенсивные движения сознание проясняется и возвращается хорошее самочувствие, тогда как плач можно сравнить с тихим дождем.

* Гнев и страх относятся к эмоциям, возникающим в чрезвычайных ситуациях, они активируют симпатико-адреналовую систему, чтобы обеспечить дополнительную выработку энергии для борьбы или бегства. В том и другом эмоциональном состоянии мышечная система заряжается и мобилизуется к действию. В случае гнева организм готовится к нападению на источник боли. При возникновении страха организм настраивается на отступление и бегство от опасности.





Эти два противоположных направления движения отражают то, что происходит в теле.

Движение, направленное вверх вдоль спины, которое у собаки поднимает шерсть дыбом вместе с подачей головы вперед и опусканием плеч, представляет собой подготовку к нападению. Результатом движения вниз вдоль спины становится втягивание нижнего отдела позвоночника и заряжение ног к бегству.

В состоянии страха человек разворачивается и бежит. Если бегство невозможно, то возбуждение застревает в области спины и шеи, плечи поднимаются, глаза широко раскрываются, голова отводится назад, таз поджимается. Являясь типичным выражением страха, такая поза тела указывает на то, что человек находится в постоянном состоянии страха, не зависимо от того, сознает он это или нет.

* Движение потока возбуждения вдоль спины к голове в момент гнева, вероятно, объясняется тем фактом, что у человека, как и у большинства млекопитающих, основными средствами выражения агрессии служат рот и зубы. Импульс укусить — это архаичная форма выражения гнева.

Почти все дети в определенном возрасте кусаются, а иногда это делают и взрослые, в основном женщины. Это весьма эффективная форма атаки, поскольку вызывает сильную боль, но ее недостатком является необходимость близкого контакта.

Поэтому удар, который не столь требователен к дистанции и допускает большую маневренность, вытеснил кусание, став основным физическим способом выражения гнева. Тем не менее, когда человек сильно злится, его лицо часто принимает выражение оскала, которое ассоциируется с укусом.

* Я убежден в том, что сдерживание импульса укусить во многом ответственно за многие нарушения в сфере эмоционального выражения. Эти нарушения принимают форму неспособности рассердиться, истерических вспышек и постоянного чувства раздражения.

Гнев, подобно другим базовым эмоциям, является выражением эго. Он не прорывается, подобно истерическим реакциям, вопреки сознательным намерениям, он направляется эго и нацелен на позитивный результат, а именно — устранение причины фрустрации или боли.

Гнев — это не враждебность, ибо разозлиться не значит отвернуться или охладеть. Сдерживание импульса укусить препятствует движению возбуждения в голову и челюсть и блокирует естественное переживание этой эмоции.

* Неспособность человека «хвататься зубами за жизнь» или «вгрызаться в землю» когда это необходимо, является одним из результатов подавления импульса укусить.

Я не призываю поощрять укусы в процессе воспитания детей, однако их не следует наказывать за то, что они кусаются или каким-то иным образом выражают свой гнев.

Человек, которому отказано в праве выразить гнев, оказывается незащищенным. Будучи доведен до состояния страха и беспомощности, он будет пытаться преодолеть их, манипулируя своим окружением. Биоэнергетическая практика ясно показывает, что за хроническими чувствами страха и беспомощности скрывается подавляемый гнев.

* Отношение между страхом и гневом заключается в том, что одно сменяется другим. Еслииспуганный человек повернется лицом к опасности и решит нападать, то он разозлится и перестанет бояться. Это происходит потому, что поток возбуждения в его теле меняет направление. Его новое чувство — не что иное, как восприятие этой перемены. Когда нападающий человек начинает отступать, он по той же причине становится испуган. Чувство гнева находит разрядку в движениях нападения. Чувство страха разряжается через бегство.

* Страх развивается, когда источник боли представлен превосходящей с виду силой. Предосторожность советует человеку отступить, чтобы избежать боли, однако предосторожность является голосом разума, а эмоции не подчиняются сознательному контролю. Выберет ли человек борьбу или бегство, будет зависеть от его характера и от ситуации.

Несмотря на превосходящие силы агрессора, человек может реагировать на насилие гневом в тех обстоятельствах, когда отступление физически или психологически нецелесообразно. Праведный гнев прибавляет человеку немало сил и часто оказывается достаточным, чтобы компенсировать недостаток роста или веса. Человек, испытывающий гнев, как правило, подкрепляет себя убеждением в справедливости или оправданности своего состояния.

* С другой стороны, в ситуациях, когда гнев не может быть мобилизован, вследствие того что источник опасности неясен, неизвестен или безличен, естественной реакцией оказывается страх.

Так, дети боятся, когда их оставляют в темноте одних. Они чувствуют себя беззащитными и либо убегают, либо начинают плакать. По той же причине взрослые боятся неизвестного. Говорить ребенку, что ему не следует бояться темноты, глупо. Ему можно объяснить, что никакой реальной опасности в данной ситуации не существует, но при этом следует понимать, что его страх является биологической реакцией, которую нельзя подвергать осуждению.

Мы наносим непоправимый вред своим детям, когда называем их трусами и заставляем стыдиться своих естественных реакций. Такое иррациональное отношение со стороны некоторых взрослых — следствие незнания ими сути эмоциональных реакций. Кроме того, это в определенной степени представляет собой отреагирование на своих детях того способа обращения, с которым они столкнулись сами, будучи маленькими и беззащитными.

* Хотя у испуганного человека спонтанно возникает импульс к бегству, он может быть заблокирован усилием воли. Воляявляется механизмом, действующим в чрезвычайных ситуациях, находящимся под контролем эго и способным иногда брать верх над эмоциональной реакцией. В некоторых ситуациях это даже может спасти человеку жизнь. Воля, тем не менее, не снижает чувство страха. Она позволяет человеку отстаивать свою позицию или двигаться вперед, невзирая на страх. Хотя это может быть и проявлением безрассудства, как в тех случаях, когда посредством воли страх подавляется ради удовлетворения эго.

 

Хроническое состояние паники

Когда эго идентифицировано с телом, оно поддерживает эмоциональные реакции тела и направляет их в эффективные действия. Если человек испытывает страх, то все действия эго будут направлены на то, чтобы избежать опасности.





В отсутствии контроля эго, который поддерживается благодаря идентификации с собственными чувствами, страх может легко перерасти в панику.

Сходным образом, когда человек разгневан, поставленные эго ограничения сводят его поведение к самым необходимым действиям, обеспечивающим прекращение или предотвращение боли или физического вреда. Эго добавляет элемент рациональности к гневу и не дает ему выйти из-под контроля. Поскольку гнев обычно утихает с прекращением негативного внешнего воздействия, его нельзя считать деструктивным действием.

Иное дело — ярость. Когда идентификация эго с телом снижается, приводя к ослаблению контроля, то волна гнева часто прорывается в виде ярости, часто оказывающей разрушительное воздействие на самого человека и его окружение.

* Подобно большинству других проявлений личности, паника и ярость полярно взаимосвязаны друг с другом. В обоих случаях человек чувствует себя словно в ловушке. Столкнувшись с непреодолимой опасностью, на которую нельзя ответить бегством или борьбой, человек почувствует панику или ярость.

  • Если это паника, его порывом будет отчаянное, бесконтрольное желание убраться прочь от опасности любой ценой. Если такая возможность возникнет, он побежит без оглядки, даже не пытаясь оценить возникшую ситуацию; налицо полное отсутствие контроля со стороны эго.
  • Если бегство невозможно, его реакцией будет ярость.
* Ярким примером паники является поведение людей, оказавшихся в горящем помещении. Ослепленные стремлением выбраться из угрожающей ситуации, они часто не замечают имеющихся путей спасения и действуют саморазрушительным способом.

Паника часто наблюдается во время военных действий, когда люди слепо бегут от приближающегося врага.

Но нам сложно представить, что паника может охватить ребенка, которому угрожает разгневанный родитель. Он буквально оказывается в ловушке, поскольку ни борьба, ни бегство для него невозможны. В такой ситуации паника может принять форму истерического крика.

* Дети, живущие в условиях постоянной угрозы, развивают хроническое состояние паники. С возрастом они научаются подавлять это чувство, но эффективность подобного подавления весьма относительна. Подавленное чувство прорывается позднее, причем в ситуациях, которые, хоть и являются стрессовыми, не оправдывают, с рациональной точки зрения, такой интенсивной реакции.

Некоторые люди настолько близки к состоянию паники, что боятся выходить из дома в одиночку. Мне приходилось сталкиваться на практике с несколькими подобными случаями. У других паника скрыта внутри. Это, как правило, проявляется в чрезмерно поднятой, надутой грудной клетке и затрудненном дыхании. Человек в состоянии паники чувствует, что ему не хватает воздуха. И наоборот, когда человек чувствует, что не получает достаточно воздуха, он впадает в панику. Затрудненное дыхание скрывает за собой заблокированный крик.

Если с помощью терапии крик выпустить на свободу, то дыхание становится свободнее и чувство паники снижается.

* Реакцией человека на угрожающую ситуацию также может быть ярость, особенно при наличии объекта, на который ее можно направить. При этом мышечное возбуждение становится чрезмерным, и человек теряет контроль над своими действиями. Подобно панике, ярость слепа. Человек в ярости бросается в атаку очертя голову, не осознавая деструктивных последствий своего поведения. В отличие от гнева, ярость связана не столько с конкретным внешним стимулом, сколько с внутренним ощущением безвыходности.

* Как можно объяснить ярость, которую некоторые родители иногда направляют на своих детей? Трудно представить, что ребенок может стать для родителя причиной подавляющего страха. Объяснение следует искать в предположении, что ребенок может вызвать у родителя чувство безысходности.

Прежде всего, мать привязана к своему ребенку. Она знает, что обязана обеспечить ему постоянный уход и внимание, в которых тот нуждается. Если уровень ее энергии снижен, то ребенок станет для нее непосильной ношей. В ситуации неблагополучно складывающихся отношений с супругом ребенок станет для нее цепью, удерживающей ее в этих отношениях и, стало быть, причиной ее страданий.

Если ее собственные детские потребности не удовлетворялись, она будет с возмущением отвергать исходящие от собственного ребенка требования любви.

Если материнство не становится для нее источником удовольствия и радости, она будет чувствовать себя в пойманной в ловушку взятых на себя обязательств. И в моменты сильного стресса она будет направлять на ребенка свою ярость.

* Родительская ярость повергает ребенка в ужас. К подробному описанию этого состояния я перейду ниже, а сейчас хотел бы заметить, что не только открытое выражение ярости или насилие оказывает подобное воздействие.

Скрытая жестокость родителя, которую чувствует ребенок, воздействует на него точно так же. Выражение ярости на родительском лице — это то, что ребенок не в силах понять и с чем не способен справиться. Это прямая угроза его существованию.

Мне приходилось видеть выражение лиц родителей, с яростью глядящих на своих детей. При этом родители, которые находились в этот момент в моем офисе, даже не осознавали того, что написано у них на лицах. Лица матери становилось темным, как если бы черная туча нависла у нее над бровями. В положении челюсти читалась беспощадность. Глаза были холодны и жестоки. Это был взгляд убийцы. При встрече с таким взглядом ребенка парализует ужас.

* В подобном состоянии наступает паралич мышечной системы, исключающий любой вид борьбы или бегства. Ужас представляет собой еще более интенсивную форму страха, чем паника, и развивается в ситуациях, когда любое усилие, направленное на сопротивление или бегство, кажется безнадежным.

Ужас — это одна из форм шока; ощущения отводятся от периферии тела, снижая чувствительность организма в ожидании наступления последней агонии. Это уход в себя.

* У ребенка, испытывающего ужас в отношениях с собственными родителями, формируется шизоидная личность. В его теле проявляются все соответствующие признаки: оно становится жестким и скованным или дряблым, со слабым мышечным тонусом. Поверхность тела недостаточно заряжена. Глаза обычно пустые, на лице застывшее, словно маска, выражение. Дыхание сильно ограничено спазмами мышц горла и бронхов. Вдох поверхностный, а грудная клетка удерживается в позиции выдоха. Недостаток движения приводит к деперсонализации, то есть отделению восприятия эго от тела.

* Этот спектр простых эмоций и их описание не являются полными и всесторонними. Это лишь схема, представляющаяся удобной для того, чтобы обрисовать существующую биологическую систему и показать механизм ее функционирования.опубликовано 

 

©Александр Лоуэн из книги «Удовольствие: Творческий подход к жизни»

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //heatpsy.narod.ru/blog/gnev_i_strakh_v_tele_cheloveka/2015-12-15-206

Гэри Чепмен: Ключ к языку любви вашего ребенка

Поделиться



Применима ли концепция языков любви к детям? Я часто слышу этот вопрос от слушателей своих семинаров по проблемам семьи. И мой неквалифицированный ответ на это — да.

Когда дети еще маленькие, вы не знаете их основного языка любви. Поэтому, пробуйте все пять, и вы однозначно попадёте в цель. Но если вы будете наблюдать за их поведением, то довольно скоро вы узнаете, каков их основной язык любви.





Бобби шесть лет. Когда его отец приходит с работы домой, Бобби прыгает к нему на колени и начинает ерошить ему волосы. Что говорит Бобби своему отцу? «Я хочу, чтобы ко мне прикасались». Он прикасается к своему отцу потому, что он хочет, чтобы прикасались к нему. Скорее всего, основным языком любви Бобби является язык «физического прикосновения».

Патрик живёт по соседству с Бобби. Ему — пять с половиной. Они часто играют вместе. Однако, отец Патрика, возвращаясь домой, видит совершенно иную картину. Патрик возбуждённо кричит ему: «Папа, папа, иди сюда — я хочу тебе кое-что показать». Отец говорит ему: «Подожди немного, Патрик. Я хочу почитать газету».

Патрик оставляет его в покое, но уже через пятнадцать секунд он снова, рядом с отцом: «Папа, пошли в мою комнату. Я прямо сейчас хочу показать тебе это, папа. Я хочу, чтобы ты сейчас посмотрел». Его отец отвечает: «Сейчас, сынок. Вот только дочитаю».

Мама зовёт Патрика, и он исчезает. Мама говорит ему, что папа устал, и чтобы он дал ему несколько минут почитать газету. Патрик говорит «Но мама, я хочу показать ему то, что я сделал». «Я знаю, говорит мама, — но пусть папа почитает несколько минут».

Через шестьдесят секунд Патрик снова рядом с отцом. В этот раз он не говорит ни слова, а со смехом прыгает прямо отцу на газету. Отец говорит: «Патрик, что ты творишь?» «Я хочу, чтобы ты пошел в мою комнату, — говорит Патрик. Я хочу показать тебе, что я сделал».

Что требует Патрик?«Качественное время». Он хочет безраздельного внимания своего отца, и он не становится до тех пор, пока не получит его, даже если для этого придется закатить сцену.

  • Если ваш ребёнок часто дарит вам подарки, заворачивая их и вручая их вам с особенным блеском в глазах, то, наверное, основной язык вашего ребёнка — «язык получения подарков». Он даёт вам, потому что желает получить.
  • Если вы видите, что ваш сын или ваша дочь всегда пытается помочь своему младшему брату или сестре, это, возможно, означает, что его основной язык любви это «акты служения».
  • Если он или она часто говорят вам, как хорошо вы выглядите и какой вы хороший отец или хорошая мать, и как хорошо вы справляетесь со своей работой, то это указатель того, что его или ее основным языком любви являются «слова поддержки».
 

Ребенок не думает, что «если я подарю подарок, то родители тоже подарят мне подарок, если я прикоснусь, то ко мне тоже прикоснутся»; мотивацией его поведения являются его собственные эмоциональные желания.

Возможно, на основании своего опыта он уже знает, что когда он делает или говорит определенные вещи, то обычно получает соответствующую определенную реакцию со стороны родителей. Таким образом, он говорит или делает то, что в итоге приведет к удовлетворению его эмоциональных потребностей.

  • Если все идет хорошо, и эмоциональные потребности детей удовлетворяются, то из них вырастают ответственные взрослые.
  • Но если эмоциональные потребности не удовлетворяются, то они могут нарушать общепринятые нормы, выражая злость в сторону родителей, которые не удовлетворили их потребности, и разыскивая любовь в неподходящих местах.
Доктор Росс Кэмпбелл, психиатр, впервые рассказавший мне о сосуде эмоциональной любви, говорит, что за многие годы, в течение которых он занимается лечением подростков с отклонениями сексуального поведения, ему никогда не приходилось заниматься подростками, чьи эмоциональные потребности удовлетворялись их родителями. По его мнению, все сексуальные отклонения у подростков произрастают из пустого сосуда эмоциональной любви.

Вы не наблюдали все это вокруг себя? Подросток убежал из дома. Его родители заламывают руки, вопрошая: «Какой мог так поступить с нами после всего, что мы для него сделали?» А подросток сидит в полицейском участке в шестидесяти милях от дома и говорит: «Мои родители меня не любят. Они меня никогда не любили. Они любят моего брата, а не меня». Действительно ли родители этого подростка любят его? В большинстве случаев — да. Тогда в чем же проблема? Скорее всего, его родители никогда не учились тому, чтобы выражать любовь своему ребёнку на понятном для него языке.

Возможно, для того, чтобы выразить свою любовь, они покупали ему бейсбольные перчатки и велосипеды, а ребенок взывал: «Кто-нибудь поиграет со мной? Кто-нибудь поедет со мной кататься?»

Разница между покупкой бейсбольной перчатки и игрой в бейсбол с ребенком может оказаться разницей между пустым сосудом любви и полным. Родители могут всей душой любить своих детей (у большинства это так и есть), но этого далеко не достаточно. Мы должны научиться говорить на основном языке любви наших детей, если хотим удовлетворить их эмоциональные потребности в любви.

 

5 языков любви в контексте любви к детям

Слова поддержки

Обычно родители часто употребляют слова поддержки, пока ребенок ещё маленький. Даже когда ребенок еще не понимает речи, родители говорят: «Какой красивый носик, какие красивые глазки, какие кудряшки» и так далее.





Когда ребенок начинает ползать, мы аплодируем каждому его движению и высказываем «слова поддержки». Когда он начинает ходить и стоит, держась одной рукой закрай дивана, мы стоим рядом и говорим: «Давай, давай, давай. Правильно, вот так. Вот так, иди».

Ребенок делает полшага и падает. И что же мы говорим? Мы не говорим «Ты, глупый ребёнок. Ты что, ходить не умеешь?» Наоборот: «О, молодец!» И он поднимается и пробует еще раз.

Почему же по мере взросления ребенка наши «слова поддержки» превращаются в слова осуждения? По мере взросления нашего ребенка мы более склонны осуждать его за неудачи, чем хвалить за успехи.

Для ребенка, чьим основным языком любви является язык «слов поддержки», наша негативность, критика, требования наносят ужасный удар по его психике.

Сотни тридцатипятилетних взрослых все еще продолжают слышать слова осуждения, прозвучавшие в их адрес двадцать лет назад: «Ты слишком толстая, никто и никогда не пригласит тебя на свидание». «Ты — не ученик. Тебя могут вышвырнуть из школы». «Поверить не могу, что ты такая тупица». «Ты — безответственный и никогда ни на что не сгодишься». Взрослые сражаются с собственной самооценкой и чувствуют себя нелюбимыми всю жизнь, если их основной язык подвергается надругательству таким образом.

 

Качественное время

Качественное время — это безраздельное внимание, уделенное ребенку. Для маленького ребенка это сидеть на полу вместе с ним и катать мячик — туда, сюда. Мы ведем речь об игре в машинки и в куклы. Мы говорим об игре в песочнице и строительстве замков из песка, о том, чтобы проникнуть в его мир, делать что-либо вместе ним.

Когда вы — взрослый, то вы можете увлекаться компьютером. Но ваш ребенок живет в детском мире. И если вы, в конце концов, хотите провести его в мир взрослых, то вам придется сначала спуститься к его уровню. По мере того, как ребенок взрослеет, у него развиваются новые интересы, и вы, если хотите удовлетворить его потребности, должны войти в них.

Если он интересуется баскетболом, заинтересуйтесь баскетболом, играйте с ним в баскетбол, ходите с ним на баскетбольные матчи.

Если он увлекся игрой на пианино, то вы, возможно, могли бы взять несколько уроков или, по крайней мере, послушать с полным вниманием его игру во время занятий.

Когда вы уделяете ребенку безраздельное внимание, то это значит, что он для вас важен, и что вам приятно быть вместе с ним.

Многие взрослые, оглядываясь на свое детство, помнят мало из того, что говорили им родители, но помнят то, что родители делали. Один взрослый говорил: «Я вспоминаю, что мой отец не пропускал ни одной из моих игр в школе. Я знал, что ему интересно то, чем я занимаюсь.» Для этого взрослого «качественное время» было крайне важным выражением любви.

Если «качественное время» является основным языком любви вашего ребенка, и вы говорите на этом языке, то есть вероятность того, что он позволит вам проводить с ним качественное время и в период его подросткового возраста.

Если вы не уделите ему качественное время в ранние годы, он, скорее всего, в подростковом возрасте будет искать внимания ровесников и отвернется от родителей, которые в этот момент будут страстно желать проводить больше времени со своими детьми.

Получение подарков

Многие родители и дедушки с бабушками слишком увлекаются языком подарков. Действительно, посещение магазина игрушек наталкивает на мысль, что родители считают язык подарков — единственным языком любви. Если у родителей есть деньги, то они склонны покупать своим детям много игрушек. Многие родители уверены в том, что это лучший способ показать любовь.

Некоторые родители пытаются сделать для своих детей то, что в свое время не удалось их родителям сделать для них. Они покупают своим детям то, о чем мечтали, когда сами были детьми. Но если это не является основным языком любви ребёнка, то подарки могут для него не иметь практически никакого значения в эмоциональном плане. У родителей — добрые намерения, но своими подарками они не удовлетворяют эмоциональные потребности своего ребенка.

Если подарки, которые вы дарите, быстро откладываются в сторону, если ребёнок редко говорит «спасибо», если ребенок не бережет то, что вы ему подарили, если он не любуется ими, то, скорее всего язык «получения подарков» не является его основным языком любви.

Если же, напротив, ребенок отвечает вам большой благодарностью, если он показывает подарки другим и говорит, какие вы хорошие, что купили их для него, если он кладет их на самое видное место в своей комнате, вытирает с них пыль, если часто и в течение продолжительного времени играет с ними, тогда, возможно, «получение подарков» является его основным языком любви.

Акты служения

Пока дети маленькие, родители постоянно совершают по отношению к ним «акты служения». Если бы они этого не делали, то ребёнок бы умер.

Купание, кормление и одевание требует массу усилий в первые годы жизни ребенка. Затем приходит черед приготовления пищи, стирки и глажки. Затем — заворачивание завтрака в школу, вызов такси, приготовление уроков. Это все воспринимается многими детьми как нечто само собой разумеющееся, но для некоторых — это выражение любви к ним.

Наблюдайте за своими детьми. Смотрите за тем, как они выражают свою любовь другим. Это ключ к их языку любви.

Если ваш ребенок часто выражает благодарность за простые акты служения, это ключ, указывающий на то, что они важны для него в эмоциональном плане. Ваши акты служения в полном смысле несут к нему вашу любовь. Когда вы помогаете ему сделать практическую работу по какому-либо предмету, то это значит гораздо больше, чем хорошая оценка. Это значит: «Мои родители любят меня». Когда вы ремонтируете велосипед, то это значит гораздо больше, чем приведение его в рабочее состояние. Ваш ребёнок уезжает на нем с полным сосудом. Если ребёнок постоянно предлагает вам свою помощь в работе, возможно, это означает, что он понимает под этим выражение любви и, скорее всего, «акты служения» являются его основным языком любви.

Физическое прикосновение

Уже давно известно, что «физическое прикосновение» многое говорит детям с точки прения эмоций. Исследования показывают, что дети, которых носят на руках, часто развиваются в эмоциональном плане лучше, чем те дети, которых не носят.

Обычно многие родители берут маленького ребенка на руки, баюкают его, целуют, прижимают к себе и говорят ему всякие глупые слова. Задолго до того, как ребенок начинает понимать значение слова любовь, он чувствует, что его любят. Объятия, поцелуи, держание за руку — всё это передаёт ребенку чувство любви.

Обнимать и целовать подростка — это не одно и то же, что обнимать и целовать маленького ребенка. Ваш ребенок-подросток может противиться этому в присутствии своих ровесников, но это не значит, что он против того, чтобы вы к нему прикасались, особенно, если это его основной язык любви.

Если ваш ребенок часто подходит к вам, берёт вас за руку, слегка толкает вас, обнимает вас за ноги, когда вы проходите мимо него по комнате, хочет побороться с вами — все это указывает на то, что «физическое прикосновение» для него имеет очень большое значение.

Наблюдайте за своими детьми. Смотрите за тем, как ваши дети выражают другим свою любовь. Это — ключ к их языку любви.

Замечайте их просьбы к вам. Во многих случаях их просьбы прямо связаны с их языком любви.

Примечайте то, к чему они наиболее восприимчивы. Скорее всего, это указывает на их основной язык любви.

Если мы хотим, чтобы наши дети чувствовали себя любимыми, мы должны научиться говорить на языке любви наших детей.

Я уверен, что многие родители всей душой любят своих детей. Я также уверен и в том, что тысячам родителей не удалось говорить о любви на правильном языке, и тысячи детей в этой стране живут с пустым эмоциональным сосудом.

Я уверен в том, что истоки правонарушений детей и подростков лежат в пустоте их сосудов эмоциональной любви.

Выражать любовь не поздно никогда. Если у вас взрослые дети, а вы поняли, что говорили с ними не на том языке любви, то почему бы вам не сказать им об этом?

Когда члены семьи начинают говорить на основном языке любви друг друга, эмоциональный климат в семье значительно улучшается.опубликовано

 

Из книги Гэри Чепмена «Пять языков любви», фото © Bill Gekas

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: /users/4

Как не вырастить ребенка неудачником

Поделиться



Когда родители ожидают и требуют от ребенка каких-то успехов и достижений, я советую им внимательно посмотреть вглубь себя и найти истинные мотивы этого желания.

В большинстве случаев, это делается не из его интересов, как кажется на первый взгляд. И даже не из родительских, потому что настоящее чувство любого родителя — это любовь к своему ребёнку, как бы она ни была глубоко спрятана, она есть всегда.





Но чаще всего, на первый план выходит стремление соответствовать ожиданиям социума, оценке других людей. Родители желают гордиться ребенком как своим личным достижением, трофеем. Это символ их качественного родительства, пишет Елена Шегурова специально для эконет.ру. И тут они сами стремятся получить внешнее одобрение, пятёрку за то, что их ребёнок успешен, значит и они успешны.

Если это становится слишком важным, любовь таких родителей становится условной, это любовь ЗА что-то. И это самая большая травма и боль каждого человека, когда он вдруг, в детстве, понимает и видит, что мама или папа любит не его, а его достижения. Но каждому ребенку для нормального развития нужно чтобы его любили не ЗА, а наоборот, ВОПРЕКИ…, не за достижения, а вопреки его ошибкам и неудачам.

Те дети, которые растут в тепле безусловной родительской любви и принятия, независимо от их успехов и достижений в саду и школе, в дальнейшем, вырастают очень сильными, счастливым и успешным людьми. Они способны преодолевать любые трудности, взлеты и падения, снова и снова стремиться и верить в лучшее, потому что внутри них прочный поддерживающий фундамент.

А вот итогом условной любви, становится тот внутренний раненный ребенок, который есть почти в каждом из нас (как знают все, кто так или иначе соприкоснулся с внутренней психологической работой).

Итогом условной любви, любви своего ребенка за достижения, становится его устойчивое чувство неуверенности в себе, ощущения себя недостаточно хорошим и достойным… «ну если я сам по себе, без всяких пятерок, не достоин маминой любви, тогда я точно ничего не достоин».

Итогом такой любви становится внутреннее устойчивое чувство страха ошибки, тревоги, нежелания двигаться вперед.

Таким образом, мы получаем результат прямо противоположный желаемому – мы же хотим видеть ребенка успешным, а получаем неуверенного неудачника, вот такой парадокс.





Да, часто эта травма компенсируется во взрослом возрасте достигаторской моделью поведения. Такой человек из кожи вон лезет всю свою жизнь, доказывая всем снова и снова, что он чего-то стоит. И, возможно, такое рвение даёт неплохой внешний результат.

Однако, внутри такой человек никогда не бывает удовлетворён, не бывает спокоен и счастлив, он не приходит к точке радости за свои достижения. Он снова и снова ходит с протянутой рукой в поиске одобрения и признания от кого-то внешнего.

Никогда не забывайте, что родительская любовь и принятие ребёнка любым, таким, как он есть, без фильтра оценки его достижений – это та энергия, которая заряжает батарейку настоящего успеха, счастья и силы вашего ребенка на всю жизнь.
 

©Елена Шегурова, специально для 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: /users/332765

Андрей Максимов: Дети — не долг перед обществом, который мы должны исполнять со скорбными лицами

Поделиться



Опыт — это то, чем родители и дети должны делиться друг с другом

 

Ребенок - не человек. Он неполноценный, глупый, маленький, ничего в жизни не понимает, за себя отвечать не может. Каждому ребенку нужен хозяин, который ему укажет, кем стать, что любить и чего хотеть. «Яша, пора домой! Что, мама, я замерз? Нет, ты проголодался!» то, что кажется анекдотом, в реальности является грустной нормой детско-родительских отношений. Такое воспитание делает детей и родителей врагами. Такое воспитание калечит людей, потому что дети, оказывается, тоже люди! Именно эту мысль отстаивает российский писатель, драматург, журналист и телеведущий Андрей Максимов в своей книге «Родители как враги».





Книга написана довольно жестко - очень откровенно и даже возмущенно. Зато это делает ее очень динамичной - читается на одном дыхании. Она построена как ответы на часто задаваемые родителями вопросы, и каждый найдет те темы, которые для него особенно болезненны. 

Я тебя люблю, поэтому...

Так и хочется продолжить "… поэтому бью". Такое, к счастью, бывает нечасто. Но, тем не менее, именно этим «аргументом» нередко обосновывают целую философию домашнего насилия. Но насилие — это не только битье.Гораздо чаще таким образом «любящие» матери оправдывают откровенное психологическое насилие, ругань, унижения и манипуляцию: все для того, что ребенок сделал, как надо. Я тебя люблю, поэтому я тебя постоянно критикую. Я тебя люблю, забочусь о твоем будущем, поэтому ты не будешь рисовать, а будешь учиться на юриста. Я тебя люблю, поэтому буду над тобой злобно подшучивать, чтобы ты знал свое место. Знакомо, правда? С такой «любовью» Андрей Максимов категорически не согласен. Он уверен: так говорят и делают «родители-враги».

Родители-враги - это те, кто любит себя больше, чем ребенка; кто видит в своих детях собственность; кто убежден: ребенок - это всегда малыш, не имеющий права на свою точку зрения; кто не замечает в маленькой человеке личность и навязывает ему собственный взгляд на мир; кто не просто не умеет слушать своих детей, а не видит в этом никакого смысла; кто желает ребенку приказывать и совсем не хочет с ним говорить.

Андрей Максимов говорит о том, что отношение к детям в обществе тоже сильно эволюционировало: от условной Спарты - к временам, когда купцы располагали свои комнаты подальше, чтобы дети не раздражали. В общем-то, тренд понятен. Но даже сегодня далеко не все родители готовы жить с мыслью, что ребенок - тоже человек. И что отношения с ребенком - это не дрессировка дикого животного, а прежде всего глубокие личные отношения двух людей.Где надо слушать, разговаривать, где надо соблюдать границы. Потому что - а зачем?

Педагогика относится к детям как к инопланетянам, но не как к людям… это такая «наука», которая рассказывает о том, как людям воспитывать недолюдей.

Автор категорически против такого подхода, в рамках которого «мама умней». Но ведь это основа основ любой педагогики! Эта философия лежит в основе ежедневных мелких унижений, которым подвергаются недочеловеки-дети.

Я видел, как мама со своим десятилетним сыном покупала мороженое. Мальчик хотел ванильное, но мама сказала, что шоколадное вкуснее, и купила шоколадное. С таких «мелочей» и начинается иллюзорное ощущение того, что мама лучше ребенка знает, как ему жить.

Некоторые дети начинают верить, что их желания и потребности какие-то неправильные, и постоянно живут в раздвоенном мире. Другие откровенно бунтуют против такого насилия — чем только убеждают родителей в том, что «с ним надо быть пожестче, ему же лучше будет!». Вот так родители ребенка «как бы» любят. А потом удивляются, почему это ребенок бунтует против такой «любви»?

Моя книга обращена к тем, кто уничтожает жизнь и судьбу своих детей, мотивируя это любовью к ним. Это они разделили наш мир как бы на два клуба. Клуб умных, ответственных (ха), думающих (ха-ха-ха три раза), принимающих решения, платежеспособных взрослых. И клуб придурковатых, ничего не понимающих и ничего не умеющих идиотов, которых надо постоянно контролировать и воспитывать - детей.

Любовь, уверен Андрей Максимов, это не когда ты мучаешь собственного ребенка, потому что так надо, нет: «любовь - это умение поставить себя на место ребенка».





Делай, что говорю! И без разговоров!

Родители убеждены: дети обязаны их слушаться всегда и во всем просто потому, что они родители.

А если не слушаются — значит «трудные дети»! Хотя психологи хором твердят, что когда в семье «трудные дети», терапия требуется в 90% случаев именно родителям. Чтобы научить их, в том числе, разговаривать с собственными детьми и понимать их. Родители этому изначально не очень хотят учиться. А все почему? Потому что «приказывать проще, чем разговаривать». Зачем что-то менять, если я, как родитель, имею право приказывать? Тем более я лучше знаю, что к чему.

Если дитя боится папу с мамой; если он скрывает от них события своей жизни; если он не решается обсудить с ними серьезные проблемы; если он опасается спросить у родителей совета, зная, что его обязательно будут ругать, - о каком авторитете можно вести речь? Вам кажется, что ваш строгий авторитет поможет ребенку стать лучше?… Что, если вы, пусть даже силой, станете направлять его верной дорогой, он быстрей дойдет туда, где счастье? Ошибка. Вот что думают об этом ученые: «Дети, имеющие с родителями теплые и равноправные отношения, показали ускорение интеллектуального развития (в десять раз), развитие творчества, эмоциональной защищенности и контроля… Хотя вначале их социальное развитие шло медленно, к школьному возрасту они стали популярными, доброжелательными, неагрессивными лидерами».

То есть подстегивать своего ребенка ранним развитием, как прутиком, гнать его упреками и руганью к светлому будущему - это значит получить несчастного невротика, а не успешного лидера.

Есть такое слово - надо!

Родители часто жалуются, что их ребенок непроходимо ленив и только и делает, что зависает в соцсетях. Но лень - нормальная реакция ребенка, когда его пытаются заставить делать то, что ему делать не хочется и в чем он не видит никакого смысла. Мотивировать, объяснить, а не приказать - с этим у родителей туго. Еще хуже с тем, чтобы разобраться, а что действительно интересно ребенку? Что ему хочется, а не только «надо»? Надо - оно ведь так только с точки зрения родителя.

Мы всерьез верим, что мы разумнее и сильнее Бога… Мы крайне редко рассуждаем о том, что необходимо развить в ребенке то, что ему уже дал Господь.

Собственно, именно в этом, а не в дрессуре, видит основную задачу родителя. И если ее решить, проблема с ленью отпадет само собой.

Никакой компьютер не в силах победить подлинной увлеченности вашего чада.

Само собой, Андрей Максимов с большим скепсисом относится к современной российской школе (собственно, кто от нее сейчас в восторге?).

Чаще всего «отлично» ставят тому ученику, который может точно повторить параграф в учебнике или слова учителя. Наша система образования такова, что ученик, умеющий парадоксально мыслить или тем паче имеющий наглость возражать учителю, вряд ли станет отличником. Школа воспитывает в своих учениках скорее качества раба, а не творца: страх перед оценкой, подобострастие, опасение высказывать собственное мнение.

Из этого логично следует, что большинство детей только и мечтают, чтобы не пришлось идти завтра в школу. У самых талантливых, активных, смелых, самостоятельных — проблемы со школой. Они жестко или мягко противятся тому, чтобы к ним относились как недочеловекам - и воюют со школой, как могут.

Беда, если в этой битве родители априори стоят на стороне школы. В этом случае они безусловно станут для своего ребенка врагами.

Веди себя нормально!

На самом деле тайное желание большинства родителей (для исполнения которого они и ищут педагогические приемы) - это не чтобы ребенок был успешным, а чтобы сидел тихо и не отсвечивал.

Говоря «хороший ребенок», «воспитанный ребенок», мы чаще всего имеем в виду «удобный ребенок».

Но настоящая задача родителя заключается в том, чтобы принять своего неудобного ребенка, и увидеть в этом неудобстве дар. Если этого не смогут сделать родители, то ребенок так и вырастет неуверенным в себе, зажатым, нереализованным, несчастным человеком.

Прекрасная почва для возникновения заниженной самооценки - постоянный страх ребенка перед родительской оценкой.

А как обычно ребенка оценивают родители? Чтобы был не хуже других. Чтобы был нормальным. И никто не задается вопросом - а надо ли вообще быть нормальным?

Норма — это не то, что всегда хорошо. Норма - это то, чего больше… Норма не есть результат качества. Она есть результат сравнения.

Родители хотят, чтобы ребенок получил престижную профессию, но не задают себе вопрос - а зачем? Чтобы был не хуже других? Деньги, машина, квартира… а дальше-то что?

Мы все хотим, чтобы наш ребенок создал семью по любви. Однако мы не имеем ничего против, если работу он найдет по расчету… Выбор призвания — это не выбор материального благополучия, а выбор счастья.

Но, к сожалению, большинство взрослых людей сами только и делают, что сравнивают себя с нормой и хотят быть «не хуже других». Они работают на нелюбимой работе, считая часы до окончания рабочего дня. О своих собственных целях и потребностях эти взрослые и сами не задумываются. Большой вопрос, чему такие родители могут научить своих детей.

Нередко мы хотим передать детям опыт недостаточно счастливой или просто несчастливой собственной жизни… Зачем воспитание, если оно не приносит ребенку счастья?

Неудивительно, что ребенок, в котором Божья искра еще не задавлена общественными стереотипами, от такого «ценного» родительского опыта и такого воспитания всеми силами отбрыкивается.

Опыт - это не то, что взрослые должны передавать ребенку. Опыт — это то, чем родители и дети должны делиться друг с другом.

Кстати, именно поэтому автор уверен, что с ребенком стоит говорить о своих проблемах. Но если не быть с ребенком откровенным, боясь показаться слабым, то как можно ждать откровенности в ответ?

Да что ты понимаешь!

Андрей Максимов уверен: слушать и слышать детей надо в том числе потому, что они как раз могут научить нас очень важным вещам, о которых мудрые взрослые напрочь забывают. Он цитирует слова швейцарского педагога Иоганн Песталоцци: «Чем больше человек отдаляется от природы, чем больше скован рамками повседневного светского тона, чем более образцово подготовлен он к суетной игре света, его ничтожеству и испорченности… — тем больше разрушается в человеке восприимчивость ко всем тому чистому и глубокому, что исходит из человеческой природы».

Мы редко задумываемся над тем, что, в сущности, путь любого человека — это путь ухудшения: дорога от Бога к социуму.

Существует странное представление, что дети -это какой-то долг перед обществом, который мы должны исполнять со скорбными лицами. И что надо, лепить из этого непослушного материала гражданина Отечества, джентльмена, успешного бизнесмена - или кого там принято в ту или иную эпоху. Короче, сделать из этого недочеловека настоящего человека.Но, дети гораздо ближе к Богу, чем мы. Они понимают гораздо больше нашего - не в той ерунде, которой мы их так старательно учим, а в гораздо более важных вещах. Наша задача - не научить их прогибаться под изменчивый мир, а распознать и поддержать тот дар, который они принесли в мир, чтобы сделать его лучше.

Иногда я думаю, что дети даны нам для того, чтобы мы окончательно не позабыли, какие мы настоящие. опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: lyublyu.www.nn.ru/?page=blog&blog_id=977292

Почему взрослые дети не уважают своих родителей

Поделиться



Уважение детей к родителям и старшим является самой важной из семи добродетелей. «Почитай отца твоего и мать…» (помните?). Если ребенок не уважает и не любит своих родителей, то он похож на молодое дерево, у которого нет корней, или на ручей, у которого больше нет источника.

Родители подарили нам жизнь. Трудно описать, какие усилия они приложили, чтобы вырастить нас такими, какие мы есть.





Чего же ожидают родители в ответ? Им необходимо внимание, забота, в идеале любовь, но прежде всего уважение (таким образом, ребенок показывает им свою благодарность).

Посмотрим значение слова «уважение»:

Уважение – это чувство почтения, отношение, основанное на признании достоинств, высоких качеств кого-либо, чего-либо. // Признание важности, значимости, ценности; высокая оценка.

А теперь задумаемся, много ли мы наблюдаем семей, где счастливо складывались бы отношения между взрослыми (взрослыми!) детьми и их родителями?

Так уж устроено у людей,

Хотите вы этого, не хотите ли,

Но только родители любят детей

Чуть больше, чем дети своих родителей.

 

Родителям это всегда, признаться,

Обидно и странно. И все же, и все же,

Не надо тут видимо удивляться

И обижаться не надо тоже.

 

Любовь ведь не лавр под кудрявой кущей.

И чувствует в жизни острее тот,

Кто жертвует, действует, отдает,

Короче: дающий, а не берущий.

 

Любя безгранично своих детей,

Родители любят не только их,

Но плюс еще то, что в них было вложено:

Нежность, заботы, труды свои,

С невзгодами выигранные бои,

Всего и назвать даже невозможно!

 

А дети, приняв отеческий труд

И становясь усатыми «детками»,

Уже как должное все берут

И покровительственно зовут

Родителей «стариками» и «предками».

 

Когда же их ласково пожурят,

Напомнив про трудовое содружество,

Дети родителям говорят:

— Не надо товарищи, грустных тирад!

Жалоб поменьше, побольше мужества!

 

Так уж устроено у людей,

Хотите вы этого, не хотите ли,

Но только родители любят детей

Чуть больше, чем дети своих родителей.

 

И все же не стоит детей корить.

Ведь им же не век щебетать на ветках.

Когда-то и им малышей растить,

Все перечувствовать, пережить

И побывать в «стариках» и «предках»!

Эдуард Асадов

Почему так происходит? Когда начинается Эпоха большой нелюбви?

Чаще всего, родители любят своих маленьких детей (особенно, если они послушны) и они отвечают им взаимностью. Даже, если это не так большинство родителей никогда не признаются в своей нелюбви к детям (даже себе). Они терпеливо стараются удовлетворить их потребности. Но, давайте задумаемся, о каких потребностях идет речь?

Чаще всего их забота касается удовлетворения физиологических (в еде и т.д.) потребностей и потребности в безопасности. Уже с потребностью в любви у многих возникают проблемы. Любовь подменяется гиперопекой. Излишняя забота не дает ребенку возможности развиваться, потому что развитие, как известно, может быть лишь на уровне преодоления.

«Ребенок не растение, его нельзя взращивать в парнике, под колпаком собственного влияния» (А. Сорин).

Таким образом, дети лишаются возможности научится доверять себе, растут с убеждением, что от них ничего не зависит. Зачастую такие отношения становятся для детей удушающими, и здесь есть два выхода – бунт и смирение.

Хорошо, если ребенок бунтует. Хуже, если привыкает.





В последнем случае родители навсегда берут ответственность за жизнь своих детей. А ведь чем больше ответственности мы берем за своего ребенка, тем меньше ответственности у него остается. Тем самым мы инфантилизируем его и перегружаем себя. Никому не известно точно, в каком возрасте можно считать, что родители «совсем ни при чем», и будет ли такое когда-нибудь вообще. Поэтому они чувствуют пожизненную ответственность за все, что сделано их детьми. Итак, кто-то, вместо ребёнка (ЗА него) берёт на себя функцию контроля над ним. Зачем тогда ребёнку вырабатывать такое умение у себя? 

Ламарк, аж в 18 веке сказал: «Неиспользуемая функция — атрофируется или дистрофируется». И чем дальше – тем хуже… Маленького ребенка легко контролировать, но дети растут. И чем меньше возможностей у родителей принимать непосредственное участие в жизни детей, тем больше их тревога из-за ощущения невозможности «пилотировать» их полет (ведь они и только они отвечают за результат!), и тем больше желание критиковать и запрещать – как попытка вернуть себе контроль. Вот и получается, что в большинстве случаев, когда дети ждут от родителей поддержки в своем становлении, родители больше тормозят их, чем помогают развиваться. Ребёнок вырастает во взрослого, который не имеет адекватного представления о собственных возможностях и не считает себя ответственным за свою жизнь.

Какое будущее ждет родителей таких детей?

 «Все лучшее детям – до их старости? Дети растут, обгоняя доходы родителей?» Г.Малкин

И не нужно потом удивляться тому, что родителям так тяжело живется, а остальным в их окружении ни до чего нет дела! Вы думаете, что дети испытывают к таким родителям благодарность? Как бы ни так.То, что легко дается, обычно мало ценится, если вообще замечается.

Вывод: Не надо брать всю ответственность, нужно взять только свою!

Зачем родителям стремиться контролировать своего ребенка? Затем, что они рассматривают его как продолжение себя… Вы же контролируете свою руку или ногу? Поэтому для многих родителей это странный вопрос. А как обстоят дела с потребностями более высокого уровня? А никак. Можно ли сказать, что родители уважают своих детей? Понимают и ценят их индивидуальность? «Какая глупость» — с возмущением скажут многие родители. За что их уважать? Взрослых мы уважаем за достижения, у детей их нет…» (ой ли)

Много ли реальной теплоты и понимания интересов ребенка в подобных отношениях? Итак, родители (в лучшем случае) любят детей как часть себя… и все… Уважение к индивидуальности в этой системе отсутствует в принципе.

 К чему это приводит?

Элементарное неуважение к личности в детском возрасте (а личность несомненно есть) обычно распространяется и дальше. Собственно, именно в этом и кроется одна из основных причин конфликтов между поколениями. Дети растут, но родители продолжают считать их своей собственностью, бесцеремонно вторгаясь в их личную жизнь.

Какие такие границы? У многих родителей в принципе отсутствует понятие личного пространства.

Как строится их общение? Как правило, по принципу «мама (папа) лучше знает, что тебе надо». Но ведь и по мере взросления детей мама тоже приобретает все больший жизненный опыт – а значит, снова знает лучше.

Родители стараются привить детям свои привычки и взгляды на жизнь. Им больно от того, что дети оказываются не такими, какими они хотят их видеть, поэтому они безжалостно искореняют любое инакомыслие и отличие, как сорняк. Конечно, из добрых побуждений (так им кажется). Они искренне стараются уберечь своих детей от ошибок. Вот только каким путем? Как правило, путем постоянного поиска недостатков и указания на них… Тем самым, они превращают их в неудачников, как в собственных глазах, так и в глазах самих же родителей. «Благими намерениями вымощена дорога в ад»…

Если родитель считает, что ребенок его продолжение, улучшенная копия, то ребенок неизбежно становится заложником родительских амбиций, комплексов, орудием для сведения счетов как с другими людьми, так и с миром в целом. Он «должен» оправдать надежды родителей, достичь того, что не смогли они, вести правильный по их понятиям образ жизни и т.д. На самом деле мы снова имеем дело с неуважением к личности другого, с отказом ему в праве самому решать, как жить. «Окажи родителям чуточку доверия, и они воспользуются им как ломом, чтобы вскрыть тебя и переустроить твою жизнь, лишив ее всякой перспективы»(Дуглас Коупленд) А «против лома, нет приема»…

Родительское тщеславие способно как помочь ребенку – поддержать в достижении результатов на собственном пути и после принести обоснованное чувство гордости за него, так и серьезно осложнить жизнь.

Сценарий в этом случае может развиваться несколькими путями:

1. Успешная реализация предписанного сценария ценой огромных  усилий, дающая-таки родителям возможность гордиться ребенком, но идущая вразрез с его подлинными интересами. При этой схеме страдает сын / дочь.

2. Разочарование родителей по поводу неуспешности жизни сына (дочери), который либо не сумел реализовать предписанный родителями сценарий из-за отсутствия склонностей, либо и не пытался этого сделать. При таком развитии ситуации страдают как родители, так, скорее всего, и их дети. Осознание того, что разочаровал близких людей – более того, родителей (первые и, как правило, самые значимые фигуры в жизни любого человека) – может быть невыносимым грузом.

3. Достижение успеха вопреки желаниям родителей, возможно – реализация антисценария. При этой схеме, даже если жизнь человека складывается успешно и с его, и с общепринятой точек зрения, родительская гордость не имеет каких-либо оснований. Ведь успех достигнут не благодаря, а вопреки родителям и, фактически, служит опровержением их собственных убеждений, ценностей, а в конечном счете, всего их жизненного опыта (т.е. их жизни в целом). Такой вариант развития событий порой благоприятен для самого ребенка, его реализовавшего, но, как правило, не для родителей.

Следует помнить: любой сценарий (хоть прямой, хоть «антисценарий») – это жесткая схема, ограничивающая гибкость, мобильность, адаптивность личности. Если стремление опровергнуть сценарий, предписанный родителями, начинает определять жизнь человека, оно может завести его столь же далеко от его главной задачи – самореализации – как и покорное следование их воле.

Основная задача родителей – создать условия, в которых ребенок постепенно сможет научиться опираться на себя, обращаться к собственным ресурсам и развивать способность самому удовлетворять свои потребности. Главный отличительный признак хорошего родителя — он видит в ребенке человека (личность), а не «материал», из которого можно «вылепить» все, что родитель считает нужным.

К сожалению, многим родителям в голову не приходит, что радость за успех детей, признание их самостоятельности в его достижении и просто уважение к их индивидуальности также могут быть вкладом в создание детьми их собственной уникальной жизни.

А что касается основного орудия воспитательного процесса – критики и указания на ошибки, то «что посеешь, то и пожнешь».

Притча:

«Однажды к мудрецу пришел человек.

— Ты мудрый! Помоги мне! Мне плохо. Моя дочь не понимает меня. Она не слышит меня. Она не говорит со мной. Она жестокая. Зачем ей сердце?

Мудрец сказал:

— Когда ты вернешься домой, напиши ее портрет, отнеси его дочери и молча отдай ей.

На следующий день к мудрецу ворвался разгневанный человек и воскликнул:

— Зачем ты посоветовал мне вчера совершить этот глупый поступок!? Было плохо. А стало еще хуже! Она вернула мне рисунок, полная негодования!

— Что же она сказала тебе? — спросил мудрец.

— Она сказала: «Зачем ты мне это принес? Разве тебе недостаточно зеркала?»

Главное, что дети унаследовали от родителей – это привычку критиковать. Дети выросли такими, какие они есть рядом с ними. Оценивающими и критикующими, знающими «как надо», «как правильно» быть родителем. Родителем вообще и нашим в частности. Когда-то их родители много рассказывали им, что значит быть «хорошим» ребенком, теперь их очередь. Родители ведь считают возможным сравнивать детей с кем-то еще (в подавляющем большинстве случаев не в их пользу). Тогда почему они удивляются, что взрослые дети сравнивают родителей с кем-то? С кем-то, кто достиг большего, дал своим детям больше? «Уважение? За что уважать моих родителей, спрашивает взрослый ребенок – «Какая глупость» Взрослых мы уважаем за достижения, у моих родителей их нет…» (знакомая фраза, правда?).





Критикуя, воспитываешь лишь критиков. Сам критикуешь, а в ответ хочешь лишь благодарности и уважения? Но, откуда дети этому научатся, если родители им только замечания делают, тем самым прочно вбивая в голову идею, что они неудачники и все что они делают недостаточно хорошо?

Мы втянуты в круговой процесс неуважения.Воспитать в детях — уважение, если ты сам – НЕ УВАЖАЕШЬ других, НЕВОЗМОЖНО. Как обстоят дела у родителей с уважением других людей? Например, собственных родителей? «Что ты сам сделаешь для родителей своих, того же ожидай и себе от детей» (Питтак).

Уважению, благодарности и признанию достижений тоже учить надо, желательно на личном примере. «И как хотите, чтобы с вами поступали люди, — так и вы поступайте с ними» (Лк. 6: 31).

Притча:

«Один человек зашел в магазин и к своему немалому удивлению увидел, что за прилавком стоит Сам Бог.

Помявшись, посетитель все же решился подойти и спросил:

— Что Вы продаете?

— Чего желает ваше сердце? – сказал Бог.

Недолго думая покупатель ответил:

— Я хочу счастья, мира в душе и свободы от страха… для себя и для всех остальных.

На это Бог сказал:

Это можно. Но Я здесь не продаю плоды. Только семена».

Взрослые дети по-прежнему нуждаются в обратной связи, совете, помощи и одобрении родителей. Можно спорить насколько сильно (это зависит от того является ли родитель по-прежнему для них авторитетом) но с уверенностью можно сказать, что они нуждается в поддержке гораздо больше, чем в критике, негативных замечаниях и отрицательных оценках. Детям (в любом возрасте) очень важно получить от родителей подтверждение своего успеха, достижений, удачного освоения новых социальных ролей.

Почему родители не понимают этого? Почему так много критикуют и упрекают?

1. Родители переносят на детей свой собственный опыт, создавая атмосферу воспитания через критику, в которой воспитывались сами.

2. Родители оценивают успехи детей, сравнивая их с тем, как относятся к собственным достижениям. И если они считают себя неудачниками, то им трудно признать успехи своих детей. Тот, кто не уважает себя, не способен уважать других. К сожалению, очень часто можно наблюдать, как самоутверждение одних осуществляется через поиск недостатков или обесценивание других. Подчас это происходит неосознанно, интуитивно и привычно, а иногда даже подчеркивается как ведущий жизненный принцип: «Ошибки надо находить, чтобы их изживать».

3. Дети нередко идут путем, в котором родители узнают самих себя (родительский сценарий). Предостерегая и ругая детей, они фактически критикуют самих себя в прошлом» (Н. Манухина).

Самое главное вовремя понять, что дети выросли. Иначе детям ничего не остается, как отстраняться от родителей или даже избавляться от них, как от старого балласта, — уехав куда-нибудь подальше. Какое уж тут уважение и благодарность…

Основой требований уважения к родителям является суждение о том, что пожилой человек заслуживает почтения уже потому, что он старше («Мы жизнь прожили! Доживешь до моих лет…»).

Однако, как не жестоко это звучит, теоретически человек старшего возраста заслуживает уважения:

  • за то, что он о нас заботился и теперь вправе рассчитывать на ответную заботу;
  • с годами он приобрел бесценный жизненный опыт.
За заботу, несомненно, спасибо – заботились, как умели и действительно вправе ожидать от нас ответной поддержки. Ожидать, а не требовать (как бы ни возмущало это многих родителей!).

«Родители и учителя – это в первую очередь дающие, а дети и ученики – берущие. Правда, родители тоже получают что-то от своих детей, а учителя от своих учеников. Но равновесия это не восстанавливает, а лишь смягчает его отсутствие. Но родители сами были когда-то детьми, а учителя – учениками. Свой долг они погашают, передавая следующему поколению то, что получили от предыдущего. И ту же возможность имеют их дети и ученики»(Хеллингер Б.И.)

По сути, вообще неправильно рассматривать этот процесс как возвращение долга. Ведь невозможно отдать долг за жизнь, которую подарили нам родители. Такой долг никогда не может быть «погашен». А требование его вернуть вызывает протест детей: «Я вам ничего не должен», «Воспитывая меня вы лишь выполняли свой родительский долг» (причем для многих детей: «Родительский долг растет по мере погашения» (Г.Малкин), «Я вас не просил меня рожать». Если жизнь и забота о нас – это долг, то его можно вернуть только тому, у кого брал. Такая точка зрения останавливает течение жизни, порождая у детей вину, отчаяние и злость, а у родителей, которых «кинули», не вернув то, что взяли в долг, ощущение бессмысленности прожитой жизни. 

Можно ли исправить такие отношения? В подавляющем большинстве, можно (было бы желание). Каким образом? Решится вступить в диалог. Разобраться во взаимных ожиданиях (ведь они не всегда очевидны для другой стороны!). Выразить свои чувства, ведь там, где есть такая ненависть, обязательно есть и любовь. Просто взаимные обиды не дают ей возможности «выйти наружу», как могильная плита перекрывают доступ к свободе от взаимных обвинений, критики, недовольства. Те родители, которые искренне радуются достижениям своих детей, всегда остаются нужными и желанными для них. Их дети признают, что многому хорошему и полезному их научили родители.

Признание другого делает свободным самого себя. И тогда появляется радость общения. И звучат слова принятия, благодарности в адрес друг друга (именно друг друга). А о том, как будет происходить это общение всегда можно договориться. Как «взрослый» с «взрослым». Ведь в норме родители не живут только ради детей, только их жизнью, они имеют свои интересы, строят отношения со многими людьми. Не хранят все «сбережения» (вклады) в одном банке…

Конфликт «отцов и детей» — вечен. Любое общество представляет собой систему взаимодействия возрастных слоев, а его развитие – это последовательная смена и преемственность поколений, которая всегда избирательна: одни знания, нормы и ценности усваиваются и передаются следующим поколениям, другие, не соответствующие изменившимся условиям, отвергаются или трансформируются.

Родители и дети смотрят на мир с разных точек зрения. Дети хотят перемен, родители сдерживают прогресс, вызываемый детьми, чтобы переход от старого к новому прошел более гладко. «Молодым кажется, что старики глупы, но старики-то знают, что молодые — дурачки!» (Агата Кристи). Важно не забывать о взаимном уважении (именно взаимном, а не прятаться за фразой «яйцо курицу не учит»), признавать право на инакомыслие.

Так кто должен начать движение навстречу (если есть желание наладить отношения)? Дети или родители?

Тот, кто мудрее.

Если это родители, то не им ли следует первыми сделать шаг навстречу детям? Если это дети, то не пора ли им прекратить строить стены, и начать строить мосты? Но, ведь в большинстве случаев, и те и другие считают, что их дело требовать (любви, заботы, уважения, благодарности). Требования -это путь в никуда. Так может пора изменить направление (перейти от движения «от» друг друга к движению «к»)? А если не получается, пойти на терапию, где специалист, не вовлеченный в семейные «разборки», поможет наладить контакт… опубликовано 

 

Автор: Тина Уласевич

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.b17.ru/article/7437/