Джеймс Холлис: Что и Кому должен Настоящий мужчина

Поделиться



Необычный взгляд одного из самых известных в мире юнгианских психоаналитиков.

Настоящий мужик умеет все. И работать, и драться, и женщин завоевывать и деньги зарабатывать и детей воспитывать.

Cписок, после фразы «настоящий мужик должен…» может быть бесконечным. Он может меняться в зависимости от эпохи, страны, города или конкретной семьи.

Современный юнгианский психоаналитик Джеймс Холлис считает такой взгляд ошибочным. Навязанную обществом социальную роль мужчины он называет «сатурнианским бременем». Это метафора из греческой мифологии – бог Сатурн (у греков – Кронос), стремясь сохранить свою власть, пожирал своих детей. Две главные эмоции, в которых проходит жизнь этого бога – стремление к власти и страх ее потерять.  А страх вызывает желание наносить травмы – и себе и другим.





Холлис пришел к выводу, что подобный сценарий проходит в жизни всех современных мужчин. Они тратят годы на соответствие каким-то требованиям общества и даже не пытаются разобраться – чего на самом деле хотят они. Они живут в страхе не соответствовать  образу «настоящего мужчины» и, руководимые этим страхом, причиняют боль окружающим и самим себе. И пожирают своих детей – то есть собственные идеи и мечты.

«Вау, как круто, можно послать подальше все долженствования! – скажите вы, — Я никому ничего не должен».

Ничего подобного. Это был бы слишком поспешный вывод. Вся разница в подходе.

Но давайте обо всем по очереди. Конечно же, чтобы подробно разобраться в теме, нужно прочитать книгу Холлиса «Под тенью Сатурна».

Я кратко перескажу только одну из идей книги.





Первое «сатурнианское послание», то есть требование, которое общество предъявляет мужчине: «Быть мужчиной – значит работать». Или – мужчина должен жертвовать личными интересами и работать для поддержания своей семьи.

В своей книге Холлис пишет, что именно такое послание он получил от своего отца. Думаю, большинство мужчин скажут то же самое и о своих отцах.

Мы пашем не по 8 часов в день, по 10-12, многие на двух работах, многие – по выходным. Только для того, чтобы прокормить семью. Чтобы дети не ходили в старой обуви, а жена – в рваных колготах. Для кого-то – чтобы можно было с семьей поехать в Турцию или Египет или купить просторное жилье. Но мы все равно вкалываем.

Вспоминая своего отца, Холлис явно с грустью пишет: «Я понимал, что такая жизнь не идет ему на пользу, но, по-видимому, жить именно так значило для него быть мужчиной».

Американец Холлис не приводит в своей книге самого распространенного на постсоветском пространстве послания мужчине. Вы же все слышали, мужики, что каждый из нас должен «посадить дерево, построить дом и вырастить сына».

В американской или европейской культуре есть другие афоризмы, но суть их сводится к тому, что мужчина должен быть материально успешен, достичь высокой должности, создать идеальную семью.  Мир как бы говорит нам: будь мужчиной и докажи это.

Проблема в том, что домом, сыном и деревом почти всегда требования не заканчиваются.

«Изменяющееся представление о маскулинности заставляют мужчин оценивать свою жизнь  с точки зрения социально определяемых понятий – таких как заработная плата, дом или машина», — пишет Холлис.

От нас требуется быть мужчинами,  но при этом «никто не может внятно сказать — что это значит, не считая самых банальных понятий.  

Современного мужчину «просят превратится из мальчика в мужчину, но не имеют ни малейшего представления о том, что значит быть зрелым мужчиной безо всяких переходных ритуалов, без мудрых старейшин, которые могли бы подготовить его к этому превращению и совершить его вместе с ним. Его травмы не вызывают трансформации, они не приводят к углублению сознания и не делают богаче его жизнь», — пишет психолог.

Далеко не все отцы могли передать своим сыновьям нормальный пример мужественности – потому что сами могли не иметь его. И это не их вина, а их беда.

Тут мы подходим ко второй важной идее Холлиса – современное общество потеряло ритуалы перехода. Обряды мужской инициации, характерные для более ранних культур, помогали юношам осознать, что они стали мужчинами. Пребывание в одиночестве, ритуальные травмы – все это имело глубокий психологический смысл.

Холлис описывает несколько ритуалов мужской инициации разных племен американских индейцев и объясняет их смысл:

«Сталкиваясь с неизбежным переживанием боли, юноша через страдания своего тела получает послание – он больше не может вернуться домой. Он удостоился экстатического видения и пересек разделяющую черту и вступил в мир взрослых».

Современные юноши тоже испытывают боль и страдания. Мы все проходили через уличные драки, спарринги на тренировках. Однако не все травмы способствуют переходу к более глубокой осознанности, считает Холлис. Без мудрого руководства старейшин и без символического и сакрального измерения, все травмы остаются только травмами. «Из-за отсутствия переходных ритуалов мужчины постоянно сомневаются в своей маскулинности, ….происходит только нагноение раны, без нового видения и исцеления».

Как выйти из этого замкнутого круга? Холлис описывает в своей книге семь шагов к исцелению – этот отрывок занимает у него 45 страниц. Его стоит пересказать в отдельной статье. Для начала я приведу отрывок только из первого пункта:

«Каждый сын должен спросить себя: «Какие травмы были у моего отца? Чем он пожертвовал (если эта жертва имела место) ради меня и других? На что он надеялся и о чем мечтал? Воплотил ли он в жизнь свои мечты? Был ли он эмоционально свободен, чтобы жить такой жизнью? Жил ли он своей жизнью или по заповедям Сатурна? Как его отец и его культура мешали его странствию? Что мне хотелось бы узнать от него о его жизни и его истории? Что мне бы хотелось узнать от него о том, что значит быть мужчиной? Пробовал ли отец отвечать на такие вопросы, но внутри себя, не для посторонних? Приходилось ли ему вообще когда-либо их задавать? В чем заключается непрожитая жизнь моего отца, и, может быть, я в той или иной мере проживаю ее за него?»

Таковы в основном вопросы одного поколения к другому, которые вслух не проговариваются. Если их сознательно не задают вслух, значит, ответы на них были бессознательно прожиты внутри, зачастую вызывая травму.

Когда мы задаем такие вопросы, даже если отец умер, у нас больше шансов избежать его идеализации или обесценивания. Он превращается в мужчину, больше похожего на нас самих, на брата, который прошел через такие же испытания. Тогда даже в случае серьезной травмы мы, скорее всего, будем относиться к нему с сочувствием. Если нами овладеет ненависть, мы сохраним связь с источником нашей травмы.Если мы лучше поймем своих отцов с точки зрения взрослого человека, мы скорее сможем стать отцами для самих себя».

Холлис также предлагает искать учителей, учить других, ценить настоящую мужскую дружбу.  Главное отличие – в мотивации. Строить дом, растить сына, добиваться успеха – ради чего все это? Ради того, чтобы доказывать всему миру, что я на самом деле мужчина? В таком случае вы еще «под бременем Сатурна». 

Пытаясь освободить мужчин от «долженствований», Холлис все-таки один раз употребляет фразу «все мужчины должны».

«Внешняя власть может возникнуть только на основе внутреннего авторитета. Это истину должны познать на практике все мужчины».опубликовано 

 

Автор: Влад Головин

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: fathersclub.com.ua/hollis_book2/