Китайская мама: секреты воспитания

Поделиться



Как воспитывают своих детей китайские мамы

Многие люди удивляются, почему у китайских родителей вырастают такие одинаково успешные и одаренные дети?

Они удивляются, как эти родители воспитывают такое большое число гениальных юных математиков и гениальных юных музыкантов, как устроена жизнь в их семьях, и можно ли использовать этот опыт.

Я могу рассказать об этом. Я это сделала.





 

Вот, например, список вещей, которые были всегда запрещены моим дочерям, Софии и Луизе:

— ночевать не дома;
— ходить на школьные праздники;
— участвовать в школьных спектаклях;
— ныть, что их не взяли в школьный спектакль;
— смотреть телевизор и играть в компьютерные игры;
— выбирать самостоятельно, чем заниматься во внешкольное время;
— получать любые отметки, кроме высшей;
— не быть лучшей ученицей в классе по любому предмету, кроме физической подготовки и драматического искусства;
— играть на каком-либо музыкальном инструменте, кроме фортепиано и скрипки;
— не играть на фортепиано или скрипке.

Китайские мамы

Я понимаю термин «китайская мама» расширенно. Мне знакомы некоторые корейские, индийские, ямайские, ирландские и ганские родители, попадающие под определение.

Я знаю некоторых матерей китайского происхождения, но практически всегда родившихся на Западе, которые не китайские мамы, по собственному выбору или нет.

Я также использую термин «западные родители» расширенно.

Западные родители бывают разных видов.

Даже те западные родители, которые думают, что они строги, и рядом не стояли с китайскими матерями. У меня есть знакомая западная пара, считающая себя строгими родителями, так как заставляют детей заниматься музыкой 30 минут каждый день. Час — это максимум. Для китайской мамы час — это ерунда. Вот два или три — это строго.

Можно проявлять брезгливость по поводу культурных стереотипов, но существуют тонны книг, в которых указывается на заметные различия между китайцами и уроженцами Запада в вопросах воспитания детей.

В одном исследовании, в котором участвовало 50 западных американских матерей и 48 матерей из семей китайских иммигрантов, почти 70% западных матерей заявили, что «требовать от детей достижений в учебе — дурно» и что родители должны укреплять детей в мысли, что «учение должно быть в радость».

По контрасту, среди китайских матерей те же самые мысли были у 0%. Вместо этого подавляющее большинство китайских матерей заявили, что они считают, что их дети способны быть «лучшими» учениками, что «академическая успеваемость — показатель успешного воспитания в семье», и если дети не учатся на одни пятерки, то это «проблема» и показатель того, что родители «не выполняют свои обязанности».

Другие исследования показывают, что по сравнению с западными родителями китайские родители тратят примерно в десять раз больше времени на то, чтобы делать вместе с детьми школьные задания. По контрасту, западные дети с большей вероятностью являются участниками школьных спортивных команд.



 

Китайская стратегия

Китайские родители думают, что никакого удовольствия нет в том, в чем ты не достиг успеха.

Чтобы научиться чему-нибудь, нужно этим заниматься, а сами дети никогда не хотят ничего делать, поэтому существенно, чтобы родители решали, что им делать.

Это часто требует силы духа со стороны родителей, потому что ребенок будет сопротивляться.

Особенно сложно, когда начинаешь, поэтому западные родители как правило сдаются сразу.

Но если все сделано правильно, китайская стратегия срабатывает — получается благотворный замкнутый круг. 

Настойчивая практика, практика и еще раз практика очень важны для достижения высокой квалификации; механическое повторение в Америке принято недооценивать. Как только ребенок начинает добиваться успехов в чем-то — будь это математика, фортепиано, бейсбол или балет - он или она получает похвалы, восхищение и удовлетворение. Это укрепляет в нем чувство уверенности, и ребенку начинает нравиться заниматься тем, что когда-то не доставляло удовольствия. Доверие и делает веселой невеселую прежде деятельность. Это, в свою очередь облегчает задачу родителей, которым нужно, чтобы ребенок работал еще больше.

Как не чувствовать себя «мусором»

Китайским родителям может сойти с рук то, что западным родителям не сойдет.

Однажды, когда я была молода — может быть, и не однажды, — я как-то повела себя крайне неуважительно по отношению к матери. За это отец сердито назвал меня «мусором» на нашем родном хоккиенском диалекте. Это сработало. Я чувствовала себя ужасно, и мне было очень стыдно за свое поведение. Но это не повредило моему самолюбию или чему-то еще. Я прекрасно знала, какого высокого он обо мне мнения. Я, разумеется, не подумала, что я никуда не гожусь, и не чувствовала себя куском мусора.

Став взрослой, я однажды поступила также по отношению к Софии, назвав ее мусором по-английски, когда она повела себя крайне неуважительно по отношению ко мне. Когда я однажды рассказала об этом в гостях, меня немедленно подвергли остракизму. Гостья по имени Марси так расстроилась, что расплакалась и вынуждена была уйти раньше времени.

Моя подруга Сьюзен, хозяйка дома, попыталась реабилитировать меня перед остальными гостями. Дело в том, что китайские родители могут показаться невообразимыми, в том числе даже с юридической точки зрения, жителям Запада. Китайские мамы могут говорить своим дочерям: «Эй, жирная, тебе стоит сбросить вес».

В отличие от них западные родители начинают миндальничать, когда возникает подобный вопрос, употреблять термин «здоровье» и ни в коем случае не упоминать слово на букву «ж», но, тем не менее, детей все равно приходится показывать врачу в связи с нарушением режима питания и отрицательной самооценкой. (Я однажды слышала как западной отец поднимал тост за свою взрослую дочь и назвал ее «красивой и невероятно компетентной». Позже она сказала мне, что в этот момент чувствовала себя мусором.)

Китайские родители могут потребовать от детей получать только пятерки. Западные родители могут лишь просить своих детей пытаться учиться получше.

Китайские родители могут сказать: «Ты ленив. Все твои одноклассники тебя обгоняют». По контрасту, западные родители должны бороться с собственными противоречивые чувствами по поводу жизненных достижений и пытаться убедить себя, что их не разочаровывает то, каких успехов добились их дети.

Почему китайским родителям все сходит с рук

Я долго думала над тем, почему китайским родителям сходит с рук то, что они делают. Я полагаю, что есть три существенных различия между китайским и западным образом родительских мыслей.

Во-первых, я заметила, что западные родители крайне обеспокоены чувством собственного достоинства у своих детей. Они беспокоятся о том, как их дети будут чувствовать себя, если в чем-то потерпят неудачу и постоянно пытаются убедить своих детей в том, как они хороши, несмотря на посредственные отметки или неудачное выступление на концерте. Иными словами, западные родители обеспокоены психическим состоянием своих детей.

Китайские родители — нет. Они ценят силу, а не слабость, и в результате ведут себя по-другому.

Например, если ребенок приносит из школы полученную на экзамене «пять с минусом», западный родитель, скорее всего, похвалит ребенка. Китайская мать будет хватать воздух ртом от ужаса и спрашивать, что было не так.

Если ребенок приносит домой «четверку», некоторые западные родители все равно его похвалят. Другие западные родители попросят ребенка присесть на минуточку и выразят свое неодобрение, но крайне осторожно, чтобы ребенок не почувствовал себя ущемленным или неудачником, но не станут говорить слов «тупица», «бездельник» и «позор». В частном разговоре западные родители могут пожаловаться, что их ребенок плохо сдал экзамены или у него нет способностей к чему-то или что-то не так с учебной программой и, возможно, школой. Если отметки ребенка не улучшатся, они могут в крайнем случае встретиться с директором школы, чтобы поинтересоваться тем, как преподается предмет, или поставить под сомнение способности учителя.

Если китайский ребенок получит «четверку» (а такого никогда не произойдет) — сначала будет взрыв, с криками и вырыванием волос. Потом несчастная китайская мать найдет десяток, а лучше сотню тестовых заданий по этому предмету и будет заниматься ими с ребенком до тех пор, пока не почувствует, что тот точно получит «пятерку».

Китайские родители требуют отличных отметок, поскольку считают, что их ребенок в состоянии их заработать. Если ребенку их не ставят, китайские родители предполагают, что это потому, что ребенок не хочет как следует трудиться. Вот почему способ борьбы с неуспеваемостью всегда один — задеть, наказать и пристыдить ребенка.

Китайские родители считают, что их ребенок достаточно силен, чтобы пережить осуждение и в результате стать лучше (и когда китайские дети добиваются отличных результатов, дома разливаются потоки родительской похвалы, раздувающей самомнение).

Во-вторых, китайские родители считают, что их дети обязаны им всем. Причина этого явления не до конца ясна, но, вероятно, это сочетание конфуцианской сыновней почтительности и того факта, что родители пожертвовали многим и сделали многое для своих детей. (И это правда, что китайские матери вкалывают как проклятые, тратя длинные изнурительные часы на то, чтобы персонально учить, тренировать и допрашивать своих детей, шпионить за ними). Во всяком случае, принято считать, что китайские дети должны тратить свою жизнь на погашение долга перед родителями, повинуясь им, и давая им поводы для гордости.

По контрасту, я не думаю, что большинство жителей Запада придерживаются той же точки зрения — что дети обязаны им всем. Мой муж, Джед, на самом деле думает прямо противоположное. «Дети не выбирают родителей, — однажды сказал он мне. — Они даже не могут выбрать, родиться им или нет. Это родители навязывают свой образ жизни детям, так что обязанность родителей — их обеспечивать. Дети не обязаны своим родителям ничем. Они будут обязаны своим собственных детям». Мне кажется, что западные родители заключили невыгодную сделку.

В-третьих, китайские родители считают, что им лучше знать, что нужно их детям, поэтому они заставляют детей вести себя в соответствии со своими собственными желаниями и предпочтениями. Именно поэтому китайские дочери не могут заводить бойфрендов в колледже, а китайские дети не ходят в походы с ночевкой. Это также объясняет, почему ни один китайский ребенок никогда не осмелится сказать своей матери: «Я получил роль в школьном спектакле! Я — шестой крестьянин. Мне придется оставаться после школы на репетиции каждый день с трех до семи, и нужно будет ездить в школу по выходным». И помоги бог тому китайскому ребенку, который рискнет сделать что-либо подобное.

Не поймите меня неправильно. Все сказанное не означает, что китайские родители не заботятся о своих детях. Как раз наоборот. Они отдадут все ради детей. Это просто совершенно другая родительская модель.





Секрет «Маленького белого ослика»

Вот история в поддержку принуждения в китайском стиле. Лулу было около семи, она играла на двух музыкальных инструментах, и работала над произведением для фортепиано под названием «Маленький белый ослик» французского композитора Жака Ибера. Очень милая вещица. Представьте ослика, бредущего по проселочной дороге с хозяином на спине. Но вещь эта крайне сложна для начинающих музыкантов, потому что левая и правая рука должны играть в шизофренически разных ритмах.

У Лулу этого не получалось. Мы работали над этим без остановок в течение недели, тренируя каждую руку отдельно, снова и снова. Но всякий раз, когда мы пытались играть в две руки, одна сбивалась в ритм другой, и все разваливалось.

Наконец, за день до урока музыки, Лулу раздраженно заявила, что ей надоела и она сваливает.
— Вернись к фортепиано, — приказала я.
— Ты не можешь меня заставить.
— Разумеется, могу.

Вернувшись за фортепиано, Лулу решила мне отомстить. Она била-колотила по клавишам, схватила партитуру и порвала ее в клочья.

Я склеила порванное и закатала в пластик, чтобы ее нельзя было больше уничтожить. Затем я отнесла кукольный домик Лулу в машину и сказала ей, что буду жертвовать его Армии спасения по частям, если она не научится идеально играть «Маленького беленького ослика» к завтрашнему дню.

Тогда Лулу ответила: «Я думала, что ты собираешься в Армию спасения, почему ты еще здесь?». Я угрожала оставить ее без обеда, без ужина, без подарков на Рождество и Хануку, а также на день рождения в течение ближайших в течение двух, трех, четырех лет. Когда она продолжала играть неправильно, я сказала ей, что она нарочно доводит себя до исступления, так как тайно боится, что у нее не получится. Я потребовала от нее, чтобы она перестала лениться, трусить, потворствовать собственным слабостям и жалеть себя.

Джед меня отозвал в сторону. Он сказал, чтобы я перестала оскорблять Лулу (чего я не делала, я просто ее мотивировала) и что он не думает, что угрозы пойдут Лулу на пользу. Кроме того, сказал он, может быть, Лулу действительно просто не в состоянии освоить технику игры, может быть, у нее плохо с координацией — думала ли я об этом?

— Ты просто не веришь в нее, — обвинила его я.
— Это смешно, — с презрением сказал Джед. — Конечно, верю.
— София играла эту вещь в ее возрасте.
— Но Лулу и София — разные люди, — указал Джед.
— О, нет, только не это, — я закатила глаза. — Каждый человек необычен своим необычным образом, — спародировала я, — Даже у проигравших есть свой собственный путь. Ну, не волнуйтесь, вам не нужно будет и пальцем пошевелить. Я собираюсь заниматься этим столько, сколько потребуется, и я рада быть тем родителем, которого ненавидят. А ты можешь быть тем, кого они обожают, потому что ты печешь им блинчики и берешь их на стадион, когда играют Yankees.

Я засучила рукава и вернулась к Лулу. Я использовала все возможное оружие и любую тактику, которую смогла придумать. Мы работали от обеда до ночи, и я не позволяла Лулу вставать из-за пианино, даже чтобы попить воды или сходить в туалет. Дом стал зоной военных действий, и я сорвала голос, но прогресса все не было, и даже у меня появились сомнения.

И вдруг нежданно-негаданно Лулу это сделала. Ее руки вдруг собрались вместе, ее правая и левая рука стали совершенно невозмутимо играть по отдельности. Лулу поняла все одновременно со мной. У меня перехватило дыхание. Она попробовала еще раз. Затем стала играть все увереннее и быстрее, продолжая держать ритм: «Мама, смотри, это просто!» После этого она играла эту вещь много раз подряд и не хотела вставать из-за фортепиано.

В ту ночь она пришла, чтобы спать в моей постели, и мы прижались друг к другу и обнялись. Когда она играла «Маленького белого ослика» на концерте несколько недель спустя, родители подходили ко мне и говорили: «Как прекрасно у Лулу получается — с такой страстью, так в ее духе».

Даже Джед признал мои заслуги.

Западные родители слишком беспокоятся о чувстве собственного достоинства своих детей. Но одна из худших вещей, которую вы как родитель можете сделать для самооценки вашего ребенка, это позволить ему сдаться. С другой стороны, нет ничего лучше для укрепления доверия, чем обучения его такому, что он считал для себя невозможным.

Все родители хотят одного и того же

Существуют книги, которые изображают азиатских матерей черствыми интриганками, равнодушными к истинным интересам своих детей.

Со своей стороны, многие китайцы тайно считают, что они проявляют больше заботы о детях и готовы пожертвовать для них большим, чем западные родители, которых, кажется, вполне устраивает, что у их детей все выходит плохо.

Я считаю, что это обоюдное недоразумение. Все порядочные родители хотят своим детям лучшего. У китайцев просто совершенно другое представление о том, как этого добиться.

Западные родители стараются уважать индивидуальность своих детей, поощряя их потакать своим страстям, поддерживая их выбор, а также помогая им во всем и создавая благоприятную окружающую среду. Китайцы же, наоборот, считают, что лучший способ защитить своих детей — подготовить их к будущему, позволив им увидеть на что они способны и вооружив их навыками, привычкой работать и внутренней уверенностью, которую не отнимешь.опубликовано 
 

©Эми Чуа 

Перевод: Алексей Алексеев 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //materinstvo.ru/art/6554

Муж не был авторитетом для сына, но совет доктора Комаровского изменил их отношения. Теперь в семье идиллия!

Поделиться



Моему сыну 8 лет. Когда он был маленьким, мы были не разлей вода, но недавно всё изменилось. В один момент я понял, что я для него больше не авторитет. Он перестал меня слушаться, начал огрызаться и дерзить. Наладить отношения мне помогли советы доктора Комаровского.

Известный педиатр рассказал, как вернуть расположение сына и стать для него примером, не прибегая к давлению. Вот эти 5 полезных советов на заметку любящим папам.





Отношения отца и сына

Советы доктора Комаровского

  1. Папа может

    Многие папы даже не подозревают, насколько важна их роль в воспитании сына. Именно под их влиянием формируется характер, привычки, мировоззрение ребенка. Нельзя расслабляться ни на минуту! Следует понимать, что всё, сделанное или сказанное тобой, будет впитано твоим отпрыском на пользу или во вред. «Для того чтобы привить ребенку уважение к отцу, надо постоянно ставить его в такую ситуацию, когда он будет видеть: папа умнее, папа сильнее, папа может! Папа может такое, чего мне не дано, и папа может меня научить», — советует Евгений Комаровский.



  2. Совместное времяпровождение

    Современные отцы мало времени уделяют детям, оправдывая это утомительной работой, общей усталостью. Если ты действительно много трудишься, то старайся совмещать отцовство и свою деятельность. Часть работы ты можешь брать на дом. Покажи сыну, чем ты занимаешься, возьми его с собой на работу, проведи экскурсию. Доктор Комаровский по этому поводу говорит: «Очень трудно поставить ребенка в такую ситуацию, если папа общается с дитем раз в день, приходя уставший с работы, а тут еще еда и всё остальное… Но очень легко добиться уважения, когда вы с ребенком вместе на рыбалке, когда вы вместе что-то делаете, вместе строите».



  3. Будь лидером

    Пробуди у мальчика желание следовать за тобой, ведь дети учатся на примере родителей. Стань образцом настоящего мужчины, который уважает женщин, ценит семью, стойко переносит неприятности, добивается своих целей. «Трудно быть лидером теоретически. Современный быт мешает нам становиться лидерами», — подчеркивает известный врач.

  4. Проводник в мир мужчин

    Ты должен научить сына мужским вещам, стать для него наставником. Привлекай его к работе по дому, учи водить машину, занимайся с ним спортом. «Поэтому берем ребенка — и вперед: на рыбалку, на природу, заниматься спортом, становиться ПРИ-МЕ-РОМ. Это самое главное!» — советует педиатр.



  5. Играй

    Многие папы пытаются откупиться от ребенка подарками. Мало просто сунуть в руки мальчику дорогую машинку или желанную железную дорогу. Участвуй в детских забавах, не стесняйся окунаться в детство. «Мужчинам очень важно не терять умения играть — не только в бильярд или в карты, но и с собственными детьми», — говорит Евгений Комаровский.



С отличным папой любой ребенок всегда будет чувствовать себя счастливым и уверенным. Эти мудрые советы помогут наладить отношения с ребенком.

Теперь каждый может публиковать статьи

Попробуй это первым! НАПИСАТЬ СТАТЬЮ Автор статьи

Редакция «Сайт» Это настоящая творческая лаборатория! Команда истинных единомышленников, каждый из которых специалист в своем деле, объединенных общей целью: помогать людям. Мы создаем материалы, которыми действительно стоит делиться, а источником неиссякаемого вдохновения служат для нас любимые читатели!

Детские конфликты: право на злость

Поделиться



Ты пострадал и разозлился… Это естественно!

Представьте, что у вас есть ребенок. Если у вас и в самом деле есть ребенок, вам легко это представить.



Теперь представьте, что этот ребенок – мальчик. И учится в третьем классе.
А на днях он играл после уроков с одноклассниками в школьном дворе, и одна девочка попала ему снежком в лицо со всего размаху. А сын ударил ее в ответ палкой. А теперь у девочки синяк, и нога болит, и ее мама хочет с вами обсудить случившееся. Что вы будете переживать?

  • Такая история очень типична: самого разного рода ссоры, стычки и столкновения интересов случаются постоянно.
  • Дети учатся взаимодействовать, а в столкновениях они хотят обращаться к авторитету взрослых.
  • Они хотят перенять опыт – как? Как отстаивать свои интересы, оставаясь при этом в отношениях?
Мама такого мальчика, моя клиентка, пребывала в полнейшей растерянности. Ибо те шаблоны, которые приходили ей в голову, не годились. Ввиду того, что они не решали проблему. А иного выхода ей в голову не приходило. Конструктивного решения проблемы не было.

Думаю, и вы вспомните те же самые шаблоны:

  • подавить своего ребенка, прочитав ему мораль про то, как плохо бить девочек и драться вообще;
  • подавить чужого ребенка, в духе: сама виновата, смотреть надо, куда кидаешь, и вообще надо быть скромной, не кидать снежки по мальчикам:
  • посыпать себе голову пеплом: «Какая же я ужасная мать, какого монстра воспитала»
Все эти шаблоны исходят из идеи, что конфликты недопустимы, и участник конфликта плох и виновен – надо только найти того, кто более виноват и разоблачить его.

А что, если исходить из другой идеи? Что конфликты неизбежны, и задача заключается не в том, чтобы их предотвратить, а в том, чтобы научить ребенка их разрешать?

Девочка в игре нанесла ущерб мальчику – так бывает! Намерения не было, но, тем не менее, ущерб случился. А если ущерб был, то злость мальчика вполне закономерна!

«Ты пострадал, и разозлился… Это естественно. Однако ответ палкой превысил нанесенный ущерб; у девочки теперь болит нога. Видишь, как импульсивное действие, даже кажущееся справедливым, может причинять еще больший ущерб!

Это тебе нужно усвоить как урок: ты можешь злиться, но нужно быть осторожным в ответных реакциях, ибо ты можешь причинить даже большую боль, чем пережил сам….»

Мне думается, ребенок, у которого признали право на злость, услышит, и будет сотрудничать, а не сопротивляться. Его не придется ни стыдить, ни обвинять, ни лишать ответственности за свои действия.

Если мы признаем право ребенка на чувства, он сам способен сделать выводы о том, что отношения – это хрупко, и больше поймет про границы – свои и чужие. И в будущем, разозлившись по праву, скажет о своей злости, и своих границах, остерегаясь действий, разрушающих отношения.  опубликовано 




 

Автор: Вероника Хлебова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.facebook.com/veronika.hlebova.9/posts/10207492760493188

Как не вырастить ребенка неудачником

Поделиться



Когда родители ожидают и требуют от ребенка каких-то успехов и достижений, я советую им внимательно посмотреть вглубь себя и найти истинные мотивы этого желания.

В большинстве случаев, это делается не из его интересов, как кажется на первый взгляд. И даже не из родительских, потому что настоящее чувство любого родителя — это любовь к своему ребёнку, как бы она ни была глубоко спрятана, она есть всегда.





Но чаще всего, на первый план выходит стремление соответствовать ожиданиям социума, оценке других людей. Родители желают гордиться ребенком как своим личным достижением, трофеем. Это символ их качественного родительства, пишет Елена Шегурова специально для эконет.ру. И тут они сами стремятся получить внешнее одобрение, пятёрку за то, что их ребёнок успешен, значит и они успешны.

Если это становится слишком важным, любовь таких родителей становится условной, это любовь ЗА что-то. И это самая большая травма и боль каждого человека, когда он вдруг, в детстве, понимает и видит, что мама или папа любит не его, а его достижения. Но каждому ребенку для нормального развития нужно чтобы его любили не ЗА, а наоборот, ВОПРЕКИ…, не за достижения, а вопреки его ошибкам и неудачам.

Те дети, которые растут в тепле безусловной родительской любви и принятия, независимо от их успехов и достижений в саду и школе, в дальнейшем, вырастают очень сильными, счастливым и успешным людьми. Они способны преодолевать любые трудности, взлеты и падения, снова и снова стремиться и верить в лучшее, потому что внутри них прочный поддерживающий фундамент.

А вот итогом условной любви, становится тот внутренний раненный ребенок, который есть почти в каждом из нас (как знают все, кто так или иначе соприкоснулся с внутренней психологической работой).

Итогом условной любви, любви своего ребенка за достижения, становится его устойчивое чувство неуверенности в себе, ощущения себя недостаточно хорошим и достойным… «ну если я сам по себе, без всяких пятерок, не достоин маминой любви, тогда я точно ничего не достоин».

Итогом такой любви становится внутреннее устойчивое чувство страха ошибки, тревоги, нежелания двигаться вперед.

Таким образом, мы получаем результат прямо противоположный желаемому – мы же хотим видеть ребенка успешным, а получаем неуверенного неудачника, вот такой парадокс.





Да, часто эта травма компенсируется во взрослом возрасте достигаторской моделью поведения. Такой человек из кожи вон лезет всю свою жизнь, доказывая всем снова и снова, что он чего-то стоит. И, возможно, такое рвение даёт неплохой внешний результат.

Однако, внутри такой человек никогда не бывает удовлетворён, не бывает спокоен и счастлив, он не приходит к точке радости за свои достижения. Он снова и снова ходит с протянутой рукой в поиске одобрения и признания от кого-то внешнего.

Никогда не забывайте, что родительская любовь и принятие ребёнка любым, таким, как он есть, без фильтра оценки его достижений – это та энергия, которая заряжает батарейку настоящего успеха, счастья и силы вашего ребенка на всю жизнь.
 

©Елена Шегурова, специально для 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: /users/332765

Катерина Мурашова: Как перестать раздражаться и начать дружить со своим ребенком

Поделиться



Как уложить детей спать без крика, правила поведения при истериках, как быть, если бабушка критикует маму, и что делать, если вы срываетесь на ребенка?

Психолог Катерина Мурашова ответила на вопросы родителей, заданные во время лекции «Как перестать раздражаться и начать дружить со своим ребенком».





— Все психологи, которых я до этого слышала, говорят, что надо радоваться детским рисункам, а вы считаете, что можно и нет. Когда и как можно перестать радоваться? И когда рассказать ребенку, что мне нравится на самом деле?

Сразу! Американцы проводили исследование, где выяснили, что ребенок способен считывать эмоциональное состояние матери и изменять свое настроение под «прочитанное» через 4 часа после рождения! Представляете, новорожденный ребенок считывает каким-то образом наши эмоции!

Ребенку не нужны фальшивые чувства: «Ах, молодец, какой хороший рисуночек», если вам уже эти рисуночки вот где. Вы же живой человек, есть вещи, которые вам реально нравятся. Если вы приходите с работы и ребенок приносит вам тапки – вам же это приятно! Ну так объясните ему это, дайте ему положительную обратную связь на принос тапок. У нас ребенок может говорить на трех языках и брать интегралы, при этом детей почти не учат тому, что мы называем эмоциональной жизнью.

— Вопрос: Я та самая «мама-утка», о которой Вы говорили – мама, которая ведет ребенка за собой. Но у меня есть проблема — бабушка и дедушка. Они общаются с ребенком неправильно, как мне кажется — ребенок их «ведет», а не наоборот. Не будет ли ребенок воспринимать такие неправильные отношения как норму?

Если вы не живете вместе с бабушкой и дедушкой, то ничего страшного. Вы делаете все, как считаете нужным, у вас стоят границы, есть свои правила. Когда ребенок попадает в поле бабушек-дедушек – там все меняется, но это абсолютно не страшно. Если они вас критикуют, вы с ними не спорьте! Пусть они делают, как они хотят, а вы продолжайте гнуть свою линию.

Если у вас жизнь устроена так, что бабушка приходит, когда вас нет, ребенок научится переключаться. Так же как с садиком, в садике же совсем другие правила, чем дома, но ребенок легко переключается. Главное – будьте последовательны. Ребенок должен точно знать – мама это разрешает, это запрещает и всегда вот так. С бабушкой может быть совершенно по-другому, это нормально. А как норму он усвоит то, что дают родители, однозначно.





— А если несогласие не между мамой и бабушкой, а между мамой и папой?

Вот это уже совсем другая история. Когда мама и папа не согласны – это совсем не то что мама и бабушка. Если мама говорит одно, а папа другое — это отражается на нервной системе ребенка. Во-первых, у него не устанавливаются границы. Во-вторых, он исчерпывает этим самым свои ресурсы, свой адаптационный механизм. Если мама говорит «не дам», а папа – «дай ему, лишь бы замолчал» – это неправильно. Надо пробовать договариваться. Там, где возможен компромисс – ищем компромисс.

Пример: мама прочитала, что если дети рисуют на стенах, это раскрепощает их индивидуальность. Она рассказала об этом детям и даже краски уже купила. А потом оказалось, что папа против. Что сказать детям? Компромисс может быть такой. Папа говорит маме: «Вот тебе одна стена и обои на ней переклеиваешь ты сама». Детям мама с папой говорят так: «Вот стена, на ней можно рисовать». Попробуют ли дети рисовать на других стенах? Конечно! Но мама и папа в едином порыве наедут на них танком. А если стена вовремя не переклеена, то папа наедет на маму.

Если компромисс не успели найти, а кто-то из родителей уже запретил или разрешил — что делать? Кто первый встал, того и тапки. То есть вы соглашаетесь с решением первого родителя, а вечером пытаетесь вместе выработать общую позицию.

— Кто к кому должен приспосабливаться все-таки? Вы говорите, что ребенок должен приспосабливаться к тому миру, куда он попал. Но вот, допустим, мама до беременности вела такой образ жизни, в который ребенка никак не впишешь. А когда родился ребенок, мама меняет свою жизнь, то есть все-таки это она приспосабливается к ребенку?

Да что вы, ребенка можно везде вписать! Когда я была молодой, я работала в цирке-шапито. Ничего более удивительного, чем цирковые люди, я не видела. Цирковые дети выходят на арену в четыре года, они совсем по-другому воспринимают физическую боль, они очень мало используют слова «пожалуйста» и «спасибо». Я вообще не видела там никакого воспитания в обычном понимании. Жизнь циркача делится на три части – сон, репетиции и выступление. Все. Несмотря на это все, из таких детей вырастают абсолютно нормальные люди. Знаете, почему? Потому что они видят очень много увлеченных своей профессией людей.

Нет, нет, все осталось, как и было – ребенок приходит в этот мир не представляя, куда он попал и ему предстоит приспособиться к тому, что там окажется.





— Я много работаю по вечерам. Моему старшему ребенку 10 лет и он часто остается с младшими, 8 и 6 лет. Он может все – приготовить поесть, помыть посуду и так далее. Но недавно он написал мне записку: «Мама, у нас все хорошо, но нам тебя стало в последнее время очень не хватать». Это тревожный сигнал?

Это не тревожный, но сигнал. И вы должны показать, что вы его услышали. Но в первую очередь покажите своему ребенку, как вы его цените. То, что вы любите, это понятно. Обязательно скажите ему, что вы цените то, что он для вас делает. Потому что он не обязан сидеть с детьми вообще-то. Второе – покажите ему, что вы услышали конкретно этот сигнал. «Ты написал — я тебя услышала. Я буду думать, что я могу». А потом, когда вы подумаете, скажите, что вы решили — к примеру, посмотреть с ним вдвоем фильм какой-то, без маленьких. Для детей очень важно, чтобы мы констатировали, что мы слышим их послание. «Я слышу тебя, я думаю, что могу сделать и вот что я решила – это и это». А что конкретно вы решите – это уже на ваше усмотрение.

— У меня два мальчика, 5 и 7 лет, и в последнее время они слышат только мой крик. Их почти невозможно уложить спать, они могут до двух часов ночи не ложиться — играть, смотреть телевизор. А мы с женой сами хотим отдохнуть вечером. Когда я говорю им спокойно, что пора спать, они меня вообще не слышат. А кричать я больше не хочу. Как быть?

Эксперименты на детях разрешены! Вы им говорите: «Теперь у нас будет так, так и так. Телевизор только до 9, потом все». Не надо говорить «нельзя». «Нельзя» вызывает взрыв возмущения. А надо сказать: «Будет вот так». Это очень хорошо воспринимается.

Говорите так: «Ребят, я бы хотел, чтобы вы легли. Но ловить вас и придавливать к подушке не буду. Орать как сумасшедший тоже не хочу. Давайте эксперимент. В девять у вас все закончилось, можете прийти сказать спокойной ночи и все. Вы ложитесь, а мы с мамой будем фильм смотреть». Если они забегают к вам в комнату, включайте взрослого: «Вон»! А у себя в комнате пусть играют.

Через две недели заметите существенные улучшения. Главное – держитесь твердо своей линии. Если они один раз вас сделают, то придется начинать все сначала. Если две недели родители выдерживают, результаты есть всегда, в ста процентах, проверено 25-летним стажем.

— А что делать, если я что-то запрещаю, а ребенок в ответ начинает истерику?

Имеет право, конечно. Надо сказать: «Я тебе сочувствую, но этого ты не получишь». И дальше вы говорите ребенку, что и как сейчас будет: «Сейчас я тебя умою и уложу спать или сейчас я пойду попью чай». Главное, если вы уже сказали «нет», то добиться этой вещи ребенок не может ничем. Если вы сомневаетесь, что вы выдержите, тогда лучше даже не начинать все это. Но если вы уже сказали не дам – что хотите делайте, но не давайте.

Мне часто говорят мамы: «Ну вот я держалась, держалась, он час орал, два и я не выдержала и дала». Вот тут у меня не сходится с логикой. Если в конце концов эта вещь оказалась у ребенка, значит, она не была опасной для жизни? Значит, ее вообще-то можно было дать? Тогда зачем было ребенку нервы трепать, почему было не дать сразу?

То есть правило такое – если хоть столечко можно – дайте.

Если вы в себе не уверены – не надо запрещать. Ну уж если вы сказали «нет», то это должно быть «нет».

— У меня детям 11 и 13 лет. Я их воспитывала, как теперь понимаю, абсолютно неправильно. Сейчас наша жизнь, взрослых, подстроена под их жизнь, а не наоборот. В таком возрасте еще что-то можно сделать?

Отличный возраст для перестройки, причем на высоком уровне! Вы им говорите: «Дети! Вы у меня взрослые, прекрасные и замечательные. Теперь я, наконец, перехожу к своей жизни! Я давно об этом мечтала». И потом вы говорите, как оно будет дальше: «По вечерам я буду принимать ванну, раз в неделю ходить в филармонию, уроки с тобой, старший, делать больше не буду, мне они надоели».

Но прежде чем выйти к детям с таким заявлением, взвесьте очень хорошо свою волю – будете ли вы сами соблюдать то, что сказали.

— Моим детям 14, 10 и 7 лет. Дети разные и правила для них тоже разные. Как объяснить младшим детям, что им нельзя то, что можно старшему?

Да, конечно, старший — он и есть старший. Младшим надо просто сказать, что да, вы не доросли еще. Для разных детей разные правила — это нормально.

— В каком возрасте ребенок начинает хотеть больше свободы и захочет пересмотреть «договор» с родителями?

Это очень индивидуально. Бывает и в 11 лет, а бывает в 15 еще нет. Дети начинают «дергать» достаточно отчетливо. Внимательные родители это дерганье улавливают, его ни с чем не спутаешь. Но некоторые родители вместо того, чтобы немного отпустить ребенка, начинают, наоборот, ужесточать правила. Это от испуга, потому что это значит, что у родителя скоро станет на одного ребенка меньше.

А ребенок в ответ на ужесточение, конечно, упирается. Ну и здравствуй подростковый кризис во всей его красе.

— Я сильная и даже авторитарная мать. Муж считает, что так я ребенка могу передавить, и он вообще откажется принимать решения. Не вырастет ли ребенок несамостоятельным?

Вы уже для себя поняли этот момент, что есть опасность передавить. Отлично, это уже половина дела. Когда ваш ребенок подойдет к предподростковому возрасту, вы говорите ему: «Если что, ты постучись! Я буду готова пересмотреть наш договор, несмотря на всю свою авторитарность».

— Делать или не делать уроки с ребенком? И в какой момент можно уже перестать?

А как хотите! Я из того поколения, когда было не принято делать уроки с детьми. Сейчас, наоборот, принято. Но как тогда были те, кто делал уроки с детьми, так и сейчас есть те, кто не делает. Так что ориентируйтесь на себя. Делаете ли вы или не делаете уроки – никто вам не указ!





— У меня маленькая дочка, и я иногда на нее сильно раздражаюсь. А потом переживаю, мне становится стыдно за себя и жалко ребенка. Получается очень непоследовательно – девочка видит, что мама сначала злая, а потом бросается ее обнимать.

Раздражение — это нормально. Отрицательные эмоции — это так же естественно, как и положительные. Мы показываем ребенку весь мир, а не только его часть. Ребенку не нужна вечно улыбающаяся крокодильской улыбкой мама. Если вы пришли с работы на взводе, скажите ребенку: «Я сейчас злая, как собака, ко мне лучше не подходить. Подожди, я сейчас схожу в ванну, выпью кофе и будет лучше». И ребенок получает один из важнейших уроков – умение различать, в каком люди состоянии. А когда все слишком толерантны и политкорректны, ребенок не понимает, какую реакцию на самом деле вызывают у окружающих его слова и поступки. Мы не учим этому детей, а это не менее важно, чем английский и большой теннис.

— Я бабушка и ко мне привозят внука на выходные. Иногда ребенок начинает истерику: «Хочу к маме!» Я уже что только не пробовала – и отвлечь, и котят показать – не помогает. Надо отвезти его к маме?

Нет, конечно! Вы объясняете ребенку, что мама сейчас не появится и дальше говорите ему, как оно будет: «Я сейчас отведу тебя в ванную и умою тебе личико» или «Я буду сейчас тебя укладывать» или все что угодно. То есть вы говорите ребенку, что вы сейчас предпримите и предпринимаете то, что считаете нужным. И это не уговоры! Вы сообщаете ему как дальше будут развиваться события. Ребенок должен понять, что вы владеете ситуацией. Что ничего нельзя выцыганить — если не маму, так котят. Трехлетнему ребенку не важно, что будет завтра. Ему важно, что будет прямо сейчас. «Будет так!», — говорите вы.опубликовано

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: ezhikezhik.ru/reviews/rebenku-ne-nuzny-fal-sivye-cuvstva-ah-molodec-kakoj-horosij-risunocek-esli-vam-uze-eti-risunocki-vot-gde

Свобода от воспитания

Поделиться



Почему словосочетание «воспитываю ребенка» существует только в русском языке?

Например, фраза «я воспитываю ребенка одна» на многих языках будет звучать как «я ращу ребенка одна».

Какая пропасть между этими понятиями! В первом случае я формирую, меняю, вдалбливаю, одним словом, стремлюсь привести человека к какой-то определенной модели. Во-втором — просто ращу. Помогаю, питаю, создаю условия для роста, наблюдая за процессом.





На первый взгляд постановка вопроса просто абсурдна:как же так? Не может же человек просто расти как сорняк? Тут и дают себя знать все наши застарелые (и не очень )страхи. «Он так и останется неучем! Вырастет дворником (или проституткой, в зависимости от пола). Он не научится есть вилкой! Она так и будет писать в штаны! Он никогда не прочтет Достоевского (Бальзака, Тургенева, Сэлинджера и пр.)!» Ну и так далее — каждому знакомо. Так ли это?

Удивительным образом практически любой человек не писает в штаны просто потому, что это чертовски неудобно и неприятно, а также потому, что его мама и папа поступают иначе. Можно замучить человека и отдрессировать его так, чтобы уже в год гордиться писаньем в горшок, однако в два он гарантировано начнет делать это сам. По вышеуказанным причинам.

Можно каждый раз за едой портить настроение ребенку и самому себе, запиливая его: «Ешь, как тебя учили». Но если мы сами едим «как учили», он обязательно будет поступать так же, ведь так принято! Отчего-то в случае влияния «плохих друзей» наша вера в пример огромна, в собственном же случае мы часто считаем, что обязательно нужно «пилить».

Когда мы «даем указания», в первую очередь страдаем мы сами — от того, что они не выполняются, от жалости к любимому, от неумения точно сформулировать мысль, от неумения справиться с ситуацией, от тщетности происходящего и так далее. Оправдывается весь этот перманентный кошмар тем, что иначе наш родительский долг не будет выполнен (с известными уточнениями, типа: не станет достойным членом общества, бабушка будет огорчена, учительница меня отругает и пр.)

Замученные необходимостью воспитывать, мы и сами часто не замечаем, что процессом воспитания полностью заменен процесс общения, что радость от нахождения в отношениях любви с дорогим человеком куда-то давно улетучилась вследствие необходимости «держать руку на пульсе». На помощь приходит принцип, многократно использованный целыми поколениями родителей, «вырастет — поймет и будет благодарен».

Да, так и правда бывает. Иногда в зрелости нам может пригодиться то, что в нас вдолбили в детстве. Процентов пять. А остальное? Да, прекрасно в компании друзей сыграть на рояле. Сколько вас, играющих, отзовитесь! А скольких учили? Ценой отношений, вопреки желанию и интересу, вместо столького действительно важного и интересного, что проносилось мимо. Да, есть и такие, кто научился и играет до сих пор. Сам грешен. Однако вопрос цены у большинства (проверено) по-прежнему не закрыт. И если бы только это…

Большинство событий в жизни человека происходят не благодаря, а вопреки так называемому  воспитанию. Наши дети открывают мир, меняют мнение, влюбляются, интересуются самыми разными явлениями под воздействием целого ряда факторов. А главное — потому что они ТАКИЕ! Как жалко пропустить самое интересное в жизни (наших детей) вследствие вдолбленного нам правила постоянно управлять. Так многое проходит мимо из-за того, что мы вынуждены играть роль воспитателя вместо того, чтобы просто любить.

Понятно желание родителей научить, оградить, помочь. Но наш шанс быть услышанными и передать дорогую нашему сердцу модель поведения ребенку повышается в десятки, если не в сотни раз, если у него нет сомнений, что рядом друг. Не постоянно оценивающий поведение надсмотрщик, а именно друг, близкий и открытый.

Растить — значит не отказывать себе в огромном удовольствии наблюдать за процессом. Видеть то, что подарено судьбой только родителям — когда что-то, что совершенно точно создано тобой, в любви и счастьи, меняется, растет, познает мир. Когда воспитываешь, приходится постоянно оценивать и можно с легкостью не заметить происходящие в человеке перемены, его склонности, его новые черты, его самого, наконец.

Тем более оттенки отношений. Как просто мы можем испортить прекрасный день, сделав замечание, от которого ничто не поменялось — только наше общее настроение. Как легко унизить человека, даже не желая, сказав ему сквозь зубы «я столько раз тебе говорил». О «воспитании» на людях даже и упоминать не стоит.





Из этого капкана вырваться очень трудно. Нам кажется, что он все делает специально, что он просто тупой, что он нас позорит (снова эго!). Мы становимся заложниками созданной нами самими необходимости постоянно воспитывать. О какой уж тут радости может идти речь. Ребенок навсегда превращается в объект наших опытов.

Мы продолжаем воспроизводить себе подобных и угрюмо говорим себе в один прекрасный день: вот они — неблагодарные дети. Именно так возникает формула «Я жизнь тебе отдал, а ты…»с непременным ответом «А я тебя не просил».

Именно так мы все больше и больше загоняем самих себя в прокрустово ложе отношений «субъект-объект» вместо радости общения с любимым человеком.Живой радости, когда случаются и подъемы, и падения, и конфликты, и совместные успехи, когда бывает, что нужно отдохнуть друг от друга, а бывает, что не расстаться ни за что. Растить — родительская свобода и радость, воспитывать — родительская тюрьма. Может, пойдем на волю? опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © econet



Источник: fathersclub.com.ua/svoboda-ot-vospitaniya-neformalnaya-p/

Почему взрослые дети не уважают своих родителей

Поделиться



Уважение детей к родителям и старшим является самой важной из семи добродетелей. «Почитай отца твоего и мать…» (помните?). Если ребенок не уважает и не любит своих родителей, то он похож на молодое дерево, у которого нет корней, или на ручей, у которого больше нет источника.

Родители подарили нам жизнь. Трудно описать, какие усилия они приложили, чтобы вырастить нас такими, какие мы есть.





Чего же ожидают родители в ответ? Им необходимо внимание, забота, в идеале любовь, но прежде всего уважение (таким образом, ребенок показывает им свою благодарность).

Посмотрим значение слова «уважение»:

Уважение – это чувство почтения, отношение, основанное на признании достоинств, высоких качеств кого-либо, чего-либо. // Признание важности, значимости, ценности; высокая оценка.

А теперь задумаемся, много ли мы наблюдаем семей, где счастливо складывались бы отношения между взрослыми (взрослыми!) детьми и их родителями?

Так уж устроено у людей,

Хотите вы этого, не хотите ли,

Но только родители любят детей

Чуть больше, чем дети своих родителей.

 

Родителям это всегда, признаться,

Обидно и странно. И все же, и все же,

Не надо тут видимо удивляться

И обижаться не надо тоже.

 

Любовь ведь не лавр под кудрявой кущей.

И чувствует в жизни острее тот,

Кто жертвует, действует, отдает,

Короче: дающий, а не берущий.

 

Любя безгранично своих детей,

Родители любят не только их,

Но плюс еще то, что в них было вложено:

Нежность, заботы, труды свои,

С невзгодами выигранные бои,

Всего и назвать даже невозможно!

 

А дети, приняв отеческий труд

И становясь усатыми «детками»,

Уже как должное все берут

И покровительственно зовут

Родителей «стариками» и «предками».

 

Когда же их ласково пожурят,

Напомнив про трудовое содружество,

Дети родителям говорят:

— Не надо товарищи, грустных тирад!

Жалоб поменьше, побольше мужества!

 

Так уж устроено у людей,

Хотите вы этого, не хотите ли,

Но только родители любят детей

Чуть больше, чем дети своих родителей.

 

И все же не стоит детей корить.

Ведь им же не век щебетать на ветках.

Когда-то и им малышей растить,

Все перечувствовать, пережить

И побывать в «стариках» и «предках»!

Эдуард Асадов

Почему так происходит? Когда начинается Эпоха большой нелюбви?

Чаще всего, родители любят своих маленьких детей (особенно, если они послушны) и они отвечают им взаимностью. Даже, если это не так большинство родителей никогда не признаются в своей нелюбви к детям (даже себе). Они терпеливо стараются удовлетворить их потребности. Но, давайте задумаемся, о каких потребностях идет речь?

Чаще всего их забота касается удовлетворения физиологических (в еде и т.д.) потребностей и потребности в безопасности. Уже с потребностью в любви у многих возникают проблемы. Любовь подменяется гиперопекой. Излишняя забота не дает ребенку возможности развиваться, потому что развитие, как известно, может быть лишь на уровне преодоления.

«Ребенок не растение, его нельзя взращивать в парнике, под колпаком собственного влияния» (А. Сорин).

Таким образом, дети лишаются возможности научится доверять себе, растут с убеждением, что от них ничего не зависит. Зачастую такие отношения становятся для детей удушающими, и здесь есть два выхода – бунт и смирение.

Хорошо, если ребенок бунтует. Хуже, если привыкает.





В последнем случае родители навсегда берут ответственность за жизнь своих детей. А ведь чем больше ответственности мы берем за своего ребенка, тем меньше ответственности у него остается. Тем самым мы инфантилизируем его и перегружаем себя. Никому не известно точно, в каком возрасте можно считать, что родители «совсем ни при чем», и будет ли такое когда-нибудь вообще. Поэтому они чувствуют пожизненную ответственность за все, что сделано их детьми. Итак, кто-то, вместо ребёнка (ЗА него) берёт на себя функцию контроля над ним. Зачем тогда ребёнку вырабатывать такое умение у себя? 

Ламарк, аж в 18 веке сказал: «Неиспользуемая функция — атрофируется или дистрофируется». И чем дальше – тем хуже… Маленького ребенка легко контролировать, но дети растут. И чем меньше возможностей у родителей принимать непосредственное участие в жизни детей, тем больше их тревога из-за ощущения невозможности «пилотировать» их полет (ведь они и только они отвечают за результат!), и тем больше желание критиковать и запрещать – как попытка вернуть себе контроль. Вот и получается, что в большинстве случаев, когда дети ждут от родителей поддержки в своем становлении, родители больше тормозят их, чем помогают развиваться. Ребёнок вырастает во взрослого, который не имеет адекватного представления о собственных возможностях и не считает себя ответственным за свою жизнь.

Какое будущее ждет родителей таких детей?

 «Все лучшее детям – до их старости? Дети растут, обгоняя доходы родителей?» Г.Малкин

И не нужно потом удивляться тому, что родителям так тяжело живется, а остальным в их окружении ни до чего нет дела! Вы думаете, что дети испытывают к таким родителям благодарность? Как бы ни так.То, что легко дается, обычно мало ценится, если вообще замечается.

Вывод: Не надо брать всю ответственность, нужно взять только свою!

Зачем родителям стремиться контролировать своего ребенка? Затем, что они рассматривают его как продолжение себя… Вы же контролируете свою руку или ногу? Поэтому для многих родителей это странный вопрос. А как обстоят дела с потребностями более высокого уровня? А никак. Можно ли сказать, что родители уважают своих детей? Понимают и ценят их индивидуальность? «Какая глупость» — с возмущением скажут многие родители. За что их уважать? Взрослых мы уважаем за достижения, у детей их нет…» (ой ли)

Много ли реальной теплоты и понимания интересов ребенка в подобных отношениях? Итак, родители (в лучшем случае) любят детей как часть себя… и все… Уважение к индивидуальности в этой системе отсутствует в принципе.

 К чему это приводит?

Элементарное неуважение к личности в детском возрасте (а личность несомненно есть) обычно распространяется и дальше. Собственно, именно в этом и кроется одна из основных причин конфликтов между поколениями. Дети растут, но родители продолжают считать их своей собственностью, бесцеремонно вторгаясь в их личную жизнь.

Какие такие границы? У многих родителей в принципе отсутствует понятие личного пространства.

Как строится их общение? Как правило, по принципу «мама (папа) лучше знает, что тебе надо». Но ведь и по мере взросления детей мама тоже приобретает все больший жизненный опыт – а значит, снова знает лучше.

Родители стараются привить детям свои привычки и взгляды на жизнь. Им больно от того, что дети оказываются не такими, какими они хотят их видеть, поэтому они безжалостно искореняют любое инакомыслие и отличие, как сорняк. Конечно, из добрых побуждений (так им кажется). Они искренне стараются уберечь своих детей от ошибок. Вот только каким путем? Как правило, путем постоянного поиска недостатков и указания на них… Тем самым, они превращают их в неудачников, как в собственных глазах, так и в глазах самих же родителей. «Благими намерениями вымощена дорога в ад»…

Если родитель считает, что ребенок его продолжение, улучшенная копия, то ребенок неизбежно становится заложником родительских амбиций, комплексов, орудием для сведения счетов как с другими людьми, так и с миром в целом. Он «должен» оправдать надежды родителей, достичь того, что не смогли они, вести правильный по их понятиям образ жизни и т.д. На самом деле мы снова имеем дело с неуважением к личности другого, с отказом ему в праве самому решать, как жить. «Окажи родителям чуточку доверия, и они воспользуются им как ломом, чтобы вскрыть тебя и переустроить твою жизнь, лишив ее всякой перспективы»(Дуглас Коупленд) А «против лома, нет приема»…

Родительское тщеславие способно как помочь ребенку – поддержать в достижении результатов на собственном пути и после принести обоснованное чувство гордости за него, так и серьезно осложнить жизнь.

Сценарий в этом случае может развиваться несколькими путями:

1. Успешная реализация предписанного сценария ценой огромных  усилий, дающая-таки родителям возможность гордиться ребенком, но идущая вразрез с его подлинными интересами. При этой схеме страдает сын / дочь.

2. Разочарование родителей по поводу неуспешности жизни сына (дочери), который либо не сумел реализовать предписанный родителями сценарий из-за отсутствия склонностей, либо и не пытался этого сделать. При таком развитии ситуации страдают как родители, так, скорее всего, и их дети. Осознание того, что разочаровал близких людей – более того, родителей (первые и, как правило, самые значимые фигуры в жизни любого человека) – может быть невыносимым грузом.

3. Достижение успеха вопреки желаниям родителей, возможно – реализация антисценария. При этой схеме, даже если жизнь человека складывается успешно и с его, и с общепринятой точек зрения, родительская гордость не имеет каких-либо оснований. Ведь успех достигнут не благодаря, а вопреки родителям и, фактически, служит опровержением их собственных убеждений, ценностей, а в конечном счете, всего их жизненного опыта (т.е. их жизни в целом). Такой вариант развития событий порой благоприятен для самого ребенка, его реализовавшего, но, как правило, не для родителей.

Следует помнить: любой сценарий (хоть прямой, хоть «антисценарий») – это жесткая схема, ограничивающая гибкость, мобильность, адаптивность личности. Если стремление опровергнуть сценарий, предписанный родителями, начинает определять жизнь человека, оно может завести его столь же далеко от его главной задачи – самореализации – как и покорное следование их воле.

Основная задача родителей – создать условия, в которых ребенок постепенно сможет научиться опираться на себя, обращаться к собственным ресурсам и развивать способность самому удовлетворять свои потребности. Главный отличительный признак хорошего родителя — он видит в ребенке человека (личность), а не «материал», из которого можно «вылепить» все, что родитель считает нужным.

К сожалению, многим родителям в голову не приходит, что радость за успех детей, признание их самостоятельности в его достижении и просто уважение к их индивидуальности также могут быть вкладом в создание детьми их собственной уникальной жизни.

А что касается основного орудия воспитательного процесса – критики и указания на ошибки, то «что посеешь, то и пожнешь».

Притча:

«Однажды к мудрецу пришел человек.

— Ты мудрый! Помоги мне! Мне плохо. Моя дочь не понимает меня. Она не слышит меня. Она не говорит со мной. Она жестокая. Зачем ей сердце?

Мудрец сказал:

— Когда ты вернешься домой, напиши ее портрет, отнеси его дочери и молча отдай ей.

На следующий день к мудрецу ворвался разгневанный человек и воскликнул:

— Зачем ты посоветовал мне вчера совершить этот глупый поступок!? Было плохо. А стало еще хуже! Она вернула мне рисунок, полная негодования!

— Что же она сказала тебе? — спросил мудрец.

— Она сказала: «Зачем ты мне это принес? Разве тебе недостаточно зеркала?»

Главное, что дети унаследовали от родителей – это привычку критиковать. Дети выросли такими, какие они есть рядом с ними. Оценивающими и критикующими, знающими «как надо», «как правильно» быть родителем. Родителем вообще и нашим в частности. Когда-то их родители много рассказывали им, что значит быть «хорошим» ребенком, теперь их очередь. Родители ведь считают возможным сравнивать детей с кем-то еще (в подавляющем большинстве случаев не в их пользу). Тогда почему они удивляются, что взрослые дети сравнивают родителей с кем-то? С кем-то, кто достиг большего, дал своим детям больше? «Уважение? За что уважать моих родителей, спрашивает взрослый ребенок – «Какая глупость» Взрослых мы уважаем за достижения, у моих родителей их нет…» (знакомая фраза, правда?).





Критикуя, воспитываешь лишь критиков. Сам критикуешь, а в ответ хочешь лишь благодарности и уважения? Но, откуда дети этому научатся, если родители им только замечания делают, тем самым прочно вбивая в голову идею, что они неудачники и все что они делают недостаточно хорошо?

Мы втянуты в круговой процесс неуважения.Воспитать в детях — уважение, если ты сам – НЕ УВАЖАЕШЬ других, НЕВОЗМОЖНО. Как обстоят дела у родителей с уважением других людей? Например, собственных родителей? «Что ты сам сделаешь для родителей своих, того же ожидай и себе от детей» (Питтак).

Уважению, благодарности и признанию достижений тоже учить надо, желательно на личном примере. «И как хотите, чтобы с вами поступали люди, — так и вы поступайте с ними» (Лк. 6: 31).

Притча:

«Один человек зашел в магазин и к своему немалому удивлению увидел, что за прилавком стоит Сам Бог.

Помявшись, посетитель все же решился подойти и спросил:

— Что Вы продаете?

— Чего желает ваше сердце? – сказал Бог.

Недолго думая покупатель ответил:

— Я хочу счастья, мира в душе и свободы от страха… для себя и для всех остальных.

На это Бог сказал:

Это можно. Но Я здесь не продаю плоды. Только семена».

Взрослые дети по-прежнему нуждаются в обратной связи, совете, помощи и одобрении родителей. Можно спорить насколько сильно (это зависит от того является ли родитель по-прежнему для них авторитетом) но с уверенностью можно сказать, что они нуждается в поддержке гораздо больше, чем в критике, негативных замечаниях и отрицательных оценках. Детям (в любом возрасте) очень важно получить от родителей подтверждение своего успеха, достижений, удачного освоения новых социальных ролей.

Почему родители не понимают этого? Почему так много критикуют и упрекают?

1. Родители переносят на детей свой собственный опыт, создавая атмосферу воспитания через критику, в которой воспитывались сами.

2. Родители оценивают успехи детей, сравнивая их с тем, как относятся к собственным достижениям. И если они считают себя неудачниками, то им трудно признать успехи своих детей. Тот, кто не уважает себя, не способен уважать других. К сожалению, очень часто можно наблюдать, как самоутверждение одних осуществляется через поиск недостатков или обесценивание других. Подчас это происходит неосознанно, интуитивно и привычно, а иногда даже подчеркивается как ведущий жизненный принцип: «Ошибки надо находить, чтобы их изживать».

3. Дети нередко идут путем, в котором родители узнают самих себя (родительский сценарий). Предостерегая и ругая детей, они фактически критикуют самих себя в прошлом» (Н. Манухина).

Самое главное вовремя понять, что дети выросли. Иначе детям ничего не остается, как отстраняться от родителей или даже избавляться от них, как от старого балласта, — уехав куда-нибудь подальше. Какое уж тут уважение и благодарность…

Основой требований уважения к родителям является суждение о том, что пожилой человек заслуживает почтения уже потому, что он старше («Мы жизнь прожили! Доживешь до моих лет…»).

Однако, как не жестоко это звучит, теоретически человек старшего возраста заслуживает уважения:

  • за то, что он о нас заботился и теперь вправе рассчитывать на ответную заботу;
  • с годами он приобрел бесценный жизненный опыт.
За заботу, несомненно, спасибо – заботились, как умели и действительно вправе ожидать от нас ответной поддержки. Ожидать, а не требовать (как бы ни возмущало это многих родителей!).

«Родители и учителя – это в первую очередь дающие, а дети и ученики – берущие. Правда, родители тоже получают что-то от своих детей, а учителя от своих учеников. Но равновесия это не восстанавливает, а лишь смягчает его отсутствие. Но родители сами были когда-то детьми, а учителя – учениками. Свой долг они погашают, передавая следующему поколению то, что получили от предыдущего. И ту же возможность имеют их дети и ученики»(Хеллингер Б.И.)

По сути, вообще неправильно рассматривать этот процесс как возвращение долга. Ведь невозможно отдать долг за жизнь, которую подарили нам родители. Такой долг никогда не может быть «погашен». А требование его вернуть вызывает протест детей: «Я вам ничего не должен», «Воспитывая меня вы лишь выполняли свой родительский долг» (причем для многих детей: «Родительский долг растет по мере погашения» (Г.Малкин), «Я вас не просил меня рожать». Если жизнь и забота о нас – это долг, то его можно вернуть только тому, у кого брал. Такая точка зрения останавливает течение жизни, порождая у детей вину, отчаяние и злость, а у родителей, которых «кинули», не вернув то, что взяли в долг, ощущение бессмысленности прожитой жизни. 

Можно ли исправить такие отношения? В подавляющем большинстве, можно (было бы желание). Каким образом? Решится вступить в диалог. Разобраться во взаимных ожиданиях (ведь они не всегда очевидны для другой стороны!). Выразить свои чувства, ведь там, где есть такая ненависть, обязательно есть и любовь. Просто взаимные обиды не дают ей возможности «выйти наружу», как могильная плита перекрывают доступ к свободе от взаимных обвинений, критики, недовольства. Те родители, которые искренне радуются достижениям своих детей, всегда остаются нужными и желанными для них. Их дети признают, что многому хорошему и полезному их научили родители.

Признание другого делает свободным самого себя. И тогда появляется радость общения. И звучат слова принятия, благодарности в адрес друг друга (именно друг друга). А о том, как будет происходить это общение всегда можно договориться. Как «взрослый» с «взрослым». Ведь в норме родители не живут только ради детей, только их жизнью, они имеют свои интересы, строят отношения со многими людьми. Не хранят все «сбережения» (вклады) в одном банке…

Конфликт «отцов и детей» — вечен. Любое общество представляет собой систему взаимодействия возрастных слоев, а его развитие – это последовательная смена и преемственность поколений, которая всегда избирательна: одни знания, нормы и ценности усваиваются и передаются следующим поколениям, другие, не соответствующие изменившимся условиям, отвергаются или трансформируются.

Родители и дети смотрят на мир с разных точек зрения. Дети хотят перемен, родители сдерживают прогресс, вызываемый детьми, чтобы переход от старого к новому прошел более гладко. «Молодым кажется, что старики глупы, но старики-то знают, что молодые — дурачки!» (Агата Кристи). Важно не забывать о взаимном уважении (именно взаимном, а не прятаться за фразой «яйцо курицу не учит»), признавать право на инакомыслие.

Так кто должен начать движение навстречу (если есть желание наладить отношения)? Дети или родители?

Тот, кто мудрее.

Если это родители, то не им ли следует первыми сделать шаг навстречу детям? Если это дети, то не пора ли им прекратить строить стены, и начать строить мосты? Но, ведь в большинстве случаев, и те и другие считают, что их дело требовать (любви, заботы, уважения, благодарности). Требования -это путь в никуда. Так может пора изменить направление (перейти от движения «от» друг друга к движению «к»)? А если не получается, пойти на терапию, где специалист, не вовлеченный в семейные «разборки», поможет наладить контакт… опубликовано 

 

Автор: Тина Уласевич

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.b17.ru/article/7437/

Если заметили у себя сопротивление, ищите НАСИЛИЕ в своем прошлом!

Поделиться



Заметила еще один повторяющийся у разных людей феномен...

Боюсь, что у подрастающего поколения он будет все чаще встречаться, и мы вскоре будем иметь целое поколение сопротивляющихся собственному развитию, и собственной ответственности, людей.





Феномен вот какой:

Есть ребенок. И есть родители, которые хотят, чтоб ребенок развил свои способности наилучшим способом.

Родители хотят вот чего: ребенок вырастет и станет чемпионом, математиком, шахматистом, каратистом, языковым гением и так далее. И все это пригодится в жизни, а сейчас надо работать и пахать, чтоб мечта стала былью.

С ребенком начинают заниматься с 3-4-5 лет, когда нагрузки ему слишком велики, не по силам.

Ребенок сопротивляется — если есть для этого психологическое пространство — не хочет идти на занятия, истерит, болеет.

Родители его пугают дворником, угрожают, уговаривают, не замечая, что ребенок на самом деле не может.Не замечают, что его усилия громадны. Не замечают, что он все время на пределе. Им кажется, что он просто «не понимает», что ему это на пользу… Просто капризничает. Просто устал.

К чему это приводит?

К тому, что у ребенка в психике остается сценарий:

Кто-то, кто имеет надо мной власть, хочет от меня того, что мне чрезвычайно тяжело. Объем работы непосилен.
Лучше не браться, не впрягаться, потому что все силы отдашь, но от тебя не отстанут.





Вырастает громадное сопротивление. Сначала на родителей и их инициативы. Потом на школу. Потом на работу. Потом на семью. На всех, кто что-то хочет от него, или даже предлагает. На все, предложенное теми, кто попадает в родительскую проекцию.

У такого человека не образуется интереса к занятиям, и к жизни, потому что сопротивляясь, он не получает радости от проделанной работы, радости достижения, усилия, и процесса.

Потому что у него не было опыта радости достижения, когда задача была ему по силам, и покорилась ему. У него противоположный опыт гигантской задачи, которая никогда не может быть выполнена.

Что делать, если вы — такой человек?

Если заметили у себя сопротивление, ищите НАСИЛИЕ в своем прошлом.

(Могут быть другие причины сопротивления: например, привычка к гипер-опеке, к тому, что за тебя все делают другие люди, но речь сейчас о другом).

Обнаружив опыт насилия, сожалеть о том, что будучи ребенком, вы были вынуждены тратить гигантские усилия на требования воспитателей.

Злиться на них за то, что не обратили внимания на ваши детские сигналы: болел, убегал с занятий, истерил.

Поверить в то, что сейчас многие задачи ПОСИЛЬНЫ.

Поставить границы: проверять все поступающие извне предложения на посильность, «договорившись» с внутренним ребенком, что от чрезмерно затратных задач, после проверки, вы откажетесь.
В необходимых случаях обозначать границы словами — вежливо, но твердо. опубликовано 

 

Автор: Вероника Хлебова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: www.facebook.com/veronika.hlebova.9?fref=nf

Джеймс Холлис: Что и Кому должен Настоящий мужчина

Поделиться



Необычный взгляд одного из самых известных в мире юнгианских психоаналитиков.

Настоящий мужик умеет все. И работать, и драться, и женщин завоевывать и деньги зарабатывать и детей воспитывать.

Cписок, после фразы «настоящий мужик должен…» может быть бесконечным. Он может меняться в зависимости от эпохи, страны, города или конкретной семьи.

Современный юнгианский психоаналитик Джеймс Холлис считает такой взгляд ошибочным. Навязанную обществом социальную роль мужчины он называет «сатурнианским бременем». Это метафора из греческой мифологии – бог Сатурн (у греков – Кронос), стремясь сохранить свою власть, пожирал своих детей. Две главные эмоции, в которых проходит жизнь этого бога – стремление к власти и страх ее потерять.  А страх вызывает желание наносить травмы – и себе и другим.





Холлис пришел к выводу, что подобный сценарий проходит в жизни всех современных мужчин. Они тратят годы на соответствие каким-то требованиям общества и даже не пытаются разобраться – чего на самом деле хотят они. Они живут в страхе не соответствовать  образу «настоящего мужчины» и, руководимые этим страхом, причиняют боль окружающим и самим себе. И пожирают своих детей – то есть собственные идеи и мечты.

«Вау, как круто, можно послать подальше все долженствования! – скажите вы, — Я никому ничего не должен».

Ничего подобного. Это был бы слишком поспешный вывод. Вся разница в подходе.

Но давайте обо всем по очереди. Конечно же, чтобы подробно разобраться в теме, нужно прочитать книгу Холлиса «Под тенью Сатурна».

Я кратко перескажу только одну из идей книги.





Первое «сатурнианское послание», то есть требование, которое общество предъявляет мужчине: «Быть мужчиной – значит работать». Или – мужчина должен жертвовать личными интересами и работать для поддержания своей семьи.

В своей книге Холлис пишет, что именно такое послание он получил от своего отца. Думаю, большинство мужчин скажут то же самое и о своих отцах.

Мы пашем не по 8 часов в день, по 10-12, многие на двух работах, многие – по выходным. Только для того, чтобы прокормить семью. Чтобы дети не ходили в старой обуви, а жена – в рваных колготах. Для кого-то – чтобы можно было с семьей поехать в Турцию или Египет или купить просторное жилье. Но мы все равно вкалываем.

Вспоминая своего отца, Холлис явно с грустью пишет: «Я понимал, что такая жизнь не идет ему на пользу, но, по-видимому, жить именно так значило для него быть мужчиной».

Американец Холлис не приводит в своей книге самого распространенного на постсоветском пространстве послания мужчине. Вы же все слышали, мужики, что каждый из нас должен «посадить дерево, построить дом и вырастить сына».

В американской или европейской культуре есть другие афоризмы, но суть их сводится к тому, что мужчина должен быть материально успешен, достичь высокой должности, создать идеальную семью.  Мир как бы говорит нам: будь мужчиной и докажи это.

Проблема в том, что домом, сыном и деревом почти всегда требования не заканчиваются.

«Изменяющееся представление о маскулинности заставляют мужчин оценивать свою жизнь  с точки зрения социально определяемых понятий – таких как заработная плата, дом или машина», — пишет Холлис.

От нас требуется быть мужчинами,  но при этом «никто не может внятно сказать — что это значит, не считая самых банальных понятий.  

Современного мужчину «просят превратится из мальчика в мужчину, но не имеют ни малейшего представления о том, что значит быть зрелым мужчиной безо всяких переходных ритуалов, без мудрых старейшин, которые могли бы подготовить его к этому превращению и совершить его вместе с ним. Его травмы не вызывают трансформации, они не приводят к углублению сознания и не делают богаче его жизнь», — пишет психолог.

Далеко не все отцы могли передать своим сыновьям нормальный пример мужественности – потому что сами могли не иметь его. И это не их вина, а их беда.

Тут мы подходим ко второй важной идее Холлиса – современное общество потеряло ритуалы перехода. Обряды мужской инициации, характерные для более ранних культур, помогали юношам осознать, что они стали мужчинами. Пребывание в одиночестве, ритуальные травмы – все это имело глубокий психологический смысл.

Холлис описывает несколько ритуалов мужской инициации разных племен американских индейцев и объясняет их смысл:

«Сталкиваясь с неизбежным переживанием боли, юноша через страдания своего тела получает послание – он больше не может вернуться домой. Он удостоился экстатического видения и пересек разделяющую черту и вступил в мир взрослых».

Современные юноши тоже испытывают боль и страдания. Мы все проходили через уличные драки, спарринги на тренировках. Однако не все травмы способствуют переходу к более глубокой осознанности, считает Холлис. Без мудрого руководства старейшин и без символического и сакрального измерения, все травмы остаются только травмами. «Из-за отсутствия переходных ритуалов мужчины постоянно сомневаются в своей маскулинности, ….происходит только нагноение раны, без нового видения и исцеления».

Как выйти из этого замкнутого круга? Холлис описывает в своей книге семь шагов к исцелению – этот отрывок занимает у него 45 страниц. Его стоит пересказать в отдельной статье. Для начала я приведу отрывок только из первого пункта:

«Каждый сын должен спросить себя: «Какие травмы были у моего отца? Чем он пожертвовал (если эта жертва имела место) ради меня и других? На что он надеялся и о чем мечтал? Воплотил ли он в жизнь свои мечты? Был ли он эмоционально свободен, чтобы жить такой жизнью? Жил ли он своей жизнью или по заповедям Сатурна? Как его отец и его культура мешали его странствию? Что мне хотелось бы узнать от него о его жизни и его истории? Что мне бы хотелось узнать от него о том, что значит быть мужчиной? Пробовал ли отец отвечать на такие вопросы, но внутри себя, не для посторонних? Приходилось ли ему вообще когда-либо их задавать? В чем заключается непрожитая жизнь моего отца, и, может быть, я в той или иной мере проживаю ее за него?»

Таковы в основном вопросы одного поколения к другому, которые вслух не проговариваются. Если их сознательно не задают вслух, значит, ответы на них были бессознательно прожиты внутри, зачастую вызывая травму.

Когда мы задаем такие вопросы, даже если отец умер, у нас больше шансов избежать его идеализации или обесценивания. Он превращается в мужчину, больше похожего на нас самих, на брата, который прошел через такие же испытания. Тогда даже в случае серьезной травмы мы, скорее всего, будем относиться к нему с сочувствием. Если нами овладеет ненависть, мы сохраним связь с источником нашей травмы.Если мы лучше поймем своих отцов с точки зрения взрослого человека, мы скорее сможем стать отцами для самих себя».

Холлис также предлагает искать учителей, учить других, ценить настоящую мужскую дружбу.  Главное отличие – в мотивации. Строить дом, растить сына, добиваться успеха – ради чего все это? Ради того, чтобы доказывать всему миру, что я на самом деле мужчина? В таком случае вы еще «под бременем Сатурна». 

Пытаясь освободить мужчин от «долженствований», Холлис все-таки один раз употребляет фразу «все мужчины должны».

«Внешняя власть может возникнуть только на основе внутреннего авторитета. Это истину должны познать на практике все мужчины».опубликовано 

 

Автор: Влад Головин

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: fathersclub.com.ua/hollis_book2/

10 психологических «подарков» детям от родителей

Поделиться



Речь пойдет не о зелёном торшере, не вписывающемся в интерьер. И не об откровенных гадостях, вроде побоев.

А о распространённых педагогических провалах, которые здорово отравляют нашу, теперь уже взрослую жизнь.





 

Мне такой ребенок не нужен 

А также: “И зачем мне это горе на мою голову”, “Лучше бы мы завели собаку” и прочие жизнерадостные заявления, вплоть до “Зря я тогда не сделала аборт”.

Скорее всего, говоря такие ужасные слова, родители имели в виду что-то по-человечески понятное, типа:

“Я ужасно устала на работе, а ты испачкала кофту, другой чистой нет и мне теперь ночью придется стирать, и я снова не высплюсь“.

Но получилось буквально:

“Умри“

Корыстные психологи от такого бэкграунда потирают ручки и настраиваются на длительную терапию: считай ведь, живого мертвеца из могилы подымать придется.

 

Оставлю тебя здесь, а сама уйду 

Сдам в детдом, отдам милиционеру, вон тому дяде, серому волку.

Детей до какого-то возраста легко шантажировать тем, чего они очень боятся, а именно – разлукой с родителями. Дети от этого растут шуганные, и пребывают в полной в уверенности, что земля в любой момент может вылететь у них из-под ног. 

Последствия разные. Скажем, как вариант, жуткая ревность и подозрительность – а вдруг и муж кинет? Или вообще отсутствие личной жизни, ведь если у тебя нету тети, то она никуда и не денется.

 

Ты как с отцом разговариваешь?

 
Или “Не хами матери”, “держи дистанцию” и вообще “ты кто тут такой, самый умный, что ли!?”

Проблема не в том, что между детьми и родителями обозначается неравенство, оно ведь объективно существует.

Проблема в том, что непонятно, а как говорить с родителями так, чтобы это считалось нормальным?

Ответа на этот вопрос нет, потому что такими фразами предки обычно прикрывали свой страх, некомпетентность и растерянность. 

И все-таки, как же правильно разговаривать с отцом, то есть как вести себя в иерархической системе?

Лучше вообще никак, уж больно страшно, решают некоторые, и это не улучшает их карьерных перспектив.

А другие предпочитают нападать на любой авторитет, проверяя его прочность и границы: я продавлю “папу” или он меня? В общем, в любом случае нездоровое наследие.

 

А зачем тебе деньги? 

Куда пошла. Не смей запираться. Ты что, что-то скрываешь? Кому ты там пишешь? Это что у тебя, дневник, ха-ха!

Иногда подобный контроль сохраняется до глубокой зрелости. Сами знаете:

“Алло, ты где, а с кем, а с кем дети остались?” Или “Я тут к вам забежала, пока вы на работе, постирала чуть-чуть, погладила, разложила… что у вас за беспорядок такой в гардеробе!?” 

Избавившись от постоянного контроля со стороны родителей, взрослый человек порой остается в непонятках и сам точно не знает, в какие вопросы лучше не лезть, а где можно вежливо поинтересоваться не нужно ли его вмешательство. Где можно решать за других, а где нужно обсудить свои планы.

Если вы когда-нибудь устраивали скандал из-за того, кто должен проверять карманы брюк перед стиркой, чтобы больше не выбрасывать флешку, то, возможно, знаете теперь, откуда такие проблемы.

 

Я больше с тобой не разговариваю 

И не разговаривает. Некоторые особо сильные духом – неделями. И так мы учимся, что в случае конфликта разрешать его надо… никак. Пущай помучается. И я помучаюсь. И все мы помучаемся.

 

Ты же девочка… (мальчик) 

Под этим соусом можно внушить ребенку массу глупостей.

Из популярного: мальчику нельзя плакать, но надо обязательно давать сдачи. А девочке нельзя бегать, прыгать и пачкаться, зато нельзя давать сдачи. И так далее.

Порой можно и чему-то полезному научить. Например, вкусно готовить или ловко лазать – отличные навыки. Но не потому что “ты же девочка или мальчик”. Эти умения хороши при любом генетическом раскладе. 

В итоге же, в детях заботливо взращиваются жирные тараканы. Ах, у меня топографический кретинизм, я же девочка. Ух, я должен нажраться и подраться, я же мужик. Многие так никогда от них и не избавляются.

 

Просто будь собой 

Ну а если все прыгнут в колодец, ты тоже прыгнешь? Как ни странно, несмотря на ужасы подростковых увлечений, быть как все – довольно-таки полезное умение.

Люди, которые соблюдают ПДД тоже, например, ужасные конформисты. Зато живы и добираются туда, куда ехали.

А вот насильно растить из ребенка белую ворону – не лучшая идея. У всякого так или иначе будут конфликты со сверстниками, но порой родители словно специально делают все, чтобы их было больше и они были тяжелее.

Как живется, когда не умеешь находить общий язык с окружающими, тебе и так ясно, наверное.

 

Можно было и лучше 

Четверка – это не оценка, это признак отвратительного, ленивого, ни на что не способного бездаря. Мда. Который потом или не получает удовлетворения, что бы ни делал, как бы высоко не забрался. Или просто ничего не делает, потому что куда уж мне, говнецу. 

Кстати, плохо живется не только “бездарю”, но и всем, кто рядом с ним. Подобное воспитание выращивает у человека во лбу невидимый третий глаз, настроенный замечать исключительно пыль на плинтусах, целлюлит на боках и пропущенные запятые в текстах.

 

Пока все не съешь, из-за стола не выйдешь 

И еще немало уникальных диетологических принципов.

Например, вкусное надо оставлять на потом. Выбрасывать еду – грех. Выплевывать – тем паче. С едой не играют. Оставь другим хоть немного. Вкусным надо делиться. И коронное комбо: “Что-то ты у меня разжирела… поешь пирожков, а то совсем бледненькая“. 

Тут сложно даже предположить, как эти принципы выкручивают податливый детский мозг. Одни скажем, приучаются реально съедать все, что им не подложат на тарелку, даже если не хотят есть. Другие привыкают по жизни (не только в отношении еды) отказывать себе в радостях, пока не “наедятся” как следует гадостей. А когда начинается светлая полоса, уверены, что она вот-вот оборвется, потому что не бывает так, чтоб вкусное – и все тебе. Ну и конечно, если ты поправилась, то эту ужасную трагедию нужно немедленно… заесть.

 

Какие у тебя могут быть проблемы? 

Хватит реветь, у тебя что, кто-то умер? Ничего тебе не больно, не притворяйся. Что ты надулась, как мышь на крупу и так далее.

Сначала, значит, отказываем ребенку в его собственных чувствах, потом говорим, какие он испытывает, на самом деле.

Самые сильные телепаты среди родителей, кстати, реально пропускали переломы и аппендициты под соусом “нечего выпендриваться“.

А ведь знать, где и что у тебя болит, в физическом и душевном смысле, крайне важно для опять-таки и физического, и душевного здоровья. И очень полезно разбираться, что это я сейчас чувствую. Я злюсь, обижаюсь, а может быть, завидую?

Что со всем этим хозяйством делать, мы напишем как-нибудь в другой раз.

А на закуску предлагаем еще двадцатку “отличных” родительских высказываний и ждем твоих дополнений!

1. Ну ты прям как твой папаша/мамаша/дядя Коля – алкоголик.
2. Сколько можно копаться? 
3. Интеллигентные люди себя так не ведут.
4. Ты – мой позор, мое наказание.
5. Будешь так вертеться перед мальчиками, станешь проституткой. 
6. Будешь плохо учиться, пойдешь в дворники. 
7. Вот я в твоем возрасте… 
8. А вот Даша, между прочим… 
9. Ты что, опять что-то трогала? Руки-крюки, вечно ты все портишь. 
10. Ну, что с дурака взять… 
11. Вот будут у тебя свои дети — нахлебаешься с мое. 
12. Да тебя такую никто замуж не возьмет.
13. Ничего не страшно, иди и не трусь. 
14. Ты это специально делаешь, мне назло! 
15. Потому что я так сказала.
16. Ты меня в могилу сведешь, ты смерти моей хочешь.
17. Вот узнает отец! 
18. Никаких развлечений, пока все не сделаешь. 
19. Выдумывают, как облегчить себе работу, только лентяи. 
20. И убери эти мещанские финтифлюшки.опубликовано

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.facebook.com/Sattvamama/posts/1887436058164465:0